ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Легендарные братья и сёстры

Легендарные братья и сёстры

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 18

Легендарные братья и сёстры

Вернемся к летописному семейству основателей Киева. Нестор говорит мало - жили на холмах три брата с сестрой, с «родами» своими. Вместе построили град, читай селение огороженное, во имя брата старшего, Кия.

Однако не сказано, как братья и сестра появились на этих горах. Быша, и всё тут. Обратимся к «Приложениям» Гилярова. С шестидесятой страницы начинаются там вкусности по нашему предмету, разночтения про Кия, Хорива, Щека, Лы-бедь и Лямень, выхолощенные официальной историей. Кроме Гилярова, буду заглядывать в «Кройнику» Софоновича[38].

Касательно имен. «Второй Щех или Щок». «Младший Хорев или Кирев», а также «Корев». Лыбедь пишется как «Лыбедь», «Либедь», «Лебедь», «Лыбеда» (у Софоновича). Есть такое: «И с ними две сестры: Лыбедь, Лямень». Кто эта Лямень? Сестры ли они братьев или сестры между собой? В списках, где нет Лямени, Лыбедь указана братьям сестрой.

Некоторые летописные сведения о том, откуда явились братья и сестра. Для удобства буду говорить только о Лыбеди, покуда про Лямень нет данных:

Приидоша от диких пол теже славяне три брата:

Кий, Щок, Хорив и сестра их Либедь.

***

Приидоша из словенских полян 3 брата: единому имя Кий, другому мя Щок, третиему имя Кий, да

с ними же прииде сестра их Лыбедь, а преж того живяше тут поляне около города их.

***

А брат его Щек живяше на другой горе, где ныне зовется Дрекович, и нарече Щековица.

***

И брат его Щек на горе, от негоже прозвася Щекот.

Софонович из своего 17 века дополняет:

Корев будовал Коревице - две мили от Киева место, которое потом Вышгородом названо, а Либеда, трех тых братьев сестра, над рекою Лыбедю, и от еи имени названою, замок на горе высокои збудовала.

Некоторые списки, для уточнения времени повествования, говорят, что в описываемое время основания Киева правил «во Грецех Царь, именем Михаил, а мати его Ирина». В Византии было две императрицы Ирины, одна жила, по общепринятой хронологии, примерно в 752-803 годах, другая в 1088-1134. Ни у одной сына Михаила - императора - неизвестно. А Михаилов-императоров история знает троих. Михаил I (?-844), Михаил II Косноязычный (?-829) и Михаил III Пьяница (840-867).

В польской «Кронике» Стрыйковского[94] находим дополнительные сведения о Лыбеди: «a czwarta ich siostra Lebeda albo Lebed»1, «A siostra ich Lubeda nad rzeka Libieda osady swoje ugruntowawszy, tamze zamek Libiec, albo Lubiec, zbuduvala na kopcu wynioslym»167 168. И еще, в одном списке Новгородской летописи сказано «такожде и сестра их согради град Либедь».

Софонович тоже говорит, что замок свой Лыбедь возвела на горе над одноименной рекой, вроде бы в честь Лыбеди и названной.

В «Чешской хронике» Вацлава Гаека есть предание, относимое им к восьмому веку, о влиятельной дочери чешского князя Крока, Либусе, которая построила город и назвала в свою честь - Либеч или Либиче. Двух ее сестер звали Каса и Тетка. Повествование отводит Либусе значительное место. Но то про Чехию! Однако не повлиял ли один источник на другого?

К слову, в Черниговской области, на берегу Днепра есть поселок городского типа Любеч, упомянутый, , ежели отождествление верно, еще в Повести временных лет, когда Вещий Олег захватил град Любеч. Оттуда родом были Малуша (мать Владимира Красно Солнышко) и Антоний (основатель КиевоПечерской Лавры).

Но летописи упорно твердят о городке, построенном Лыбе-дью около киевской речки Лыбеди:

Сестра же их Лыбедь над рекой Лыбедью (Либедь над Либедью) свои осады положши, таможе и город на пригорку высоком согради от своего имени Лыбедь (Либедь).

***

Сестра их Лебедь построила у реки Лебедя на высоком холму Лебедин.

Где именно построила Лыбедь свою крепость? Что за высокий холм? На ум приходит, и не мне одному, Девичь-гора -более известная, с 19 века, как Лысая гора южнее Зверинца. Но доказательств для такой привязки нет.

Пойдем теперь по «новгородскому следу»:

Сказует же, яко сии князи бяху нова-града жители; посадники и крамолы ради и нестроения вы-слаша их из новограда великого; тогда изыдоша они из града с племенем своим на горы брега реки днепра, начаша град и места ради тишайшаго жития и прибежища созыдати.

Более обширный вариант:

В то время быша в великом Новогороде три брата кижики (Кий, Щек и?) Хорив и сестра их Лыбедь.

И се братеники и с сестрою их люти разбойницы

великую пакость Новгородцем творяще. Навгородцы же яша их тридцать челвек, вси храбры и мочни вельми, осудиша их повесити.

Кий же з братьею своею моляша княза Ольга со слезами, дабы их отпустил, и обещастася ити, идеже несть вотчины и державы. Олех же оумилостися над ними, отпусти их.

Они же идоша от великого Новаграда два месяца, и приидоша же на реку Непр, иже течет из Руския земли на полдни в мое теплое, по ней же живяху Варяхи, и обрете некие горы высокие и обрете на них крест, егоже постави апостол Христов Ондрей Первозванный.

И вселися Кий на горе, яже нарицается Киевица, а еще (Щек?) вселися на другой горе близ его же, еже ныне нарицаеися Щековица, а Оурив вселися на третьей горе, яже ныне словет Хоривица; и начаша землю пахати своима рукама и славно жить, и к ним прихожаху мноние и вселяхуся тут.

И потом созда градец, имя ему Киевец. В лето 6490-го году по убиении Кия виликий кия (князь?) Олег пришед и заложи град Киев великий и по начальником имени.

Да еще:

Приде же (Олег) и в Киев и убив триех братов Киевских начальников: Кия, Щека, Хорива, и начал княжити в Киеве и в великом Нове граде.

А вот полностью та штука, которая в сокращенном виде зацепила меня в книге Котляра:

Выпись из Рускаго летописца вкратце. Во времена и лета Олгова княжения князя Руского, иже княжи в великом Нове граде. О граде Киеве и о княжении.

Быша в великом Нове граде нецыи мужие воини, сии речь, разбойницы люти зело, три брата: первый Кий, вторый брат Щек, третий же брат Хорив, да у них же сестра Лыбядь такоже была храбра и велми красна. И много те мужие и сестра их зла творяху

Новгородцем, разбои чиняху во граде и по селом. Новгородцы же граждане мужей Кия и братию его сестру их Лыбедь (Лыбеду) поимав и посадиша их в поруб и жены и дети их числом до тридесяти душ, вси храбры и силны велми. И седяху те мужие много лет в темнице. Новгородцы же их повелеша обесити.

Кий же и брат его начаша плакати и бити челом князю Олгу: господине княже Олег! яви милость рабом своим, вели ис темницы выпустить, и мы отидем от града сего и от твоея области, идеже, господине, держава твоя не есть.

И умилосердился Олег князь и отпусти Кия и братию его и весь род его. Они же идяху дебрием до дву месяц и доидошу реки великия, рекома до Днепра, иже течет из Руси на полдень в море теплое, по нему ж живут Варяги.

И приидоша на горы высокия и обретоша на тех горах крест, егоже постави при страсти Господни Первозванный Апостол Андрей, брат Петров. И рече сице святый Андрей: в последная лета на сих горах возсияет благодать Божия и будет град наречен имя ему Киев, той град будет всеми градом Руским мати, и утвердтится в нем христианская вера, и прославитс ятой град во вся страны еллинския области, и поклонятся царие и князи и колена варварския господиям града сего.

И полюби Кий место сие и вселися на горе, иже есть и доныне Киевица (Кивица), а брат его Щек вселися близ его на другой горе, иже есть Щековица, а Хорив вселися на третьей горе, иже есть Хоровица, а Лыбедь, сестра их, такоже вселися со всеми роды своими.

И потом Кий и весь род его начаша делати землю рукама своима и начаша славно жити. И приходжаху к ним многие люди от всех стран и вселяхуся тамо с Кием, и рапространися место сие, и людей множество в нем. И тогда наченьше Кия и дружину его наимовать Древляне.

И в то время Кий з дружиной своею сотвори себе градец мал Киевец, и нача слыти первой Киев по всем странам, и болши того множество множашеся

людей к месту тому приходжаху.

Вне общепринятой летописной линии, на смежном с Кием временном отрезке действуют Олег, Игорь, Аскольд и Дир:

О Асколде и Дире, князех Киевских.

И по сем князь Олег посла из нова города посыл своя ко Царю граду Греческому царю Михаилу с великою честию и со множеством царскими драгими дарами и посла к нему два мужа честна: единому имя Аскольд, а второму имя Идир. Они же послан-нии мужие Олговы прийдоша до Кия, до гор тех, и дивитися наченше, зряще красоту места того.

И пустиша посланние мужи на Кия и побиша они Кия и всю братию его и весь род его, а сами не по-идоша ко Царю граду посолством и вселишася ту и создаша градец боле перваго и живяху во славе велице многи дни.

Слышавже то князь Олег Новгородцкий, яко тии мужи ему солгаша, ко Царю граду не поидоша и на Днепре (Непре) реце живяху, и возярися князь Олег и нача мыслити, коею бы виной мог уловити Аскольда и Идира. И собра воинство много в лодьях и на конех, а сам князь Олег поиде в лодиях в мал дружие, а Игоря княжича отпусти на конех с многим воинством. И приехав Олег князь под Киевец и призва к себе мужей тех Оскольда и Дира.

Они же, видевши со князем Олегом мало дружины и выидоша к нему на брег с великою частию и начаша весилитися; аж в то время прииде Игорь княженич Рюрикович со множеством воинства, и повеле князь Олег взымати тех мужей Оскольда и Дира, и речем им: ни вы есте князи, ни княжеска роду, неудобно есть вам на сем месте власть держати; а се есте мне солгали. И повеле их князь Олег обесити, а сам ту нача и со Игорем княжити и повеле заложити великий град Киев.

Еще вариант:

И по сем Кий и весь род его нача делати землю руками своими и нача славно жити. И к ним приход-жаху многие люди со всех стран, веселяхуся тамо с

Кием, и распространися место сие, и людей многое множество в нем. И тогда наченьше Кия и дружину его насиловати Древляне.

И Кия сотвори себе градец мал, и рекоша имя ему Киев. И по всем странам больши того множашася людие к месту сему распространяхуся. И начаша Кий з братьями своими разбой творити, и многи пакости те злые мужие творяще, и сестра их Лыбедь такожде творяху насилие великое Новгородцем169, понеже была вельми храбра на ратех, и тако разбой велий чиняше во граде и по селом. Новгородстии же мужие Кия и братию и сестру их Лыбедь поимавше и посадивше в поруб и жены и дети их и всех числом их яко до тридесять душ, и все зело храбри и велмощнии суть. И седяще те мужие многие лета в темнице, и властели Новгородстии повелеша их всех обесити на древе.

Князь же Кии и братия его начаша плакатися горько со слезами князю Ольгу и милости у него просити, от смерти избавлени, и рече: господине Олег! помилуй и яви милость свою над нами, ибо отъидем далеко от града сего и от твоеи области, идеже, господине, державы твоея несть.

Виде же князь Олг слезное их моление и прошение, умилосердился о них и выпусти их ис темницы и из града Кия и братию его и сестру его и весь род его. Они же дебрию идяше до двою месяцу и паки приидоша коиждо во свой град.

И по сем князь Ольг посла послы своя из великого Нова града ко царю Михаилу Греческому с великою честию и со многими црьскими драгими дарами и посла к нему два мужа честныя: единому имя Оскольд и второму имя и Дир. Они же послании мужие Ольговы приидоша Днепром до гор тех и дивитися наченьше, зряще красоту места оного.

И тако побиша Кию и братию его и весь род их, а сами не поидоша ко Царю граду, тут и вселишася и еще создаша себе градец больше перьваго, и живяше они во славе многи дни. Слыщав же то князь Олег,

яко Ноугородстии мужие ему солгаша и ко Царю граду со многоценными дарами не поидоша и на Днепре реке живяста, и возъярився князь Олег и нача мыслити, коею бы виною могл уловити мужеи тех Оскольда и Дира.

И нача воя собирати многия в лодиях и на конех, и сам поиде в лодиях в мал дружине своей и Игоря княжича постави на горах с великим опасным войском. И Олег князь повеле их изымати мужей тех и изменников Оскольда и Дира и рече к ним с великою яростию: о злие мужие! ни вы есте владельцы, ни роду княженецкого; неудобно вам на сем месте власти держати. Князь же Олег повеле Оскольда и Дира обесити их170, а сам в Киеве нача со Игорем княжити и повеле заложити великий град Киев болши перваго.

Более того - вариант, где снова говорится о двух сестрах:

Кыев от начала не бысть тоу град. При князе игоре живоущие бяше в то время на том месте, идеже ныне град киев, три браникы быша: кый, хорив, и две у них сестры: лыбед. неи. лые. И шод игорь князь победи три братеника: кыя, щека и хорива. И оттоле заложиша град кыев.

Еще:

В лето 865 старейшим двум Кию и Щеку без наследия изшедшим, Корева первый единовладетель с наследием своим князем Варяжским Рюриком убиен бысть...

Первый убо от тех князей Варяжский Рюрик безопасна и безоружна наехав Кореву и сотворь себе единовладетеля...

В лето 886-е в начале первое писание от Болгар, над Волгою рекою вселяющихся, соседов Словенское, а потом, переселився за Дунай, тщанием Куро-плата царя или Василиа Макидона приявше владение, познавать начата; всех цариков и князей, войне паче, неже перу, изучивтиися избив, трех из князей Варяжских избраша себе в государи: Кига или Кия, от него же Киев создася, Щека, от него же Щековице, Кореву, от него же Коревицы, ту твердыню нынче Русь Вышгород величают, и стольным градом Руских князей именоваша. Тии Татарских князцов подбива (идеже ныне Астрахань) яко подвластных по себе разделив, государства уставиша.

Итак, по Нестору - Кий, Хорив, Щек и Лыбедь вынесены из погодичной хроники, но оставлены в хронике относительной. Это дает возможность отодвигать основание Киева сколь угодно назад во времени.

По «новогородцам» и другим «альтернативным источникам», время действия тех же персонажей привязано к отрезку, в котором действуют Рюрик, Олег и Игорь, Аскольд и Дир. Причем Игорь там вовсе не младенец. По некоторым источникам, Аскольда убивает не Олег, но Игорь. Позже мы обсудим это подробно.

Кий, Хорив, Щек, Лыбедь, Лямень. Многие историки отказывают им в праве на жизнь. Выдумка! О Лямени вообще глухо молчат.

А что есть горы киевские Киевица, Щекавица, Хоревица, речка Киянка и Лыбедь, так это, считают ученые, народ почесал затылок и выдумал себе князей, да связал имена их с урочищами.

Между тем нет ничего сказочного и тем паче удивительного в семействе «основателей». Семьи тогда были многодетными, а если принять сведения о разбойном поведении Кия с родичами, то приходит на ум ёмкое слово - шайка. Если только «новгородцы» не очерняют Кия намеренно.

Означают ли что-то имена летописных братьев и сестер? Конечно да. Все имена это прозвища, клички на каком-то языке. Это нынче, когда люди языков чужих не ведают, имена стали просто красивыми сочетаниями букв. Даже говорящие, славянские имена вроде «Владимир» никто не соотносит с

«владеть миром», а воспринимают тоже набором букв.

Кий, либо, как возможно говорили в старину, Кый. Слово это имеет много сходных значений - посох, дубинка, шест и так далее, вплоть до песта для ступы. «Кий» в старославянском - местоимение, означающее - какой, который. Кий ты?

А вот любопытное сопоставление! На Подоле была пристань, «притыка». Эту «притыку» обычно переводят как «причал», но «притыка» значило в старину то же, что и «кий» -дубина, палка. И опровержение несторово утверждения, что Кий не был перевозчиком через Днепр, тихонько звенит колокольчиком.

Хорив - не от животного ли хорька? Вариант «Корев» не от коровы ли? Есть еще в Аравийской пустыне, если сопоставление верно, библейская гора Хорив (Орив) - Синай это восточный ея отрог, либо второе название всей. Другие варианты имени киева брата: Кирев, Хорович. В одном списке вместо Хо-рива написано «Оурив». А не переиначенное ли это «Юрий»? Либо прозвище от глагола «орать», то бишь пахать. Примечательно, что греческое имя Георгий (Георгиос), сопоставимое с Юрием, в переводе с греческого значит «земледелец». В этом же списке, после «а Оурив вселися на третьей горе» идет «и начаша землю пахати своима руками и славно жить». Неясно, относится это ко всем братьям или только к Оуриву. Если последнее, то получается подтвержение прозвища, Оурив -пашет, орет землю, «орач», «землепашец».

Щек, он же Щок - не от щеки ли? Или от щекотки? Может был проказником и щекотал? Почему историки любят переставлять буквы и делать из Щека Чеха?

Лыбедь - лебедь или лебеда? Или была улыбчивая, лыбилась, потому и прозвали ребенка Лыбедью? В старых земельных документах встречается, применительно к водоему, слово «убедь», но смысл его утерян. Быть может, речку, которую можно перейти вброд? Или убедь - рукав, убежавший в сторону?

Моя бабушка Таня, с 1945 года по шестидесятые жившая на улице Чкалова (ныне Гончара), а это недалеко от речки Лыбеди, удивляет непривычным для меня произношением ее названия, присущего тамошним жителям в те годы - «Лебедь», где в первом «е» слышится также звук «и».

Сестра Лямень. Было новгородское словцо «ляма», означающее «пасть» (в смысле «рот»). Также ляма - лямка, ремешок через плечо. У сибиряков «ухляматься» значило устать. Новгородцы говорили «хлямать» - качаться. Есть сходное «хлябать», а «расхлябанный» всем известно.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском