ПЕЧЕРСК


Почайна 2

Почайна 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Рожденный там же, на Подоле, около Флоровского монастыря, Николай Закревский застал еще остатки этой косы, превратившейся при нем в «довольно высокий песчаный остров», покрытый лозой. Закревский пишет, что еще в 1814 году остров начинался напротив «бывших кузниц внизу Александровского спуска» (чуть южнее Почтовой площади), а в 1825 - южнее нижнего памятника Владимиру, то есть Магдебургскому праву, и:

имел тогда в длину до 60-ти, в ширину не более 7-ми сажень, и отстоял от берега сажен на 40.

В 1829 году уже и этого островка не осталось. Но я забежал южнее, пока продолжим упорно двигаться с севера на юг и перечислять притоки Почайны!

Глубочица. Ближайший к югу от Гавани приток Почайны.

Исток Глубочицы можно увидеть в мрачном овраге на так называемой Даче Хрущова - территория Института педиатрии, акушерства и гинекологии, через дорогу напротив парка Котляревского. Мы сняли это в фильме «Киевская сюита». Вообще говоря, у Глубочицы два истока - один на Даче Хрущова, другой где-то со стороны улицы Мельникова, и в низовьях Кмитового яра у них, насколько я знаю, соединение.

Кмитов яр называется по имени владельцев, дворян с фамилией Кмит, которые в 1829 году купили там землю. Пройдя под заводом Артема, речка выруливает в коллекторе к улице Глубочицкой, проложенной по дну одноименного оврага, где она и протекала до Подола вдоль горы Щекавицы.

Возможно, у нее был около Лукьяновки левый приток - не знаю, впадает ли он сейчас в коллектор Глыбочицы. Некий звонкий ручей в своем коллекторе течет вдоль длинной лестницы с горы, по частному сектору (усадьбы 25, 27), между улицами Печенежской и Соляной, в сторону гаражного кооператива «Соляной».

На Соляной (раньше там были солёные колодцы) и в окрестностях еще остались уголки прежней, старинной застройки, хотя сама улица эта, узкая до того, что пешеходы не разминутся, славится крайне оживленным движением автомобилей, и надо прижиматься к заборам, чтобы не попасть под машину -а разделения на шоссе и тротуар просто нет.

Правый приток, ручей с современным названием Кудрявец (прежде Кудрявцем называли, кажется, всю Глубочицу или ее часть), впадает в Глубочицу от Кудрявского спуска. В 18 веке чуть ниже устья сего ручья, Глубочицу перегораживала плотина с большим прудом и мельницей.

Другой пруд был выше по течению, в удолье между улицами Татарской и Глубочицкой, к югу от стоящих на пригорке домов 2-А, 2-Б, 2-В по Татарской. В этой долине, в советское время был дрожжевой завод, а до революции - водочный завод Чоколовой. Винокурни-то на реках строили!

Известный правый приток Глубочицы - Киянка - длиной около 700 метров, вытекает из урочища Кожемяки и, когда русло было естественным, впадала в Глубочицу несколько южнее перекрестка улиц Смирнова-Ласточкина (ныне Вознесенский спуск, застраивается новыми домами, а был глухой улицей с полуразрушенными усадьбами и древней пещерой в суглинном склоне) и Глубочицкой, на уровне дома 7/9 по Нижнему Валу и 4-А, 4-Б по Верхнему Валу. Оттуда усиленная Глубочица шла ровно, под названием Канавы, в спрямленном русле к самому Днепру, между улицами Верхний и Нижний вал.

Киянка протекала вдоль современной Кожемяцкой улицы, в противоположной стороне от холма Киселевки. Исток Киянки - у восточного склона холма напротив Детинки, то бишь под холмом с Академией Изобразительного Искусства. Киянка жива и течет в коллекторе.

Старинные письменные источники о Киянке молчат. Дошедшие до нас сведения о ней впервые возникают в книгах краеведов 19 столетия. Вернемся же ко Глубочице.

Известно очень мало ее фотографий. Обычно это виды с окрестных гор на Житний рынок или Крестовоздвиженскую церковь, и там при желании можно разглядеть - а скорее, угадать - ручей за мрачными деревянными постройками.

В дореволюционном альбоме про женский Покровский монастырь помещен снимок монастырской стены, обращенной ко Глубочице:

Где-то ниже слияния Киянки и Глубочицы были пруд с мельницей. Это видно по плану Ушакова. Вроде на подходах к нынешнему Житнему рынку. Точнее сказать трудно.

Прежде возни со спрямлением и коллекторами, Глубочица протекала по Подолу иначе. Сначала тоже вдоль Щекавицы, но затем несколько огибала севернее, в сторону улицы Ярославской.

До знаменитого подольского пожара 1811 года русло Глубочицы от места слияния с Киянкой неоднократно подравнивали, а уже после 1881 заточили в выпрямленное русло-канал. Сперва было красиво, вдоль речки шел бульвар. Затем Глубо-чицу на этом протяжении загадили и стали называть Канавой.

Она служила источником болезней. Газета «Киевлянин» в 1870-х писала:

...от горы и до Днепра проходит канава и, служит стоком нечистот, а под мостиками - общественным ватерклозетом, распространяет на всем своем течении едва ли способствующие общественному здоровью газы.

Вдоль нее стояли публичные дома, как и по Андреевскому спуску. Канава разрезала площадь Житнего торга пополам, через нее был перекинут мост.

Глубочица, в прежнем и спрямленном русле, впадала в Почайну в районе Гавани (в 2015-м - чуть к северо-западу от заброшенного Вантового моста у конца Нижнего и Верхнего валов). Глядя на Гавань, обычно думается - вот мол, такой здоровенной рекой протекала Почайна в древности! Но озера вроде Кирилловского или Иорданского не были столь широкими до искусственного изменения их ложа в 20 веке при добыче песке и строительстве жилых кварталов. А раздутое русло Гавани прежде - до того, как в конце 19 века правительство вбухало туда кучу денег для углубления русла и устроения гавани имени Николая II - возникло по причине естественного запруживания благодаря Глубочице, которая несла частицы грунта и в месте своего устья образовывала отмель. Обратите внимание - низовье Гавани совпадает с устьем Глубочицы.

Итак, Почайна до этого устья начала «надуваться», вода пыталась найти выход в сторону - еще в половине 19 века весь нынешний Рыбальский остров пронизывали заливы в восточную сторону. Более того, его южная часть сама образована из мели, возникшей стараниями Глыбочицы.

Какие существовали западные притоки Почайны южнее Глыбочицы? Это, во-первых, ручьи, о которых я рассказал в главе про Боричев Ток.

И самым южным притоком был источник Хрещатик (Кре-щатик), или Святое место, возле нижнего памятника князю Владимиру, известного также как колонна Магдебургскому праву. По Берлинскому, Почайна впадала в Днепр несколько южнее, куда доходила песчаная коса, разделявшая обе реки. Но как далеко простиралась эта коса во времена летописные, никто не скажет.

На карте Ушакова, Почайна и Днепр имеют одинаковую ширину. И вот с холма над колонной, в узком Хрещатом яру, сбегал ручеек, источник Хрещатик (позднее - Крещатик), внизу коего, по преданию, князь Владимир крестил своих детей. Считается, что потому название нижней части источника было - Святое место. Впрочем, в 18 веке оно именовалось просто Хрещатиком и насчитывало при ручье несколько городских винокурень.

Напротив него, в Днепре, в последнем десятилетии 19 века от косы наблюдался еще песчаный островок - да и то лишь во время обмеления Днепра. Закревский вспоминает 1820-е годы:

довольно высокий песчаный остров этот был покрыт изредка поросшею на нем лозою; имел тогда в длину до 60-ти, в ширину не более 7-ми сажен, и отстоял от берега сажен на 40. Купаясь здесь с сотоварищами, мы переплывали это пространство и отдыхали на теплом, от солнечных лучей, песке острова. Но около 1829 г. этот остаток от бывшаго устья знаменитой Почайны, смыт водой совершенно.

1 сажень с 1835 года стала равной 2,1336 метра, а ранее была 2,16 метра. Возьмем на вооружение первую меру, современную написанию Закревским «Описания Киева». 60 сажень = 60*2,1336 =128 метров, 7*2,1336 = около 15 метров, 40 сажень * 2.1336 = 85 метров.

Сей остров Закревский рисует на своих «сводных» картах, где прослеживает изменение рельефа с течением времени. Карты Закревского производят очень хорошее впечатление по внешнему виду, в них вложено много труда, однако они отражают представления самого Закревского о местности и не учитывают изменений русла Днепра. Например, издревле и поныне на Трухановом острове есть залив Старик (на современных картах обозначается как Матвеевский). Закревский пишет там: «Золоча», подразумевая летописную реку. А ведь сей залив, и сейчас еще достаточно глубокий - остаток рукава Днепра! Путь его хорошо прослеживается как цепь озер по острову, а затем этот залив Старик.

Труханов остров - отдельная тема, о нем позже. Пока предположу лишь, что часть современного Труханова, которая условно отделяется Матвеевским заливом - то бишь где сейчас и основной пляж, и гребные базы, и куда мост переброшен - это, вероятно, наносы Почайны. Короче говоря прежний остров между Матвеевским заливом и Днепром был образован как отмель ниже течения Почайны от нее же. Либо - вот смелая мысль - у западного берега этого острова текла Почайна, а у восточного - Днепр.

Но вернемся к источнику Хрещатику. Его и притоком считать сложно. Ручеек, свод родников из оврага, питаемый водоносным горизонтом Владимирской горки. Сейчас там проложена лестница от Владимирского спуска вниз к набережной, к памятнику-колонне. Много лет эта лестница была в аварийном состоянии, в 2013 году её починили, с тех пор я по ней перестал ходить.

Вот изображение памятника и окрестностей у подножия холма (правее будет набережная и Днепр):

Картина Василия Тимма, 1862.

От памятника и налево видим Хрещатицкий овраг. По днищу яра, где идут вереницей люди, протекал ручеек, куда вливались со склонов другие родники. Они поныне сочатся там ручейками. Длина лощины этой в лучшие времена едва ли составляла более 80 метров. Сам памятник, а вернее даже часовня, имел у основания небольшой бассейн с проведенной туда из ближайших ключей водой, а раньше там был колодец с иконами. Откуда именно пил воду Максим Берлинский, я не знаю, однако он признал ея непригодной к употреблению и назвал вкус «охренным». Среди народа же водица из Хрещатика слыла исцеляющей глазные болезни.

Я попробовать воду тамошних родников не рискнул, ибо видел на склонах осязаемые следы человеческого пищеварения.

На юго-восточном склоне холма, над лестницей, до 2014-го года находилась заброшенная, популярная в советские годы танцплощадка «Жаба»157. Снесли, годом спустя там уже был пустой пятачок. А над ним, еще выше - полукруглая смотровая площадка около арки Дружбы Народов. Сумбурная статья Ильи Михайловича Самойловского158 «Славянский могильник в Киеве над Днепром» в украинском журнале «Археология» (1950, №3) сообщает, что когда в 1935 году «планировали выступ над кручей» (устранили горб на краю), то в 19 метрах от края, на площади около 275 квадратных метров, в суглинке нашли более 30 скелетов разного пола и возраста. Они лежали на спинах, головами к западу, с вытянутыми вдоль туловища руками. В некоторых захоронениях обнаружили трухлявую древесину и ржавые гвозди, вроде от гробов, а также положенные в ногах у покойников украшенные узорами горшки, славянские и, как написано, «хазарского» типа. Останки перевезли в Институт археологии, где они пропали во время Великой Отечественной войны.

По ходу чтения статьи выясняется, что утёс срезали еще раньше, в 1896 году. Тоже нашли захоронения, предметы из которых отправили в московский Исторический музей. Говорится и о других языческих захоронениях подле того выступа, или утёса. Какой именно выступ имеет в виду сочинитель статьи, понять трудно - о том ли, где смотровая площадка, или по месту «Жабы»? Самойловский указывает, что во время написания статьи (либо в 1935 году) там, на «выступе», находился павильон «Орианда».

Быть может, второе название Хрещатого урочища, «Святое место» - отголосок близости к языческому кладбищу? Или просто место, еще в дохристианское время слывшее священным?

Крещатицкий источник часто путают с ручьем, протекающим наверху, на улице Крещатик, под землей. Тот ручей является притоком Клова (Клов же, в свою очередь - приток Лыбеди). Вытекал примерно от Козьего болота, в окрестностях нынешней площади Независимости. Взят в коллектор. Диггеры называют его Крещатиком.

Вот и все притоки Почайны. Почему я уделил им много внимания? От судьбы притоков зависит судьба реки.

Теперь исследуем вопрос о глубине и ширине Почайны. Ответить на него можно только с указанием времени и места. И то не всегда.

Известно, что в Почайну при княгине Ольге заходили суда. Ольга выдвинула византийским послам условие, по которому наделит их императора обещанным ранее подарком: «А ще ты, рцы, такоже постоиши у мене в Почайне, якоже аз в Суду, то тогда ти вдам». Мол, приплыви сам, как я в Царьград плавала да в заливе Суд стояла!

Насколько глубокой, в летописное время, могла быть По-чайна как гавань? Надо выяснить, какими тогда пользовались кораблями. Историки до сих пор на этот счет спорят. Прикинем. Тяжелое судно давало осадку ну метр-полтора. Из позднейшего времени - у легендарных казацких чаек осадка до 60 сантиметров, а у струг - до метра. Так что понятие судоходной реки было иным, нежели сейчас, и в некоторых местах даже современная Лыбедь остается судоходной по прежним понятиям. Старинный корабль мог проплыть там же, где человек переправлялся бродом.

Напротив Щекавицы, Почайна была достаточно глубокой, чтобы в ней находили смерть свою. В отписке воеводы Василия Шереметова о приходе под Киев полковника Данилы Выговского, за 7 октября 1658 года[1, том 15, стр. 258] писано:

и обоз Павла Ененка взяли и знамена и пушки все поимали и черкас многих побили и поимали, а остальные черкасы все побежали и топились в речке Почайне, и многие потонули; а Щековица от города менши полуверсты.

Ширина Почайны. Снова - время и место. Если рассматривать Иорданское озеро как русло, то можно сказать, что довоенное Иорданское было в два раза уже Иорданского после строительства жилых массивов. То же относительно Кирилловского. А какой была ширина Почайны на том же отрезке до образования озер? Они просто заполнили участки русла, или переполнили его? Выяснить невозможно.

Былины донесли любопытное предание о богатырской забаве на Почайне. Почайна в былинах называется по-разному - то Пучай-рекой, то Пучайкой, то просто Почайной. А у богатырей были особые лошади с кожаными подкрылышками. Чем больше этих подкрылышков, тем дальше скачет конь. И вот богатыри соревновались, перепрыгивая Почайну на своих чудесных скакунах.

Поделюсь разрозненными мыслями об изменениях Почайны и Оболони. Вначале о распаде реки на цепь озер.

Вот у нас в седую древность есть водоток с севера на юг. Он силен и течет ровно. Со стороны в него впадает, скажем, весьма быстрый Сырец. Сырец, как и любая река, несет не только воду, но и твердые частицы грунта (чем быстрее течение, тем меньше частиц оседает на дне и тем больше перемещается дальше). Но вода главного потока достаточно сильна и, подхватив частицы, тянет их дальше на юг.

Главный поток, выше устья Сырца, по ряду причин ослабевает. А Сырец продолжает нести грунт. Главный поток уже не в силах увлекать его в сторону как прежде. Возникает обмеление. Как я уже писал, Сырец впадал туда, где смыкаются Кирилловское и Иорданское. Низ Гавани - устье Глубочицы. Итак, закономерность - озера возникали в местах устий быстрых притоков, с низом озера по месту устья.

Что еще влияло на Почайну?

Устроение во второй половине 19 века мостов через Днепр в районе Киева привело к местному углублению русла Днепра. Дно опустилось, а с ним и поверхность воды. Ниже уровень -больше уклон притоков, в том числе Почайны. Больше уклон - увеличение скорости течения. Но воды-то в Почайне не прибавилось от того, что Днепр стал «залегать» ниже. Усилилось обмеление частей Почайны - уровень воды в ней снизился за счет увеличения скорости, а не количества воды.

Водяные мельницы и винокурни. Давние земельные грамоты ничего не говорят про мельницы и винокурни на Почайны. Они были на ее притоках - Коноплянке, Сырце, Глубочице.

По крайней мере с 17 века заводили водяные мельницы. Зимой они не работали зимой - вода-то замерзает. В студеную пору мололи на ветряных либо ручных. Основа водяной мельницы это колесо с лопастями. Есть три вида таких колес, различных по принципу работы - и коэффициенту полезного действия. Самое простое колесо - подливное. Оно просто опущено в поток воды, который вращает колесо. Второй тип -среднебойное колесо. Оно похоже на подливное, но используется перепад высоты. С верхней точки вода льется по уклону вниз, проходя под колесом и вращая его. Наконец третий тип, самый эффективный - наливное колесо. Ему тоже необходим перепад высоты, но вода идет не под колесо, а льется на лопасти сверху. Мельницы с колесами второго и третьего видов требуют наличия плотины для создания перепада высоты. Такие плотины создавались во множестве, как видно по картам и документам. Гребелька там-то. В пруде над плотиной разводили рыбу, а по берегам гуще росла трава.

Весной плотины надо было разбирать, чтобы пропустить лед и вешнюю воду. Если не сделать этого, плотину прорвет и вниз пойдет водяной вал, снося гребли дальше по течению. Иногда мельники-соперники тайно, ночью сами вызывали такой прорыв, чтобы наказать мельницы ниже. И списывали на силы природы.

Как влияет плотина на реку? Вот у нас плотина. Выше её течение замедляется, глубина увеличивается, в образовавшемся пруде постепенно оседают наносы, крутые берега обваливаются и превращаются в пологие, повышается уровень грунтовых вод, окрестности постепенно заболачиваются. Ниже плотины, русло размывается, дно опускается, уровень грунтовых вод понижается (колодцы пересыхают).

Сырец, во времена рьяного освоения его человеком, почти на всей протяженности был цепью больших прудов - то монастырских, то хуторских. Что ни хутор, то свой пруд. Несколько веков в реке поддерживался искусственный режим течения.

Пруды увеличивали количество наносов, поэтому при выходе на равнину Куреневки и Оболони, Сырец мелел, растекался вширь, заболачивал окрестности. Помимо постоянного действия мельниц, были и другие ощутимые вмешательства человека. Мы помним, как крестьянин раскопал русло и Сырец от этого изменил своё течение.

Винокурни.

Винокурни испаряли воду. Винокурня ведь не относится к виноделию, а является эдаким большим самогонным аппаратом. Вином (хлебным или простым) раньше называли почти то, что нынче считается самогоном, а водкой на Руси именовалось уже переработанное, вышеупомянутое «вино». Современные винокурни (они выпускают виски) в странах вроде Шотландии летом, когда уровень рек небольшой, прекращают свою работу, чтобы не понизить его еще более. Как видно по документам 17-18 веков, владельцам винокурень это было пофиг, пока не стали жаловаться мельники, ибо работа мельниц на иссякающей реке затруднительна. Название района Куреневки, лежащего при Почайне и Сырце, красноречиво свидетельствует о прошлом занятии здешнего населения.

Почайна, Оболонь и поля орошения.

В 1890-е в окрестностях Приорки, Куреневки и Оболони -с одной стороны вдоль низовья Коноплянки и севернее её, а с другой стороны вдоль Кинь-Грусти, поглотив часть речки Мушанки - устроили поля орошения (160 десятин), а также канализационные луга (100 десятин). Нечистоты городской канализации со всего правого берега Киева направлялись по трубам на эти поля, чтобы очищаться естественным образом. Природа всё схавает! На полях орошения выращивают овощи.

Спустя двадцать лет канализацию расширили, а поелику существующие поля орошения с таким объемом поступлений справиться не могли, было решено - сбрасывать на прежние поля лишь отходы с Подола и районов севернее оного, а говно с остальной части города направили просто в Днепр, устроив сброс возле устья Лыбеди. Так продолжалось до 1965 года!

С полей орошения тоже есть стоки, но их объем незначителен, их спускают куда ни попадя. Что до именно наших полей, то они заняли место, где раньше был водоток от верховий По-чайны (Улуково-Министерка) и на юг до смычки Пробивицы с основным руслом Почайны.

Судьба острова Чачина. Газета «Киевлянин» писала в 1910

году:

Со времени введения в 1870 году городского положения, городские земли Киева оставались без ревизии, без контрольных измерений. При таких условиях, путем постепенных незначительных изменений, границы огородов, сенокосов и пахотных земель перестали соответствовать остававшимся без изменения планам на эти земли. Наглядным примером этому может служить изменение фигуры Труханова острова, где общая площадь уменьшилась на 14 десятин, благодаря тому, что водами р. Днепр отмыта часть острова. Водами р. Днепр также почти уничтожены городские земли под названием «урочище Раф», мерою до 6 десятин. С другой стороны, у острова Чичина образовался примывок, размером до 10 десятин, остававшийся до текущего года совершенно не нанесенным на план города.


Назад----- Вперед

Описание опоры ходунки на нашем сайте.






© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU