ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Святой Кюрила 2

Святой Кюрила 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Федор Солнцев. Кирилловский монастырь возле села Куреневка. Акварель. 1843.

Вход на территорию церкви платный. Плата не идет на пользу состоянию здания. 2014 год.

Еще в 1937 рядом стояла колокольня архитектора Григоровича-Барского.

Кто возвел церковь?

В давнее время, церковь эта существовала не сама по себе, а в составе одноименного монастыря. Максимович посвятил ей статью «О создании киевской церкви св. Кирилла», где свёл воедино доступные сведения и пришел к выводу, что церковь построена была княгиней «Марией Мстиславной, женой Всеволода Ольговича, дочерью Мстислава великого, внука Владимира Мономаха».

Закревский тоже приводит цитаты, и по ним получается, что монастырь основал Всеволод, отец Святослава. Какие цитаты используем, такие и выводы. Я не могу разобраться с тем, кто же в самом деле что построил и основал - смутно кажется мне, что Всеволод мог основать монастырь, а жена его - построила саму церковь.

А Максим Берлинский, зная об упоминаниях монастыря в летописи, вразрез с нею предположил, что монастырь так назван по имени некоего Кирила, который способствовал восстановлению монастыря после «неистовства Батыева». При этом, полагал Берлинский, Кирил победил в окрестном лесу шайку разбойников, что и стало основанием легенды о Кири-ле Кожемяке и змие, «коего пещеры и теперь в лесу видны». Тоже подкованный в летописях, Закревский в дополнение кратко приводит содержание легенды, где Кирило Кожемяка сражается со змеем, побеждает его и в память о победе своей строит монастырь, «названный по его имени Кирилловским». Закревский также сообщает о множестве «Кирилловских пещер» и соотносит легенду о Змие с одной из них.

Оставим же вопрос возникновения монастыря и церкви открытым.

Вообще первое упоминание о Кирилловском монастыре в летописи таково, за год 1171:

Сняшася братья Вышогороде и пришедше сташа на Дорогожичи под святым Кюрилом.

Теперь про Дорогожичи. Есть в Лавреньевском да Ипатьевском списках за, по принятой датировке, 980 (6488) год:

Стояше Володимер обрывся на Дорогожичи, ме-жю Дорогожичем и Капичем, и есть ров и до сего дне.

Обратим внимание на уточнение - между Дорогожичем и Капичем. Капич - то же, что капище. Несколько позже, за 1146, читаем в Ипатьевской летописи:

ту побеже Игорь и Святослав в слудовы Дорого-жьчьския [...] и вбеже Игорь во болото Дорогожичь-ское и угрязе под ним конь

И за 1161 год такое описание:

Перебредше Днепр, у боженки, и пойде полки к Киеву, и пришеди ста на Болоньи в лозах, противу Дорогожичу, иде к Подолью, а Ростислав стояше подле столпье (бревенчатой ограды); загорожено бо бяше тогда столпием от Горы, олы и до Днепра.

«У боженки» что значит? Боженка - божница, капище. А на каком берегу, левом или правом? Не сказано. Днепр перебрели у боженки. Брод там был. Брод, бродить, брести, перебрести - один корень. И перейдя через брод можно было, двинувшись в сторону Киева, добраться до Болонья-Оболони, и стать напротив Дорогожичей. Сие дает основание полагать, что тогда в пределы Дорогожичей люди включали и холм, на котором стоял Кирилловский монастырь.

А боженка и Капич - одно ли урочище? Одно, если боженка

- на правом берегу. Капич - точно на правом. Раз Капич и До-рогожичи - смежные, а боженка и Дорогожичи тоже смежные, значит боженка равняется Капичу. Ежели это справедливо, то Капичем, боженкой, некое место у Днепра близ переправы слыло по меньшей мере 181 летописный год.

Если же Боженка - на левом берегу, получается, что Капич

- отдельное урочище близ Дорогожичей, и Боженка к Капичу не относится. В таком случае Капичем мог называться Бабий яр, где, как я предполагаю, на холме стоял идол, «баба».

Долгое время монастырь занимал всю местность, где теперь корпуса психиатрической больницы и церковь. В конце 18 века у монастыря отобрали земли, а затем и сам монастырь был упразднен, осталась только церковь, трапезная да колокольня (снесли в 1936 - помешала!), а в остальных зданиях поместились Кирилловские богоугодные заведения, где еще тогда, кроме прочего, устроили больницу «для умалишенных».

Из нее и выросла, в 1920-30 годах, пресловутая психушка Павловка.

Что же было на месте холма, когда там не стоял «святой Кю-рила»? Помимо краткого сообщения Брайчевского про «остатки городища чернолесской эпохи», от которых ни холодно, ни жарко, сведений мало.

Там где стоит сама церковь, была одна или несколько пещер, а скорее - целая сеть подземных ходов, пронизывающих гору.

Сементовский в 1864 году полагал, что у истоков Кирилловского монастыря стояли отшельники, обитавшие в пещерах. Дескать, в конце 11 или начале 12 века инок Кирилл вырыл там «пещерную келию». Закревский считал это выдумкой Сементовского.

Однако в 1950-е Кирилловская церковь дала трещину. И не одну. Ученые забеспокоились и выяснили, что причиной трещин служат пустоты в холме под церковью. Сведения о них крайне скудны и противоречивы.

По одним данным, при возглавляемых Николаем Холостен-ко раскопках нашли пещеру, ведущую к захоронениям. И через 10 лет вход туда завалили камнями и залили бетоном. По другим, пещеру еще до войны исследовал некий Зимин. Надзиратель Кирилловской церкви привел Зимина к пещере, с северной стороны храма. Зимин скупо пишет:

Мы зашли в пещеры, там стояли гробы, как и в лавре, однако они стояли не вдоль прохода, а поперек; мы прошли метров 20, дальше стояли скрещенные балки, поддерживавшие потолок, и еще дальше идти не решились.

Холостенко же вроде бы в пещеру не лазал. Такая научная деятельность ученых, поистине, удивления достойна.

В первом томе «Свода памятников истории и Культуры Украины» есть статья, опрометчиво названная «Кирилловские пещеры». Правильнее было бы - пещера под Кирилловской церковью. Ибо Кирилловской пещерой называли другую пещеру. Статья говорит, что пещеру около и под церковью исследовал в 1949-59 годах Илья Самойловский, который обнаружил целый двухъярусный лабиринт с помещениями для жилья и захоронений. Частично он заложен камнем, частично пребывает в аварийном состоянии.

Можно подойти к северному входу в церковь и поглядеть. Пол между стенами и сквериком напротив вымощен плоским камнем. Обратите внимание на неоднородность покрытия левее двери, около ливнестоков. Следы починки. Ведь там сокрыт подземный ход, один из коридоров пещеры.

В газете «Киевлянин», номер 248 за 6 или 8 сентября 1910 года была заметка про Кирилловскую церковь и находящиеся рядом пещеры. О пещерах выпишу сюда целиком:

Внимание комиссии223 обратила на себя находящаяся у северной стены древней церкви пещера, о которой раньше археологи не знали. Было известно о существовании пещеры на южной стороне холма, на котором расположена церковь. Лет 30 тому назад на этом месте образовался провал и один смельчак задумал спуститься в пещеру, в которой предполагались сокровища. Смельчак, спустившийся по веревке, за которую держались несколько человек, своего предприятия не довел до конца в виду огромной глубины. Исследованием новооткрытой пещеры и думает заняться комиссия224.

6 сентября члены киевского отдела Императорского военно-историческаго общества Б. С. Стеллец-кий, М. К. Дитрихс, проф. В. В. Завитневич и некоторые другие лица вновь совершили поездку для исследования кирилловских пещер. Пещеру, находящуюся возле самой церкви, вследствие отсутствия архитектора Д. В. Милеева и В. В. Хвойка, не раскапывали;

ограничились лишь пещерой, находящейся в так называемом Кургане за Кирилловским кладбищем. Пока рабочий под наблюдением Б. С. Стеллецкого расчищал вход в пещеру, остальные члены компании спустились на дно оврага, чтобы показать проф. В.

З. Завитневичу те пласты дерева и угля, о которых я недавно сообщил в «Киевлянине». Проф. Завитне-вич очень заинтересовался как этими пластами, так

и вообще слоями почвы, которые здесь выделяются очень отчетливо, и захватил образцы для более детального исследования.

Когда вход в пещеру достаточно расчистили, М. К. Дитрихс и я, в сопровождении одного рабочего, вооружившись лопатами и электрическими фонарями, проникли в пещеру; вскоре присоединился к нам и проф. В. З. Завитневич.

Сначала идет коридор, немного лишь заворачивающийся вправо, длиною 20 3/4 арш.225; по сторонам его попадаются ниши; некоторые из них настолько велики, что в них свободно может спрятаться человек. На 20-м аршине отходит ветвь влево, тоже немного заворачивающаяся в правую сторону, а в общем составляя с первым коленом угол в 50 градусов. Все протяжение второго колена около 9 аршин226.

На шестом аршине опять влево почти под прямым углом идет новый, короткий, всего около двух аршин, ход, который приводит в небольшую овальную пещеру; из нее во второе колено коридора пробито окно, вершков 5227 в диаметре.

Коридоры настолько узки, что оба плеча трутся об их стены; высота же их крайне различная. В некоторых местах насилу достаешь потолок рукой, в иных и особенно в конце можно пробраться только ползком; не только разминуться с кем нибудь, но и самому повернуться невозможно.

Объясняется это тем, что пол пещеры - наносный или позднейшие раскапыватели, ленясь удалять землю наружу, нагребли бугры по дороге, или вода их намыла, а может быть, действовали обе причины.

Раскапывая пол пещеры, находили твердый грунт лишь на глубине аршина и более. Когда ударяли о пол в конце второго коридора, то слышался гул, указывающий на пустоту под полом. Пол в самой пещере очень мягкий и при раскапывании обнаружен, как будто, ход вниз и обратно, в роде как бы

второй или, вернее, подвальный этаж коридора; гул этот можно было объяснить еще и иначе: верхний слой пола утоптан, а ниже он сравнительно, рыхлый, следовательно более пустой.

Против вышеупомянутого окна, в правой стене коридора имеется низкая, но широкая ниша, а в ней уходящий вглубь рукав, в который можно только просунуть руку; дальше он заворачивает влево; такой же рукав есть рядом с нишей и в некоторых других местах.

Когда немного раскопали нишу, то в ней оказался еще один такой рукав. Задняя стена и потолок ниши были обмазаны известью, а на дне ея глина носит следы угля; очевидно, это был очаг, а рукава служили дымовыми трубами и вообще предназначены для вентиляции. Вероятно они и сейчас имеют выход наружу, так как воздух в пещере, несмотря на продолжительное пребывание в ней трех и четырех человек, оставался свежим. Вероятно, отверстия этих отдушин засорились, так что глаз не замечает их.

Мы нашли одно отверстие, но по-видимому, отдушина засорена где-нибудь внутри, потому что ни звук, ни свет внутрь пещеры не проходят. Присутствующие наверху кургана отчетливо слышали, как копались внутри пещеры.

На дне только что упомянутой ниши оказалось еще углубление яйцевидной формы, тоже вымазанное довольно толстым слоем извести; кроме того, тут же попадаются комочки извести, напоминающие фигурки различных животных; некоторые из них, будучи ветвисты, все же плотно приходятся друг к другу.

Пещера находится в лесе; стены, свод, а также и пол ея, где нет наносной земли, настолько прочны, что весьма нелегко поддаются саперной лопате и весьма острому железному щупу. Если удалить наносную землю, то пещера, т.е. свободное пространство в конце коридоров, окажется довольно просторной, но удалять землю надо от самого входа, что потребует много времени.

Поэтому, осмотрев по верху в соответствующем направлении коридоры и видя, что яма с новой в вершине кургана приходится над пещерой, решили проникнуть в пещеру с этой стороны, надеясь, что это будет скорее, чем прочищать все коридоры. Однако, здесь нора сразу идет вниз и, по-видимому, на большую глубину, так что потрудившись до самого вечера, мы все-таки не достигли пещеры.

Хотя, таким образом, окончательно расследовать пещеру не удалось, но открытая ниша, вымазанная известью, с явными признаками очага, с углублением, имевшим, очевидно, какое-то специальное назначение, а также несколько запутанные ходы, окно из пещеры в коридор, - все это показывает, что пещера выкопана не простыми кладоискателями; они могли только испортить ее последующими раскопками. (Наибольшее подозрение со стороны проф. В. З. За-витневича падает на известного генерала Багговута и жену его).

План пещеры очень близко подходит к плану ле-ваго края Дальних пещер в Лавре, если смотреть от входа в пещеры. Надписи на стенах пещеры не дают никаких сведений, которые свидетельствовали бы о времени открытия ея; впрочем, разбирать все из требует слишком много терпения и хорошего освещения.

Хорошо утоптанный насыпной пол показывает, что пещера посещается давно; в одной нише найдена визитная карточка некоего Ренского. На этот раз пещера заинтересовала нас еще более, чем в предыдущий, и мы, конечно, еще вернемся к ней.

В начале статьи упомянуты две пещеры:

обратила на себя находящаяся у северной стены древней церкви пещера, о которой раньше археологи не знали. Было известно о существовании пещеры на южной стороне холма, на котором расположена церковь.

В северную без Хвойки и Миленского лезть не решились.

Надо думать, речь идет о пещере, куда кратко заглядывал

Зимин. Она не носила название Кирилловской, как мы увидим в главе про Логово Змиево. А пещера на южной стороне холма, открытая «лет 30 тому назад» - значит, в 1880-х - имеет ли она отношение к пещере «в так называемом Кургане за Кирилловским кладбищем»? Из статьи нельзя сложить об этом представление. Кирилловская пещера известна ранее 1880 года, а значит, южная пещера - не Кирилловская.

Еще один вывод - пещеры, упомянутые в статье, не подходит к месту, где Хвойка обозначил пещеру на горе в сторону Кирилловской улицы. Одна пещера Хвойки - у северной стороны церкви, другая - подле угла, направленного к бывшему моргу и стадиону. О ней все источники молчат.

Разберемся, где же находилась пещера «в Кургане». Даны ориентиры - Кирилловское кладбище да упомянут овраг: «Пока рабочий [...] расчищал вход в пещеру, остальные члены компании спустились на дно оврага».

Значит, Курган с пещерой был около края оврага, причем в таком месте, где участники экспедиции, не скалолазы, могли слезть на дно.

Кирилловское кладбище занимало гору на запад за Кирилловским монастырем, северной стороной выходя на Бабий, а южной - Репяхов яр. Если «пещера 1880-х» - та же пещера, что «в Кургане», получаем дополнительный ориентир и тогда пещеру «в Кургане» следует искать в Репяховом яру. Иначе же она может быть как в Бабьем, так и Репяховом.

Серпантин дороги вдоль берега яра, трамвай да ручей -известный вид на дореволюционных открытках. Современные краеведы окрестили это место «Киевской Швейцарией», а книги и статьи переполнены ошибочными сведениями о том, что трамвай шел по улице Макаровской.

На деле же трамваи маршрутов 18 и 20 ходили непосредственно в яру (нисходя в него), под Макаровской, что на западном гребне отрога Репяхового яра. Маршрут 18-го трамвая, в некотором переложении на современность, был таким: нынешний сквер с фундаментом церкви св. Федора (на пересечении Овручской с Багговутовской) - Овручская - Нагорная (Подольского спуска не было), затем по Врубелевскому (тогда Макаровскому) спуску в Репяхов Яр до Кирилловской площади, и назад по яру же и через Пугачева да Багговутовскую обратно к церкви св. Федора. С течением времени маршрут несколько менялся, но первоначальный был именно таков.

Вид снизу вверх, Кирилловская церковь позади фотографа

справа.

Вид сверху вниз, в сторону Кирилловской церкви с колокольней. Дореволюционная открытка.

Дореволюционная открытка.

Фотография начала 20 века.

Ручей сохранялся до 1950-х века, в нем даже водилась мелкая рыба. На одном из склонов яра местные жители помнят несколько пещер, а про семидесятые годы рассказывают, что в конце Ново-Макаровской улицы, на пригорке обитал отшельник, старик. Он выстроил себе приземистую хижину из бревен и разводил пчел.

Всё то, что показано на открытках и фотографиях, нынче выглядит совсем иначе. Часть Репяхового яра занимают бесконечные гаражные кооперативы, их остатки да подобные проявления человеческой цивилизации. С ними можно познакомиться, спускаясь по выморочной Макаровской улице и левее, левее. Отовсюду торчат бетонные, кирпичные фундаменты, ржавая арматура, в земле зияют провалы, и всё это буйно заросло деревьями, бурьяном и щедро украшено россыпями битого стекла - ах, как блестит оно на солнце!

Вдоль Макаровской в сторону Репяхового яра отделяется дорога с красивым названием - Врублевский спуск. Между гаражей и замусоренных склонов, дальше уводит он в места, где и днем всюду чудятся разбойники. Это здесь были проложены трамвайные пути. На некоторых отрезках спуск совсем непроходим - надо лезть в обход или перебираться по краешку обвала.

Вдоль южного отрога Репяхового яра, Врублевский спуск нисходит по зарослям репейника ко дну самого яра чуть восточнее места соединения двух главных, громадных оврагов, составляющих Репяхов яр в виде упавшей на левый бок, искореженной буквы «Y».

По каждому из них протекает ручей. Как и овраги, оба ручья сходятся и далее текут уже вместе. Так было прежде, до вмешательства человека. Ныне часть вод загнана в пахнущий химией коллектор, а часть протекает поверхностью - у обочины и просто дорогой, вымощенной бетонными плитами от стройки, что ведется в дальней части одного из приярков. На плиты ручьем намыло богатую железными частицами, буроватую глину, в которой завелись микроскопические водоросли. Дорога пахнет морской капустой или речными водорослями, которые вытащены на сушу и сохнут в песке.

Со склонов сочатся ручейки и бегут между зарослей репейника. У обочины встречаются наполненные водой ямы, где видно относительно крупные водоросли, похожие на хвойные ветки. По склонам яра стоят, подпирая небо, громадные деревья - ивы с толстенными стволами, серебристые тополя. Некоторые деревья увиты лианами.

2013. Начало Врублевского спуска.

2013. Дорога на дне яра.

Сами склоны рассмотреть зачастую трудно из-за зелени, мокроты и нагромождений живых и сломанных деревьев. От голых склонов с фотографий 19 века не осталось и следа.

В ходе съемок «Киевской амплитуды» и мной отдельно был исследован восточный склон восточного и общего (соединенного) отрогов Репяхового яра, бегло осмотрена часть западного склона общего отрога. Пещер мы не нашли, но думаю, что расширенный и тщательный поиск может привести к открытиям. Сложность местности, а заодно вмешательство человека, существенно затрудняют дело.

Краеведческая вылазка вдоль северо-западного отрога Репяхового яра (южный склон горы с Кирилловской церковью и Павловкой), в июле 2014 года, когда мы - Николай Арестов, Кирилл Степанец и я - пытались найти «местность Курган», принесла некоторые чахлые плоды.

Пробиваясь по краю яра вдоль забора, не доходя до свалки рядом с психбольницей, эдак по координатам 50°28'48.33"N (50.480092), 30°28'15.68"E (30.471023), мы нашли вертикальный ход в земле, метра два глубиной, уходящий потом в сторону. Спускаться без каких-либо приспособлений туда не рискнули. Я порывался, но меня отговорили, мол, можно провалиться. Земля, а точнее глина внизу была рыхлой, лежал какой-то большой кирпич или камень. Хотелось думать, что это вход в пещеру, найденный в 1880-х, но про ту пещеру сказано, что «открылся провал», а здесь мы столкнулись с тщательно выкопанной шахточкой, причем в месте, куда очень трудно добраться с любой стороны.

Вниз по отвесному почти склону тянулась великанская борода мусора, двигаться назад в сторону Фрунзе - сложно и долгонько, путь к окраине Павловки преграждают непреодолимые кусты и забор, а если продираться дальше с большой осторожностью, попадаем на свалку.

Ход был вырыт чем-то небольшим вроде саперной лопатки, потому что большой лопатой там не размахнешься. Следов выброшенного грунта снаружи не замечено, возраст раскопа определить трудно. Если там и лежали прошлогодние листья, то их присыпало землей. Форма хода - квадрат со сглаженными углами, если я спущусь, то подняв руки, достану до краев ямы, но широко расставить руки в стороны не смогу - узко.

Неясно, как далеко идет от дна горизонтальный ход. По виду, я бы мог засунуться туда ползком на спине, ногами вперед, никак иначе.

Продвигаясь от свалки (где я удачно наступил на шприц и пробил через кроссовок ногу) в неопределенном направлении, мы вышли к полукруглому тупику оврага близ недостроенного здания Института социальной и судебной психиатрии и наркологии. Там, в тупике, странное место - непонятные деревянные сооружения, на суку дерева висел череп коровы, а склоне слева темнело несколько полузасыпанных пещерок. Конец просматривался во всех, кроме одной, где жили маленькие ёжики. Может раньше туда мог залезть человек, но теперь она слишком тесная. Мы скоро ушли, чтобы не беспокоить ежей - это их дом.

Выбравшись к заброшке института, мы продолжили исследовать тот же изъеденный оврагами склон громадного отрога Репяхового яра, в сторону улицы Герцена. По ходу однажды показалось, что там могла быть большая подземная полость с переходами, затем обвалившаяся. Так это или нет, проверить нельзя.

Открытыми остаются следующие вопросы.

Пещера 1880-х годов. Если это не пещера «в кургане», а отдельная - где она?

Где находился Курган с пещерой?

Где вторая пещера, обозначенная на карте Хвойки близ Кирилловской церкви, на склоне в сторону Кирилловской улицы?

Зададим еще один вопрос.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском