ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Кирилловская стоянка 2

Кирилловская стоянка 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Хвойка договорился о них с Зивалем, и на следующий день приступил к раскопкам. Бивень крепился к остаткам огромного мамонтового черепа. Хвойка снова проявил осторожность и обратился за советом к Владимиру Антоновичу. Тот приехал на место, сообща решили продолжать.

День спустя Хвойка, уже при помощи рабочих, начал более масштабные раскопки. Ничего. Еще через день удалось найти второй бивень и нижнюю, недостающую часть черепа. Пока Хвойка очищал кости от земли, рабочий обнаружил кремневое орудие. Археолог отложил работу с черепом и в месте, указанном рабочим, наткнулся еще на два сходных орудия труда.

Сопоставив наличие костей мамонта в одном культурном слое с орудиями труда, Хвойка решил, что это доказывает «совместное существование человека и мамонта», а орудия отнес к эпохе палеолита. Осознавая важность открытия, снова послал весть профессору Антоновичу. Он прибыл спустя три дня вместе с профессором Петром Армашевским. За это время Хвойка откопал еще пять кремневых предметов. Арма-шевский - геолог, сторонник высшего женского образования, защиты животных, любитель природы, монархист. Это он разработал сеть артезианских колодцев Киева, а также систему штолен на Владимирской горке, для отвода грунтовых вод и предотвращения оползней. В первых числах мая 1919 года был расстрелян как контрреволюционер. Контрреволюционер в последние годы жизни сидел в кабинете и работал над курсом кристаллографии.

Первые три кремневые орудия, найденные на Кирилловской

стоянке.

Армашевский стал часто посещать продолжившиеся раскопки Хвойки. Но случилась беда. На место повалили киевляне, падкие на зрелища. Нашли кости мамонта! Каменные ножи и стрелы! В ближайшие выходные явилась толпа зевак. Сторож выдворил их прочь из усадьбы, запер ворота на замок, но люди впали в неистовство и прорвались внутрь. Хвойка оставлял кости на столбиках земли, чтобы не нарушать порядок... Всё это было сметено, растащено, украдено. Подоспевший к окончанию разграбления Хвойка столкнулся со старухой, собиравшей древние кости в узелок. Все мол знают, что кость мамонта - целебная. Для того, дескать, Хвойка и проводит раскопки.

Хвойка решил более не рисковать, а зарисовывать и фотографировать находки на месте обнаружения и затем их прятать. Но фотосъемку получилось провести лишь пару раз, чтобы запечатлеть «некоторые части и общий вид раскопок».

Из года в год Хвойка продолжал работы. В то же время усадьбы Зиваля и Багреева (Кирилловская, 61) купил Зайцев, для постройки большого кирпичного завода - надо думать, на основе уже существующего предприятия Багреева. Для доступа к синей глине под отрогом Кирилловской стоянки Зайцеву понадобилось срыть почти весь отрог. За делом наблюдал, делая раскопки, Хвойка. Это позволило досконально изучить холм, но уничтожило древнейший памятник первобытной жизни. На месте отрога возникло так называемое «глинище» - карьер по добыче глины, а комплекс переработки расположился наверху холма. Еще ниже глинища, к востоку, Зайцев выстроил еврейскую больницу - позже при ней, под видом столовой - молельный дом, что открылось на суде по делу Бейлиса, ибо на молельный дом разрешения властей не было. Больница эта и стала потом, в 1949 году, Подольским роддомом.

В 1893 году Хвойка сделал следующую зарисовку слоев еще относительно целого тогда мыса:

1 - лёсс; 2 - светло-серые глинисто-песчаные слои; 3 -светло-желтые песчаные слои;4 - песчаные слои с желтой окраской; 5 - серо-зеленые песчаные слои с культурным слоем; 6 - глей синеватого цвета.

Следующий «послойный» рисунок Хвойка сделал в 1894 или 1895 годах:

Под завершение раскопок, когда холм был уничтожен, была сделана окончательная геологическая роспись слоев:

Данные таковы, сверху вниз: лёсс -10 м. суглинок - 1,5 м. слоистые пески -6 м.

железистый песчаник, слой валунов, и железистых сростков - 1,5 м.

серо-зеленоватые пески -1м.

Вот теперь можно порассуждать о слоях культурных! Хотя в литературе обычно говорят только о двух слоях, «нижнем и верхнем», не всё так просто.

Наиболее глубоко, в синей глине, но в 120 метрах от первой находки, на глубине 21 метра Хвойка нашел несколько костей и нижних челюстей мамонта, череп носорога с зубами в верхней челюсти, молодого мамонта бивень длиной 1 метр 70 сантиметров - с желобком 4 см. ширины и 3 см. глубины по всему протяжению, с зарубками по краям, лежащие рядом части стволов кедра со следами огня, и кусок бивня с вырезанными изображениями, в коих Хвойка усмотрел «какое-то щитоносное животное в виде черепахи, птичью голову и нечто в виде ладьи». Вот фотографии этого бивня и рисунок с развернутым на плоскости узором:

Мне сложно судить, что изображено, с какой целью использовался такой украшенный бивень, и сколько времени и труда ушло на работу. Чем её выполнили - кремневым орудием? Есть много трактовок сюжета гравюры - от бытовых до мистических и календарных. Я не буду их касаться. Очевидно, что узор нанесен со смыслом.

А ведь это сделано во время, когда под рукой были, вероятно, только огонь, кремень и кости. Хорошо, допустим, выцарапали кремневым ножом. Неандертальцы, например, делали столь острые ножи, что ими до сих пор можно бриться. Но кроме технологии, само содержание рисунка-узора приводит к ряду выводов.

Художник знал счёт и имел представление об углах. Использовал линии прямые, пилообразные. Кривые. Некоторые объекты изображены им с четкими ровными контурами - например, левый нижний объект на развернутом рисунке, напоминающий конвейер, над которым 2 ряда по 7 дуг в каждом.

Объекты такой формы не должны были встречаться среди той дикости, в которой, как считается, пребывали первобытные люди, «охотники на мамонтов». Не должны были существовать! Тогда что же изобразил мастер? Может, мы чего-то не знаем о том, древнем мире? Или рисунок несет прикладное значение - например, это карта, календарь, счеты, либо даже письмена?

Над синей глиной, в толще горы, в серо-зеленоватых песках, Хвойка нашел еще три культурных слоя, отнесенных им к палеолиту. В первом, нижнем, в усадьбе Зиваля, лежали кости, бивни мамонта и прочих животных. Кремниевые орудия были не между костями, а отдельно. Бивни с зарубками на концах, некоторые обожжены.

Чем дальше Хвойка углублялся в гору, тем меньше попадалось ему костей, однако стали появляться угли да куски окаменевшего дерева. Наконец докопался до сплошного слоя «кострища», местами метровой толщины. Зола, уголь, разбитые кости мамонта и других зверей, «как бы нарочно сложенные». Все они были обуглены и редко удавалось достать их целыми - рассыпались в руках. Неподалеку, но 70 сантиметрами ниже, Хвойка наткнулся на второй такой пожарищный слой. Есть свидетельство Хвойки о том, что именно во втором слое ему попалось много кремневых орудий - с другой стороны, Хвойка же пишет, что кремневые орудия никогда не находились непосредственно среди костей и угля, но лежали «ниже верхней полосы и крупных костей, а иногда на самой поверхности синей глины». Могу заключить разве что кремневые предметы были между синей глиной и углем.

Плохой скан снимка с раскопок Хвойки.

В глубинных слоях, Хвойка выкопал более 50 нижних челюстей мамонта и приблизительно 100 бивней, не считая обожженных из кострища. Некоторые бивни выглядели подобно дубинкам - толстая часть скруглена, тонкая сточена в форме рукоятки. Кремневых орудий же отыскали примерно 200.

Продолжив раскопки уже в части отрога, принадлежащей Багрееву (Кирилловская, 61), Хвойка обнаружил на глубине 13-14 метров от поверхности земли, «под пластами бурых слоистых суглинков», две, лежащие в метре одна от другой, полосы нового культурного слоя. Их содержимое археолог описал как круглые и овальные площадки в виде гнезд диаметром около 2 метра каждое. Площади были на разной высоте - метр туда, метр сюда.

Гнездо - значит, стащили сюда предметы, как птица всячину в гнездо приносит и раскладывает. Условность. Наши ученые в 20 веке взамен этого придумали другое, неуклюжее - «очажное топталище». Наверное имели в виду, что тут, на пятачке 2 метра в диаметре, из года в год топтались первобытные люди. Соорудили очаг и топчутся в нем.

Всего Хвойка насчитал около 20 «гнезд» на площади 30х20 метров. В них лежали измельченные кости мелких животных, редко - мамонта (и то на нижней площадке), а также челюсть и часть черепа пещерного льва (по Хвойке, а профессор Арма-шевский назвал это животное ископаемой кошкой размером со льва), челюсть пещерной гиены, зубы пещерного медведя.

Кремневые орудия числом свыше 3000, более совершенные, чем на «мамонтовом» слое, нуклеусы (остатки, основы камней, от которых откололи куски для изготовления орудий), кучи необработанных кремней. Последнее вызывает недоумение, ведь извлеченный на воздух, обсохший кремень быстро теряет свои качества «обрабатываемости» и становится бесполезным для откола от него длинных кусков. Иными словами, заготавливать кучи кремня впрок - напрасный труд.

Эти культурные слои относились к палеолиту, однако наверху холма, на площади 4000 квадратных метров, на глубине от 40 сантиметров, Хвойка отыскал и неолитической культурный слой! Именно находки в этом слое отмечены Хвойкой на плане горы с ракурсом «вид сверху», два варианта которого я привел несколькими страницами раньше. 48 ям-раскопов дали представление о неолитическом слое.

От чернозема он уходил глубже, в лёсс. Вначале, ближе к поверхности, Хвойке попадались черепки керамики, обломки костей, речные ракушки Anio pictorum и Anodonta cygnaea, уголь, зола. Потом в лёссе были отрыты остатки пещер, не менее шести. В одной - ниша с обожженными докрасна стенами. Нечто вроде печи Хвойка нашел в другом месте, причем для строительства были использованы глина, камень, щебень, прутья, колья.

Чем дальше от середины горы, тем глубже были пещерки, и тем примитивней набор предметов в них - это касается набора костей, орнаментов на керамике и так далее. А чем ближе к середине, тем меньше ракушек, выше качество и сложность керамики. Получается, что вырытые ближе к склонам пещеры постепенно оставлялись в пользу более новых, тяготеющих к центру. Почему?

Кроме пещер, в ходе раскопок Хвойка встретил площадки из обожженной глины. Конечно же, подземелья и площадки не были пустыми. Сначала о костях. Хвойка нашел три человеческих скелета, один ростом 1,85 метра, однако считал, что они попали туда позже, не являлись современниками пещер. Также лежали кости рыб, птиц, кости и зубы млекопитающих, из коих археолог упомянул бобра, оленя, волка, дикую козу. Панцири пресноводной черепахи валялись на полу. Были и ракушки - они измельчались в муку, добавляемую в глину для лепки посуды.

Предметы. Кремневые, роговые и костяные орудия - ножи, топорики (в том числе из рога лося и оленя), скребки, долота -причем с орнаментами, и тому подобное. Два глиняных прясла с орнаментом, костяное шило. Шлифованные куски песчаника. Глиняные бусины. Обломок фигурки из темно-красной глины.

Глиняная обожженная посуда. Миски, причем выкрашенные. Горшки с ушками. Покрытые узором горшки разных видов - с толстыми стенками и тонкими. Хвойка пишет:

Один из таких сосудов по форме напоминавший амфору, был сделан из красной глины и поверхность его была так хорошо сглажена, что блестела как лакированная.

Некоторые сосуды были докрасна обожжены. Узоры напоминают елочку и другое рифление современных велосипедных и автомобильных покрышек.

Пища. Ракушки, кости животных дают основания полагать, что обитатели верха горы поначалу ели моллюсков, а затем освоили рыболовство и охоту. Хвойка обратил внимание на окаменевшие лепешки с косточками, как бы поджаренные.

Отличный скан снимка с раскопок Хвойки.

Необычное. Нашли глиняную формочку для отливки, как предположил Хвойка, медных или бронзовых топориков. Прототип из рога лежал тут же. Формочка состояла из двух половинок, и роговой топорик вписался в них. Однако следов металла в месте раскопок нигде не обнаружили - а ведь срыли весь холм.

Теперь о трактовке находок в горе. Хвойка, Антонович и Армашевский полагали Кирилловскую стоянку древнейшей в Российском империи, давали нижнему её культурному слою по меньшей мере 20000 лет.

Слой, где были обильны бивни и кости мамонта, считался Хвойкой отделенным от «гнездового» слоя большим промежутком времени - и относительно небольшим промежутком пространства. Во втором слое мамонт уже вымер или стал редкостью. Хвойка утверждал, что люди, к которым относился нижний слой, охотились на неповоротливого мамонта, который был одним из немногих доступных им видов дичи.

Как же случилось, что над всеми этими бивнями, костями и орудиями возникла целая гора? По Хвойке, стоянка располагалась в местности еще без гор, полной озер котловине у большой реки, вероятно первобытного Днепра. Тут росли высокие кедры и ели, бродили мамонты. Но с севера подступал ледник, из-под которого вода несла грунт, постепенно заполняя наносами долину Днепра, пока она не переполнилась. Тогда вода выступила над уровнем долины, затапливая окрестности. Ледник надвинулся, затем начал таять, отступать к северу. Снова наносы. Река пробила себе новое русло уже в них, уровень дна снизился.

Слои песка между культурными слоями, как полагал Хвойка, означают несколько затоплений местности, во время которых грунтовые наносы покрывали предшествующий культурный слой. Таким образом, «гнездовой» слой относится ко времени, когда растительный и животный мир здесь сменился, прошла эпоха мамонтов и вооруженных палицами первобытных людей, люди стали более изобретательны и смертоносны. Наконец, толстый слой лёсса от песков и выше, до хилой шапки чернозема, означает длительное затопление и последующие намывы.

Еще в 19 веке, да и сейчас Хвойке возражали, говоря, что в разрезе холма нет морены - валунной глины, которая должна присутствовать, если местность была покрыта ледником, и поэтому Кирилловской стоянке надо определить возраст не более 12 тысяч лет, когда, как считается, завершился последний ледниковый период. Что до образования лёсса, то существует другая гипотеза, что не от намыва получился лёсс, а ветром надуло.

Я не геолог, поэтому не буду пускаться в рассуждения. Меня убеждает мысль, что раз отрог со стоянкой укрыт, будто сугробом, равномерным слоем лёсса, это значит, что гора постепенно вырастала над всеми культурными слоями. Самый нижний из коих по странному совпадению находится примерно на современном уровне воды в Днепре. Лёсс мог возникнуть и как последствие Всемирного потопа.

Итак - горы, по представлениям Хвойки, во время мамонтов не было! Отдельные ученые 20 века, например Пидопличко в своей работе 1969 года «Позднепалеолитические жилища на Украине», да и другие того же времени утверждали, что стоянка лежала у склона высоченного правого берега, и 22 метра лёсса над стоянкой ветром надуло, со склона.

Куда же делась потом эта огромная, выше нынешней, гора правого берега? Её всю сдуло точно до уровня выступающих отрогов? Всю эту массу грунта? А лабиринт узких и высоких отрогов, тоже покрытых лёссом, к северу от Совской балки - с какого массивного правого берега их надуло? Они там существуют будто сами по себе.

А вообще были тогда, в древности Киева горы, большие возвышенности? Это вопрос важный. Нам же рисуют на картинках в популярных книжках по археологии, как первобытные люди охотились на мамонта. Загоняли несчастное животное на край обрыва, оно падало и гибло. Но если гор не существовало, какой обрыв? Про горы в Киеве есть разные мнения. Противоположные. По одному, говоря басенным слогом, и горы были выше, и реки глубже. По другому - до приближения ледника высота гор была метров на 30 меньше.

Хорошо бы на машине времени отправиться и поглядеть, что к чему. А без этого можно выдвигать сотни предположений, на ходу придумывая вспоможения для обоснований. Нужна гора под самое небо - пожалуйста. Теперь будет, с чего сдувать и образовывать лёсс. А может и была гора, черт его знает.

Хвойке задавали вопрос - как же охотились на мамонта, если найденные на стоянке кремневые орудия явно мелковаты, чтобы справиться с мохнатым великаном? Этими орудиями и яму для поимки мамонта не выкопаешь. Хвойка ничего толком не ответил, кроме утверждения, что древний человек питался мамонтом, без мамонта не мог существовать, а другие более подвижные животные были недоступны оружию.

Дык как же, если кремневые скребки или даже дубины из бивней против мамонта - жалкое средство борьбы? Да и, думаю, мамонт был чертовски проворен. Напротив, для охотника он должен быть наиболее сложным видом добычи.

Всё, что нашел Хвойка в нижнем слое - мамонтовые кости, бивни и мелкие кремневые орудия. Никаких человеческих костей. А ведь хозяева кремневых орудий просто могли приходить на эдакое мамонтовое кладбище, как существуют загадочные кладбища слонов. Искали кости, годные в качестве дубинок, прочего оружия.

Никаких явных следов жилья.

Как!? А знаменитые жилища первобытного человека, сложенные из бивней, костей и черепов, да обтянутые шкурами? На картинах, рисунках, в фильмах, мультфильмах нам их показывают уже много лет. Они же стоят в некоторых музеях.

Ну так в основание ученые впихнули металлические каркасы, потому и стоят. Не будет каркаса - стоять не будут.

Археологи, в частности сторонник идеи «костных жилищ», Иван Пидопличко, оценивал вес сооружения из костей и шкур в три тонны, и развивал мысль дальше - для каркаса использовались деревянные жерди, но основной вес держал на себе цоколь из черепов и трубчатых костей. Правда, жердей никто не нашел, а цоколи из черепов - в самом деле, в некоторых местностях ученые раскопали кости и черепа, разложенные в определенном порядке, например по кругу. Что с того? Такой порядок мог быть обусловлен ритуальным назначением. При чем тут жилье?

Хибара из мамонтовых костей гораздо менее пригодна для обитания, чем нора хоббита. Вообразите себе сложность самого сооружения! И его прочность. Если обвалится, то жителей здорово прихлопнет костомахами. И сами кости - если только под рукой не было огромных запасов старых, полностью очищенных от мяса костей - надо было чем-то выскоблить, ведь не строить же из падали.

В чем же удобнее было жить? В пещерах или норах. В дуплах. Вспомним отшельников! Уходили от мира, копали себе пещерку и жили. Нора - самое понятное дело, все звери себе роют. А пещеры бывают и естественные, если повезет. Конечно, коли грунт не позволяет рыть хотя бы землянку, то надо строить на поверхности. Но и тогда для этого более пригодна древесина, нежели кость. А если древесины нет? Но тогда и хижина из костей стоять не будет, рухнет с первого пинка.

Эдак до середины 20 века в ученой среде не говорили о мамонтовых хижинах. Потом украинские ученые в кучах костей усмотрели остатки хижин, и пошло-поехало. С тех пор их «нашли» на Украине, в Молдавии, Польше и Чехии. Американские ученые решили - что мы, хуже? Вдруг оказалось -древние индейцы охотились на мамонта и строили костяные халабуды. В американских музеях стоят реконструкции «мамонтовых хат», в них любят фотографироваться дети. К хатам приставлены манекены первобытных индейцев.

Но вернемся к Кирилловской стоянке. Нынче некоторые археологи считают, что нижний «мамонтовый» слой и более верхний «гнездовой» - это один и тот же слой. Но из самого состава найденных в этих слоях предметов вывод напрашивается противоположный.

Далее, явных следов жилья и во втором слое нет. Зола... Ну люди и сейчас выезжают в лес, жгут костры - это не значит, что они живут на месте пикника. А вот найденное Хвойкой кострище вызывает вопросы. Огромный пожар? И что сгорело?

А почему надо предполагать, что владельцы всех этих кремневых орудий - именно люди, представители рода «человек разумный», его родичей или предков? Мы ведь не знаем, кто именно притащил сюда эти предметы. Мы не знаем, по какой причине погибли мамонты, чьи кости тут лежат. Убиты или умерли сами? Ответа нет.

Хорошо, но кто, кроме людей, мог проявить себя? Для меня нет внутреннего барьера допустить существование иных биологических видов, способных производить орудия. А много ли будет найдено останков, если такой вид относится к паукам или каким-нибудь сухопутным моллюскам со щупальцами? Они же полностью разложатся.

В одном культурном слое есть кремневые орудия и костные дубины, есть кости мамонтов. Я не могу логически вывести из этого, что орудия и дубины принадлежали людям. Нет оснований. Возьмем те же две гипотезы возникновения лёсса. Ветром или намывом? Обе гипотезы можно вроде бы и доказать, и опровергнуть. Или - ни точно доказать, ни точно опровергнуть. Так что же, обе верны? Одна ложна? Обе ложны?

Кости мамонта и кремневые орудия? Мамонт не дурак и у него есть хобот. Известно, что слоны умеют использовать инструменты. Например, берут хоботом палки и чешут себе спину. Или - отламывают ветку с листьями и отгоняют насекомых. Слоны рисуют картины - под руководством человека, но рисуют. Что мы знаем об умственном уровне развития мамонтов? Ничего. Связка мамонтов и орудий труда более обоснована, чем связка с третьей составляющей - людьми, чьих непосредственных следов ни в одном из глубинных слоев не найдено. Я не говорю, что так было. Я говорю про основания для суждений.

Кости мамонтов в нижнем слое. Положим, там кости до сотни особей. За какой срок они умерли? Существующие средства датировки не позволяют это вычислить. Ответ на вопрос дал бы зацепку для распутывания загадки. Хотя, для ученых и журналистов загадки нет, есть «стоянка», населенная первобытными охотниками на мамонтов. Костяные хижины и всё такое. Все всё знают и ничего больше не нужно.

Каков же официальный статус Кирилловской стоянки? В 1974 году ей, как «стоянке первобытных людей», выписали паспорт и присвоили статус заповедной территории. Памятник археологии. Под охрану взяли согласно постановлению Совета Министров УССР №711 от 21.07.1965 года. Охранный №: 140. «Границы охранной зоны и зоны регулирования застройки: согласно решению Исполкома городского Совета народных депутатов № 920 от 16.07.1979 года (приложение 1) охранная зона для места расположения Кирилловской стоянки обозначена в границах: улица Фрунзе».

Гениальное обозначение охранной зоны! Немудрено, что на Кирилловской стоянке построили автобазу, а на уцелевшем огрызке мыса - дачные кооперативы и еще невесть что!


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском