ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Погребальная Радунка 2

Погребальная Радунка 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

К половине двадцатого века обжитые земли сёл соединились, но формально объединение произошло в 1957 году - оба села записали в Троещину, хотя жители продолжали их различать, хоть не всегда правильно. Различали еще и Оболонье, между Воскресенской слободкой и Выгуровщиной. Оболонье лежало у нынешнего перекрестка Ватутина и Бальзака, эдак от улицы Петра Вершигоры и включая первые номера домов на Бальзака. Официально, Оболонье было частью Выгуровщины, но местные издавна знали, что к чему. На стыке Оболонья и Троещины стоял сельмаг. Ходило два автобуса - номер 6 от Дарницы до Троещины и 25-й - со станции метро «Левобережная».

В 1981 году, после подвода трассы от Московского моста, село Троещину включили в состав Киева, и ту часть села, что была Выгуровщиной, начали сносить и на ее месте строить жилой массив Вигуровщина-Троещина, он же впоследствии просто Троещина. Пространство бывшей Выгуровщины примерно обозначим как местность между улицами Кибальчича и Сабурова, словом - старая половина жилмассива Троещины. Село Троещина уцелело. От сельской Выгуровщины также остался кусочек, примыкающий с юга к селу Троещине. Кладбища у обоих сёл поныне разные! Выгуровское кладбище -между улицей Бальзака и Довженко435. Троещинское кладбище - между Пушкина и Садовой436.

В частном секторе, всё что по улице Карла Маркса и примыкающим к ней Довженко, Димитрова, Маяковского - это

Выгуровщина. А всё, что вдоль другой основной дороги, улицы Ленина - село Троещина. На Выгуровщине дома плоше, сохранилось больше старых. Уцелевший ныне кусочек Вы-гуровщины, в 1970-90-х некоторыми жителями «восточной» Выгуровщины считался Троещиной.

Немцы почти разрушили оба села во время Великой Отечественной. Жители Выгуровщины в 1941 году создали нехилый партизанский отряд из 170 человек, во главе которого стали Г. Н. Кузьменко и А. М. Светличный. Отряд был поделен на 4 боевые группы. К концу сентября того же года на их счету было 60 убитых гитлеровцев, 2 подбитые самоходки, 9 машин врага. Удалось с боем вызволить и 900 советских военнопленных граждан, под Борисполем и Дарницей. Но фронт отступил далеко, к Полтаве, и выгуровским партизанам самим неоткуда было ждать помощи.

В любой местности мой краеведческий взгляд выискивает самое запутанное дело, поэтому расскажу о церквях в Трое-щине и Выгуровщине, однако не буду говорить об экономике этих сел в прошлом, а экономика в 19-20 веках была такая -упор на скотоводство, ибо земля здесь стала родить худо и земледелие отодвинулось на второй план. Был у жителей Выгуровщины и свой промысел - плетение предметов из лозы. В начале 20 века кустари Выгуровщины поставляли на продажу в Киев, в сезон, до тридцати тысяч корзин, сундуков и детских колясок. Лозоплетением занимались и троещинцы.

В селе Троещино, в 19 веке была церковь святой Троицы. О ней ничего мне неизвестно кроме того, что в 1876 году она относилась к «Вигуровщино-Слабодскому» приходу Черниговской губернии. К тому же приходу, но в Выгуровщине, относилась церковь святого Георгия. Несколько церквей на приход возможны, когда настоятель каждого храма - один и тот же священник.

Во второй половине 19 века, священник Николай Алексеевич Переяславец (Переяславцев) служил в Выгуровщине. Из казацкой семьи, он был человеком музыкальным, умел играть на скрипке, и в местечке Носовке создал церковный хор. То же организовал он и в Выгуровщине.

Внук Николая Алексеевича, Федор Спасский в очерке «Памяти нескольких регентов и их певчих киевского района перед войной и во время нея» рассказал, что однажды дед его возвращался от черниговского епарха на пароходе. Около устья Десны сделали остановку на ночь. Переяславец услышал, как на берегу молодежь здорово поет. Утром пошел в село и встретился там со старым, больным священником. Тот искал себе замену, но из-за бедности прихода никто сюда не хотел. Переяславец вместе с этим священником составил прошение к архиепископу о переводе его, Николая Алексеевича, в Выгуровщину, а музыкально одаренной местной молодежи пообещал научить их петь по нотам, в церковном хоре.

Прошение приняли, Переяславец перебрался в Выгуров-щину и устроил тут хор, в репертуар коего вошли и светские песни. Чтобы его послушать, приезжали нарочно из Киева. Потомки Николая Алексеевича пошли по его стопам, становясь регентами церковных хоров.

Деревянную выгуровскую церковь святого Георгия построили еще в 1708 году, о чем сообщает очерк «Остёр и его уезд» в нумере 15 «Черниговских епархиальных известий» за 1863 год. Уже в 1766 году при церкви этой существовала школа, где жил дьяк, обучавший детей.

Дальнейшую судьбу этой церкви я выяснил только из письма Леонида Соболева, опубликованного в газете.

Леонид Аркадьевич Соболев родился в 1917 году. Из дворян. Жили на Трехсвятительской улице, около Андреевской церкви. Мать Леонида звали Евдокией, работала учительницей музыки в шестой школе. Отец же его был учителем рисования.

Соболев окончил музыкальную школу, и играл до старости на разных клавишных, включая синтезатор. Прошел курсы радистов, увлекался парашютизмом.

Великая Отечественная война застала его студентом последнего курса Киевского гидромелиоративного институт. На фронт пошел добровольцем. Оборона Киева, 1 августа 1941 года. Около Жулян. Лезут танки, лейтенант Соболев из состава отдельного саперного батальона, подбивает один танк, и со связкой гранат бросается под другой. Подрывает его вместе с собой. Ранен в позвоночник и голову. Раскрошило так, что знакомые много лет считали его погибшим. Прошел такой слух, о смерти. На войне погиб и отец Леонида - Аркадий, да младший брат Владимир.

Откопали Соболева из песка, привезли в военный госпиталь №408. Ко времени, когда Соболева выписали оттуда, Киев оккупировали немцы. Несколько подлечившийся Соболев ушел в религию, в 1942 году принял диаконский сан. В 1945 году стал вегетарианцем.

Много позже, в конце 20 века, при созданном им ските на Выгуровщине, Соболев устроил приют для бездомных собак и кошек. Жило там в вольерах чуть не по сотне и тех, и других. Сам Соболев, в то время - седой уже схиархимандрит Серафим - ходил со свитой из дворняжек. Учил своих прихожан с добром относиться к животным и брать к себе оных бездомных. Каких-то собак Соболев подбирал сам, других ему просто подкидывали. Потом они ходили к нему на могилу.

Помнили. Помнят и такое - при ските кормили не только собак, но и нищих. Инвалид первой группы, пенсию свою Соболев раздавал, кому нужно было. Красил себе волосы и бороду в ярко-красный цвет, носил обувь на босу ногу.

В 1947 году, окончив семинарию, Соболев получил приход в Бортничах. Тамошнюю церковь сожгли немцы, и Соболев начал сбор средств среди прихожан на новую. Строительство и отделка деревянного (сейчас его обложили кирпичом) храма Покрова Пресвятой Богородицы продолжались 13 лет. До сих пор стоит. Кисти Соболева принадлежат 50 икон в нем. В начале шестидесятых Соболева перевели служить в Троещи-ну.

На время прерву рассказ о нем и поведаю про две фотографии, найденные мною в сети. Где же еще?

В начале 21 века было уже неизвестно, как выглядели церкви в Троещине и Выгуровщине - Троицкая и Георгиевская. И вот в сети появились два снимка, один подписан как «Георгиевская церков с.Вигуровщина снимок 1940 года», другой «св.Троицкая церковь с. Троещина снимок»437. Их обнаружили висящими на стене старого, заброшенного дома на Татарке. Чей дом, кто делал фотографии - неведомо.

Вот здесь начинается история, как обычно бывает с Киевом. Возникает множество действительностей одновременно, причем одна противоречит другой. Противоречивы между собой даже сами фотографии.

Вот снимок, подписанный как Георгиевская церковь в Выгуровщине, за 1940 год. Да, мы знаем, что именно Георгиевская, деревянная церковь была с Выгуровщине испокон веков.

А вот уже без даты снимок, подписанный как Троицкая церковь села Троещина. Выглядит она точным подобием церкви на предыдущем снимке!

Очевидно, что церковь запечатлена одна и та же. Но какая? И не ошибся ли человек, подписавший снимки?

В 1962 году на месте Троицкой церкви решили построить сельский клуб (это на 2014-й улица Ленина, 27)438. Точнее, сначала запретили звонить в колокола, а затем постановили -церковь убрать, клуб поставить. За неделю до сноса предупредили. Священником храма был, как вы догадались, Соболев. Под его руководством прихожане объединенного уже села Троещины (Выгуровщина плюс Троещина) разобрали «по досочке» деревянную церковь и перенесли в тачках и на плечах на новое место, «выбитое» Соболевым под храм. Старожилы говорят о месте как о пустыре в двух километрах от села. Поросший лозой и бурьяном, частью заболоченный пустырь. Всем миром собрали церковь заново, управились в три недели.

Потом там в 1991-1997 годах возвели Свято-Троицкий каменный собор, его адрес на 2014 год - улица Кирова, 2-Б. Соболев тоже немало вложился в строительство, продав свою квартиру в центре на Трехсвятительской. А деревянную старую церковь приспособили под храм основанного Соболевым тут же Святодуховского скита (Свято-Духовский мужской скит Киево-Печерской лавры) - он прячется за собором, если глядеть со стороны трассы. Но прежнего полноразмерного деревянного храма больше не видно. Поныне для меня загадка, какая церковь изображена на двух фотографиях. Старожилы помнят Троицкую как «маленькую деревянную». Деревянной была и Георгиевская.

В 2005 году полковник в отставке, военный сослуживец Соболева, Антон Скульбашевский, среди бумаг покойного отыскал письмо, которое Соболев хотел отправить тогдашнему мэру Омельченко. В письме, относящегося ко времени, когда уже был построен скит при «малом Свято-Троицком храме», содержалась просьба о помощи в восстановлении церкви и колокольни Георгия Змееборца, сожженных фашистами в 1943-м.

Где же стояла она? У меня недостаточно достоверных данных, чтобы ответить. Георгиевская церковь отмечена, по карте Шуберта 1863 года, на западном берегу пруда, делящего Вы-гуровщину вдоль, с севера к югу. Пруд этот, по карте лоций «оз. Ставок», а по плану Сноевского «речка Прудок» - часть текущей из болота Куричева речки Угнор, первого крупного притока Радунки по ходу от Десны.

В недалеком прошлом расстановка фигур была упрощенно такова. На севере - село Троещино, на юге - Выгуровщина, и между ними кладбище у болота. А на восток лежит другое болото, здоровенное Куричево. Еще восточнее него - болото Ковпыт, соединенное с Куричевым каналом. В наши дни по месту Куричева - озеро Алмазное и «Большая поляна» за Лесным кладбищем. На запад от этой поляны, между кладбищем и улицей космонавта Волкова - растущий из торфов лес, где иногда ступишь, и след наполняется водой.

В 1943 году под названием Гнилуши слыло длинное озеро вдоль северо-западной части Выгуровщины. Угнор продолжал течь с болот. У него было несколько истоков, а запруженное в пределах Выгуровщины русло - для удобства назову его, за Сноевским, «Прудок», описывая по Выгуровщине полукруг, сворачивало потом к озеру Радунке на Воскресенке, среди полей, где еще на карте лоций 1914 года показаны болота Пайки и Бабье Топило, оставшиеся от речки Радунки.

Красным кружком я отметил Гнилушу, синим - старицу, в северной части которой прежде 1877 года стояло село Трое-щина. Насколько я понимаю, этот водоем - остаток западного рукава Радунки. Восточный рукав стал Гнилушей. Выше синего кружка, некогда, большое русло принадлежало Радунке, которая бежала на юг по руслу в синем кружке. Потом это последнее русло превратилось в старицу, отделилось от вод Десны, а западнее возникло более мощное русло, известное нам теперь под именем Черторыи. А возможно, что русла над синим кружком не было, а Радунка вытекала из Десны восточнее и севернее, где в поле поныне множество стариц и следов их.

Розовый кружок - остатки озера Неводного. Малиновый квадрат - было продолжение русла, частью коего было Неводное. Ныне там озеро Русановское.

Зеленый кружок - болото Куричево. Нетрудно проследить, как оттуда выходит много ручьев, что соединяются и через Выгуровщину идут общим, изогнутым потоком. Где-то среди этих ручьев угадывается Угнор, ведь местность со времен, когда такая речка носила имя, сильно изменилась. Водная же дуга по Выгуровщине - это «Прудок». Он течет на юг почти к озеру Радунке и полем выгибается к Малиновке, утопая в болоте перед нею.

Вот аэрофотоснимок за указанный год:

Верхний левый угол, водоем темнеет - озеро Гнилуша. А полукруг в правой части снимка - это и есть Прудок. Его полукруг точнехонько вписывается в современные улицы Бальзака (нумера 14-26) и улицу Каштановую. Да, о жители сих славных улиц - здесь еще не столь давно протекал Прудок, или Угнор, через него был мост (между Каштановой 9 и 13), а русла Гни-луши и Прудка сливались между школой №275 (Маяковского, 3-Г) и проспектом Генерала Ватутина439.

Что же случилось с Прудком? Старожилы вспоминают, что при застройке Выгуровщины высотками, речку загнали в «бетонные короба», и сверху стали намывать песок.

Поедем поглядим на «городище», которое историки прочат нам в летописный Городок, а заодно в замок или двор князя Симеона Олельковича. Я буду катить на велике, а вы садитесь на багажник. Ничего, что трясет - зато с ветерком.

Мне удобней ехать к Выгуровщине от перекрестка проспекта Ватутина и улицы Бальзака. Я пересекаю линию скоростного трамвая - вижу их нечасто, наверное потому, что не успеваю заметить, такая у них скорость большая. Бетонным забором огороженные рельсы, по ним ходит обычный трамвай - вот вам и скоростной. Такой же на Борщаге.

Справа шумит трасса, слева лежит пересеченное грунтовками поле с рощицами, на современных картах подписанное как «урочище Вязки», за ним темнеет огромный залив Черто-рыи. В той же стороне остался Московский мост. Пока далеко не отъехали, остановлюсь у обочины, достану из рюкзака термос с прохладной водой, попью и расскажу, что здесь раньше было и заодно про речку с бурой водой, что и поныне течет. Так с присказками, думаю, через страниц сто доберемся мы и к «городищу».

До постройки в 1976 году Московского моста, чуть южнее его присоединения к западному берегу острова Муромца, было место загородного отдыха и пристань «Выгуровщина». Туда с деревянного Спасского причала на Подоле (около Ильинской церкви) каждые полчаса ходил катер. Если говорить в высшей степени научно, то теплоход марки «Москвич» -где нижняя палуба крытая, никакие брызги не страшны, а верхняя - просто с навесом.

А со стороны села Выгуровщины, через Черторой была переправа на Муромец, по которой к пристани крестьяне приносили на продажу всяческую снедь. Стоял там и продуктовый киоск. Севернее пристани, на Муромце, с сороковых годов работал дом отдыха «Дніпрові хвилі».

После сооружения Московского моста, в 1978 году причал был еще на прежнем месте, в 79-м его перенесли на север от моста, к пляжу парка Дружбы Народов, а затем и вовсе упразднили. Старая же переправа от села Выгуровщины через узкую тогда Черторыю была немного северней черторыйско-го отрезка Московского моста. По полю шла к ней длинная грунтовка.

И севернее оной, у другой луки Черторыи - а теперь, стало быть, между остатками Выгуровщины и проспекта Ватутина, бежит речка, ручей с рыжей водой.

В середине 20 века эта речка была заметна еще в чистом поле там, где теперь дома по улица Бальзака 4, 9. Но долгого озеро, что между номером 9 и Ватутина, рядом с развязками и остановками - раньше не было. С бывшей речкой пересекается лишь его западный берег. Нынешняя глубина чуть выше щиколоток, ширина русла несколько метров, оно обросло по берегам деревьями, а вверх по течению теряется в поле, куда я не смог последовать на велосипеде, когда исследовал местность. Русло бурой речки есть карте лоций Днепра в районе Киева 1914, однако мне неясно, где ее исток.

Для переправы служит труба. 2014 год.

Вот я попил водички из термоса и готов крутить педали дальше. По нечетной стороне улицы Бальзака добираемся к разным автомастерским и магазинам. Автобусная остановка с романтичным названием «Автостоянка». Сворачиваем на узкую улицу Карла Маркса - начинается Выгуровщина, уцелевший западный её кусочек. Слева - добротный частный сектор, крепко стоят дома с побеленными стенами. У многих во дворах похожие на склепы входы в погреба. Такое не увидишь в городском частном секторе, например на Ширме или Зверинце. А тут село, другое дело.

Справа тянется ограда Выгуровского кладбища. Кресты белые, голубые. Словно люди стоят в рубашках, расставив руки. Надгробия из полированного черного мрамора редки. Выкрашенный в золотой цвет памятник - солдат стоит преклонив колено, с непокрытой головой, в руке держит знамя. Это мемориал воинам Великой Отечественной войны, погибшим при освобождении сел Выгуровщины и Троещины. Через зелень чахлых березок проглядывает Троицкий собор, в то место Соболев перенес старую церковь.

У ограды притулилась низенькая автобусная остановка, сохранившая имя села - «с. Выгуровщина». Эдакий поставленный открытой частью к улице короб с длинной дощатой лавкой внутри. Лавка почти вровень с асфальтом, и когда садишься, поднимаются колени. Козырек издевательски короток, тени не дает, от дождя не бережет. С другой стороны -тоже остановка, только навес повыше, и козырек поумнее.

И это уже перекресток улиц Довженко и Карла Маркса. Мы поворачиваем налево по Довженко. Сей отрезок улицы - грунтовка в ширину автомобиля, между деревянных заборов. Очень скоро мы оказываемся на западном краю села, небольшом пригорке.

Направо тянутся заборы Выгуровщины, прямо - зеленеет, за камышами, озеро Гнилуша. За ним и левее простирается поле. Далеко видны деревья, за ними можно разглядеть опоры Московского моста, да по ту сторону Днепра - вышку телецентра. Деревья Муромца, Труханова закрывают вид на зеленые холмы Кирилловских высот.

Здесь, на пригорке, на восточном берегу Гнилуши, где теперь частные дома за непроглядным забором, и начиналось «городище». Уместно снова вспомнить про Песочный Городок из Ипатьевской летописи за 1237 год:

Меньгуканови же пришедшу сглядать Кыева, став-шу же ему на оной стране Днепра во градка Песочного, видив град удивися красоте его и величеству его.

Хан Меньгу остановился напротив Киева в Песочном град-ке и «сглядает» оттуда Киев, удивляясь красоте и величине оного. Я нарочно ездил к Гнилуше повторно, только чтобы воочию проверить, насколько возможно «сглядать» отсюда Киев.

Ныне, с крутого бережка Гнилуши, при выезде к ней из переулка, Киева - Горы, и Киева - Подола не видно. Не только деревья да кусты мешают, но и, кажется, расстояние. Хорошо просматриваются только верха холмов лежащих напротив Приорки с Курёневкой.

Этому наблюдению противоречат два давних сообщения. Первое следующее.

Известный на стыке 19-20 веков, краевед, профессор Киевской Духовной Академии Николай Петров, крестный отец Михаила Булгакова, писал[30]:

За Днепром, около нынешнего села Вигуровщи-ны, и доселе сохраняется земляной вал, оставшийся от древнего летописного Песочного Городка или Го-родца. Отсюда открывается прекрасный вид на весь Киев, от Приорки и до Выдубецкого монастыря.

Петров давал ссылку на статью своего коллеги, профессора Киевской Духовной Академии Владимира Зеноновича Завит-невича440 «Замок князя Семена Олельковича и летописный Городец под Киевом»[17].

Завитневич описал свои раскопки и черпал данные из одноименной, предшествующей работы знакомого своего, В. И. Гошкевича «Замок князя Симеона Олельковича и летописный Городец под Киевом» (Труды Киевск. Дух. Акад. 1890. Февраль. 228-254), в которой по земельным документам вычислялось место замка Олельковича и Городца. Завитневич, принимавший участие в краеведческих вылазках Гошкевича, провел раскопки этого «городища».

Скудные сведения о нем помещены и в «Своде памятников Украины». На плане Сноевского оно подписано просто «Городище». Соберу данные об этом месте воедино, но вначале опишу состояние местности на 2014 год.

Вдоль озера на возвышенном, метра три, восточном берегу, стоят заборы частных усадеб. Между ними и водой идет грунтовка, затем тропка. Там местные жители пасут коз и сжигают листья. Озеро длинное, вытянутое с севера на юг, почти всё покрыто зеленой ряской - это в самом деле Гнилуша!

Шелестит густой камыш, вода в плесах очень спокойная, дно не просматривается, и кажется, что на своем протяжении Гнилуша достаточно глубока, поскольку в единообразии русла не заметны отмели.

Западный берег низкий, переходит в степь. До Черторыи отсюда около шестисот метров. Возле озера - домик и выгон для лошадей. Чуть южнее выгона, близ самого берега, ученые поставили памятный знак, камень с цитатой из летописи, на старославянском, где сказано, что Ярослав договорился о мире с Мстиславом, у Городца, и разделили они земли по Днепру. Не беда, что летопись молчит о месте Городца.

Ученые соотнесли Городец с «городищем», что найдено на восточном берегу - где сейчас всё застроено. Это там пасут коз и живут люди, жгущие листья. Но никто словом не обмолвится, что в ста метрах южнее памятного знака тоже приметно городище441!

О городище на западном берегу я нигде не читал и не слышал, однако оно весьма очевидно. Там вдоль озера, впрочем не у самой воды, прослеживается ровный давний вал. Перпендикулярно ему - ров, берега коего заросли кустарником и мелкими деревцами. Трудно понять, что к чему.

На восточном берегу для осмотра доступна только узкая полоса между заборами и озером. Северная часть Гнилуши обрезана дорогой, идущей от села на запад к другому длинному озеру, старицы, еще большей, чем Гнилуша. То - старица Ра-дунки, а потом Черторыи, бывшая проточной еще в начале 20 века. Длина же Гнилуши на 2014 год составляет 500 с копейками метров, ширина в среднем - 50. Южной частью Гнилуша выходит в поле, и я не проследил, где она заканчивается.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском