ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Погребальная Радунка 9

Погребальная Радунка 9

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Однакож отец Игумен Троецкий з отцем економом печерским жадали, абы той человек велце им потребный показывал врочища, и так дошли до речки Гнилуши где повидел той Кондрат жител троецкий иж то Радунка где вода течет а Гришко Троецкий же житель повидел аж то Радунка где долинка видалася, понад тую Гнилушу,

Но игумен Троецкий с отцом экономом печерским желали, чтобы тот человек (козак Кондрат), весьма им нужный, показывал урочища.

И так дошли до речки Гнилуши, где тот житель троецкий Кондрат свидетельствовал, что это Радунка, где вода течет. А Гришко, тоже житель Троещины, свидетельствовал, что Радунка это где долинка получилась, вдоль той Гнилуши («понад» можно перевести и как «выше» - вероятно северней).

а викгуровщяне единогласно твердили иж то за их памяти небожчик Игумен Михайловский Силвестр Головчич тую Гнилушу велел роскопати, хотячи туда Чорторию пустити, чтобы мощно живцом з викгуров-щини водным судном провадити до Днепра.

А викгуровщане единогласно утверждали, что на их памяти, покойный игумен Михайловского монастыря Силвестр Головчич ту Гнилушу велел раскопать, желая пустить туда Чорторыю, чтобы можно было по «живцу» из Викгуровщины водным судном добраться до Днепра.

Видячи тое, отцеве михайловские, же един з за-взятости своея провадит, а другий иначей повидает и не згажаются тие вози, просили жебы тое несогласие их записати, там же тое записавши, просили отцеве михайловские, чтоби отц игумен велил провадити ведлуг права своего через Радунку тую, от-повидил отц игумен троецкий, не можно провадити, бо там через Радунку их михайловские синожати, и тое записати михайловские хотили, же не ведено через Радунку ведлуг своего права, леч отц игумен з своими боронил того и чим борзий от тоей Гнилуши, которая попод городище Олелковичово течет, вишли зараз наверх городища, не ведучи ведлуг права, яко там описанно через Радунку, а оттол долиною ку кладовищу, а от кладовища подле борка ку городищу.

Отцы михайловские, видя, что один дает показания из-за своей «завзятости», а другой иначе, и между собой свидетельства не согласуются, просили, чтобы то несогласие, расхождения были записаны. Там же записав, отцы михайловские просили, чтобы отец игумен провёл согласно своим правам через ту Радунку, но игумен ответил, что нельзя провести, ибо там через Радунку - михайловские сеножати. Представители Михайловского монастыря хотели это записать, что игумен не провел их через Радунку согласно «праву». Но игумен воспрепятствовал этому, не дал записать, и как можно скорее от той Гнилуши, которая течет под городищем Олельковича, вывел сразу на верх Городища, не согласуясь с документом, где описано «через Радунку а оттуда долиною ко кладовищу, а от кладовища подле борка к городищу», то бишь не была пройдена вся заданная в документе последовательность урочищ.

А кгды не хотячи з городища далее поступити, отцеве Михайловские, домогалися того жебы конечне отец Игумен Троецкий провидил их ведлуг права своего по врочищах.

И там отцы Михайловские, не желая далее двигаться с городища, требовали, чтобы игумен Троецкий наконец провел их согласно «праву» своему по урочищам, показал их.

А он видячи при всем народе, же це ле не может показати, бо не было там жадных таковых признаков, тилко все збивали тим иж тут же й долина тут и кладовище тут же на едном месцу и Городище, шепнувши собе щось до уха, оставили отцев Михайловских звиежджими на Городищу, а сами поступили далей под Борок, отцове Михайловские собе ж восвояси ку дворцу своему пустилися.

А он понимая при всём народе, что не может этого показать, ибо не было никаких таких признаков урочищ, только всё путал, сбивал тем, что тут же и долина, тут и кладовище, тут же на одном месте и Городище. Троецкие отцы, пошептавшись, оставили отцов Михайловских на Городище, а сами переместились дальше под Борок. Отцы же Михайловские уехали восвояси к своему «дворцу» в Викгуровщине.

Отец зась Игумен Троецкий з своими отъехавши на гони добрий прыслати на дорогу под селом до отцев Михайловских абы без спреки изволили за ними изыйти куда провадят, й так по их изволению приехавши к ним отцем, отцеве Михайловские ото-звалился з тим, чому по вчорашйшому не провадите через село Викгуровщину, не укрывжайте монасты-ра Михайловского, покажете врочище Прудец подле Борка, отповидели з стороны Троецкой, есть там в селе Прудец, а было от того месца з под Борка до Млынка в селе стоячого далеко ити на добрие двое гоны.

Игумен Троецкий, отъехав со своими на добрую гону, послал на дорогу под селом к отцам Михайловским, чтобы изволили за ними ехать куда проведут. Те согласились и, прибыв к троецким, спросили - почему не проведете, как вчера, через село Викгуровщину? Не обижайте монастырь Михайловский, покажите урочище Прудец подле Борка. На что с троецкой стороны ответили - есть там в селе Прудец, а от того места из-под Борка, до Млынка, стоящего в селе, далеко идти, на добрые две гоны.

От того месца отец економ печерский верхи передом провадил з початку по под борок, а далей удалился вправо, и перейхали через якуюсь речку, и тую речку живцом назвавши, провадили водою а не долиною живцем, як в их праве троецком описанно же долиною живцем а не водою живцем, и так ездили не попод борок около стойла леч обездили нывы пашенние в правой руце оподаль от борка Троецкого так далеко, иж в иншому месцу ледве их оком мощно было зглянути, а то знат для того, жебы з тых ныв, тройчанами посиянных, и з ных пожиткуючи, отц економ михайловский не забирал десятину, з чим вчорайшого дня пятничного перед всими на поли прудци подле борка оповищался.

От того места эконом печерский, верхом, сначала провёл комиссию под борок, а затем удалился вправо, и переехав через какую-то речку да назвав ее «живцом», провел водой, а не долиной живцом, как в их праве троецком описано долиною живцом, а не водою живцом.

И так поехали не под борок около стойла, но лишь объехали нивы пахотные по правую руку в отдалении от борка так далеко, что кое-где едва были заметны. И это снова для того, чтобы с тех нив, тройчанами засеянными, отец эконом Михайловский не забирал десятину, как вчера в пятницу предлагал перед всеми на поле прудку возле борка.

Отмечу, что в протоколе урочище Прудок рассматривается не как водоем, но как некое «поле Прудок», поскольку признание урочища прудка - прудком в Выгуровщине означало бы, что это Выгуровщина ощутимо залезла на троицкую землю.

А так обехавши тие нивы совокупилися над Угно-ром при концу Кривой Нывы. Где отец економ Печерский ставши отзивался з тим, абы отцеве Михайловские не важилися против зимы пахати того поля за городищем Олелковичовым. А отцеве Михайловские взаемне протестовалился, абы тройчане не важилися тых ныв объеханных пахати. Кгды ж и ведлуг права троецкого и ведлуг Дворецкого ограниченя в правой руци подле борка милославским людем перед тим, а тепер викгуровщаном михайловским, кгрунта належат.

Объехав таким образом те нивы, собрались на Угнором на конце Кривой Нивы. Там отец эконом Печерский стал настаивать, чтобы отцы Михайловские перед зимой не смели пахать то поле за городищем Олелковича. А отцы Михайловские в свою очередь возражали, чтобы тройчане не смели тех объе-ханных нив пахать - поскольку и согласно праву троецкому, и ограничению Дворецкого, по правую руку возле борка грунты принадлежали сначала милославским людям, а теперь выкгуровщанам михайловским.

А тие кгрунта, попустивши тройчаном, осилым на кгрунти выкгуровском, ци ле бых Выкгуровщину назвати трудно Викгуровщиною, хиба Троеччиною, бо вси кгрунта около борка в правой руци не ведлуг права свого, леч против права пашут тройчане и, яко мовят, же оны и отци их тими владили нивами и орали оние, тое по правди говорят.

А те грунты, где попустили тройчанам осесть на грунте выгуровском, трудно назвать Выкгуровщиной (землей с таким именем), разве что Троещиной. Ибо все грунты около борка по правую руку, не по «праву», но вопреки, пашут тройчане, истинно утверждая, что они и отцы их владели теми нивами и пахали их.

Кгди ж всивши отци их новоосаженую Троеччину на кгрунти михайловском по сем боку озерца, впадаючого над Чорторию, то негде инде подитися им, тилко тиеж викгуровские кгрунта мусят пахати и тим препитатися.

Потому что когда отцы их поселились на новосозданной Троещине на грунте михайловском по этой стороне озерца, впадающего над Чорторыей, то негде им больше было пахать для пропитания, кроме тех же викгуровских грунтов.

Далее следует заключительная часть протокола комиссии, с подписями и уверениями, что всё записано как было увидено и услышано, не отдавая предпочтения ни одной из сторон. Хотя по документу видно, что одной таки отдано.

На яком осмотри урочищ, вижей описанных, по блгословению преосщенного пастира его милости и всечесного его млсти отца архимандрита КиевоПечерского изволению з послушаниа стого бывши ми притомными, щосмо слишали и видили очима нашима, тое все поистинни списавши, не уводячися жадним респектом сторон, маючих спор межи собою о тие кгрунта для учиненя реляции пославшим нас и для липшой информации тим, мают совершенную на суди децизию, по сем ограниченю часу постановленного чинити з должности ншой при печати консисторской митрополитанской киевской и при подписи рук нших власных подалисмо.

Писано в катедри митрополитанской сто-Софийс-кой киевской. При сем розыску и цило утверженной по правам граници подпис рук власных вираженых, иеромнах Товия Петрашко, казнодия, судия конси-сторийский, судов метрополии киевских дхвных.

По едной сторони печати, а по другой иеромнах Евстратий, писар дховных судов метрополитанских киевских. Для липшой теды в потомное времена твердости в книги судовие заведши, сей випис з суду войскового енералного з подписом руки, с притисненем печати судовой видано в Глухови року, мсца и дня више вираженного.

Его царского пресвитлого величества Войска Запорожского енералный судиа Алексий Михайлович Турянский

В том же году, когда комиссия смотрела земли и велась тяжба, у старожила-рыбака Василя Закгуры выясняли, где же протекают речки Радунка и Гнилуша. В фондах библиотеки имени Вернадского нашелся документ[14]:

Выпис з книг миских права майдебурского, ратуша киевского. Року тисяча семьсот четвертого, мсця августа второго дня.

Его црского прсвтлого влчства в ратушу киевском перед нами, Димитрием Полоцким, упривилиован-ным войтом, а Иосифом Корниевичом, рочним бурмистром и перед райцами и лавниками, ставши пер-соналитер велебные в Бгу отцы, отц иеромонах Ила-рион Жикалевич и отц Николай иеродиякон, економ, законники мнстря свтого Михайловского Золотоверхого киевского, именем всее того мнстира братии, зостаючие тепер под властию и началством ясне в Бгу преосвщенного его млсти гспдина отца Захарии Корниловича, епспа Переясловского, вносили про-збу до ураду, абы Васил Закгура рибалка, старинный жител киевский, был под сумленем спитан, взглядом ричок, еднои текучои под селом Троещиною, а другои под селом Викгуровщиною, о котории рички тепер межи пречестною братиею свтия Лаври Киево Печерския и честною братиею Свто-Михайловскою диется спор.

На которую честных отцев прозбу Васил Закгура кгди был до ураду призван и пытан под сомленем, теды под присягою сознавал, же ричка которая течет под селом Троечщиною, з давных лит называется Радунька, а взялася з рички, называемой Воскови-цы481, и прежными часы упадала у Днипр старик, а як пересипало оную песком, есть тому лит з тридцят, а затонец зарус лопухом, а другая ричка, текучая под селом Выкгуровщиною, называется Гнилушою, взялася з старика Днипра, а упадает у озеро Михайловское.

Которое Василя Закгуры сознане уряд вислухавши, казал ему сумленем потвердити, а для лит пришлых на прозбу честных отцев свто михайловских ве-лил про памет до книг миских киевских записати, що и есть записано. З которых и сей выпис при подписи руки самого его млсти пана войта и под печатю мискою киевскою есть выдан.

Писан у ратушу киевском, року и дня вышей описанного. Менованный войт рукою власною. Корыкго-вал з книгами Иван Пыковскый, писар майстратовый киевский, и подписуюся рукою власною.

Изложение сути спора я пропускаю. Закгуру спросили о речках, одна из которых течет под селом Троещиною, а вторая

под селом Викгуровщиною. Рыбак под присягой показал, что речка, протекающая под селом Троещиной, издавна называется Радунька, а возникла она из речки Восковицы и прежде впадала в старик Днепра. И лет тридцать назад ее пересыпало песком, залив зарос лопухом, и Радунька в старик Днепра впадать перестала.

Про речку под селом Выкгуровщина рыбак поведал, что именуется она Гнилушей, происходит из старика Днепра, а впадает в озеро Михайловское.

В мои задачи не входит «исправлять» показания Василя Закгуры и утверждать, что обе речки получали воду из Десны, будучи частями ее давнего рукава Радунки, мои рассуждения тут коснутся других вещей.

Старожил-рыбак ни слова не говорит о Черторые! Возможно, он называл русло, более-менее соответствующее современной Черторые на долготе Троещины, речкой Восковицей.

Для меня показания Закгуры вообще лишены логики. Данность - однозначно где-то к западу от Радунки и Гнилуши протекает Днепр. Гнилуша, как понимаю, лежит на юго-восток относительно Радунки, которая «под Троещиной». До 1877 года Троещина была на берегу русла, уже в 19 веке слывущего Черторыей. Гнилуша физически не могла вытекать из «старика Днепра», ибо ей помешали бы, по географии Закгуры, Радунка и Восковица, лежащие к западу.

Показания рыбака были важны для решения земельного спора, ибо с речкой под Троещиной увязали название Радунки, а к речке у Выгуровщине привязали имя Гнилуши, выведя на бумаге таким образом из частей одной речки - давней Радунки - две разные речки, одну под Троещиной, другую под Выгуровщиной.

Вспомним, как «тройчане» нарицали Гнилушу Радункой. Это их показание не было выгодно Михайловскому монастырю. А вот закрепление имени Радунки за неким бывшим заливом около Троещины отодвинуло границу земель Троицкого монастыря на север, ибо граница шла по Радунке.

«Землемер Сноевский», каким-то образом знакомый с этим редчайшим источником - показанием старожила Василя Закгуры - не пускаясь в проверку на логику всей рисуемой рыбаком картины, делает на основании части этой картины вывод, что «речька же Черторей в древния времена называлась Восковицей». По противоречивой географии Закгуры может и

так.

В том же конце 17-го, начале 18 веков, хозяйственная деятельность Михайловского монастыря в Выгуровщине не утихала. Монастырь приобрел дворы Выгуровщины с нивами в смежных урочищах - Сирныковщине и Оболонье, а также «млын лодейный при березе» в самом селе482.

Более документами о Выгуровщине, где не повторялось бы сказанное выше, я не располагаю. Осталось познакомиться с выдержками из статьи Гошкевича, где он описывает своё посещение «городища».

Сначала кратко изложу представления Гошкевича о местности. Для него Радунка и Гнилуша - разные реки, причем Гнилуша течет восточнее Радунки. «Борок» - поросший сосновым лесом песчаный холм, вытянутый с севера к югу на 2 версты, а вширь - на одну, примыкающий к Вигуровщине с северо-восточной стороны. Городище же Гошкевич относит к северо-западу от Вигуровщины, «на левом берегу речки Гнилуши, между этой речкой и борком». Старое кладовище, коего даже комиссия не могла найти, ибо даже в 18 веке это было название урочища, места, а не кладбища с покойниками, Гошкевич отождествляет с кладбищем 19 века «вблизи северного конца Вигуровщины», а кладовище новое, осмотренное комиссией, «находилось у опушки бора, ближе к Троещине». Так сгинувшее много веков назад урочище возродилось у Гошкевича в буквальном своем назначении!

В статье Гошкевич подробно рассказывает о краеведческой вылазке, предпринятой на основе размышлений над документами:

Имея такое подробное определение местности, отправился я, вместе с В. З. Завитневичем, 13 сентября для осмотра замчища. Разыскать же его, имея в руках трехверстную карту483, оказалось делом вовсе не трудным.

От Никольской слободки, что у цепного моста, мы пошли по дороге к с. Воскресенскому, мимо длинного узкого озера484, составляющего часть русла старинной речки Гнилуши. Из расспросов окрестных жителей оказалось, что озеро это теперь не носит особого имени, а зовется, как и село, Воскресенским.

Дорога на Вигуровщину идет отсюда по берегу ручья, который также особого названия, кажется, не имеет485. Ручей привел нас к длинному озеру, по обеим сторонам которого расположена Вигуровщи-на486.

Озеро это, конечно, также часть старого русла речки Гнилуши; крестьяне называют его Михайловским, по имени киевского монастыря, который и поныне владеет как самым озером, так и землями у Вигуровщины.

Мы прошли мимо «дворца монастырского», расположенного невдалеке от приходской церкви, на возвышенном месте: это деревянное двухэтажное здание с мезонином, почерневшее от времени487.

При выходе из села мы сразу ступили на песчаную почву; вправо, на песчаных буграх группами расположены сосны - это опушка борка.

Тут же, у опушки леса, виднеются на на песке следы давнишней жизни человека: масса черепков от разбитых глиняных сосудов, валяются человеческие кости. Назвать это место «старым кладовище» или «селищем», которые упоминаются в приведенных актах, кажется, нет основания, судя по положению этого места, сравнительно с другими, упоминаемыми в тех же актах.

Под бором и в самом бору идет теперь оживленная работа: вигуровщане строят здесь на возвышенности

свои хаты, во избежание весенних разливов488.

Расспросив крестьян, как пройти к речке, которую они же назвали Гнилушей, мы направились по болотистой долине, примыкающей к озеру Михайловскому, по опушке леса. Долина эта, несомненно, составляет также старинное русло Гнилуши, которая, как видно из показания Василия Закгуры, рыбалки стародавнего, жителя киевского, еще в начале XVIII века «взялася з Старика Днепра, а упадала в озеро Михайловское»489.

Сосны в бору гигантские; мы смеряли одно дерево, растущее над долиною: окружность его у основания оказалась в 5 1/3 аршин490. Это - живой, но безмолвный свидетель раздоров монахов из-за поля Чуриловского, и побития городничего Иакинфа.

Все идя по-над долиною, мы подошли к высоким валам городища князя Симеона Олельковича: тылом городище обращено к бору, находясь от него в расстоянии нескольких десятков саженей, а с противоположной стороны оно примыкает к речке Гнилуше, то есть тому озерцу, которое на карте имеет форму прямого угла491.

Если провести прямую линию между церквам Ви-гуровской и Троещинской, то линия эта пересечет городище.

Вал, окружающий городище, сохранился прекрасно: он имеет подкововидную форму, отверстием к Гнилуше, то есть по направлению к Киеву492. Длина вала 130 саженей; поперечник от одного конца подковы до другого - 67 саженей; перпендикулярный к нему - 43 сажени493. Высота вала от уровня воды в

Гнилуше - 3 сажени494.

Явственно сохранились старинные въезды в городище: один с северо-запада, а другой с юго-востока. Кажется, что городище было обведено еще и другим валом, меньшей высоты.

Поверхность городища покрыта песчаными буграми; по всему городищу, особенно же в южной его части, лежат прямо на поверхности тысячи обломков глиняной посуды, попадаются массивные глиняные ушки от каких-то больших сосудов, железные гвозди, жужелица.

По словам окрестных жителей, на городище находят металлические крестики и «карбованцы»; в одном месте, по их же рассказам, есть в городище обширный провал, глубину которого они меряли когда-то шестом495.

У берега Гнилуши вал обвалился, и здесь, на глубине 2 1/3 аршин496 от поверхности, залегает горизонтальный слой угля, толщиною вершков в 6497, а из-под него выглядывают черепа и другие человеческие кости. Мы вынули полуистлевшую детскую головку, рядом с которой торчали кости взрослого человека.

Скелеты находились в гробах, остатки коих, со вбитыми в них гвоздями, виднеются рядом с костями на склоне обрыва498.

Далее Гошкевич предполагает, что Симеон Олелькович поселился на древнем пепелище (надо думать, чтобы выстроить там полукруглый вал и уложить в нем гробы с покойниками), насыпав над оным слой глины. А пепелище, по Гошкевичу, осталось от более давнего поселения, в котором он усматривает Городец «великокняжеских времен».

Мнение современных ученых на этот счет не пошло дальше.

Однако в который раз повторю, что на берегу Гнилуши найдены не остатки построек какого-либо двора, «замочка», или раннего Городка, но загадочный полукруглый земляной вал, в коем ярусами лежали гробы, и под которым полукругом тоже лежали гробы. К погребальной сути находки близки название Радунки и села Погребы в четырех с половиной километрах на северо-восток от Гнилуши.

Насколько соотносится указанное в старинных документах «городище Олелковича» с этим похоронным сооружением? Оба были на берегу Гнилуши, неясно впрочем на каком было «городище», но допустим, что на том же, где и вал - на восточном.

Нынешнее урочище Городище отмечается на картах к северу от застроенного участка раскопок Завитневича близ Гнилуши. Оно пустовало веками.

Но и отраженное в земельных документах место «городища» тоже не застраивалось, кажется, до 20 века. Городище Олельковича документально освещено как сгинувшее, просто как место былого поселения, двора, имения княжеского. Нет ни жалованных грамот про него как про живое и существующее. Оно возникает отголоском, призраком прошлого, «городищем пустым». Отчего пустое? Тут рядом монастыри рвут друг другу глотки за каждый клочок земли, но городище, да еще на выгодной возвышенности, куда не достает в половодье вода - пустое.

А в самом ли деле где-то там было городище двора Олелько-вича? Или так с каких-то пор стали называть, без оснований на то, место полукруглого погребального вала?

Я кстати пробовал найти упоминания о чем-то подобном в других местах. Нет, нигде не прятали гробы в полукругом валу и под валом. Это не вписывается ни в какой известный мне погребальный обряд. Нечто особенное для Киева.

А где были летописные Городки, один, другой, прочие -сколько их вообще? Всё, к чему я пришел, уже сказано. Городки занимают моё воображение куда менее вала на берегу Гнилуши.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском