ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Зверинец 5

Зверинец 5

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

В другом списке говорится:

начаша требы класти роду и рожаницам. преже Перуна бога их. а преже того клали требу. оупирем и берегиням.

Сие можно трактовать двояко. Первое, что прежде почитания Перуна, требы клали роду и рожаницам, а прежде их -упырям и берегирям. Второе - до почитания Перуна, требы клали роду и рожаницам, то бишь упырям и берегиням. Про берегинь дошли только смутные данные, что так именовали неких мертвых «младенцев».

В народе, роду и рожаницам оставляли на рождественскую ночь кашу кутью - это порицается в тех же церковных сочинениях. Но у крестьян 19 века в обычае было оставлять кутью и другую еду на ночь уже покойным родичам да предкам, что позволяет перебросить мостик между понятиями. В слове «Рождество» или «Рожество» мне слышатся те же род и рожаница, хотя ранее в этой книге я выводил украинское слово «Риздво» от «резать», а «Коляду» от «колоть».

Обычай оставлять кутью на ночь, в зависимости от местности, вместо померших родичей знал «доли». Доля в народе имела много значений - среди них и покойника, незримого либо вполне материального.

Порицая поганские580 обычаи, составители Кормчей книги 1284 года, в 61-м правиле Вселенского собора ругают тех, кто верит «в родословие рекше в рожаница», то есть «родословие» (в подлиннике было «генеалогиа»581) то же, что «рожаница». А в Новгородской Кормчей это переведено как «полоучение рождество и родсловствие». Молдаване знали «рождениц» вместо «рожаниц». Не потому ли церковь столь противилась «рожаницам», что люди почитали их, столь созвучных названию Рождества, во время того же Рождества?

Почитание рожаницы и связанные с этим обряды перешли также в народные обряды, связанные с Богородицей, однако не буду вникать здесь в подробности.

1 мая 1613 года представители Лавры и Выдубецкого монастыря подписали соглашение где-то в Наводничах, в особом месте - Рожнице. И как близка к этому названию современная Мать-Родина! И в постаменте ее полнится эхом зал, исписанный именами тысяч погибших в Великой Отечественной.

Я долго размышлял, рассматривал карты, сопоставлял сведения. Выводы таковы.

Наводницкий ручей имел несколько истоков. Их хорошо видно на плане Киевских крепостей за 1787 год. Там нет впрочем «озерца», откуда вытекает ручей Наводницкий, зато есть Святое озеро, от ручья по другую, юго-восточную сторону холма.

Один исток впадал в Наводницкий ручей с юга, примерно от задворков Суворовского училища. Он шел под склоном горы и загибался к западу. Другой исток был примерно со стороны перекрестка Старонаводницкой и Панфиловцев.

В месте их слияния, примерно у нижнего поворота улица Старонаводницкой, поток отводился в канаву (ровчак!) подле склона холма со Зверинецким кладбищем, где туда вливались еще и родники. Эта канава нужна была издревле, ибо дорога сия использовалась как единственный путь сверху к Навод-ницкому перевозу, и никто бы не ездил по руслу ручья - его просто должны были отвести в поверхностный тогда коллектор, канаву у обочины.

Когда понадобилась эта дорога, стало мешать «озерцо», откуда вытекал ручей. Наиболее благоприятное природное место для образования такого озерца - под склоном горы Зверинецкого кладбища, куда бы стекались почти все воды, кроме слывущего целебным родника, о коем я писал раньше.

Кроме того, мне неясно, куда сливалась вода из Святого озера - оно всюду само по себе, ни с чем не соединенное. Что до Проклятого озерца, думаю, его просто частично засыпали на пути канавы, чтобы не задерживало водоток. Однако я не могу это ничем подтвердить.

Внимательный читатель, знакомый с книгами Закревского и Максимовича, возразит, что-де указанные краеведы говорили об озерце как о современном им.

Возражу. На картах, по руслу Наводницкого ручья, никакого озерца нет. Ни следа. Максимович рассуждал об озерце, разбирая старинные уже для него земельные документы. За-кревский же вторил Максимовичу. Кстати Закревский работал над «Описанием Киева», давно покинув город, и не мог непосредственно уточнить на местности, о чем пишет.

Относительно происхождения названия урочища Навод-ничи, сейчас я рассказал достаточно, чтобы выдвинуть три предположения, а вы уж выберите, какое больше глянется. Главную задачку подкидывает неясность второй буквы - «а» или «е», что меняет корень и следовательно, значение.

Первое. Местность Наводничей была буквально наводнена разными ручьями. Они и теперь сочатся, например, со склона кладбищенской горы. Посему название можно трактовать в этом смысле. Точно как речка Сырец протекает в сырой долине, откуда со всех сторон бежит вода.

Второе. Если изначально Наводничи звучали как «Невод-ничи», то имя возводится к слову «невод». Некоторые исследователи полагают, что рыбаки сушили тут неводы. Сушили, нет, однако ручей впадал в озеро Затон. Часть слова «затон» -«тоня» или «тонь». Так именовали рыболовное угодье, а также саму сеть, невод.

Третье. Мы знаем, что Наводничи соседствовали с курганами, давним кладбищем. В некоторых местностях, в частности на Киевщине, сохранилось древнее слово «нава», обозначающее покойных предков. В народе считалось, что в Навский Великдень11 они незримо присутствуют дома, а наяву приходят ночью в церковь.

Однако понятие «навей» у славян в различных областях 582 было размыто. Порой сходным именем - нявками, мавками - называли русалок, странных существ, пляшущих в траве, рощах, «защекочивающих» неосторожных путников. Чем не упрощенные, огрубевшие эльфовские гульбища? Близко к этому и поверие про эльфов, что становятся «видимы», проявляют себя в определенные дни. Не является ли близость, совмещение в «навьях» двух понятий - русалок и предков -отголоском представления, что «нави» - возможно, не прямые предки, но предшественники? Как чудь белоглазая считалась предшественницей населения северных народов, или народы богини Дану - предшествовали в Ирландии обычным людям, клану Миля.

Историк Соловьев, а следом за ним этнограф Афанасьев пришли к любопытному рассуждению. В народе верили, по большому счету, что русалками становятся умершие некрещеными дети. Выходит, что в дохристианское время, вообще все покойники становились русалками?

31 января 1993 года, в 9 часов утра я посмотрел по ящику передачу «Фольклор», отрывками записав с экрана в свой дневник две былички. Съемочная группа брала интервью у жителей села Курской области Плехово. Одна старушка говорила о местности под названием Хоровод.

Жарким летом, парни и девушки «вышли грать на хоровод», хотя старики отговаривали, мол, время нехорошее, опасно. И что же?

Рашштягнулася земля, и все провалились. Стали ходить как русалки. Мой прадед ходил рыбачить через реку. Они тут и вышли, за ним гонются, трещат, свистят.

Крестьянка поведала о прадеде и отдельно:

Мой прадед был рыбак. Однажды удил он рыбу.

Тут за ним русалки и погнались. Добежал он до Плехово, к родной хате, через огород, к колодцу, а русалки за ним. Прадед сказал: «Подождите тут, я вот рыбу в дом занесу и выйду». Забежал он в дом, и не вышел. А если бы вышел, то они бы его защекотали, пока бы не помер.

Бытовало поверие о Русальной, или Зеленой, Граной неделе, до или после праздника Троицы (разнобой в датах произошел, возможно, от путаницы, внесенной привязкой к «плавающей дате» Пасхи. Троица - воскресенье на 50-й день после нее). Время открытой, буйной деятельности русалок, когда они качаются на ветвях деревьев, купаются, пляшут и поют в рощах, на полях, вовлекают в свои забавы людей, утанцо-вывают и «защекочивают» до смерти. Обычай разбрасывать на Троицу в доме листья аира, поныне сохранившийся даже в Киеве, служил отпугиванию русалок.

В быличках например белорусов, русалки - голые длинноволосые женщины с длинными или наоборот - острыми железными (да еще в дегте или смоле) грудями, либо совсем без грудей. Если догонит - может человеку голову скрутить назад. Русалки украинских земель - небольшие, как дети или подростки, и вроде разнополые. Волосы у них обычно долгие, но бывают короткие и курчавые, цвета русого с рыжиной, либо зеленого. Про одежду русалок говорят разное - красные или белые рубашки, либо наряд столь блестящий, что от взгляда слёзы текут. Чаще одежды нет вообще.

В некоторые дни Зеленой недели запрещалась домашняя работа. Нарушителей русалки щекотали, щипали, кусали, забирали с собой.

Давно, над Неводничами, в 360 саженях от Васильковской башни, стояла Пятницкая башня с одноименными воротами, близ которых, как пишет Закревский, была церковь святой Параскевы. От этих ворот, по росписи Киева за 1682 год, ездили на Зверинец, Неводницкий перевоз и Выдубицкий монастырь. Параскева была известна в народных повериях как святая Пятница583, олицетворение запрета работы в упомянутый день. Нарушение запрета - если люди пряли, расчесывались, трусили сажу, квасили, стирали - Пятницей каралось. Рассказывали о встречах с нею. Голая, с распущенными волосами, догоняла людей. Праздник святой Пятницы отмечали обычно у воды, в пятницу на 9-10 неделю после Пасхи, что близко к Зеленой неделе. Кстати, в церквях в шкафчиках ставили деревянные раскрашенные статуи Пятницы, которым молились.

Любимые деревья, где русалки устраивают себе качели - те, что гнутся. Это ивы и березы. А еще русалки сидят на дубах. Невольно вспоминается примыкающее к Наводничам с севера урочище Берестове. А с юга - Выдубичи.

Нави, русалки, Пятница, в связь с ними Наводничей удачно вписывается урочище Рожница, если только значение его названия - поганское, а не угловое.

Современные Наводничи застраиваются. Прежде, между Старонаводницкой и частью бульвара Леси Украинки (от Суворовского училища до площади Леси Украинки) был частный сектор. Его потом снесли и построили там высотки Царского села. Всё меньше старых усадеб остается и по северную сторону Старонаводницкой. Растут, укрепляются новые терема! А вообще частный сектор здесь, в Наводницкой балке, возник во второй половине 20 века. Где улица Панфиловцев, был склон горы под Печерской крепостью. Остатки ее валов поныне угадываются в зелени переулка Панфиловцев, на подходах к Лавре и музею Великой Отечественной Войны.

Рассмотрим старые, середины двадцатого века, снимки.

1959 год. Наводницкая площадь, вид на улицу Январского

восстания.

Здесь справа начинается холм, где в восьмидесятых построят музей ВОВ и монумент Родины-матери. Направо отходит и бульвар Дружбы Народов, в сторону моста Патона. Наверх, к бывшей Печерской крепости и Лавре, поднимается улица Январского восстания, ныне Лаврская. В одном из домов (ныне снесён), примыкавших к улице, по девяностые жил скульптор, у него в саду стояли различные изваяния.

Налево - тот же бульвар, в сторону Печерского моста, и холм со Зверинецким кладбищем, его не видно. В левом углу кадра, за деревьями и будками - овраг с Наводницким ручьем. Еще нет линии трамвая, что позже соединит рельсами левый берег с правым, и поедут маршруты номер 27, 35 через мост Патона по Старонаводницкой улице. Трамвайная остановка находилась правее от перекрестка с улицей Январского восстания, под холмом.

На самой же площади, на моей памяти, был разворот десятого троллейбуса, а также советского маршрутного такси «рафика» (РАФ-2203).

1959 год. Вид на гору, где будет Родина-мать.

А это ближе к мосту Патона, примерно тут теперь заезд в Ландшафтный парк (Спивоче поле) и лестница наверх к музейному комплексу.

О названии и границах Зверинца. Кажется, в земельных грамотах под Зверинцем поначалу слыла местность двух холмов - со Зверинецким кладбищем и соседним, с улицей Мичурина и ботсадом. От Наводничей и по Лыбедь!

Современные местные жители, однако, вместо Зверинец зачастую говорят «Печерск».

Не зря участок бульвара Леси Украинки около Суворовского училища прежде именовался Печерской улицей. Она проложена между двумя ориентирами. Первый - круглая башня №2. Второй - Суворовское училище, на его месте до 1915 года был чугунолитейный завод Федора Доната, который затем, после перенесения ближе к вокзалу, в советское время стал известен как «Ленинская кузня».

Между заводом и башней, еще в конце 19 века, существовал принадлежащий Лавре Пещерный сад. Состоял он из фруктового сада и большого сенокоса. При саде, в 1877 году выстроили деревянный дом с разными хозяйственными сараями, где поместилось Лаврское народное училище на 100 учеников, переехавшее сюда с Лыбедского хутора. Возможно, именно Пещерный сад дал имя Печерской улице. А почему так назван сад? От Киево-Печерской лавры или, быть может, каких-то пещер?

Про Зверинец бытует мнение, что здесь во времена Киевской Руси охотились князья. Но ведь слово «зверинец» означает совсем другое - место содержания зверей в неволе, а не место охоты. Кроме того, летописи о Зверинце молчат, а более сведений об урочищах времен Киевской Руси нам взять негде. Разве что в Зверинецких пещерах в нише начертан список игумнов «зверыньских» - самое раннее упоминание сего урочища. Видимо, изначально было «Зверынь», а «Зверинец» - уже производное.

Эта глава отнесена к разделу воспоминаний, однако невольно получилось коснуться более далекого прошлого, чему я не был свидетелем. А что еще вам рассказывать?

Как катался на санках с гор в ботсаду? Садишься у самого верха Сиреневой аллеи и едешь до Выдубов! И Бобик бежит рядом. А потом долго пилишь к исходной точке. Нигде больше в Киеве нет таких длинных спусков. Еще катался на Собачке, когда лень было в боташу ходить. На Орешке пару раз. Орешка - это ореховая роща в северной части Зверинецкого холма, примыкающая к бульвару Дружбы Народов между улицей Струтинского и площадью Героев ВОВ. Всюду было дико, безлюдно, захолустно.

Дорога от сиреневого сада к Выдубицкому монастырю идет по краю оврага, я иногда съезжал туда, но чаще следовал дорогой, чтобы около большой ивы направить санки по совсем уж крутому, почти отвесному склону.

Я не любил кататься в компании, это всегда дурнее, все куда-то спешат, больше устаёшь. Я любил ходить в ботсад сам с Бобиком. За плечами - алюминиевые санки, даже имя для них выдумал, Снежный сокол. И вот когда ты с собакой один на километры вокруг, над тобой сплошное серое небо, идешь по морозу, снег под ногами скрипит, то погружаешься целиком в мысли, отвлеченные от происходящего, но обстановка их окрашивает, и постепенно влияет на мировоззрение. Каким бы я стал, проведя юность в другом месте?

По дороге к Выдубицкому монастырю я катался еще на роликах. Ролики тогда были с двумя парными колесиками. Скорость набиралась приличная, а спрыгнуть с роликов нельзя. Я старался ехать зигзагами, но если не удавалось и скорость нарастала до невозможности - тормозил, бросаясь в кусты можжевельника у обочины.

На горе выше этой дороги растут боярышник и кизил. Ходишь и ешь. Сейчас не ешь, не успеваешь. А раньше ходил и ел. Вся эта гора раньше была застроена хатками, есть снимки конца 19 века. И внизу тоже стояли домики, близ монастыря вдоль набережной.

Выдубичи. Дореволюционный снимокъ.

Кстати странно, что Выдубицкий монастырь стоит в удо-льи, как бы в чаше, не на самой Зверинецкой горе. Хотя Павел Алеппский в 17 веке писал о страшной высоте, когда смотришь вниз от Михайловского собора (крайняя к Днепру церковь), достаточно самому отправиться туда и убедиться -храм на невысоком пригорке, уступе. Да, известно, что склон этот постоянно размывался, церковь обваливалась, и еще в 1199-1200 годах для защиты против оползней соорудили подпорную стену под руководством «художника» Милонега (второе, христианское имя его было Петр), на средства князя Рюрика Ростиславича. Впрочем в 16 веке восточная часть церкви таки рухнула в обрыв.

Почему же монастырь соорудили внизу? Я снова готов сделать сразу несколько предположений. Первое - христиане часто воздвигали церкви на местах, священных для язычников. Если верить преданию и здесь действительно «выдыбнул» идол, вероятно его поставили рядом на берегу и тут же справляли обряды. Предположение второе - место выше, где теперь Ионинский монастырь, во время постройки Выдубицкого было чем-то занято. Там удобнее от врагов обороняться, и вода не подступает.

Выдубичи. Дореволюционный снимокъ.

В середине снимка - тот самый Михайловский собор. В девяностые годы жители Бастионной - не я - ходили под него на склон в поисках древностей. Находили некие старинные цветные бутылочки и монеты. Правее, в сторону моста Патона, уже в 21 веке энтузиасты раскопали в холме древнюю пещеру. О ней мне рассказал Кирилл Степанец.

А в 1916 году археолог Эртель тоже отыскал пещеру, где-то в юго-западном склоне яра около монастыря. Два смежных участка с подземными ходами. Коридор высотой 1,7 метра, ширина до полутора, по бокам пять ниш и малые нишки. Для светильников? Пещеру некогда на две трети затопила вода, от нее на стенах остались следы. Потолок оказался закопчен. По найденным внутри кирпичам Эртель отнес пещеру к концу 17, началу 18 веков. Ежели мы найдем в древней карстовой пещере мобилку, значит ли это, что пещера образовалась во время потери здесь телефона? Эртель расспросил о пещерах монахов, те поведали, что под монастырем и окрест полно пещер, но их засыпали при Елизавете Петровне (1709-1761).

Другая пещера, открытая Каргером в 1945-м, и повторно изученная М. Стрихарем в 1990-м, спрятана под фундаментом Михайловской церкви, на глубине 4,5 метров, и оттуда раскопана на 10 метров к востоку, как скупо говорится в «Своде исторических памятников». Ведь это в сторону Днепра, там совсем негде развернуться. Именно восточная часть церкви и обваливалась. Пещера «законсервирована» археологами, то бишь просто засыпана. Ее относят к 11 веку.

Некоторые исследователи полагают, что именуя собор Михайловским, мы употребляем сокращенное его название, а изначально храм был посвящен чуду архангела Михаила в Хонех584.

Однако в известных русских летописях не говорится, что этот храм посвящен Чуду в Хонех. Сказано просто, о заложении в 1070 (6568) году - по Ипатьевской:

Заложена бысть церквы святаго Михаила, в мана-стыре Вьсеволожи на Выдобычи.

И далее за 1088 (6596) год, про освящение сего храма:

Священа бысть церкви святаго Михаила манасты-ря Всеволожа, митрополитом Иоанном и епископом Лукою, Исаем, игуменьство тогда держашу того ма-настыря Лазореви.

Подумаем. Ученые читали эти же строки. И сделали вывод, что, поскольку монастырь «на Выдобичи» назван Всеволожим, то князь Всеволод Ярославич (1030-1093), внук Владимира Красна Солнышка, сей монастырь и основал. В 1017 году церковь святого Михаила заложили, к 1088 году построили да освятили. Хорошо.

Но вот сведения про устроение здесь церкви прежде, при князе Владимире!

Софонович, во второй половине 17 века, рассказывал в своей «Кройнике» о низвержении Владимиром идолов. Среди них сбросили и «едного балвана». Софонович не говорит, что Перуна. Перун-то к порогам поплыл! А тут просто - один болван.

И вот он, протащенный по Чертовому беремищу и ввержен-ный в Днепр, некоторое время плыл, а язычники бежали по берегу и призывали - выдыбай, наш господарю боже, выдыбай! И он выдыбнул на берег, «где теперь монастырь Выдубецкий, и названо тое месьце тым урочищем от выдыбаня Выдабичи албо Выдубичи. Але и там, гды неверныи взяти хотели того болвана, верныи пробивши, и камен привязавши, утопили».

И закрепили христианской святыней:

А в Выдубичах церковь Чуда святого Михаила збудовано также при Владимере, для того, иж як в Хонех святый Михаил чудо учинил, в реки неверных

погруживши, так тут выдибалого албо выплыненого в болване чорта помогл в водах потопити.

Как именно Михаил помог утопить «чорта», Софонович умалчивает. Кстати, в некоторых местностях существовал обряд похорон или проводов русалок, в котором люди несли соломенное чучело коня или человеческой фигуры, а то и просто куклу в гробу, и топили его, иногда для надежности привязывая камень. Это языческий обряд. Были еще подобные. В их свете низвержение Владимиром идолов можно трактовать иначе - не как яростную борьбу с прежней верой, но отправление обряда в честь «старых богов». Другое дело, какую сие получило окраску в летописях.

Тарас Шевченко. Выдубецкий монастырь в Киеве. До 1843 года. (Хорошо видно, что уровень Днепра выше, чем даже в

конце 19 века)


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском