ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Зверинец 6

Зверинец 6

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Но что думать о храмах Михаила? Помимо разницы во времени постройки церкви, есть разница в ее посвящении. Летописная, «Всеволожая» - просто святому Михаилу. А эта, «Владимирова» - чуду Михаила в Хонех.

Но церкви не ставили просто так на отшибе. Для церкви нужны монастырская братия или прихожане. Значит, она находилось при поселении, либо в пределах некоего монастыря - Выдубецкого. С этой точки зрения, умолчание в летописях о раннем сооружении здесь храма делает Лавру старше, чем Вы-дубичи. И наоборот - введем в летопись «Владимиров» храм, получим более древние Выдубичи.

Как теперь подружить сообщение Софоновича с летописным? Выдубицкий монастырь именуется Всеволожим. Допустим, что Всеволод взял существующий монастырь под свою опёку, и заложил новый каменный храм «святого Михаила», что и дошел до наших дней. Куда девался ранний храм времен Владимира - неясно. Может снесли тогда же.

Разница в посвящении. Но это по летописям. В «Росписи Киеву 1682 года» сказано о том же Всеволожем храме: «церковь каменная Чюдо ахристратига Михаила». Впрочем, в «Описании Киева» Новгородцева за 1784 год - просто «святого Михаила». Сюжет «о чуде в Хонех» запечатлен в живописных росписях Михайловской церкви и монастырской трапезной.

Кому же посвящен храм, построенный коштом Всеволода? Такой вопрос не возникает о другой церкви Выдубицкой, святого Георгия Победоносца (Егория), построенной в 1696-1701 годах на средства стародубского полковника Михаила Миклашевского. Трапезную тоже он построил, снаружи его герб и написано: «ММЕЦПВВЗПС», что значит «Михаил Миклашевский, его царского пресветлого величества войска Запорожского полковник стародубский». Есть еще в монастыре колокольня 1727 года - это ее купол синий в звездах, жилые помещения, да несколько колодцев.

Рассуждая о возрасте Выдубецкого монастыря, отметим по крайней мере, что тут имеются пещеры древнее, нежели заложенный Всеволодом Михайловский собор. Ведь одна из пещер - под фундаментом оного, значит была тут прежде.

Но кто вырыл пещеры в холмах Зверинца - на Выдубичах и улице Мичурина? Можно ли считать, что всё это сделали христианские монахи? Вспомним пещеры соседнего холма -Варяжские, ископанные ранее Ближних и Дальних еще до пришествия под Берестове Антония.

Исключительная красота самого места Выдубичей, отмечаемая на протяжении множества столетий, не могла остаться незамеченной и прежде. Может, это место почиталось священным задолго до «выдыбания»?

Мне кажется, Закревский невольно подметил языческое значение Выдубичей, описывая современное ему, жителю 19 века, странное для христианской традиции празднование в окрестностях монастыря дня святого Егория (Юрия), или Георгия Победоносца. Его обычно изображают поражающим змия копьем - эдакая иносказательная картина борьбы с поганством. В самом христианском празднике этом, да именно здесь нет ничего странного. Ведь посреди садов и дорожек высится строгая, стройная Георгиевская церковь. Но вот как описывает местный обычай «Егорьевского гулянья» Закревский:

Годовой праздник.

Выдубицкий монастырь находится в одном из привлекательнейших мест Киева, как бы самою природою созданных для уединения. Он окружен с трех сторон высокими холмами, покрытыми лесом, инде садами, а с восточной стороны у ног зрителя рисуется Днепр с его великолепными берегами.

В 23-й день апреля585 здесь бывает годовой праздник; в это время природа пробуждаясь от зимнего сна, одевается свежею зеленью и является с новою прелестию586.

Киевляне собираются сюда толпами праздновать двойное торжество церкви и природы; на паперти тихой обители волнуется разнообразное и шумное общество; с хладнокровием бросая взгляд на гробовые доски, лежащие вокруг соборной церкви, и не замечая тленности и скоропреходимости всего в мире.

Но к этому празднику должно совершить путешествие водою, сесть в лодку у Киево-Подола и пуститься по струям Днепра587; виды правого, высокого берега, на котором расположено Печерское, довершают очарование зрителя.

Впрочем, к прискорбию людей набожных, неве-

жественная толпа, особенно в новейшее время588, обнаруживала на этих годовых праздниках недостаток приличия, какое следовало бы оказывать месту, посвященному тихой обители и могилам усопших.

Справедливо замечают, что «гулянье Выдубицкое в Егорьев день только смущает собою мирное уединение монастыря, особливо в час вечерней молитвы; тогда и южный холм, покрытый разнобоярщиною народа и оглашаемый звуками немецких шарманок, невольно напоминает собой Лысую гору».

Вероятно, так в народе, на протяжении веков, сохранялось представление о назначении этого места, где отправлялись языческие празднования. Сюда, на заменивший одно из таковых, день Егория Вешнего, собирались люди, чтобы праздновать как в дохристианское время.

Выдубецкий монастырь. Вид с северного холма. Литография 1862 г.

На крещеной Руси отмечали два Егория (Юрия) - осеннего и весеннего, вешнего. Вешний служил началом, межей теплой поры годы. Помню, когда в 1986 году мы с бабушкой бежали от радиации к малознакомым людям в село Кротенки под Полтавой, то именно 6-го мая там, на поле у реки Ворсклы, пастухи впервые выгнали после зимы пастись стадо, и была в этом бытовом действии обрядность, само собой разумелось - особый день, веха. Позже я узнал, что во многих местах на шестое отмечают день пастухов.

Кстати, кое-где Вешний Егорий почти совмещался с Гробками (Радуницей, Красной горкой) - весельем на кладбищах, тоже мало чем согласным с христианством.

2006, вид на Выдубецкий монастырь сверху из сада сирени.

Ныне, по стечению обстоятельств, именно на «майские праздники» в окрестности Выдубичей снова стекается народ, ведь над монастырем расположен знаменитый по всему Киеву и вне его пределов, один из участков ботсада - сиреневый! А ведь его могли разбить где угодно. Снова невольно повторяется, но исказившись, прошлое. Был праздник весны

- преобразился в Егория Вешнего. Уже и Егория Вешнего не отмечают - идут на сирень смотреть, благоуханием цветов ее дышать.

Долговременная победа одних представлений над другими возможна не столкновением в лоб, но замещением. В языческие времена люди поклонялись множеству богов, имея связанные с этим обряды. Каждый бог чем-то заведовал - тот животными, а тот громом и молнией. Христианство на Руси прижилось лишь со временем, когда христианские праздники наложились на поганские с сохранением множества прежних обрядов, а набор простых и ясных, в отличие от понятия Троицы, святых заместил собой языческих богов, да еще вписавшись в календарный цикл.

Святые имели, в понимании народа, те же свойства, что прежде поганские боги. Святой Илья ездил на небесной колеснице, издавая гром. Святой Влас покровительствовал домашней скотине, а Николай Мирликийский - мореходам. Святым-заступникам начали молиться вместо старых богов. Ставили свечку перед иконой нужного святого, и просили его - пошли, помоги, сохрани.

На столбах у перекрестков, где раньше выставляли кости предков, устроили киоты - коробы с иконами. Как пекли куличи и красили яйца, так пекут и красят. Давние обряды сгладились, преобразились, но узнаваемы. И не поймешь, чего тут больше - язычества или христианства, хотя последнее преобладало официально.

А после 1917 года, когда царя-батюшку позабыли, кресты класть перестали, роптать прекратили, что? Спустя семь лет умер Ленин. Он заместил для народа и царя-батюшку, и христианского бога, сам превратившись в бога материалистического. Нетленный, будто святой, лежал он в мавзолее.

Как мало кто читал всю Библию, так мало кто читал все труды Ленина. Население страны воспринимало благой образ, созданный литературой и кино. Деяния его были знакомы, но отрывочны, и этого хватало. Вот Ленин дарит свои рукавицы мёрзнущему. Передает нуждающимся рыбу, подаренную самому Ленину. Читает проповедь с броневика. Выпускает декрет о мире, декрет о земле.

Потребность, привычка ко крестным ходам превратилась в массовые демонстрации. Вон сколько их было сразу после революции, но постепенно стихли, упорядочились, остались

только для основных светских праздников.

Правда, оказалось невозможно заместить христианских святых со всеми приписанными им языческими должностями. Не могли покойные революционеры способствовать урожаю или заведовать громом. И вот набор святых «отпал».

Но прежний календарный цикл, «земледельческий год», древняя и жизнестойкая основа - осталась. На шестое мая продолжали выводить коров на первый выпас, к ставшей просто названием Пасхе выпекали куличи (кто святил, а кто просто так), на Троицу разбрасывали длинные листья аира, хотя никто не помнил, что это для отпугивания русалок.

Выдубицкому монастырю повезло. Кроме разрушения его строений по естественным причинам, все храмы, начиная со времен Всеволода, уцелели. Вот погост не совсем, со второй половины 20 века остались избранные погребения.

Среди корпусов и церквей монастыря лежат эти ухоженные старинные могилы. Педагог Ушинский. Меценаты Ханенки, Евгений Афанасьев (его стараниями построена первая в Киеве канализация, а также больница для чернорабочих, ныне там Охмадет), гидротехник Михаил Лелявский (укреплял набережную Днепра, спрямлял его русло в пределах Киева, много лет посвятил изучению Днепра и Припяти) - склеп Лелявско-го выполнен по проекту Городецкого. Невесть куда и когда сгинули могилы трех зенитчиц, во время Великой Отечественной державших оборону на верху холма. Когда были живы, спускались к монастырю попить колодезную воду.

Всё ухожено да покойно. На пасеке рядом гудят пчелы. Монастырь обнесен толстой белой стеной, огораживаясь от дороги, идущей к набережной. Эта дорога еще несет имя Вы-дубицкой улицы. А на другой ее стороне - забор ботсада, и нижний вход в него. Если пройти, сразу за ним, справа в ложбине589 - заросшие крапивой остатки старенького кладбища. Забытое и никому не нужное.

А рядом растет здоровенная ива - в детстве одной из любимых забав моих было катание на ее ветвях. Русалки таки знали толк в развлечениях! Хватаешься за пучок лозин, они пружинят, отталкиваешься ногами и летишь, а потом назад. Чуть выше, там же, в земле зияло окруженное замшелым кирпичом отверстие - мы считали, что это старинный погреб. Недавно я ходил искать его - ничего нет, быть может засыпали или завалился сам.

С этим местом связано происшествие, вероятно раньше для меня важное, поскольку запись о нем я протащил через несколько дневников. Время от времени, с 1986 года, когда мне стукнуло 9 лет, я вел дневники. Заводя очередной, уничтожал старый, предварительно сделав из него выписки важного в новый. То, что поведаю далее, я подробно изложил в дневнике 1991 года, припомнил в дневнике 1993-го, и пересказал в 1997-м. Последнее и помещаю тут, как есть:

Вспоминаю одну историю, которая произошла где-то 29-30 декабря 1991 года. Мы с Арсением590 катались в ботанике на санках. Было много снега, ботсад закрыт для посетителей. Арсений, как оказалось, не умеет рулить.

Накатавшись в хвойных, мы пошли к тому крутому спуску, который ведет от сирени к Выдубицкому монастырю. После 2-го или 3-го «съезда» я заметил внизу (не в самом) слева в склоне горы ход, обложенный старыми кирпичами.

Я начал развивать мысль о том, что в этой «пещере», возможно, кто-то живет. Мы побежали наверх -непонятно от чего.

Следует сказать, что недавно в ботсаду произошло 3 убийства - это правда. Впрочем, больше о них я ничего не знал, поэтому, увидев 3 глиняные холмика возле лестницы-террасы в сирингарии, вслух припомнил это, многозначительно указав на холмики.

Меня понесло - я излагал жуткую теорию о гонящемся за нами убийце из пещеры. Мы вновь побежали, по дороге, мимо боярышника к хвойным. Справа спуск - заснеженный луг и непроглядная чаща кустов.

Из хвойных мы шли по аллее, проходящей мимо дерева гинкго591. Я уже говорил о мертвецах. Они слепые и идут на нюх. Давай дышать носом и запутывать следы.

Я обернулся и около гинкго увидел серую, под 2 метра, человеческую фигуру, на шее у которой была красная полоска. Я отвернулся, чтобы показать ее Арсению, но когда мы посмотрели вдвоем, то фигура исчезла. Я вскричал: «Он идет под можжевельником или в обход!» и мы из последних сил побежали дальше, повернув не к розарию, а прямо в березовую рощу и к лещине.

Вот кучи торфа592. Когда мы подбежали к дыре в заборе593, со стороны розария, питомника, шел человек в сером пальто и с красным шарфом (или чем-то вроде этого) на шее. До него было далеко, я не разглядел.

Время было уже часа 2-3. Мы съехали с горки к 11 дому. Прибежали ко мне домой, закрыли дверь.

И глядели во все глаза через окна со стороны балкона, и казалось нам, что за оградой ботсада ходит серый человек с красным на шее, а красное это наверное кровь, он мертвец с перерезанным горлом.

Долгое время я полагал, что тогда, в закрытом ботсаду, пустом и пасмурном, мы поддались нагнетаемому моими выдумками страху, но сейчас оценка моя изменилась, точнее, появилась другая оценка, не заменившая прежнюю, но равноценная. Сколько раз я бродил по ботсаду один, ничего не боялся. А тут был значит повод. И, как ни крути, я таки видел серую фигуру.

В феврале 1992-го, я уже не с Арсением, а с мамой и Бобиком гулял в ботсаду, и за нами шел, прячась в кустах, некий человек - показаться он из-за собаки, верно, поопасился. Дома рассказали об этом бабушке, а она поведала слух про орудующего в Киеве маньяка, что перегрызает глотку да кровь пьет.

С течением времени прочь от развала Советского Союза, увеличивалось количество неприятных людей в ботанике и около. В чаще прятались беглые преступники, и ночью милиция устраивала облавы. Заезжают во двор «газики» со включенными фарами. Клацают двери. Горохом на светлый асфальт высыпают кинологи с овчарками да автоматчики. Вереницами вокруг домов, и бегом на Собачку! Из темноты - выстрелы. В ботсаду другое, там одиноко ныкались слетевшие с катушек люди. Из-за толстого древесного ствола выглядывал увалень в клетчатой рубашке, красовался с расстегнутой ширинкой. А вот весной нашли объеденное муравьями тело девушки, с осени лежала - кто ее?

Как-то за пару ускорившихся лет стало опасно. И привычно, что трупы, что ночная беготня автоматчиков переулками, зато в видеотеках еще страшнее, хоть и выдумка. Уровень обыденности в восприятии насилия изменился, на экранах мелькали кровавые лица, харкали кровью, пили кровь, оставляли кровавые пятерни на стенах. А что там против этого труп в ботсадовских зарослях? Еще одна копейка в пригоршни мелочи. Блеснула и затерялась. В макулатуру отправились обесценившиеся собрания сочинений классиков, обесценилась жизнь.

Будто гляжу в стакан, где разболтал муть. Она кружится и кружится, взлетают и осаживаются частички. Отодвину стакан в сторону.

Я много говорил о санках. Катание на них, при хорошей зимней погоде было каждодневным мастерским занятием. Мы с Сашей дошли до именования горок, удолий и трамплинов - Горб Стечкина, Заезжая яма594. Вылеты, через короткую невесомость, к самому краю опорной стены, или в кусты с обрыва, воспринимались со смехом. Были трассы долгие, с поворотами, где требовалось умение вписываться. А были прямые - съехал по отвесной горе и опять наверх лезешь, ставя ноги лесенкой. Составляли из санок поезда, а то еще садились по двое на одни салазки. Уж так мне нравилось кататься, что вернувшись домой, иногда усаживался на санки в коридоре или комнате, и воображал, что еду!

Жалею, теперь это далеко от меня. Всё дальше и дальше. Еще жалею, что исчезли серые автоматы с газировкой, стоявшие справа от главного входа в ботсад.

В нишах автоматов ждали стеклянные стаканы, перевернутые, опущенные в пластмассовые мойки. Прижимаешь стакан, и снизу бьет струя воды. Вот так помоешь, перевернешь горлышком кверху, и суешь под отверстие, где через небольшую трубку льется газировка.

В монетную щель можно было бросить три копейки за лимонад, или одну копейку за чистую газированную воду. В первом случае из трубки сначала лился сироп, а потом уже вода, и чтобы вкуснее и слаще, я вынимал стакан, когда он наполнялся водой примерно на три четверти.

Вспоминается равноценно и обыденное про газировку, и необычное, про НЛО. Над Зверинцем они летали часто, на виду у множества людей, а я усердно заносил наблюдения в свой дневник или на первый попавшийся в спешке лист бумаги. Мимо южной части Зверинецкого холма проходила авиатрасса на Жуляны, мы постоянно видели самолеты и могли отличить оные от чего-то другого.

Обычно мы замечали НЛО на прогулках в ботсаду или в окрестностях. 7 ноября 1997 года я в 17:10 вышел с Бобиком. Мы поднялись по западной стороне Бастионной, к троллейбусному развороту около ботсада рядом с диспетчерской. Темно уже, небо в звездах, облаков нет. Идут навстречу три мужика и оживленно говорят о космических спутниках. Донеслись слова: «вошел в атмосферу - сгорел». А на другой стороне площади, у входа в ботсад, там где кассы с крышами, будто огромные шляпы поганок, на остановке ждали человек 5-7 и глядели в небо.

Посмотрел и я, наверх, в направлении Тимирязевской улицы. По небу на восток, в сторону Днепра, перемещалось НЛО. Его очертания скрывала темнота, зрению были доступны лишь вспыхивающие светло-красные огни, подобные свитой в клу-бой ёлочной гирлянде. Никакого звука. Скорость - примерно в полтора раза выше, чем у привычных рейсовых винтовых самолетов, летавших медленно и с гулом. Размер чуть меньше.

Мы с Бобиком перешли от Института проблем прочности через дорогу и начали спускаться по Тимирязевской. НЛО оставался на виду, удалившись к юго-востоку и став крупной, мерно бьющейся точкой. Там впереди еще сигнальные огни на трубах ТЭЦ-5, и я не мог спутать их с НЛО.

На несколько секунд кроны акаций заслонили от меня НЛО. А потом НЛО стало два. Один над другим. Разделение случилось, быть может, над Лысой горой или дальше. Нижний НЛО опустился, пропал, а верхний сменил направление на южное и полетел, должно быть, над Днепром, пока не исчез из виду.

Через день-другой в новостях по телевизору рассказывали, что множество людей тогда переполошилось, став очевидцем того же явления. Радары его не засекли, не было над районом и самолетов.

Еще несколько наблюдений относятся к началу девяностых.

Вот мы с мамой, осенью, тоже вечером, вышли погулять с Бобиком на Бастионную. Запевка в моих рассказах одинаковая. И видим в небе точку светящуюся. Там и так самолеты не летают. Я предположил - наверное, НЛО. Ну и ладно.

Возвращаемся уже домой, заходим в проулок, и в месте, где перекресток между домом 11-А и 15, сверху как придавило. Глядим. Точно над нами. Молча и плавно надвинулось, зависло большое круглое тело с тусклыми огнями вокруг. И днище тоже круглое, будто у часов. Мы шевельнуться не можем, у меня из-под шапки пот струйками стекает. НЛО стало двигаться в сторону ботсада, мы очнулись, мама говорит - пошли скорей домой! Заторопились, чуть не побежали. В квартире, я выскочил на балкон - НЛО удалялось к востоку.

В другой раз мы гуляли в ботсаду - я, мама, и моя тётя Нина с сыном Сашей. Брату тогда было года четыре, стало быть, случай произошел эдак в девяностом году. От верха Сиреневой аллеи мы топали в сторону Ионинской церкви, там еще развилка у каштанов. Налево - к церкви, прямо - к туалету и теплицам. Вот мы двинулись прямо, под каштанами. Открывался вид на чистое, голубое небо. А там висит нечто. Кто-то сказал - смотрите, аист!

Пригляделись - да нет. Стали гадать. Самолет? Но странный. Ни с чем не получалось сопоставить. Нос у него опущен вертикально. Крылья будто наклонены вниз и отведены к хвосту. Объект висел в небе, или передвигался очень медленно. Потом оказался в другом месте. И снова. И когда навстречу взмыли истребители, перечерчивая реактивными следами небо, странный аппарат совсем исчез.

В иное время, между хвойными и сиреневым садом, видели мы в траве следы, одинаковой окружности, упорядоченно расположенные. Вокруг них трава буйствовала, а тут кружки с другой травой, меньше, жальче.

Зверинец, да и весь Киев, издавна слывет местом, где происходят явления, не поддающиеся осмыслению. Осмысление основано на знании. Мы ничего не знаем о создателях Змие-вых валов, поэтому назначение валов остается загадкой. Хотя мы видим валы, они существуют и будоражат ум. Также мы видим НЛО, однако наблюдения ровным счетом ничего не проясняют, кроме подтверждения существования НЛО.

По небу перемещается нечто. Зачем перемещается? Когда летит самолет, он перевозит пассажиров, грузы, военный -разведывает, готовится нападать, отражать, и так далее. А действия НЛО мне непонятны, как если видишь маленький кусочек картины, один цветной мазок, смысл коего станет ясным лишь при обозрении всей картины, или хотя бы куска достаточно большого, чтобы по сопоставлению с другими мазками установилось значение оных.

Вот точка. Что это? Да просто точка. А если вокруг нее -овал? Это уже похоже на глаз. Черточка выше - бровь. Точно, это глаз.

Покамест НЛО воспринимаются как «просто точки». Как искать соседние «мазки», где, что они такое? Какой словарь нужно выучить, чтобы понять написанное на языке, названия коего не знаешь?

В доме на Бастионной, ближе к ночи я любил выходить на балкон. Добрую половину звездного неба заслоняла смотровая гора, что в ботсаду за липами. И палисадника склон. Тихо. Зашуршит, побеспокоит листву марельки белый кот. Слезает, ему сидеть на дереве надоело. Весной к балкону веяло теплым запахом цветения вишень, сирени, яблок, абрикосов. Стою, дышу вдоволь, если рядом не сохнет в этюднике картина и кисточки, отмытые от краски растворителем-пиненом.

Каждый раз, выходя на балкон, я переступал через такой горбик - к нему примыкала, закрываясь, дверь. Во время перешагивания, поверх перил балкона, сантиметрах в пятнадцати, на миг была заметна невидимая нить, лишенная толщины и цвета, чистая ось координат X. Она несомненно существовала, ибо воспринималась тысячи раз, из определенного положения при пересечении горбика.

А вот мне было лет 17, и за домом, как-то в мае, на ночь глядя, валили дерево. Тогда деревья пилили редко. Невероятное событие. Я думал - зачем его? Здоровенный ясень, никому не мешал. Разозлился я на тех мужичков, кто работал. Уж не помню кто, но местные.

Я ждал, что ясень устоит, не поддастся, поломает пилу. А что, и разойдутся. Быстрый сухой треск. Ясень упал. Сразу. Большого никто не поддержит. Стало обидно, но я пошел пить сладкий чай.

Когда деревья тянут к небу обрубки веток, когда мотокосилки превращают траву в ошметки, моя ненависть изнутри головы мечется в затылок и отражается в лоб и виски. Но первое погибшее на моих глазах дерево я запомнил особо, как и сосновый лесок в Дарнице, и мирный поворот около пещер на узенькой улице Мичурина. Зеленый травяной пригорок там под забором, желтые цветочки, а напротив другой забор, старый-дощатый, кусты сирени, дом за нею прячется, и жила в нем баба Даша, про которую я только и знал, что имя, да еще у нее коза была. Меее!

Конец

Киев, 2013-2015

Приложения


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском