ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Аланы 4

Аланы 4

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Он подобен первому, тяжек и труднопроходим. И вновь, высадив людей, они проводят моноксилы, как и прежде.

Островоулнипрах скажет нам многое, ибо есть перевод на греческий. И «прах» выходит, что «порог». «Х» в конце означает, что «г» было мягким. Прах, праг, порог. Если только Константин не ошибся в переводе.

А что за Оулворси? Ломоносов думал, что это передача некоего славянского слова «олеборзый», хотя я такое не слыхивал. Ученые-норманисты в свою очередь производят Оулворси в столь же неслыханное «древнешведское» Holmfors, составив оное из holm (остров) и fors (водопад). Другим рос-ским названиям они находят сходные объяснения, прибегая к жонглированию буквами.

Подобным же образом минуют они и третий порог, называемый Геландри (ГєАаубрі), что по-славянски означает «звуковой порог» (пхост фраудоу, Звук порога)

Если слово «прах» означало «порог» и «г» было у славян мягким, то название порога Геландри означает, что - на выбор два варианта:

1. Существовало и твердое «г».

2. Твердое «г» надо понимать как «к», тогда выходит Ке-ландри. На ум приходит нечто, близкое по значению к «колотить», «колонтурить». Что расходится с толкованием Константина про «звук порога».

а затем так же четвёртый порог, огромный, нарекаемый по-росски Аэифор (Аєіфор, Аифор), а по-склавински Нэасит (Neaa^T, Неасит), так как в камнях порога гнездятся пеликаны (пєАєкауо)61. Итак, у этого порога все причаливают к земле носами вперёд, с ними выходят назначенные для несения стражи мужи и удаляются. Они неусыпно несут стражу из-за Пачинакитов. А прочие, взяв вещи, которые были у них в моноксилах, проводят рабов в цепях по суше на протяжении шести миль, пока не минуют порог. Затем так же одни волоком, другие на плечах переправив свои моноксилы по сю сторону порога, столкнув их в реку и внеся груз, входят сами и снова отплывают.

Нэасит - это знаменитый порог «Ненасытец». В «Книге большого чертежу», составленной при Петре I, этот порог также упомянут как Неясытец, что еще ближе к «Нэасит». Однако, Константин толкует это слово: «так как в камнях порога гнездятся пеликаны». Итак, Нэасит означает «гнездо» и представляет собой искаженное Насест! Надобно помнить, что Константин средствами греческого языка передает звучание слов чужого языка.

Слово «насест» мне подсказала мама, ибо я поначалу двинулся усложненным путем, усмотрев корень «нест», «незд» и приближая греческую передачу к «гнезду» смягчением «г» и заменой «д» на «т». Однако «насест» подходит точнее некуда, незачем прибегать к натужной возне с буквами. Однако странно, что никто из ученых не принял во внимание слова Константина про гнездо, разве что Брайчевский возразил -мол, пеликаны там не живут! Так это сейчас они там не живут. Но поныне их встречают в Днепровском лимане.

А росский Аэифор? Тут лишь догадки. Памятуя, что наш Святослав у Греков - Сфендослав, то «ф» можно попробовать заменить на «в» и получить «Аэивор», вроде «Эй вор!». Либо, добавив мягкую «г», получим птицу «гайвор» - ворон. Чуть севернее порога Ненасытец в Днепр впадает речка Вороная, сейчас на ней заповедник Вороновая балка. Пеликанами же Константин мог наречь и воронов.

Пачинакиты - Печенеги.

О рабах в цепях - кого Росы могли переправлять с севера на юг по Днепру? Конечно же Славян. Возможно после этого названия народа и стало нарицательным для рабов.

Подступив же к пятому порогу, называемому по-росски Вароуфорос (Вароифород, Варуфорос), а по-склавински Воулнипрах (ВоиАуцпрах, Вулнипрах), ибо он образует большую заводь,

Трактовка Константином славянского названия не проливает свет. Окончание «прах» - порог, но как соотнести «воулни» с большой заводью? Воулнипрах удачно созвучно с Вольным порогом, который был, однако, самым южным, последним по счету. Быть может, Константин ошибается в порядке следования? Росское Вароуфорос - во второй части, «форос» слышится тот же «порог», может быть в виде «порош», «порож».

и переправив опять по излучинам реки свои мо-ноксилы, как на первом и на втором пороге, они достигают шестого порога, называемого по-росски Лэанти, (Лєанті, Леанди), а по-славянски Вэроутзи (Всроит^п, Веручи), что означает «Кипение воды», и преодолевают его подобным же образом.

Славянское Вэроутзи, с толкованием Константина, означает «верук>чий», бурлящий. Росское Лэанти близко к греческому имени Леонтий, производному от «льва», «леона». Ломоносов видит в Леанти - Лентяй. Также это может быть от «ланита» - щека.

От него они отплывают к седьмому порогу, называемому по-росски Строукуон (Ітроикоиу, Струкун), а по-славянски Напрэзи (NanpcZn), что переводится как «Малый порог». Затем достигают так называемой переправы Крария, через которую переправляются Херсониты [идя] из Росии и Пачинакиты, на пути к Херсону. Эта переправа имеет ширину ипподрома, а длину с низа того [места], где высовываются подводные скалы, - насколько пролетит стрела, пустившего её оттуда дотуда. Ввиду чего к этому месту спускаются Пачинакиты и воюют против Россов.

Про Напрэзи - возможно, исходное название было «мал прэже», близкое к толкованию Константина. Либо «на брэзи», на берегу.

Под Херсоном и Херсонитами разумеется часть Крыма, где ныне Севастополь - там был древний город Херсонес, он же Херсон. А современный город Херсон построен при Потемкине.

После того, как пройдено это место, они достигают острова, называемого Св. Григорий. На этом острове они совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие - кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить живыми. От этого острова росы не боятся Пачинаки-та, пока не окажутся в реке Селина.

Затем, продвигаясь таким-то образом от [этого острова] до четырёх дней, они плывут, пока не достигают залива реки, являющегося устьем, в котором лежит остров Св. Эферий. Когда они достигают этого острова, то дают там себе отдых до двух-трёх дней. И снова они переоснащают свои моноксилы всем тем нужным, чего им недостаёт: парусами, мачтами, кормилами, которые они доставили [с собой]. Так как устье этой реки является, как сказано, заливом и простирается вплоть до моря, а в море лежит остров Св. Эферий, оттуда они отправляются к реке Днестр и, найдя там убежище, вновь там отдыхают.

На роль острова святого Георгия просится Хортица, хотя в тексте нет зацепок для такой связи. Четыре дня пути оттуда до устья Днепра - понятие слишком размытое. А дубы произрастали и на других островах. Значение для язычников должен был иметь остров Перун (лежал между нынешним селом Перун и островом Таволжаным) - куда, согласно летописи, приплыл «низвергнутый» Владимиром в Киеве идол Перуна. Ниже его по течению находился только порог Вольный (Гадючий), да небольшой Лишний - ближе к нынешнему Запорожью и Хортице.

Про остров святой Эферий в научной среде ведутся споры. И это хорошо. А Селина, как говорит далее Константин, это рукав Дуная.

В книге Хойновского «Краткие археологические сведения о предках Славян и Руси»[44] конца 19 века я наткнулся на на описание трех идолов - увы, без фотографий, хотя оные приложены к другим предметам каталога:

129. Идольчик в высокой остроконечной шапке, руки уперты в бедро, ноги расставлены, вся его длина 8,3 см.

130. Большой бронзовый идол, покрыт темно-зеленой патиной, в высокой шапке с руками, согнутыми в локтях, и с кистями рук, сжатыми в кулак, бедра закрыты коротенькой юбкой; на месте глаз глубокие впадины, в которых вероятно вставлены были ценные камни, выпавшие от времени; длина его 26 см., ступни ног отломаны.

131. Бронзовый идольчик с рогами, в правой согнутой руке держит какой-то предмет; длина его 8,9 см.; проходящий по середине поперечный стержень показывает, что идол был укреплен на подставке и мог качаться в стороны.

Все три идола найдены в прибрежьях днепровских порогов; можно предполагать, что им поклонялись Сарматы и занесли их в наши страны из Азии, потому что на Кавказе, в колыбели Сарматского народа и мифических амазонок, а преимущественно в Осетинской области, такие истуканы попадаются не редко.

То, что попадаются нередко - согласен. Но почему же занесены из Азии, а не созданы местным населением? Аланы -они везде Аланы. Хотя я не видел этих «идолов», но почему им приписывают культовое назначение? Разве все статуэтки - идолы?

Про Аланов и - в более широком смысле - Сарматах говорить трудно, ведь к Савроматам (Сарматам) в разное время относили разные народы.

Римский историк Аммиан Марцелин называл Аланами, кажется, вообще всех Савроматов, а перечисляя их народы, указывал тех, кто для Геродота были соседями Скифов - Агафир-сов, Нервов, Гелонов. От Скифов же Аммман производит и Персов. Аланов он описывает высокими, красивыми, с русова-тыми волосами. О рабстве Аланы не имеют представления, а предводитель у них выборный, обычно опытный в битвах. Подчиненные Аланами народы, поясняет Аммиан, тоже зачастую начинали именоваться Аланами.

Если для Геродота Будины - народ, просто соседний со Скифами, то римский ученый Помпоний Мела в «Хорографии» относит Будинов к Савроматам, равно как и Гинекократуме-нов62, Тиссагетов и Турок. Вместе с тем Помпоний Мела знает и Скифов. Он описывает следующие скифские народы и нравы оных.

Эсседоны поедают умерших родителей, пригласив на такой праздник всех родственников. Черепа же полируют, обращают в чаши. Агафирсы разукрашивают себе лица и тела, по степени знатности. Сатархи обитают в суровом холоде, потому устраивают себе жилища в пещерах и прочих подземельях, а ходят закутанные с головы до ног. Вероятно, около них проживал и северный народ одноглазых людей - Аримаспов -о которых Грекам рассказывали Скифы. Плиний помещает Аримаспов к северу от Мэотов, а Мэоты у него - по северному побережью Азовского моря. Аримаспы вполне могут быть другим названием Песиголовцев, которые тоже одноглазы.

В седьмой книге «Естественной истории» Плиний пишет:

Есть Скифские народы, и в самом деле многие, которые питаются человеческой плотью, как я и говорил. Это могло бы показаться невероятным, но вспомним, что в центре мира [и на Сицилии, и в Италии] обитали народы такие ужасные как Циклопы и Листригоны (Cyclopas et Laestrygonas), а в последнее время, по другую сторону Альп, в обычае были человеческие жертвоприношения.

Плиний более сообщает необычного, чем Геродот, хотя и противоречит последнему. Геродот отличает народ людоедов от Скифов, а Плиний называет людоедов скифским народом и помещает их в 10 днях пути «выше реки Борисфен». Они используют черепа как чаши, а скальпы в качестве полотенец.

Соседями людоедов Плиний считает лесных людей с вывернутыми ниже голени ступнями63, что быстро бегают и живут вместе со зверями. Вне своей родины они погибают, не могут «дышать в ином климате» (Греки делили Землю на пронумерованные часовые пояса и «климаты»).

Далее Плиний сообщает любопытное о людях с несколькими зрачками, а такие еще появятся на страницах этой книги:

12. [...] Он же (Исигон Никейский) [сообщает], что в Албании64 некоторые рождаются с пронзительными серыми глазами, с детства седые, ночью видящие лучше, нежели днем.

Он же говорит, что Савроматы, живущие над Бо-рисфеном в 13 днях пути, всегда принимают пищу раз в три дня.

16. Подобные люди есть среди Трибалов и Иллирийцев (Triballis et Illyris), добавляет Исигон, их взгляд завораживает тех, на кого они долго пристально и смотрят, испытывая гнев, особенно легко этому недоброму взгляду поддаются взрослые мужчины. Примечательно, что у каждого по два зрачка в глазу.

17. Женщины такого рода в Скифии называются еще Битиа (Bitiae), передает Аполлонид. Филарх сообщает, что среди Понтийского народа Тибио (Thibio-rum)65 многие имеют те же свойства, отличительной же чертой их является двойной зрачок в одном глазу, и подобие лошади в другом66. Кроме того, они не могут утонуть, даже будучи плотно одетыми67.

Сарматия, по Меле, это пространство между Доном и Вислой. По моим рассуждениям, в нее попадает Киевщина. О сарматских женщинах Мела говорит то же, что известно про Амазонок - им с рождения выжигают правую грудь. Амазонки поступали так, чтобы удобнее было носить за спиной лук. У Сарматок воюют и мужчины, и женщины. Лев Диакон отмечал, что воины Тавроскифов, Росов Сфендослава были обоих полов.

Количество очевидных представителей женского пола среди Сарматов (а значит и Аланов) на древних изображениях сарматского воинства столь велико, что вернее было бы везде говорить о Сарматках, а не Сарматах.

Про Сарматов Аланов в популярной научной и околонаучной литературе зачастую умалчивается любопытная штука - некоторые найденные черепа Аланов и Аланок были сильно вытянуты назад (как у многих «каменных баб»). Ученые поясняют это «искусственной деформацией» без каких-либо оснований для такого утверждения. Просто решили, что у людей таких черепов быть не может, у всех должны быть, видите ли, головы более круглые.

Череп сарматской женщины.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском