ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Черторыя, Тельбин и Дарница 2

Черторыя, Тельбин и Дарница 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

В XXIX томе журнала «Киевская старина», за 1890 год, помещена статья археолога Николая Беляшевского395 «Первобытный человек на берегах р. Днепра», где он рассказывает о находках возле Святища. Ценность этого сообщения еще и в описании места, каким оно было в конце 19 века:

Бугры у с. Никольской Слободки. С. Никольская Слободка находится в том месте, где кончаются сооружения Цепного моста и начинается Черниговское396 шоссе.

К югу от села, сейчас же за ним, лежит небольшое озеро Святьще. Песчаные открытые бугры составляют северо-восточный берег этого озера, они простираются затем с одной стороны к лесу, с другой же подходят к постройкам идущим в этом месте по обеим сторонам шоссе.

По другую сторону шоссе пески также обнаруживаются и заканчиваются большим бугром в северном конце села у сельского кладбища. Ближе к лесу бугры покрыты тонким слоем дерна и отчасти окрайной леса.

Обнажения культурного слоя заметны главным образом по берегу озера и на такой высоте, что вода в весенние разливы туда не добирается;в этом можно было убедиться во время сильного разлива весной 1888 г.; местность же между этим берегом озера и противоположным правым берегом Днепра, представляет весной сплошную водную поверхность.

Находки сосредоточивались в двух местах: при начале озера, там, где кончалось село, и даже крайние хаты его уже расположены на обнаженном культурном слое, и затем - почти в конце озера, - здесь культурного слоя почти не было заметно, но зато найдено несколько сосудов.

Случай дал возможность сделать и геологические наблюдения: летом 1889 г. из берега озера брали песок для земляных работ на реке; в образовавшейся выемке было видно, что однородный светло-желтый песок залегает на несколько сажней вглубь.

Внешний вид местность по берегу озера имела следующий: песок окрашен в пепельно-серый цвет, толщина темного слоя различна - иногда достигает 1/4 аршина и более, иногда же является как бы тонким налетом. На поверхности разбросаны, а также торчат из песка куски от сосудов с орнаментом и без него, лежат также черепки и кучами, они, по-видимому, принадлежали целым сосудам, распавшимся от действия атмосферы; между черепками много измельченных выветрившихся костей, встречающихся также кучами, и масса осколков кремня и других камней, между ними попадаются и кремне-

вые орудия.

Местами все эти остатки расположены вокруг кострищ, представляющих не особенно большие кучи углей. Это в начале озера. Дальше по берегу культурного слоя не было замечено, но попадались черепки, а при конце озера вблизи кострищь найдены были, как уже сказано, целые сосуды.

[Далее Беляшевский начинает опись находок, привожу ее далее в пересказе.]

Целыми нашли немного орудий, большинство же - поломанные. 80 обоюдоострых ножиков из кремня (наибольший из которых был длиной 5,5 см., а шириной 1), отличались, по словам Беляшевского, миниатюрностью, как и все остальные орудия. 7 кремневых острий длиной до 3 сантиметров. Кремневые наконечники стрел около 20 штук, обнаружены почти вместе, там же где осколки кремня. Полсотни овальных кремневых скребков. Про множество поломанных орудий Кибальчич высказал мысль, что их могли разбивать нарочно при погребальном обряде.

Керамические изделия не знали гончарного круга, лепились руками. Беляшевский пишет:

Глина выделывалась различно: встречались (редко) черепки из грубой глины с большою примесью кварца, затем из глины лучшего качества, но все-таки не обладавшей достаточным сцеплением, наконец были из глины хорошо отмученной, неуступающей современной.

Обжиг также различен;это можно видеть на изломе черепков; большей частью обожжена только наружная сторона, получившая от этого красный цвет.

[...]

был также и полный обжиг, прошедший насквозь черепок. Толщина стенок сосудов от 1 1/2 до 1/2 сантиметра.

Сосуды были до 20 сантиметров в поперечнике, а высотой до 30 сантиметров. Узоры в виде точек, прямых линий и зигзагов сделаны по сырой еще глине палочкой, костью, кремнем, веревочкой. Ушек сосуды не имели, вместо этого проделаны дыры ближе к ободу. Среди глиняных предметов Беляшевскому попалось глиняное прясло и обломок другого.

Кроме того археолог нашел там же, в песке, предметы, отнесенные им к более новому времени - бронзовые куски пряжек, перстней, пуговиц, бубенчик, кольцо, трехгранные стрелы. А также железные «стрелы разных форм и ножички».

По уровню гончарного мастерства и отделки кремневых наконечников, Беляшевский отнес культурный слой к концу каменного века и концу его неолитического периода. Ученый полагал, что отыскал здесь стоянку первобытного человека.

И далее в статье дается замечательное, современное ей описание смежной местности, которое нам пригодится, чтобы знать, как выглядел тогда Левый берег:

К северу от Никольской Слободки, на протяжении почти 5-ти верст вплоть до с. Воскресенского, тянется под лесом ряд бугров различной величины и формы11, покрытых тонким слоем дерна. В некоторых местах дерн разрушился, песок обнажился и, вследствие действия ветра, образовались небольшие котловины; в них попадаются хотя и в незначительном количестве аналогичные с найденными у Никольской Слободки черепки и кремни, так что бугры эти являются продолжением стоянки Никольской слободки.

У села Воскресенского бугры принимают более правильный куполообразную форму и совсем обнажены; находки и здесь были самые незначительные.

Рядом с селом Воскресенским идет ровная песчаная плоскость, не давшая никаких находок; только в конце, где опять начались бугры, найдено несколько отбивных кремней и большая, хорошо подправленная стрела.

Эти же бугры тянутся далее вокруг болота397 398, отделяющего село Воскресенское от лежащего выше села Вигуровщины. Там, где болото более всего вдается в берег, обнаружено небольшое место, сплошь покрытое осколками кремня, кусками ножиков, целыми ножиками и скребками, тут же [...] лежали осколки розоватого песчаника, из которого хотели приготовить орудия.

Между черепками по орнаменту были одинаковые с найденными у Никольской слободки, но нашлось также и несколько особенных, как например орнамент елкой.

Целых сосудов у села Вигуровщины не было найдено, но нам передавали местные пастухи, что весной они часто находили с в песке «якись мыски». Встречались в кучах черепки от распавшихся сосудов.

[...]

Далее села Вигуровщины мы не простирали наших изысканий, но в этом месте бугры, продолжаясь немного выше по направлению к селу Троещине, прекращаются и опять обнаруживаются, насколько мы знаем, уже спустя большое пространство399.

Название «Никольская слободка» осталось в ходу среди местных, остальные больше используют «Левобережка», «Левобережная» - по станции метро, в лучшем случае Никольской слободкой величают квартал между железной дорогой и улицей Никольско-Слободской. По адресу Челябинская, 13

- эдакий последний из могикан, двухэтажный дом - однако насколько он стар, я не знаю. В нем размещались прачечная и фотоателье, а нынче ветклиника.

Еще немного о былом административном делении. До революции, Никольская слободка относилась к Остёрскому уезду Черниговской губернии. Когда человек с правого берега достигал по Николаевскому цепному мосту берега левого, Предмостной слободки, он сразу оказывался на окраине Остёрско-го уезда. Граница шла по линии западного берега Гидропарка. А Труханов остров относился к Киеву, граница Остёрского уезда проходила по восточному берегу Труханова острова. На Трухановом и Муромце, кроме прочего, располагались городские сенокосы - запасы лошадиного топлива!

В 19 веке, в южной трети нынешнего Гидропарка, был трактир Резанова (Рязанова) - от него и названа местность

Русановка, что восточнее.

Писатель Николай Лесков, живший в Киеве в 1850-х, пишет, впрочем, о «грандиозных кутежах в этом трактире Рязанова на Трухановом острове». Но в 1863 году трактир стоял на левом берегу, напротив Лавры, у дороги, что вела с Кухмистерской слободки (где сейчас район Березняков).

Тарас Шевченко в «Прогулке с удовольствием и не без морали» (1855-1858) упоминает сей трактир:

Перед лицом мартовского солнца сконфузился и почернел белый снег. Ручьи весело зашевелились в горах и побежали к своему пращуру, Днепру-Бело-груду сказать о приближении праздника богини Яры.

С любовию принял лепечущих крошек старый Белогруд и распахнул свою синеполую ризу чуть-чуть не по самые Бровары. Рязанова трактир, как голова утопленника, показывается из воды. А гигант-мост, как морское чудовище, растянулся поперек Днепра и показывает изумленному человеку свой темный хребет из блестящей пучины. Прекрасная, величественная картина!

Позже, когда Резанов переделал трактир в ресторан с купальнями, лодочной станцией и столиками на воздухе, он стал местом молодежных тусовок - здесь, далеко от глаз полиции, между студентами и юнкерами нередко случались побоища. Около заведения Резанова собирались для начала конных прогулок к паромной переправе на Десне.

В советское время, до превращения Русановки в остров, там был рыболовецкий хутор. Режиссер Довженко сидел на заливном лугу его, любовался видом и мечтал купить тут хату.

Мечты часто не сходятся с делом - так и я желал в этой главе последовательно двигаться с севера на юг в описании островов, а сразу прыгнул от устья Десны к Гидропарку. Усилием воли возвращаю себя в начало. Если не касаться двойственной природы Гидропарка, что волей обстоятельств превращался из полуострова в часть материка и наоборот, раньше между Днепром и Черторыей было только два больших острова. Северный - Муромец, да южный - Труханов. Я уже писал о них в главе про Почайну. Не грех продолжить!

На современных картах Муромец ошибочно показан в урезанном виде. Истинный Муромец - это от устья Десны и до

Московского моста. Оттуда к Петровскому железнодорожному, что переброшен с Рыбальского острова к дачным участкам Русановских садов, сейчас лежит суша с дорогой, а раньше, еще в 19 веке, там был пролив Днепра на восток в Черторыю.

Парк Дружбы Народов - это тоже Муромец. Муромец -напротив Оболони, а Труханов - напротив Подола и ниже по набережной, к Пешеходному мосту. Вот так правильно.

Одно из луговых озер на Муромце.

Раньше Муромец назывался Муравец, и на нем был одноименный хутор. А может Муравец было искаженным Муромец, не знаю. Сейчас на острове расположен предваряемый генделыками парк Дружбы народов, северной частью раскинувшийся в просторы с грунтовыми дорогами, где любят кататься велосипедисты. Это одно из красивейших мест в Киеве. Наверное, раньше так выглядела Оболонь - широкое поле с луговыми озерами, зелеными дубравами, рощами под чистым небом.

Восточным берегом Муромец выходит к Черторые, северным - к Десне и ее устью, с запада омывается Днепром. На современных картах острова много чего напутано, и я разложу сейчас всё по полочкам.

Парк Дружбы Народов, наискось от Черторыи к Днепру, пересекает пролив, который лоции стыка 20 и 21 веков обозначают «заливом Бобровней». Но это Небышевка, а не Бобровня. Урочище Бобровня выше, в северной части острова.

На берегу Днепра лежал хутор Небышевка, по нему и окрестным землям так именовался и этот пролив, а скорее - канал. Владел хутором генерал-майор и гвардии майор Василий Васильевич Нейбуш, обер-комендант Киево-Печерской крепости с 1730 по 1737 год, исполнял также обязанности губернатора Киевской губернии.

Современный пролив Небышевка. 2014 год.

С начала прошлого века русло Небышевки сохраняет очертания, включая отклонение на восток у северного конца, у бывшей Небышевской запруды - кажется, боковой канал хотели провести дальше до Черторыи.

Исток Небышевки на западном берегу Муромца начинается примерно по широте Собачьего Гирла на противоположном берегу Днепра. Он завален камнями, через них просачивается ручей с днепровской водой. По камням перебираются на другой берег Небышевки. А ее устье выходит в Черторыю, и там пролив легко перейти вброд. На Небышевке стоит несколько мостов, соединенных с грунтовками. Частые здесь велосипедисты переезжают по южному мостику на другую часть острова, катаются по тамошним просторам, и через северный мостик возвращаются. Или наоборот400.

Вода в проливе течет между довольно высокими берегами и возникает мысль, что канал этот - рукотворный, прорытый, чтобы не плыть вокруг острова. Почти на всем протяжении Небышевка спрятана за кустами и деревьями. Вот я написал «вода течет», а на деле я не знаю подробностей о течении. Спокойная гладь с пятнами кувшинок, армией камыша и ряской, откуда моргают глазами жабы.

Но легко представить, что прежде это был удобный водный путь. Да и сейчас, если бы не водная растительность, по нему свободно поплывут лодки.

И вот Небышевку на всех современных картах, включая лоции401 переименовали в Боловню или Бобровню! Но Бобров-ня - совсем другое. Бобровня, или Бровня402 - известное по документам с 17 века озеро. На карте Шуберта оно обозначено на широте чуть выше села Троещины. На карте лоций 1914 года остается «урочище Бобровня», ниже озера Малое Кинище, на широте современной улицы Старосельской. Ныне просто Кинище подписывают Кильнищем, а Малое Кинище -болотом Подковой.

А на плане Сноевского у берегов «речки Бобровни» обозначено городище. Взяв в руки современную карту, где Бобровней подписан другой водоем, Небышевка, вы будете полагать, что городище находится там, а не в окрестностях современного Кинища! Кстати, на плане Сноевского вообще не отражено озеро Кинище, но в том месте протекает «Бобровня».

Залив Старая Речка и Кинище, осенью 2014 года.

Лучшие по ракурсу фотографии оказались совсем испорченными, кроме того я забыл сфоткать Малое Кинище. Старая Речка меня удивила высокими берегами. Не по всей длине, а кое-где, поверхность острова выше, чем поверхность воды, метра на четыре. Уровень воды от дна я не мерял. Местами этот залив почти прерывается заиленными отмелями, но чуть пройдешь, и видишь уже внушительную луговую реку. Хотя тоже, ощущение рукотворности этого водоема. Слишком правильный.

Предполагаю, что «речкой Бобровней» на карте Сноевско-го подписано Кинище, возможно купно со Старой Речкой - их в самом деле, по вытянутым очертаниями, можно принять за части рек, и последнее в прошлом не противоречит истине.

Вот карта 2014 года, на которой я примерно и угловато обрисовал север Муромца и его содержимое. Сопоставив план Сноевского и мою карту, можно примерно вычислить, где находилось городище.

Розовая палочка - дамба, отделяющая исток Черторыи от

Десны. Фиолетовый прямоугольник - заброшенная база отдыха «Березка» возле озера Кинища. У него кстати тоже крутые, высокие берега.

Надутый залив в нижней правой части - раньше там был сквозной рукав Черторыи с островом между обоими рукавами. Залив расширен и углублен добычей песка, от острова эдаким клыком осталась коса. Другой залив, возле устья Десны - это, наверное, бывший рукав, на карте лоций 1914 года его нет. Берега залива укреплены камнями, над восточной частью нависают старые, с густой прической ивы. В чистой темной воде покоятся лилии.

Старая Речка дугой огибает местность, в 1914 году подписанную как урочище Калиновка. Судя по карте Шуберта, еще в середине 19 века это был остров в самом верховьи Черторыи, со всех сторон омываемый деснянской водой. Там же на карте, Кинище ручьем впадает в рукав Днепра ниже устья Десны.

Вообще на Муромце различалось много урочищ. Карта лоций 1914-го пестрит названиями. Там где нынче непосредственно парк - урочище Еловатое. В восточной части острова - озеро Глубокое, переходящее в болото.

На Муромце были сенокосы села Троещино, что до 1877 года, когда случилось большое половодье, располагалось севернее Выгуровщины, на левом берегу Черторыи. Жители Троещино переселились восточней, вглубь материка. Прежнее место стало «Старой Троещиной», новое - «Новой Троещи-ной» и просто Троещиной. В начале 21 века примерно в месте первого, в урочище Старое Село, началась застройка, возникли и сразу сгинули улицы Моложанская да Городищенская, уступив место Старосельской.

При Литве с Польшей, сенокосами да пастбищами Муромца и Труханова владели то доминикане, то шляхтич Осецкий.

Ниже Муромца находится Труханов остров. Прежде острова разделялись проливом. Запруженный до упора, он виден еще на картах начала 20 века, параллельно Куренёвскому трамвайному парку, теперь это депо имени Красина. Да, с тех самых пор депо не переезжало.

Дореволюционный Труханов остров - ресторан с парком «Эрмитаж», пароходные мастерские, яхт-клуб403, пляж, базар, поселок. Много лет жили там самосёлами работники пароходства, но потом, в 1907 году дума разрешила селиться всем. Слободка узаконилась и расширилась. Сюда провели телефон, построили училище, рядом, в 1910-м - по проекту архитектора Евгения Федоровича Ермакова каменную церковь святой Елизаветы, названную в честь не столько святой, сколько генерал-губернаторши Елизаветы Треповой.

Часть земли Труханова острова с 1885-го арендовало пароходное общество. Оно владело пароходами! И тут же, на Трухановом, чинило оные в мастерских. Вокруг и вырос поселок, обслуживая пароходство.

Главой пароходного общества был Давид Марголин. В 1908 году, в связи с 50-летием Общества, он построил на острове здание школы с ремесленным отделением, на 150 учеников. Марголин хотел передать школу городу, но с условием быть почетным попечителем, и дабы школа носила его имя. «Давида Марголина?!» - встрепенулись в городской думе404. И начали тянуть волынку. Тогда Марголин передал школу Киевскому благотворительному обществу, «Сулимовке»405. Во главе общества в то время стояла Елизавета Сергеевна Трепова. И школу разрешили открыть, что и случилось год спустя. Вероятно, условием к благополучному исходу дела, выдвинутым со стороны Треповой Марголину, было устроение на острове также церкви.

По проектам епархиального архитектора Евгения Ермакова (1868-1914) в Киеве возведено немало зданий, относящихся к церкви. Различные школы, училища, внутренние постройки монастырей - ризницы, библиотеки, кельи, гостиницы, просвирни, а также несколько церквей. Много его работ в Лавре и Выдубичах. Он же спроектировал Кокоревские беседки на Владимирской горке и Андреевском спуске, да вероятно приложил руку к Дому Ричарда.

О Марголине (1850-1918?). Родом из Пинска, восемнадцатилетним переселился в Киев. Занимался разного рода торговлей, в 1875 году служил управляющим на одном из кирпичных заводов Бернера. Сахарозаводчик. Основатель и руководитель 2-го общества пароходства по рекам Днепровско-Припятского водного бассейна, позже возглавил Соединенные общества пароходства по Днепру, монополиста речных перевозок. Добыча нефти на Кавказе и Каспии. Сведения о Марголине после 1917 года противоречивы. То ли умер 30 июля 1918 года, то ли эмигрировал, как его сын Арнольд, ставший при Скоро-падском сенатором и генеральным судьей, а при Петлюре вице-министром иностранных дел.

Противоположна судьба внука Марголина, Михаила Владимировича (1906-1975). Когда семья в 1918-м бежала из Киева, он потерялся и остался в городе. Прибился к бойцам Красной армии, в 1919 году уехал на Кавказ к матери, которая была учителем в школе-коммуне. Работал конюхом, плавал на шхуне матросом. В пятнадцать Михаила Марголина назначили комендантом штаба Частей особого назначения в Хосте, затем - командующим взводом.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском