ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Карта Радунки

Карта Радунки

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 6

Карта Радунки

На куске карты Шуберта нарисую, как представляю себе картину прошлого - откуда Радунка вытекала, как ветвилась и как менялась со временем.

Картина первая.

Vo. Тигза.

Осеш,іінаЗ

'НіЦИНО

я а/(.я

я/тггшУсТг^

Еуредс


троніциіш

___ /' е®


KaJaj?. .Л//,шкое скспя


И><! І

1 Во<'їіП*Ч*ЄНСІ!ОЄ

•rAt'tu'fite

• е . Є . О f V ІУОьТ.БьгТіОі

■онгг.я

Зеленый кружок это Кинище. Красный - озеро Гнилуша. Желтый - Прудок. Синий - озеро Радунка. Малиновый - озеро Неводное купно с Русановским. Малиновка между Радункой и Неводным с Русановским на карте не показана.

Картина вторая.

Карту Шуберта я выбрал потому, что Черторыя на ней уже испытала влияние человека, однако сохраняет еще относительно тонкое русло. Всяк да возьмет современную карту и сравнит.

Красное русло. Я не совсем уверен, что Радунка начиналась оттуда, как нарисовано, однако склонен к этому варианту. Другой вариант отметил синим. Красное русло около села Троещино, возможно, это и есть «Радунка» рыбака Закгуры. Куда впадало красное русло, не представляю себе.

Зеленое - «Старая речка». Остров справа от нее - урочище Калиновка.

Малиновое русло - Прудок или Угнор, как хотите. Бирюзовое русло - это как пошла вода из Десны потом, и тогда красное русло на той широте стало вторичным, начало разбиваться на озера.

Часть VII Лысые горы

Глава 1

Их много

В этой части книги я собирался собрать сведения обо всех киевских Лысых горах, да так вышло, что про некоторые я уже поведал раньше. Была Лысая на Кирилловских высотах, был сад Кучинского на уступе ниже здания МИД, осталось еще зайти на левобережную Лысую гору да на ту, что за Зверинцем.

Вообще говоря, Лысых гор по свету разбросано много - так называют всякую плешивую сверху возвышенность. Несколько меньше холмов, о которых ходила дурная молва как о местах сходбища нечистой силы, проведения шабашей. Например, в Германии есть гора Броккен499, куда под Вальпургиеву ночь слетались ведьмы на шабаш. Существует по одной Лысой горе в Рязани, в Самаре (часть Сокольих гор), множество даже городов и сел носят такое название.

Местом шабашей на Руси славилась Лысая гора «под Киевом». Сомнительная честь этого звания может быть справедливо разделена между несколькими горами киевскими.

Но поначалу немного о роли, отводимой Лысой горе в преданиях. Народ верил, что туда в определенные ночи (например, под Ивана Купала) слетаются ведьмы и упыри, молодые и старые. Невежды в демонологии ставят знак равенства между вампиром образца Дракулы и славянским упырем. Между тем, согласно поверьям, упырь - или, иначе, ведьмач - это колдун, старший над ведьмами в определенной местности. Мертвый упырь будто бы может бродить по ночам и пить кровь, предпочитая употреблять её из пальца и у младенцев. Живой упырь же отличается крепким здоровьем и румяностью - внешне противоположен тем бледным чахликам, коих нам подсовывает киноиндустрия.

В народе ходили «былички» - байки о нечистой силе. Некоторую долю оных составляли и рассказы о ведьмах. Случайный человек, например солдат, останавливается переночевать у женщины, она оказывается ведьмой. Герой наблюдает, как она варит какой-то отвар, мажет им себя под мышками и улетает в печную трубу. Герой повторяет те же действия и устремляется следом, на Лысую гору. Другой распространенный сюжет - герой женится, а жена его, купно со свекровью -ведьмы.

Среди литературных обработок таких быличек - «Киевские ведьмы» Ореста Сомова, «Вий» Гоголя. В «Вие» кстати много чего выдуманного или неприсущего нашему краю, например гномы и сам Вий. Было, впрочем, подобное Вию существо. Это святой Касьян, согласно поверьям появляющийся 29 февраля и обладавший смертельным взглядом, отчего крестьяне старались не покидать жилищ в тот день високосного года.

Ходили былички и совершенно дикие, впору тогдашним нравам. Крестьянин встречает некое животное, калечит его, а наутро в селе находят искалеченную, исходящую кровью старуху и смекают - ага, ведьма! Ничем, кроме пьяной дикости или злой клеветы, такие истории объяснить нельзя.

Ведьм различали на врожденных и ученых. Врожденные были как бы изначальными носителями неких знаний и способностей, а также имели небольшой хвост. А ученые, или наученные ведьмы - это обычные женщины, которых обучили колдовству. Последние считались более склонными ко злу, нежели врожденные. Врожденные же могли исправлять плоды козней ученых ведьм.

Вера в ведьм и упырей не была исключительно сельской -городские суды (вплоть до начала 19 века) разбирали взаимные обвинения в ведовстве, в различных колдовских действиях, направленных на причинение вреда. В сельской местности поступали иначе - избивали, жгли, топили заподозренных. Обвинить человека в колдовстве могли просто корысти ради, скажем, из-за спорной земли.

Способы выявления ведьм и упырей соревновались друг с другом в жестокости, причем смертоносную дурь какого-нибудь одного «знатока», охочего до причинения другим увечий, поддерживала толпа. Иван Франко в работе «Сожжение упырей в Нагуевичах», приводит заметки иеромонаха Коссака, который рассказывал, как живых людей таскали через костёр, чтобы отыскать среди них упыря. А вот что пишет Чубинский в томе первом «Трудов этнографическо-статистической экспедиции в Западно-русский край»[78]:

[Луцкий уезд]. Рассказывают, что в одном месте не было долго дождя, а потом помещик велел собрать всех женщин и класть их спиной в воду, придерживая веревкой; которая из них будет тонуть - ту вытаскивать, а которая будет плавать на поверхности - ту бить, потому что она ведьма. Одна из женщин оказалась такою; когда ее начали бить, то полился такой дождь, что люди, едва живы, дошли домой.

Жаль, что не начали бить самого помещика. Тогдашние представления о причинно-следственном механизме мироздания отражает народная медицина. Как раньше лечили лихорадку? Из тех же «Трудов»:

Смешивают испражнение свиньи с медом и дают больному.

Спящему кладут лягушку за пазуху.

Больной закапывает яйцо в могилу и ложится туда же спать. Проснувшись утром, выпивает закопанное яйцо.

Больной, три ночи сряду, отправляется ночевать в свинарню. Ночью к нему будет являться женщина и будет просить уступить ей место; если он не исполнит ея просьбы, - будет здоров!

Взять у больного три вши и секретно дать ему их выпить с водой.

Учитывая, что ведьмы и упыри всегда оказывались в представлении народа «крайними», виноватыми во всех бедах -будь то засуха, болезни людей и животных - конечно же те, кто считали себя ведьмами и ведьмачами предпочитали особо не светиться.

На шабаш под Киев ведьмы слетались по крайней мере трижды в год - на Коляду, Юрьев день500 да, как я уже говорил,

в ночь накануне Ивана Купала501. Иван Купала - это Иоанн Креститель502. Его день «рождества» отмечался 24 июня по старому стилю, что более-менее приурочено к летнему солнцестоянию. С переходом на новый стиль, празднование Ивана Купала 7 июля потеряло привязку к солнцестоянию, к самой короткой ночи в году. На Руси, 23 июня по старому стилю, в некоторых местах был известен также как «Купальницы», или Аграфены-купальницы - день всеобщих купаний в водоемах и банях. В ночь накануне Купала собирали травы чародейские - тирлич, архилин, искали цветок папоротника.

И Коляда носила астрономическое значение, ибо, опять же более-менее, совпадала с зимним солнцестоянием. Позже Коляда, замещаемая христианскими праздниками, немного сдвинулась вперед по времени и стала обрядом накануне Рождества.

Считается также, что шабаши происходили накануне крупных - или, скажем так - популярных в народе - церковных праздников, а они в свою очередь обычно совпадали с языческими праздниками (привязанными к земледельческому календарному циклу и астрономическим явлениям), заменив их собой. Из этого можно сделать вывод, что шабаши были приурочены к языческим праздникам. Ночи на Ивана Купала вообще придавалось огромное колдовское значение - в нее собирались определенные травы, проявляла себя «нечистая сила».

По различным поверьям, чтобы отправиться на шабаш, ведьма действовала следующими способами. Варила какой-то отвар и натиралась под мышками, после чего вылетала в трубу. Либо - снимала с себя рубашку, намазывалась вся некой мазью, ставила в печь горшок с загадочной жидкостью, затем хватала помело или кочергу, садилась на него словно на лошадь и вместе с парами жидкости вылетала опять-таки через трубу.

О том, что именно происходило на шабашах, в народе знали смутно. Ведьмы, упыри, вовкулаки плясали, пели, совершали какие-то странное игрушечное фехтование на палках, «тешились с чертями» - сведения различные и крайне отрывочные. Фольклорист Иван Петрович Сахаров в своем труде «Сказания русского народа» (изданном в 1830-х) поместил любопытные сведения по предмету, которые я привожу тут целиком:

13. Песня ведьм на Лысой горе

В заповедных сказаниях поселян есть поверие, что какой-то казак, забравшись на Лысую гору, подслушал песню ведьм503; но шабашное сборище, узнавши об открытии, утопила казака в реке. С тех пор она гуляет по белу свету и передается чародеями одним только ведьмам504. Нет почти никакой возможности постигнуть смысл этих слов. Это какая-то смесь разнородных звуков языка, никому не известного и, может быть, никогда не бывалого.

Кумара,

Них, них, запалам, бада,

Эшохомо, лаваса, шиббода.

Кумара.

А. а. а. - о. о. о. - и. и. и. - э. э. э. - у. у. у. - е. е. е.

Ла, ла, соб, ли, ли, соб, лу, лу, соб!

Жунжан,

Вихада, ксара, гуятун, гуятун,

Лиффа, пррадда, гуятун, гуятун,

Наппалим, вашиба, бухтара,

Мазитан, руахан, гуятун.

Жунжан.

Яндра, кулайнеми, яндра,

Яндра.

14. Шабашная песня ведьм

Шабашная песня ведьм, говорят поселяне, открыта одною молодою девушкою, обращенною из ведьм в прежнее состояние.

Гутц!

Алегремос!

Астарот, бегемот!

Аксафат, сабатан!

Тенемос!

Гутц!

Маяла, на, да, кагала!

Сагана!

Веда, шуга, ла, на, да, шуга!

Сагана!

Гулла, гуала, на, да, лаффа!

Сагана!

Шиха, эран, рова!

Чух, чух!

Крыда, эхан, сцоха!

Чух, чух, чух!

Гутц!

15. Песня ведьм на роковом шабаше.

Вот еще странное смешение звуков, сходное с выговором цыган. Пользуясь этою песнею, наши старухи-колдуньи думают, что обладают несметным богатством, что эта песня в состоянии сейчас обогатить того, кто только может пропеть ее. Замечательно, что эти старухи всегда бывают совершенно нищими, хотя находятся в состоянии петь по сту раз на день.

Шикалу, Ликалу!

Шагадам, магадам, викадам.

Небазгин, доюлазгин, фиказгин,

Бейхамаиш, гейлулашанн, эламаин.

Ликалу!

Шию, шию, дан, - ба, ба, бан, ю.

Шию, шию, нетоли, - ба, ба, згин, ю.

Шию, шию, бала, ли, ба, ба, дам, ю.

О вилла, вилла, дам, юхала!

Гираба, наюра, юхала!

Карабша, гултай, юхала!

Захива, ванилши, схабатай, янаха.

Захива, гиряй, гиряй, добила, янаха.

Захива, вилхомай, вилхомай, янаха.

Мяу! згин, згин!

Гааш! згин, згин!

У-у-у! згин, згин!

Бя - бая! - згин, згин!

Кво - кво! згин, згин!

Бду, бду! згин, згин!

Карра! згин, згин!

Тили, тили! згин, згин!

Хив, чив! згин, згин!

Жу, жу! згин, згин!

Згин, згин, згин!

Подобна звучанием и:

16. Чародейская песня русалок.

Поселяне, приписывая русалкам обаятельную силу над молодыми людьми, скрывают за тайну чародейскую песню русалок, приводящую в усыпление. Звук слов этой песни совершенно непонятен, не говоря уже о значении. До сих пор еще люди, знающие всю подноготную, не умеют пользоваться этой пес-нию.

Шивда, винза, каланда, миногама!

Ийда, ийда, якуталима, батама!

Нуффаша, занзама, охуто, ми!

Копоцо, копоцам, копоцама!

Ябудала, викгаза, мейда!

Ио, иа, о - ио, иа, цок! ио, иа, пацца! ио, иа, пипаццо! Зоокатама, зоосцома, никам, никам, шолда!

Пац, пац, пац, пац, пац, пац, пац, пац!

Пинцо, пинцо, пинцо, дынза!

Шоно, пинцо, пинцо, дынза!

Шоно, чиходам, викгаза, мейда!

Боцопо, хондыремо, боцопо, галемо!

Руахадо, рындо, рындо, галемо!

Ио, иа, о! ио, иа, цолк! ио, иа, цолк! ио, иа, цолк! Ниппуда, боалтамо, гилтовека, шолда!

Коффутудамо, шираффо, сцохалемо, шолда!

Шоно, шоно, шоно!

Пинцо, пинцо, пинцо!

Из каких источников получил Сахаров эти сведения, остается для меня загадкой. Известно, что Сахаров часто беседовал с разными «знающими» людьми, собирая материал. И зачастую правил его весьма угодно своему желанию. Мне тексты песен кажутся списком с некой тетрадки мистика, в самом деле собравшего эти песни в кругу своего общения или выписавшего оные из редких книг про колдовство.

Язык песен. Любопытно, что при сходном звучании слов, в каждой песне свой, отдельный набор слов, не пересекающийся с набором из другой песни. Звучание несколько похоже на арамейский, более этого не предположу.

Но догадываюсь, что там, где в песне ведьм на роковом шабаше идут строки «Мяу! згин, згин!» - речь идет о подражании звукам того или иного животного, сопровождаемого словом «згин», которое весьма похоже на «згинь» - «сгинь». «Мяу! згин, згин» понимается мною как «Кошка! сгинь, сгинь», то есть либо речь идет о том, чтобы кошка згинула, либо речь ведется от лица кошки, которая призывает нечто сгинуть -«кошка говорит: сгинь! сгинь!». Некоторые иные животные для меня очевидны. Карра - наверняка ворона, кво - жаба, гааш (да еще идущая после мяу) - собака, хив - свинья, жу -пчела.

Есть смельчаки, берущиеся за трактовки текстов от Сахарова. Берут, скажем, одну из песен и называют ея «сарматским текстом». Я же не берусь рассуждать относительно языка приведенных выше песен, разве выскажу одну мысль. Слова в них передают подлинник не точно, а приблизительно по звучанию.

Когда я учился в школе, была популярна группа Modern Talking, особенно ее песня «Cheri, Cheri Lady». Школьники младших классов, не зная английского языка, пели это как «шеви шеви лейви». А другую песню той же группы, «You're My Heart - You're My Soul», пели как «ё ма ха, ё ма со». Вот и эти ведьмовские песни могут быть просто сходной звучанием тарабарщиной, посему напрасно искать в них сокрытый древним языком смысл.

Вообще среди народных преданий я нигде более не встречал «шабашных» песен, сведения Сахарова, пожалуй, единственные печатные на этот счет.

Что до преданий, то про какую именно Лысую гору в них говорится? А не уточняется. Под Киевом, у Киева. Эти смутные указания означают окрестности города, коими тогда и были все известные сейчас Лысые горы, кроме разве что сада Кучинского, да и тот располагался на отшибе.

Туман наводили и исследователи фольклора. Например, тот же Сахаров в «Сказаниях», в разделе про тирлич-траву, пишет:

Трава тирлич собирается под Иванов день на Лысой горе, близ Днепра, под Киевом.

И поди догадайся, о каком месте идет речь. Написал бы Сахаров «против Киева» - стало бы ясно, что говорится про левобережную Лысую гору. Сказал бы «у Подола» - поняли бы, что про сад Кучинского или на Кирилловских высотах. Однако скорее всего, речь шла именно об «основной» для 19 века Лысой горе, на левом берегу Черторыи.

Нам осталось посетить всего две Лысые горы - Левобережную и на Зверинце, про остальные я уже рассказывал.

Но сначала поделюсь некоторыми своими рассуждениями о Лысых горах и шабашах. Казалось бы, зачем именно Лысая гора? Ведь проще в лесную глушь, за черный бурелом.

В старину седую, если бы кто летал на каком аппарате, то местом посадки выбирал бы чистую от деревьев и кустов вершину - Лысую гору. Там к нему в назначенное время или день могли бы выходить дикие туземцы и поклоняться. И шабаши на Лысых горах - не отголосок ли подобных встреч, в своё время переродившихся в отвлеченные обряды?

Или же шабаши эти, по крайней мере связанные с полетами, являлись чем-то наподобие грёзы, разделяемой множеством участников, и происходили не наяву?

Примечательно, что в быличках герой, всегда человек внешний относительно ведовского сообщества, не попадает на шабаш случайно (шел через лесок и вдруг наткнулся на шабаш), однако следует за представительницей этого сообщества, выполнив те же действия, что и она. Либо ведьма сама берет героя на шабаш. Эта закономерность прослеживается от былички к быличке и может стать ключиком к пониманию ускользающей от меня тайны шабашей фантастических, сказочных.

Казалось бы - царская Россия, брожение религиозной мысли множества христианских ересей, многие коих вполне можно было принять за шабаши. Однако былички не про это, они предполагают сложный и единственно возможный способ посещения шабаша, исключающий - образно говоря - случайную встречу в лесу.

Большинство известных популярно сведений о шабашах, что кочуют из статьи в статью, были вырваны клещами европейской инквизиции у ее жертв. Поэтому я не рассматриваю такие сведения, считая их выдумкой.

Наши же былички, в отличие от протоколов судов над ведьмами, лишены подробностей, описания происходящего на шабашах, но упорно напоминают мне завязку фильма «Гостья из будущего», когда школьник Коля, увязавшись за странной незнакомкой, заходит в предназначенный под снос дом, видит, что женщина пользуется каким-то порталом, повторяет ее действия и переносится в будущее.

Наша быличка будто происходит из уст этого Коли, он последовательно излагает, что с ним случилось, но в точке описания шабаша - всё, шабаш! Ничего не ясно, что же там творится. Разве что поначалу не замечают, что Коля посторонний, а дружественная к нему ведьма старается поскорее его с шабаша спровадить. Например садит на коня, и герой скачает куда-то, скачет, покуда не оказывается, что под ним не конь, а обычная палка, и предстоит еще долгий путь пешком. Кажется, большинство быличек про шабаши заканчиваются одним - пробуждением.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском