ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Усадьба Светославского

Усадьба Светославского

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 11

Усадьба Светославского

Идя вдоль Кирилловских высот на северо-запад к Сморо-динскому спуску, к Логову Змиеву, нельзя обойти вниманием бывшую усадьбу Светославского - она обозначена на карте Хвойки буквой «Е» и находилась на отроге, следующем по счету после большого мыса принадлежащего Зарембскому, а позже Бернеру. С большой долей вероятности предположу место бывшей усадьбы Светославского на аэрофотоснимке 1943 года там, где видим глинищами (я отнес их к заводу Бернера) прогрызенный холм, северо-западный «укус». Адрес на 1911 год - Кирилловская, 77. Координаты примерно 50°28'39.2"N 30°29'01.4"E. В 2014 году это закрытый северо-западный въезд на Богуславский спуск, через дорогу от зеленого трехэтажного дома по Фрунзе 96. Семье Светославских принадлежали и усадьбы на четной стороне улицы, по Кирилловской 94-96, но зеленый дом - не их, а кажется построен позже. Всё это считалось Куренёвкой.

Из книги в книгу, из уст в уста, маститые ученые, экскурсоводы и краеведы повторяют, что Куренёвка называлась так от казачьих куреней, мол, на окраине селились казаки, которым не давали жить в пределах Подола. Но в этих краях и выше по Сырцу стояли винокурни. Есть даже приток Сырца - Курячий брод. В 18 веке на Сырце было 29 винокурень, а на Приорке и Куренёвке из 84 усадеб-хуторов на 64-ех работали винокурни. Тут курили - «гнали» спиртное. Слово «выкурить» вообще употреблялось к вину, дегтю, смоле. И по обилию винокурень - Куреневка.

В двухтомнике «История Киева» 1963 года усадьба Светославского отнесена к несуществующему ныне адресу Фрунзе, 81. Как бы ни было, между Богуславским и Смородинском спуском (ближе к первому), по обе стороны Кирилловской улицы, владела земельными участками семья Светославских, в их числе художник-пейзажист Светославский Сергей Иванович (1857-1931). Что видел, то и рисовал - благодаря чему у нас остались замечательные живописные полотна окрестностей Кирилловской улицы.

На аэрофотоснимке 1943 года я отметил примерное место усадьбы художника красным прямоугольником. Желтая линия - улица Фрунзе. Фиолетовый круг - нынешний перекресток Фрунзе и Нахимова. Самая левая точка этого круга - теперь северо-восточный конец Богуславского спуска. Зеленый прямоугольник - Смородинский спуск. Голубой пунктир - ручей в овраге. Этот овраг пробуривает гору к переулку Нагорному. Другой овраг как бы огибает часть склона восточнее.

Представим, что сейчас 2014 год. Отмеченная красным область относительно не застроена, пребывает в одичавшем виде, поэтому совершим по ней короткую прогулку. Миновав, по Фрунзе, закрытый воротами выход из Богуславского спуска, сразу свернем налево, там будет бровка небольшой подпорной стены. Между нею и холмом, параллельно улице идет тропка. Вдоль тропы над землей проложены две трубы, а под землей в коллекторе течет, отведенный перпендикулярно основному руслу в овраге, ручей. Скоро доходим до этого оврага и становимся к нему лицом.

Можно двинуться по оврагу прямо, либо свернуть направо, мимо деревянного столба электропередачи - таких по пути встретится несколько - лестничкой, переходящей в мощеную мелким булыжником дорожку. Рано или поздно, покружив около суглинного мыса, она выведет к Нагорному переулку. Слева и справа от дорожки - заросшие бурьяном площадки, вероятно места бывших строений. У первого поворота, если пойти дальше сквозь чащу - остатки некоего подземного сооружения. Они выглядят как бетонная, без крыши, коробка. Слева от нее земля провалилась в пустоту, кажется, что коробка заняла большую ее объема полость.

В овраге. 2014 год.

Если подниматься по усеянному битым кирпичом оврагом, чьи берега почти отвесны, а по обеим сторонам торчат развалины, мы доберемся до места, где ручей спускается в коллектор. К нему он подведен по бетонному желобу. Еще юго-западнее желоба ручей бежит в естественном русле через бурелом и мусор, среди которого я нашел ржавую, но сохранившую цвета, красно-сине-белую табличку «Застрахован в Варшавском обществе» - такие страховые таблички висели на домах до революции. Вдоль ручья можно двигаться до поры до времени, ибо наступает момент, когда ноги увязают в размоченной почве. Поднимемся на левый склон оврага и осторожно, дабы не сорваться, пойдем по кромке между обрывом и кривым деревянным забором. Через дыры в заборе зеленеют заросли диких задворков Татарки, откуда, за пустырем, через противоположную дыру есть выход на другую сторону отрога. Приближаемся к началу оврага. Ограниченный с трех сторон крутыми склонами, ручей вытекает внизу из трубы в западном.

Таковы окрестности бывшей усадьбы Светославских. Ни дом его, ни другие строения тут не сохранились. Всё заросло деревьями, кустами, крапивой, и странно, что сюда способны проникать люди и стаскивать мусор.

Сергей Светославский родился в Киеве, в 1857 году, в семье мелкого чиновника Ивана Светославского, из дворян, благодаря чему после революции художник был лишен права голосования. В 1862-м Светославские переехали в Великороссию -Псков, Питер, Тверская губерния. В 1875 году Сергей Иванович поступил в Московское училище живописи, скульптуры и архитектуры. Преподавали ему Саврасов - пейзаж, Перов -рисование человека, Поленов. Вместе со Светославским учились братья Коровины, Левитан. Сергей Иванович временно перешел из училища в Петербургскую Академию искусств, потом вернулся в Москву, в 1883 году летом путешествовал по Руси - писал этюды - и опоздал к началу занятий в училище, за что был исключен. Но диплом учителя рисования всё равно получил, да еще серебряную медаль. В 1884 году потянуло снова в Киев, к родителям на Куреневку, Кирилловскую улицу.

Выставки, медали. Писал картину за картиной - большая часть наследия художника хранится теперь в Национальном художественном музее Украины. Примкнул к рядам передвижников. Дружил с Васнецовым, Пимоненко, Шишкиным, Поленовым, Маковским, Левитаном, Константином Коровиным, Серовым. Васнецов написал со Светославского голову Моисея на фронтоне Владимирского собора.

Васнецов во время работы над оформлением храма жил в Киеве, это с 1885 года. Прибыл сюда с женой и двухлетним сыном. В статье А. В. Васнецова об отце - «Воспоминания о Викторе Михайловиче Васнецове» - я нашел про Светослав-ского:

Ближе всего мы были с семьей проф[ессора] Пра-хова. Кроме них ходили к нам художники: Ковалевский, Менк, Сведомский, Котарбинский, Светослав-ский, который жил на горе под Киевом. Как-то мы ездили к нему на «гору Светославского», как говорили. Помню, долго надо было подыматься вверх, где стоял дом, помню большую темноватую мастерскую, павлиньи перья на камине, а больше ничего не помню.

Это важное свидетельство. Обычно полагают, что жилой дом стоял на четной, низинной стороне улицы, в то время как картины и вот эти слова Васнецова убеждают в обратном -художник обитал именно на горе, ее склоне.

Светославский. Усадьба художника зимой.

В 1890 году Сергей Иванович женился на Александре Петровне Юргенсон, поселился с нею в Москве, на Покровке, в Колпашный переулке. Через четыре года развелся. Опять в Киев. Путешествия, выставки. Вышел из Товарищества передвижников. Стал почетным членом в Киевском отделе Товарищества любителей животных, доставляя животных в новосозданный в 1908 году зоопарк. Выбивал под него деньги, например у известного Третьякова. В 1910 году Светославский продал часть усадьбы на Кирилловской улице и за вырученные деньги отправился в Среднюю Азию, за новыми зверями. Это была не первая его подобная экспедиция. А в 1917 году, когда животные зоопарка голодали и Светославский через газету обратился открытым письмом за помощью к депутатам Киевской городской думы, то помещенных за решетку зверей он именует «узниками». Переосмысление их судьбы?

В половодье на Оболони и Подоле, Сергей Иванович на своей лодке плавал и спасал людей, помогал обездоленным материально.

Картины художник зачастую отдавал на благотворительные выставки - некоторые устраивались и обществом защиты животных. Жертвовал деньги Красному кресту. В 1905 создал бесплатную студию, поначалу для сорока студентов Киевского художественного училища, которых оттуда вытурили за участие в забастовках.

Среди учеников новой студии, просуществовавшей несколько лет, были Александр Архипенко, Александр Богомазов (жил на Вознесенском спуске), Алексей Грищенко, София Левицкая. Первые два ушли потом в авангард. Светославский советовал студентам: «Наблюдайте весну. Идите в парки. Наблюдайте одно и то же место ежедневно и ежечасно, и вы увидите, как изменяется природа».

К тому времени относятся воспоминания товарища Свето-славского, М. Ковалевского, чья жена училась живописи:

Усадьбу от улицы отделял длинный некрашеный забор [...] За забором был небольшой участок земли, который почти весь во время разлива Днепра заливала вода. На незатопляемой части усадьбы стояли два небольших деревянных домика. В одном жила старенькая мать художника, а в другом, переоборудованном под мастерскую, жил он сам. Его семейная жизнь сложилась неудачно. В молодости он бракосочетался с москвичкой Юргенсон, но очень скоро они разошлись, и с того времени Светославский жил с матерью и братом, которых очень нежно и преданно любил.

Светославский, начало 20 века. Зимний пейзаж. Усадьба

художника.

Тогда Светославский был полон сил и выглядел «крепким, подтянутым мужчиной среднего возраста, лысым, с длинной курчавой бородой и с бронзовым загорелым лицом - недавно вернулся из Средней Азии. На первый взгляд он походил на пожилого узбека: этому очень способствовала и тюбетейка, которую он тогда носил».

Потом всё закрутилось. Первая мировая, революция, гражданка - чехарда ужаса, ставшего нормой. А Светославский теряет зрение. Мир уменьшился до усадьбы под Кирилловскими высотами, которую он доселе много рисовал. Устанавливается новая власть, ей художник не нужен, забыто его заступничество за революционных студентов, устройство зоопарка. Не видит - не может завершить большое полотно в половину мастерской. Сколько этюдов остались только зародышами будущих картин!

В неспокойное время гибнущую усадьбу под горой посещали мрачные люди и предлагали - жизнь или золото. Светослав-ский отвечал, что его золото - в глазах и пальцах. Мрачные искали другое золото. Рылись среди недописанных картин. Ничего. Уходили.

А приспособился. Красил за деньги заборы, продавал на базаре выращенную на огороде картошку да петрушку. Мастерил для продажи ведра, сковородки.

Художник Федор Зотикович Коновалюк, бывший ученик Светославского, знавший его до революции, отправился проведать своего учителя. С гостинцем. Калитку отворил сам хозяин усадьбы, заросший, больной. Коновалюк будто не узнал его и спросил: «Здесь ли живет художник Светославский?». На что получил ответ: «Художник Светославский давно умер».

19 сентября 1931 года Сергей Иванович Светославский умер и был похоронен на Лукьяновском кладбище.

Как случилось, что художника, которого ставили вровень с Левитаном, а работы покупали Третьяков и Терещенко, постепенно забыли? Усадьбу, где можно было сделать музей, снесли, картины лежат в разных запасниках да частных коллекциях.

Несколько статей в сети, россыпь воспоминаний в разных источниках, публичное забвение - никакой улицы имени, никакого музея, разве что впервые за многие десятилетия, в 2003 году провели выставку «Свет Сергея Светославского». И снова - в небытие.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском