ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Град Киев на Лысой 2

Град Киев на Лысой 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Рукоять меча, найденного вместе с останками. Инвентарный номер в Киевском историческом музее:

67192-1497.

В любом случае, пусть 2000, не 4000 черепов, свидетельствуют о существовании крупного по давним временам поселения, причем именно там, где, по миниатюре Радзивилловской летописи, находится град Киев!

Мы уже знаем, что здесь были городища, курганы, а теперь еще и массовое захоронение возможно более близкого к нам времени, если меч - 8-10 века. Конечно, это давно обжитое место братья Кий, Хорив и Щек решили усилить и сотворить таким образом укрепленное поселение - град Киев, в честь старшего из братьев.

К сожалению, я пока не исследовал должным образом склон над «плато» и озером. Как понимаю, Антонович нашел кости, если определять место по современным ориентирам, на отрезке склона, где теперь пустырь у карьерного озера и до тупика Мыльного переулка. Туда можно добраться двумя способами - сверху от улицы Отто Шмидта, преодолевая все террасы, либо низом, вдоль склона, от современной Иорданской церкви-новодела в конце Мыльного переулка. Последнее мы показали в фильме «Логово Змиево», а местность сверху -в «Возвращение в Логово Змиево».

Уцелевшая часть восточной стороны Лысой горы, у подножия которой по горбам идет замусоренная тропка, переходит в поросшее травой плато, огромный пустырь, граничащий с упомянутыми тремя заводами да озером. Склон спускается к полю не постепенно, а небольшими глинистыми обрывами, из которых сочится влага, превращая всё под обрывом в вязкое месиво. Раньше этот склон был выдвинут в сторону улицы Фрунзе почти на один уровень с соседней Щекавицей.

Что же исследователи - археологи, историки? Придают ли они значение огромному количеству человеческих останков? Как освещен этот вопрос в литературе? Редко упоминают об этих костях, не более, чем сам Антонович. Еще и пивзаводы путают.

Считаю страшную находку Антоновича одним из главных доказательств существования «сотворенного братьями» града Киева именно на Лысой горе.

Есть ли еще тому подтверждения? Курганы, городища, огромное захоронение - чего же боле? Но есть и боле. Пойдем дальше по улице Фрунзе.

Вот мы добрались до Мыльного переулка. Сначала кратко, что и как здесь было.

От Мыльного дальше по Фрунзе стояла Иорданская церковь, сейчас тут нотная фабрика (новая Иорданская церковь смещена внутрь переулка). Затем (однако до перекрестка с улицей Заводской) - переулок Иорданский, на картах его нет, а на деле есть. Сразу за ним был «Винокуренный и дрожжевой завод Марр».

Мыльным переулком иногда считали и Иорданский, то есть оба, соединенные, носили общее имя. Для удобства повествования я разделяю эти переулки. Мнение, что Иорданский переулок - другое название Мыльного - ошибочно. Изначально, как видно по старым картам, в этой области улица Кирилловская, ныне Фрунзе, пересекается тремя переулками - Мыльным, Иорданским и Богословским. Мыльный остался и сохранил имя, Иорданский сохранился, но потерял имя, а Богословский продлился и стал Богуславским спуском.

Мыльный переулок назвался от татарской мыловарни, обеспечивающей татар работой. Ведь к востоку по прямой от пересекающего Кирилловскую переулка была скотобойня, а где скотобойни, там и мыловарни, ибо сырьё. Смрадную бойню же сюда, на Плоскую окраину, перенесли с самого Подола, из окрестностей Борисоглебской церкви. Что до кожевников, или «кушнеров», то они жили в Плоской части издавна, по крайней мере с 18 века.

Существует важный с точки зрения краеведения вопрос об Иорданском ручье, который то ли протекал вдоль Мыльного переулка, беря начало в овраге к западу, то ли Иорданским слыл другой ручей, поныне журчащий на северу от сего места, за автобазой у Богуславского спуска. Дело запутанное, поэтому вынесено мною в отдельную главу «Иорданский ручей». Покамест примем за истину, что в этой местности протекал один или несколько ручьев и сочился некий источник на горе - неясно, связанный ли с этими ручьями, однако вода из него была по трубам проведена в колодец подле Иорданской церкви.

Кстати, на плане Ушакова 1695 года, перед Иорданским монастырем, с юго-восточной его стороны, нарисованы «Мостки на грязи». Наверняка эта грязь относится к ручьям около монастыря.

Мыльный переулок уходит вглубь Кирилловских высот, а позади нотной фабрики (здания 51/1, 51-А) громоздится вверх заросший кустами и цепляющимися за кручу деревьями склон Лысой горы, приблизившейся тут к улице Фрунзе на расстояние двора этой фабрики. Мыльный как бы отклоняет гору прочь от улицы. Я пробовал залезть наверх возле фабрики, но потерпел неудачу, натолкнувшись в конце концов на совершенно непроходимый бурелом. Не советую повторять мой опыт - во-первых, проще обойти, во-вторых, есть риск основательно загреметь вниз, если под ногами посыпется суглинок или обломится ветка, за которую держитесь. А если не держаться, обязательно свалитесь.

Прежде, Мыльный переулок, перпендикулярный Фрунзе, продолжался и на четной ее стороне, вглубь нынешней глухой промзоны. Еще раньше этот отрезок Мыльного был отдельной, Иорданской (Мыльной) улицей. Она шла параллельно Черне-чьей улице в направлении к скотобойне на берегу Чернечьего озера.

Иорданский переулок не обозначен на картах.

Мыльный переулок огибал усадьбу церкви и буквой «П» соединялся за нею с Иорданским переулком. Между вертикальными палочками этого «П» и была Иорданская церковь, а верхняя палочка примыкает к склону, где посередке овраг, с левой стороны Лысая гора, а с правой - отрог с дачами садового товарищества «Кожевник». Теперь Мыльный просто уходит вглубь, вдоль горы, которая пыжится вверх сразу за нотной фабрикой. Поскольку тут гора неприступна, надо лезть сбоку, от современной Иорданской обители, либо по неприметной лестничке в Иорданском переулке.

Ежели, не заходя в Мыльный, пройти по Фрунзе чуть дальше и встать лицом к нотной фабрике, то - перед нами раньше стояла бы Иорданская церковь. За ней склон горы разрезан глубоким оврагом, по которому в старину проходила дорога на Лукьяновку. По левую сторону - юго-восточный склон Лысой горы. По правую - отрог Кирилловских высот, на котором теперь расположены дачи садового товарищества «Кожевник». Слева, на нижнем и среднем уступах юго-востока Лысой горы была одна часть Иорданского кладбища, а справа, на отроге «Кожевника» - другая, большая часть. Уцелела лишь меньшая.

Посмотрим на фрагмент карты Меленского за 1833 год, где изображены Юрковица, а под необозначенной Лысой горой и отрогом «Кожевника» - Иорданская церковь и горное, разделенное надвое кладбище над нею:

Эту местность нам надлежит изучить внимательно, постепенно погружаясь в прошлое. Рассмотрим, один за другим, источники.

Впервые Иорданская церковь возникает в документах 17 века, как церковь «святого Миколы Иорданского», окруженная урочищами, чьи названия давно исчезли и уже трудно определить, что им соответствует ныне. Например, я не могу толком понять, на каком берегу Днепра находилось озеро Косар (Косор), упомянутое во множестве земельных грамот 17 и 18 веков.

Жалованная грамота Киевского воеводы, князя Константина Острожского, предоставляющая во владение земянину Войтеху Соколовскому в предместье Киева «пляц с огородами на месте пустом» и сеножать, называемую Пунища, 1602, апреля 12:

dalismu iemu placz z ogrodami na mieyscu pustem, gruncziku w Kyiowie, na przedmiesciu, a ku themu sianozenczi, nazwane Puniscza z niwami, z dabrowami, przy nim naliezaczemi, przy tym ze Borki y ze wszystkimi przynalieznoscami do nich; do tego przydalismu iezioro y za piassoczmi przy nim naliezaczemi nazwane Kossor, nad rzeka Dnieprzem, do laski iego krolewskiej mosci, ktory to pliacz i z ogrodami grunciku poczyna sie od walku, konczy sie u potoka cerkwie s. Mikoly Jerdan-skiego, a z drugiey strony od drogi, ktora ydzie z miasta od nowey bassty ku Demidowu, (do) drogi gostincza Bialogrodzkiego, na kturom to gostinczu wolno iemu wszelakie pozytki

«У потока церкви святого Миколы Ерданскего». Речь идет о неуловимом Иорданском ручье или про поток, что ныне шумит в коллекторе вдоль северо-западной стороны отрога, где теперь дачи садового товарищества «Кожевник». Последний ручей использовался Иорданским монастырем для всяческих нужд и устройства пруда.

Вариант документа о владении Войтеха Соколовского находится в «Выписи с книг кгродских воеводства Киевского», от 14 июня (Акты Южной и Юго-западной Руси, том 2, стр 15):

пляцу з огородами у Киеве на передмесстю и сеножать, названую Пунища, з нивами, з дубровами, при них лежачими, также в Борки и во все приналежносте и в езеро за песочьем названое Косор (Косур в списках) над рекою Днепром.

Третий вариант:

на данье пляцу в пусте лежачого на предместю Киевском, недалеко от церкви светого Николы Ер-данского, и к нему сеножати названое Пунисчь и з нивами к ней належачими, кгрунту теж у пусте лежачого названого Борки и озеро Косор.

Четвертый:

пусто и без всякого пожитку лежачий пляц з огородами у Киеве на передместю, а ку тому пляцови пустому сеножать, названую Пунисча з нивами при ней лежачими, который то пляц кгрунтику с тыми огородами починается от валку а кончитьсе у потока при церкве светого Николы Ерданского, з другое стороны от дороги, которая идет з места ку Демидову до дороги гостинца Белогородского [...]

к тому ж вышей помененому кгрунтикови также пусто лежачий кгрунтик и озерцо речоные Борки, Косор за песочем над рекой Днепром лежачее

Из написанного, кстати, нельзя заключить, что сеножать Пунища была где-то возле Иорданской церкви. Судить об этом позволяют другие документы, уже судебные, о чем речь пойдет чуть далее, где Пунища и «грунт» Соколовского подвергаются нападениям монахов Кирилловского монастыря, а на грунте шляхтича стоит кирпичный завод. Надо полагать, завод сей не в чистом поле Оболони, а именно возле горы, близ Иорданской церкви. Стало быть и Пунища рядом. Борки и Косор требуют тщательного изучения. Но озеро Косор (Косар), кажется, лежало несколько севернее, ближе к Вышгороду. Для меня важно, что основной «грунтик» Соколовского был возле Иорданской церкви.

Получив землю, Войтех Соколовский приобрел и забот полон рот. Уже летом 1608 года Соколовский жалуется властям на игумена Кирилловского монастыря, Василия Красовского, по прозвищу Чернобровка. Монастырская братия напала на работников Соколовского, которые на волах пахали ниву Пу-нищу. Побили работников - Самоила и Яцка - а волов купно с сохами и ярмами угнали и присвоили в пользу монастыря, не забыв похитить также топор и две сермяги. Пока около года шли жалобы, монахи успели спалить на Пунищах два стога сена (по 15 возов каждый), и разрушить кирпичный завод Соколовского, состоящий из сарая с печью - в нем же хранились готовые кирпичи. Бесчинствующая братия уничтожила и оные кирпичи, числом примерно 10 тысяч штук. Особенно усердствовали слуги игумена, Андрейко да Богдан.

С лета 1609 начались судебные разбирательства. Вдруг оказалось, что «грунты», полученные Соколовским, были вовсе не пустыми и ничейными, а принадлежали Кирилловскому монастырю, и что Соколовский прогнал оттуда некоего «оселого на имя Онтона» и захватил земли Кирилловские и Ерданские со строениями, включая церковные, кои принялся разбирать и употреблять на строительство своего дома. Проломив дыру в церковной стене, Войтех Соколовский «власными руками» вытащил замурованный там сундук с пожертвованиями на 50 тысяч золотых червонцев. Что против этого битые работники да кирпичи?

Тяжба длилась годами. В 1612 году Соколовский умер и его земли под Киевом (те ли, спорные?) достались по наследству родственникам, и далее судьба части владений (Пунище, Косар) иногда всплывает в земельных документах.

Иорданская Николаевская церковь того времени, судя по всему, была каменной, ибо Соколовский учинил «ломанье муров, выбинье цеглы, плиты, каменя церковного». Когда её построили, мне неведомо. Шляхтич превращает церковь в строительные материалы. Возможно, церковь стояла в запустении и ею никто не пользовался по назначению.

Возрождение наступило несколько позже. По Максиму Берлинскому, девичий монастырь при ней завели в 1616, а по сведениям поручика Новгородцева - в 1650 году. Новгородцев однако ошибается, поскольку в Львовской летописи мы находим, за 1630 год, следующее:

На третий день тыиж Немцы Иорданскии под Киевом монастырь пошарпали и до Межигорского монастыря хтели штурмовати.

Значит, в 1630 году монастырь уже существовал. Далее он упомянут в «Росписи Киеву» за 1682 год:

в том нижнем городе Кожемяцкие ворота в Шка-вицкой горе; Ерданские ворота, ездят к Ерданскому и к Кирилловскому монастырем.

В «Географическом описании града Киева» за 1784 год, поручика Новгородцева, по соседству с Иорданским монастырем стоит Богословский:

А при Киево-Подоле ведомства Кириловского монастыря смежна слобода, называемая плоская в которой есть два девичих Богословский и Иорданский монастыри. Далее за оной слободой в разстоянии от Подола 2-х верст: Кириловский мужеский монастырь.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском