ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Приложения» Федора Гилярова

Приложения» Федора Гилярова

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 2

«Приложения» Федора Гилярова

Официальная история не любит новгородцев-летописцев. Подобно тому, как в старинной пословице «Орел да Кромы

- первые воры» большая часть населения этих городов приравнивается к ворам, новгородских летописцев считают обманщиками, выдумщиками. Дружно хохочут историки над сочинениями новгородских летописцев. А может и не дружно, а наедине. Если в библиотеке вдруг раздается неуемный смех, он наверняка исходит от историка с третьим томом Полного Собрания Русских Летописей.

На полке у каждого киеведа стоит зеленое издание 1982 года «История Киева», четырехкнижие, подготовленное коллективом ученых. Там говорится, что в отличие от киевской «Повести временных лет», летописцы новгородские прямо сообщают дату возникновения Киева. «Но ей нельзя доверять»

- сурово поднимает палец наука. А почему? Поясняют: «Она была внесена в рассказ о Кие новгородскими летописцами XI-XII веков, пытавшимися создать свою схему исторического развития Руси, в которой не Киев, а Новгород выступил бы наиболее ранним восточнославянским городом».

Однако, на основании чего мы должны принять, что новгородцы врут? Лишь потому, что они новгородцы и у них «своя схема»?

Впрочем, некоторых историков уже несколько веков не устраивает и предание об основании Киева легендарными братьями. Красивая выдумка! Не было таких братьев! Ученые выражаются научно - этимологический миф.

Объявите что угодно враньем и получите возможность бесконечно утверждать новые истины.

А мне кажется правдоподобным, что некогда живущие родичи Кий, Хорив, Щек и сестра их Лыбедь основали укрепленное поселение на холмах нынешнего Киева. Но кто они, откуда взялись?

Котляр не указал источник выдержки о разбойном семействе. А у меня оно в голове застряло. Но погрузиться в изучение летописей я не отваживался много лет. Так и довольствовался, что Котляр выписал. Однако сомнение было посеяно.

И наконец я понял - пора самому читать летописи. Но и в известнейших не было про этих разбойников. Нашлось в малоизвестных списках.

Слово «список» буквально означает копию, нечто списанное с подлинника. К сожалению, из русского языка исконный смысл «списка» вытеснен прямым латинским переводом, словом «копия».

Благодаря этому излишеству, мы привыкли под «списком» разуметь другое - строчки с перечислением, например товаров либо имен. Применительно к историческим и литературным источникам, «список» это рукописная копия (порой исправленная, неполная, или дополненная) летописи либо иного произведения.

Существуют различные летописи и списки оных, отличающиеся подробностями изложения событий, но порой и в корневых предметах. Важнейшие и приемлемые различия, при издании, обычно выносят в приложения или примечания, дабы читатель мог сравнить этот список с другими.

Федор Александрович Гиляров (1841-1895) подготовил и выпустил целый сборник таких примечаний, «Предания Русской Начальной летописи (по 969 год). Приложения»[61], взяв за основу «Повесть временных лет»3 по Лаврентьевской летописи. Гиляров для каждого раздела основы привел описание тех же событий по летописям Новгородской, Псковской и прочим источникам, включая польские. Гиляров поместил в свою работу много архивных редкостей, что еще более усиливает значение его труда, да и пожалуй является главной его

ценностью.

С шестидесятой страницы «Приложений» открываются чудеса про основателей Киева.

Книга Гилярова меня словно разбудила и сбила с толку. Как же, чему верить? Странны и противоречивы оказались списки. Одно дело, когда различия летописей встречаются отдельно и с перерывами. Словно редкая капля дождя - оросила лицо, ощутил, да идешь дальше. А у Гилярова это огромное собрание таких различий, уже даже не дождь, но вся небесная вода, упавшая на землю и собравшаяся в один поток, на который уносит прочь от привычных представлений!

Известные князья, разведенные официальной историей по времени, здесь оказываются действующими вместе. Появляются новые родичи. События переносятся в другое время и место, а участвуют в них совсем другие люди.

Что же историки, археологи? Осведомлены о вариантах истории? Это у них надо спрашивать. Сами они в книжках ничего такого не говорят, а если даже что прорывается, то с оговоркой, как у Котляра. Забавная выдумка!

Общепринятая история - лишь один из вариантов, однако об этом молчат. Ученые решили, исходя из своих представлений о прошлом, считать истиной сведения только из определенных списков. Можно проверить таблицу умножения. Но давний летописный слой нельзя - начинается путаница. С нею столкнется любой, кто примется за такой труд.

А наука это храм. Строится из кирпичей. Кирпич должен быть однозначным. Чтобы всякий взял его в руку и признал -это кирпич. На боку его имя князя да год рождения. Вот еще кирпич, тоже с именем и годом. Положим их рядом на цемент. Два князя вместе. Основа готова.

Нельзя точно сказать, что на кирпичах должны быть именно эти имена и числа. Однако ученым нужно строить. И они делают кирпичи. Приходится одни имена и годы признавать истинными, другие ложными. Таков научный подход - отставив сомнения в сторону, возводить лишь одно здание. Вместо нескольких, поменьше высотой, зато с разными наборами кирпичей.

Основание огромного здания пересмотру не подлежит. Замена разрушит всё здание. Общепринятые представления об истории это цемент научных работ. Изъятие цемента приведет к распаду.

Если хочешь быть ученым в среде официальной науки, необходимо участвовать в общем строительстве единственного и нерушимого её храма. Делай новые кирпичи, клади цемент, возводи ряд за рядом новый этаж. Не подходит кирпич? Выкинуть! И не сомневайся. Правда за нами!

Вошедшее в «Приложения» Гилярова - выкинуто. Этого будто нет. Не должно быть. Иначе научные труды - в последние годы ставшие смесью взаимных ссылок - потеряют целостность, а журналисты будут вынуждены делать трудный выбор, что же писать о незнакомом предмете.

Официальная наука история и ее противники, та же «новая хронология», больше тратят сил насаждая истину, нежели выясняя оную. Утверждают - было так, а не иначе. Или, еще проще - было так. Без иначе. Умолчать. Когда не получается, обязательно указать - ошибочное мнение.

В семидесятых наконец издали первую часть «Пространной истории города Киева с топографическим его описанием» Берлинского, которую при жизни он в печати не дождался. Добро, ну так опубликуйте с уважением. Читаю. Вот Берлинский пишет, вероятно следом за Татищевым, что вместо Аскольда и Дира был один человек, «Аскольд тирарь». Сразу примечание редактора - Берлинский конечно ошибается!

Наука, словно ползающий на коленях Хома Брут, чертит по полу колдовской круг с шептанием - Берлинский ошибается, новгородские книжники врут, этой дате безусловно нельзя доверять. И перестает быть наукой, ибо наука это изучение, а изучение прекращается, когда нет сомнений.

Но внутри науки, коли хочешь в ней обретаться, не остается ничего другого, как принимать ее правила игры. Не зря Гиляров вспоминал в своих заметках4, наставление:

«не всегда говори, что мыслишь; знай больше, а говори меньше» и т.д. Достоинство этих истин оценено было мною, конечно, уже много лет спустя по их изучении.

Сын священника Московского Новодевичьего монастыря5,

Федор Александрович Гиляров учился поначалу в Московской духовной семинарии, откуда был вытурен за статью «Материалы для физиологии общества» («Московские Ведомости», 1859, № 62) и пошел по светской стезе, поступив на историкофилологической факультет Московского университета6.

Окончив курс в 1866-м, пятнадцать лет преподавал русский язык в различных учреждениях, попутно выпуская одну за другой работы по истории, языку, краеведческие исследования. Среди них наиболее известным трудом была «Этимология Русского языка», составленная совместно с А. И. Кирпичниковым. Перу Гилярова принадлежат также «Этимология Церковнославянского языка», «Русская хрестоматия для низших классов гимназий», «Исторические и поэтические сказания о Русской земле в хронологическом порядке событий», азбука для сельских школ «Школа родного языка», «15 лет крамолы» и другие. Всё это нынче днем с огнем не сыщешь.

Гиляров умел, кажется, выбирать самые неудобные предметы для своих работ. Названия его трудов порой даже боялись верно писать в библиографиях - искажали и название, и год выхода в печать, чтобы сбить с толку цензуру.

В 1883 году Гиляров выпустил, на основе своих статей в «Современных известиях»7, книгу «15 лет крамолы (4 апреля 1866 г. - 1 марта 1881 г.)» о революционном движении в России. Отпечатанный трехтысячный тираж первой части первого тома - «Пропаганда. (4 апреля 1866 г.- 24 января 1878 г.)» - был запрещен спохватившейся цензурой под предлогом «исключительной важности предмета книги и его щекотливости»8. Название оказалось пророческим. 15 лет книги лежали в закромах под арестом, от сырости 2500 штук истлели, оставшиеся поныне считаются редкостью.

В том же 1883 году выйдя в отставку, Гиляров начал выпускать свою газету, «Афиши и объявления», позже переименованную в «Вестник литературный, политический, научный и художественный». Издание освещало большей частью театральную жизнь. Современник, Владимир Гиляровский вспоминал в «Москве газетной», что «Федор Александрович писал недурные театральные рецензии, а затем сам издавал какой-то театральный листов, на котором прогорел вдребезги».

Скончался Гиляров в Химках под Москвой, в 1895 году. Похоронен в самой Москве на Пятницком кладбище.

Зачем я рассказал о нем относительно подробно? Дабы за отсылками к источнику, важному в моей книге, стоял человек, а не имя. И если о человеке нынче мало помнят, стоит напомнить, что был такой, и каким он был.

Гиляров вытащил из архивов в печать наиболее яркие «отклонения» от общеизвестных списков - то, что ученые предпочитают, если знают, замалчивать. А с несведущих и спроса нет. «Приложения» могли бы перевернуть представления о ходе истории. Но куда там! Эта книга ведь целая дорога, усыпанная камнями, о которые каждый споткнется, коли не захочет обойти.

Науке бы чего попроще! Гладкий асфальт. Но помимо редких списков, даже основные летописи задают такие загадки, ответы на которые разрушат всё здание современной науки истории. Посему, да по неведению, ученые эти вопросы не поднимают. А мы поднимем.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском