ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Троя у Гомера

Троя у Гомера

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 3

Троя у Гомера

Я подошел к этажерке, безошибочно вытащил томик в дерматиновой черной обложке. Сдул над унитазом пыль. Открыл. «Илиада» Гомера. Порядок!

Помню, в начале девяностых посещал я книжный магазин на улице Кудри или Лумумбы, с правой стороны, ежели спускаться. Тополя, солнцем залитый асфальт, и дверь в книжный. Там я приобрел по дешевизне два экземпляра «Хоббита» на украинском языке - в коричневой, с ёлками и волками, обложке от издательства «Веселка», еще «Историю Русов» в переводе кажется Драча (подлинником разжился позже на Петровке), да «Илиаду», перевод Николая Гнедича, самый известный и классический.

Открыв её, я прочел:

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,

Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:

Многие души могучие славных героев низринул В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным

А затем пролистал и поставил на полку собирать пыль. Я не могу читать стихи, где слова переставлены вопреки тому, как люди говорят и обычно воспринимают. Был еще другой Гнедич, Петр Петрович, Шекспира переводил - он позже жил, а Николай Иванович умер в 1833 году. Эпоха Пушкина, но -разный слог! Хотя Гнедич мог писать и привычными словами, не мостить читателю дорогу валунами.

Поэтому в качестве источника я буду использовать «Илиаду» в переводе Викентия Вересаева. Тот же отрывок звучит у

него так:

Пой, богиня, про гнев Ахиллеса, Пелеева сына,

Гнев проклятый, страданий без счета принесший ахейцам, Много сильных душ героев пославший к Аиду

Много понятней!

Вересаев известен более как создатель работ «Пушкин в жизни» и «Гоголь в жизни», но писал и художественную прозу. С ним Булгаков спорил при сочинении своего Пушкина без Пушкина.

«Илиада» Гомера известна в записях, на «твердом носителе», как считают историки, с 9 века нашей эры. Дошедшие до нас рукописи всплывают гораздо позже. Например, самый известный список «Илиады» - Venetus A - упомянут в частном письме 1424 года, где итальянский историк Джованни Ауриспа сообщает, что купил два тома «Илиады». Я доверяю датам, когда источник прослеживается в письмах, документах и тому подобном. Но когда безродным клочкам папируса присваивают год, основываясь на различных «исследованиях», «методах анализах» - этому я не верю.

Печатно, «Илиада» впервые была издана в 1488 году, Димитрием Халкокондилом. Некоторые думают, что он же ее и написал, однако это ошибка. «Илиада» была известна много раньше. Например, ее обширно комментировал Евстафий Солунский (EuoraGioq о бєооаАошкр^, 1110/15-1195/96), церковный деятель и писатель.

К сочинениям Гомера о Троянской войне много обращается греческий историк Страбон, чей труд «География» знаком в Европе по меньшей мере с 15 века.

«Илиада» и «Одиссея» вроде была записана по поручению афинского тирана Писистрата (600-527 годы до нашей эры) - оттуда и пошли дальнейшие списки. Самому же Гомеру ученые отводят время жизни в восьмом веке до нашей эры, а Троянской войне вообще черт знает какое, может быть тысячу лет до нашей эры.

Писистрат в поведении подражал героям обеих поэм и полагают, при составлении рукописей отредактировал текст. Тираном же его называли за насильственный захват власти. Как и все тираны, он вел себя бесчеловечно - построил новый рынок, водопровод, основал публичную библиотеку, как простой гражданин являлся в суд, радел за справедливое налогообложение и защиту бедняков.

Я не хочу сейчас пускаться в возню с датировками. Да, мне кажется странным, что храм Зевса Олимпийского, Олимпейон, закладывают при Писистрате, а заканчивают строить спустя 700 лет, во втором веке уже нашей эры. Это противоречит здравому смыслу.

Так вот о поэмах Гомера! Такой же нелепостью мне кажется мысль, что творчество Гомера веками передавалось из уст в уста, пока его не записали. При Гомере Греки писать не умели - полагают ученые. И мол, ходили по Греции слепые певцы вроде наших кобзарей и бандуристов, да пели Гомера. А ведь «Илиада» - чертовски длинная поэма. Толстая книжка! Ее не сравнить с былинами или думами. Известно, как искажались былины от сказителя к сказителю. Однако, именно четкая поэтическая форма «Илиады» могла бы служить причиной того, что поэма передавалась без искажений - нарушение стихов вело к изменению, как бы сказали программисты, контрольной суммы произведения.

Примем за данность, что известны поэмы «Илиада» и «Одиссея», и сочинителем считается некто Гомер. Про которого не известно ровным счетом ничего, кроме байки о его слепоте.

«Илиада» состоит из двух основных сюжетных слоев. Один

- это Троянская война, точнее, кровавое окончание почти десятилетней осады города. В этом широком слое действуют смертные персонажи. И другой слой - описание клуба олимпийцев, небожителей, богов. Они производят точечные вмешательства в ход войны, поддерживая того или иного вожака

- «героя». С такой точки зрения «Илиаду» не изучали, а ведь много чего можно почерпнуть - Гомер говорит о закулисье богов, излагая оное в своем понимании или приспосабливая его к читателю.

Вообще любопытно, как «сказочная» часть отсекается исследователями. Они могут трактовать описываемые события с исторической точки зрения, с географической, но сведения о действиях богов наравне с простыми людьми просто отсекаются.

Это всё равно что, допустим - неважное сравнение, но придумалось - читатель 777 века возьмет повесть про войну 20 века, и станет читать. А там пехота сражается, но в битву вмешивается танк. Но так получилось, что читатель 777 века про танк ничего не знает, он полагает, что в 20 веке сражались на кулаках. И увидев описание вмешательства танка, читатель 777 века воспримет это как сказочную составляющую произведения.

Но и без сказочной составляющей непонятно, что представляет собой «Илиада». Искусно обработанное изложение действительных событий? Чисто художественное произведение? Или сплав обоих вариантов?

Хорошо, наши ученые всё же, после «находки Шлимана», стали относиться к «Илиаде» как к поэме, где в той или иной мере отражены происходившие некогда события. Почему у них, ученых, не возникает вопрос - если это историческая быль, то как Гомер мог ее написать?

Очевидно, обладая неким обширным материалом, подвергнув его литературной обработке. И материал был гораздо больше поэмы.

Подумайте - Гомер сообщает подробности гибели каждого героя, словно обладает актами судебно-медицинской экспертизы. У меня сложилось впечатление, что описываемые в «Илиаде» военные действия словно были кем-то тщательно записаны при помощи средств видео и звукозаписи, а затем подвергнуты тщательному анализу и росписи. Так сейчас криминалисты просматривают записи с камер наблюдения или видео, снятые на месте преступлений. Определяются действующие лица, составляется описание их действий, отекстовыва-ются разговоры. Имея на руках такие «расшифровки», Гомер мог столь правдоподобно изложить сражения, разукрашивая повествование красивыми сравнениями.

Первым поверг Антилох у троянцев воителя мужа,

Храброго, между передних, Фалисия ветвь, Эхепола.

В гребень косматого шлема троянца он первый ударил.

Лоб пронизавши, вбежала глубоко во внутренность кости Медная пика. И тьмою глаза Эхепола покрылись.

Башней высокой он рухнул на землю средь схватки могучей. За ноги тело упавшего царь ухватил Елефенор,

Сын Халкодонта, начальник высоких душою абантов.

И потащил из-под копий и стрел, чтоб как можно скорее Латы совлечь. Но недолго его продолжались старанья.

Видя, как тащит он труп за собой, Агенор крепкодушный В бок, при наклоне его под щитом обнажившийся прочным,

Острою медною пикой ударил и члены расслабил.

И это не исключение, а правило. Если события «Илиады» -выдумка, такое можно списать на богатое воображение Гомера. Если же поэма близка к действительным событиям, откуда Гомер всё это взял?

Но обратимся непосредственно к Трое. Извлечем из «Илиады» всё, что хоть как-то описывает этот город. Мы узнаем, как представлял себе Трою Гомер, какой рисовал ее читателю в качестве места действия, и сможем затем сравнить с описаниям Трои по другим источникам.

Главный вопрос - где Гомер помещает Трою?

Ученые дают готовый ответ - между горой Идой и Хеллес-понтом, а поскольку Хеллеспонт1 это теперь пролив Дарданеллы, а года Ида - там-то, и область между ними слыла Троадой, то конечно же основное действие поэмы происходит в Троаде, Малой Азии, Турции.

В самом деле, Гомер довольно часто упоминает Хеллеспонт в непосредственной связи с троянской равниной, а когда боги разрушают стену Трои, то направляют реки с Иды до самого Хеллеспонта. Где же еще ученым искать Трою, как не в Малой Азии?

Но в Новом Илионе ли?

Многократно Гомер именует Трою «широкоуличной». Город у него то «Троя» (Tpo^a), то «Илион» (TAiov). По другим источникам - мы к ним еще обратимся - Илион был нечто вроде укрепленной части города, высокой крепостью, местом пребывания знати.

«Илиада» щедра на общие слова о Трое, вроде «прекрасно построенный город», «стены высокие Трои». От них толку мало, разве что понятно - Троя это не захолустье. Но Гомер не чуждается подробностей.

Вот Ирида приносит весть от Зевса - как обычно для языческих богов, «змеев», «бесов», принимая образ двойника знакомого человека, Полита - сына царя Приама:

Вестницей в Трою пришла от эгидодержавного Зевса

rEAA^CTnovToq, Hellespontos, «Море Хели» - пролив между Эгейским и Мраморным морями. Хеле переправлялась через пролив на «баране с золотым руном», но упала в воду, а баран вместе с братом Хеле - Фриксом - уцелел и в Колхиде был принесен самим Хеле в жертву. Именно за этим золотым руном отправились потом аргонавты.

С грозною вестью Ирида, по скорости сходная с ветром. Перед дверями Приама кипело речами собранье;

Тесной толпой молодые и старые вместе стояли.

Близко представ, ветроногая к ним обратилась Ирида,

Голос принявши Полита, Приамова сына, который В тайном дозоре сидел, полагаясь на быстрые ноги,

На высочайшем могильном холме старшины Эсиета И дожидался, когда от судов устремятся ахейцы.

Вид принявши его, обратилась Ирида к Приаму:

«О, старик, всегда тебе милы ненужные речи Так же, как в мирные дни. Но теперь ведь война, и какая! Очень мне часто бывать приходилось в ужаснейших битвах, Но не видал я такого и столь многолюдного войска:

Нету им счета, как листьям лесным, как прибрежным песчинкам!

Движутся к нам по равнине, напасть собираясь на город. Гектор, всего тебе больше советую действовать вот как: Много союзников с нами в великой столице Приама,

Разный язык у различных племен многочисленных этих. Пусть же начальствует каждый над теми, над кем он властитель.

Пусть соплеменников строит, пусть их за собою выводит».

Кончила. Голос богини узнал безошибочно Гектор.

Вмиг он собранье закрыл. За оружье схватились троянцы. Настежь раскрылись ворота. Из них выходили отряды Пешие, конные. Шум поднялся несказанный повсюду.

Есть перед городом Троей вдали на широкой равнине Некий высокий курган, отовсюду легко обходимый. Смертные люди курган тот высокий зовут Батиеей, Вечноживущие боги - могилой проворной Мирины.

Там у холма разделились троян и союзников рати.

Что мы почерпнули отсюда? Полит сидел «на высочайшем могильном холме старшины Эсиета». Могильный холм это ведь курган. Далее, многолюдное войско движется к Трое «по равнине, напасть собираясь на город». Значит, около Трои есть равнина, достаточно большая для перемещения по ней огромного войска.

И перед Троей, на равнине, но вдали от города, «некий высокий курган, отовсюду легко обходимый». Люди называют его Батией, а боги Олимпа - могилой «проворной Мирины». Обратим внимание на будущее, что Гомер иногда приводит двойные названия, человеческие и божественные.

Еще три строки:

Встань, Лаомедонтиад, зовут тебя лучшие люди

Средь конеборных троянцев и меднодоспешных ахейцев

Вниз на равнину сойти, чтоб священные клятвы заверить.

Они говорят о том, что равнина находилась под Троей, ниже ее. Значит, Троя располагалась на холме. Равнина упомянута и в следующих строках:

Быстрых коней через Скеи они на равнину погнали; Прибыли к месту, где рати стояли троян и ахейцев,

На многоплодную землю сошли с колесницы блестящей И посредине пошли между строем троян и ахейцев.

От Трои, через Скеи, на равнину погнали быстрых коней. Значит, между Троей и равниной была некая «Скея».

Недоумение возникает у меня относительно колесниц, на которых ездят по равнине. Сомнения зародил во мне отец, поднявший сей вопрос.

Обычно мы представляем себе эти колесницы двухколесными, прямо на них сражались и так далее. Хорошо, вот садитесь на современный велосипед, у которого камеры надувные в резиновых покрышках, рессоры, всё такое, и попробуйте прокатиться в чистом поле. По равнине! Вас будет здорово трясти, и чем больше скорость, тем более будет тряска.

А колесницы при Гомере? Допустим, колеса деревянные. Допустим, могли быть рессоры. А из чего ось для колес? Из меди. У Гомера всюду медь. Но допустим также, под медью подразумевалось то, что мы зовем бронзой - сплав покрепче. Как далеко проедет по равнине такая колесница, да еще на большой скорости? Насколько на ней вообще возможно ездить, не то, что сражаться? Тут не до жиру, быть бы живу, а не из лука стрельнуть или копьем поразить.

Быть может, мы чего-то не знаем об этих колесницах? Почему у Гомера они везде «блестящие»?

Сохранились ли изображения древних колесниц? Давайте поглядим на кусок рельефа из дворца Ксеркса в Персеполе (современный Иран). Ученые датируют его пятым веком до нашей эры, а колесницу называют «боевой», хотя ничто не указывает на ее военное предназначение.

Однако мне больше всего любопытно устройство колеса, оно прекрасно здесь показано. Рассмотрите и вы:

Резиновая шина с хорошо заметным протектором! Колесо по виду, кроме спиц, ничуть не отличается от современного велосипедного. Покрышка заправлена в обод. А вот спицы странные - некоторые сплошные, иные же будто составные, разделены посередке.

Я люблю обсуждать с близкими мне людьми, когда пишу. И вот маме говорю про «блестящие» колесницы у Гомера. Она говорит - спицы, если металлические, при вращении блестят! А сам не допёр, хотя на велике катаюсь, замечал же.

Вот чего мы, наверное, не знаем про колесницы древних. У них были колеса с металлическими спицами и резиновыми шинами, оснащенными протекторами. И мы воочию видим такие колеса на древних рельефах. Это расходится с привычными представлениями о тогдашней технологии. Значит, привычные представления ошибочны.

В том же Персеполе есть и другие рельефы, где колеса выглядят точно так же. Выше - иллюстрация из сборника, выпущенного в 1932 году Британским музеем (где же еще будут предметы старины, принадлежащие Ирану?).

А вы не задумывались, как были сделаны сами рельефы? Камень. И что, долотом долбили? А если не так кусочек отобьешь, потом приклеивать?

На этих же рельефах из Персеполя знаменитый чувак в летательном аппарате. Подобный летун (ученые называют их «магами») запечатлен, например, на иранской горе же Бехи-стун, рельефе, относящемуся к надписи на трех языках, где речь идет о свержении мага Гауматы царем Дарием Первым. Впрочем на том изображении Дарий попирает ногами труп мага, а в летательном аппарате парит бог Ахура Мазда.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском