ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Логово Змия

Логово Змия

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 7

Логово Змия

Хвойка шутил, что своими лёгкими он высушил весь музей - Киевский городской музей древностей, сейчас там Национальный художественный музей Украины. Шутил так потому, что стоял у истоков его создания, провел там много времени и оттого, мол, заболел туберкулезом.

Но дом Хвойки на Кирилловской площади, с которой открывался вид на Смородинский спуск, наводит на другую мысль. Может быть много, ой много времени провел Хвойка в сырых пещерах Кирилловских высот, где в самой глубине воздух плотный от осыпающейся лёссовой пыли. Она покрывает тебя всего тонким шероховатым налетом и заставляет кашлять.

Хвойка скрупулезно отметил на карте все здешние пещеры? Где же описание их исследований? А помните, как члены киевского отдела Императорского военно-исторического общества Стеллецкий, Дитрихс, профессор Завитневич хотели раскапывать пещеру к северной стены Кирилловской церкви, да Хвойка не явился, и без него не стали? Обошел подробное описание пещер Смородинского спуска и Антонович, сделав упор, как увидим далее, на куче доисторического мусора у входа в главную из них.

По былинам и сказаниям, мы приблизительно вычислили место обитания «змеев» - Кирилловские высоты, цепь холмов над улицей Фрунзе. Но здесь было много пещер, не только на Смородинском спуске. Нет однозначного ответа, какая пещера является «той самой», логовом Змия, или Кирилловской пещерой. По былинам, змей обитал во множестве пещер. В наше время логовом Змия считают одну пещеру на Смородинском спуске. По непрерывному изустному преданию ли, между людьми передающемуся? Или некий краевед, отыскав подземелье сие, соотнес его с логовом? Неведомо.

А какие «более 20 пещер», как пишут в книжках по археологии, исследовал профессор Антонович? На Смородинском спуске ли? Да, на это Антонович указывает в работе «Киев в дохристианское время»[62]:

Так как группа этих пещер прилегает к месту, обследованному г. Хвойко, и так как предметы, находимые в обоих случаях, тождественны, то это заставляет предполагать, что стоянки служили, быть может, летними жилищами, обитатели которых на зиму перебирались в пещеры.

Хвойка исследовал окрестности Кирилловской стоянки, включая усадьбу Светославского, а последняя близка к Смо-родинскому спуску. Описанная Антоновичем уцелевшая на Смородинском спуске пещера имеет вид спирали, как и Логово Змиево. Поскольку остальные пещеры были где-то рядом, значит, все они находились на Смородинском спуске. К сожалению, Антонович нигде не называет исследованную им пещеру Кирилловской, а это упростило бы дело, ибо в источниках пещера Антоновича не привязана к Кирилловской.

Но раз знаменитая пещера на всю округу только одна, можно с большой вероятностью предположить, что Кирилловская и Антоновича тождественны.

Открываем сборник «Чтения в историческом обществе Нестора летописца. Книга 1. 1873-1877»[81] и читаем статью со страницы 244, «Археологические находки и раскопки в Киеве и в Киевской губернии в течении 1876 года». Именно эта статья Антоновича является первоисточником письменных сведений о пещере и неоднократно пересказана позднейшими учеными:

самая многочисленная группа известных мне пещер находится у Кирилловского монастыря. Возвышенность, на которой расположен монастырь, отделяется от другой возвышенности, прилегающей к ней с южной стороны, глубоким ветвистым оврагом, на склонах которого, на различной высоте, расположены пещеры.

Многие из них были расчищены от наноса в последнее время, благодаря случайному обстоятельству: у окрестных жителей существует неясное предание о том, что в данной местности будто спрятан был в землю гетманом Мазепою большой клад; увлекаясь этим преданием и замечая на обрывистых берегах оврага отверстия пещер, кладоискатели сочли их коридорами, ведущими к погребам Мазепы, и, не жалея трудов и издержек, принялись расчищать пещерные ходы от наполнявшего их землистого наноса.

Конечно, ни погреба, ни клада в конце каждого пещерного хода не оказалось, но, при расчистке, вместе с наносом, рабочие выбросили из пещер и те драгоценные в научном отношении, но не представлявшие для них интереса, бытовые остатки, которые свидетельствовали об условиях жизни древних пещерных обитателей

Прервем чтение - продолжим его позже. Антонович в «Киев в дохристианское время» сообщает подробности - а речь идет именно о заинтересовавшей его группе пещер, примыкающей к местам, что исследовал Хвойка:

так, многие пещеры из группы, расположенной у Кирилловского заведения, были совершенно испорчены для науки вследствие недоразумения; именно одна из владелиц усадьбы, увлекшись слухами о кладах, спрятанных будто бы Мазепой в подвалах этой местности, стала расчищать лессовые пещеры до дна, причем все остатки каменного века были выброшены; только одну из них удалось исследовать раньше этой расчистки, и она оказалась, несомненно, жилищем людей каменного века.

Итак, эти пещеры Антонович относит к «группе, расположенной у Кирилловского заведения». Стало быть, речь не идет о пещерах, затерянных в Репяховом яру. Владимир Бонифа-тьевич определенно подразумевает пещеры Смородинского спуска. На это уже можно положиться в рассуждениях.

Ведь например неясно, что имеет в виду Сементовский в своей книге[41], помещая короткий раздел «Кирилловская пещера»:

Находится на оной стороне холма, покрытого деревьями. Пещера эта устройством подобна лаврским пещерам. Предание говорит, что в ней жил Кирилл, о котором существует в народе много легенд.

«Оная сторона» - «та сторона». Какая та? Если было бы «на этой», то написал бы - «на сей». А оная - значит, другая. В какую сторону? Если на юго-восток, то пещера может быть как на крутом склоне Репяхового яра, так и на более отдаленном от него нынешнем Смородинском спуске. В короткой книжке Горчаковой 1886 года «Киев» это же повторено почти дословно с прибавлением, что пещера: «теперь почти совершенно обрушилась».

В более ранней книге Фундуклея «Обозрение Киева» (1847 год) положение Кирилловской пещеры описано так:

Она находится в лесу, на правой или киевской стороне оврага, лежащего по сю сторону бывшаго Кириловского монастыря, что ныне городские богоугодные заведения.

Киевская сторона - которая ближе к Подолу и к Старому городу. Но овраг снова не именован.

Меня зацепили слова Антоновича «одна из владелиц усадьбы, увлекшись слухами о кладах». Памятуя сетования Хвойки на Багговута и его супругу, которые тоже в поисках кладов с ожесточенным рвением раскапывали всю округу, на ум приходит догадка, что этой «одной из владелиц» и является Елизавета Дмитриевна Багговут (Ермолаева), рожденная 1811 году, вторая жена генерала, вышедшая за него замуж в 1839-м. Когда в 1871 году Багговуту, по выходе в отставку, присвоили звание генерала от кавалерии, он с женой уже оседло жил в Киеве, причем три гектара земли были куплены в 1864 году именно на имя Елизаветы Дмитриевны, а позже супруги докупили еще.

После смерти генерала в 1883-м, вдова подала ходатайство, чтобы часть Юрковской улицы переименовали в Багговутов-скую, год спустя городская дума отклонила ходатайство, но

Елизавета Багговут обратилась с другим прошением о присвоении имени уже новой улицы, что и было утверждено в 1885-м Александром Третьим.

Предположу, что крупным здешним землевладельцам Баг-говутам принадлежал и нынешний Смородинский спуск.

Из сведений Антоновича, часть которых мы уже прочли, а с остальными познакомимся позже, напрашивается вывод, что в семидесятых годах 19 века, в местности будущего Смо-родинского целой осталась лишь одна, наибольшая из пещер. Остальные для Антоновича как археолога ценности не представили, будучи варварски раскопаны ранее.

Эта «главная» пещера находится на «киевской» стороне оврага, как и Кирилловская пещера в описании из книги Фун-дуклея. Сей шаткий мостик, переброшенный между двумя свидетельствами, дает нам некоторые основания для принятия обоих пещер за одну и ту же.

Исходя из рассуждений, что десятилетиями, с 1870-х, сохранялась и была проходима только «главная» пещера на Смородинском спуске, а бытующее поныне смутное предание указывает на эту пещеру как на Змиеву, остается ее принять, за неимением других подходящих пещер, за Кирилловскую. Засим логические упражнения завершаю, оставляя повод сомневаться, ведь при Фундуклее могла быть и другая большая пещера, в Репяховом яру или на Смородинском спуске, и ее потом засыпали, а предание сместилось на «главную» пещеру Антоновича.

Из второстепенных пещер теперь осталось несколько - одна совсем махонькая на склоне в сторону улицы Фрунзе, две другие отмечены мною, как и Змиева, на карте в главе «Карта и описание местности». Неясно, современны ли эти два хода, или кто-то пытался раскопать древние.

Смородинский спуск в приближении к Подольскому. Вымощенная камнем дорога резко огибает холмовой мыс. Тут - обнаженный участок склона, и в нем две пещеры (назовем их условно Малая Левая и Малая Правая). Получается, что северный и северо-западный склоны выдающегося на запад отрога изрыты пещерами. Если глядеть на местность с высоты, то холм это лицо, голова, а мыс - здоровенный нос, повернутый влево. И на его переносице и кончике - входы пещеры. Последние, Малые, заметны даже с Подольского спуска, если идти по стороне, обращенной к Днепру.

Подняться к правой пещере - плёвое дело, туда и ступеньки прорублены. Внутри неглубоко, всё обозреете, едва всунувшись на четвереньках. На полу лежит большая плоская доска, за ней ход берет чуть налево и завершается.

В стороне и чуть выше от правой пещеры - Малая Левая пещера. Находится на высоте 7,5 метра от основания мыса у дороги, угол наклона склона примерно с половины высоты идет 73 градуса. К ней добраться труднее - склон отвесней, осыпается под ногами.

Я лез снизу, хватаясь за молодые клены и длинные корни, а затем, уже от пещеры - наверх на край обрыва, подтянувшись за ствол деревца. Спускаться от пещеры тяжелей, чем просто долезть выше, посему лучше подтянуться к верху горы, нежели возвращаться прежним путем. Кстати, выбравшись оттуда наверх и двинувшись вдоль кромки налево, доберетесь до Змиевой пещеры.

К Левой малой не стоит соваться, коли боитесь высоты. По снимку не видно, она там приличная, всё-таки почти как трехэтажный дом. Иногда можно упасть на ровном месте и с более серьезными последствиями, но случайно, а тут добровольная авантюра. К 2015-му до этой пещеры, впрочем, по склону для вспоможения вытесали карниз. Но я лазал в две Малые пещеры в 2013, посему все замеры далее - за указанный год.

Вход в пещеру 1,1 метра высотой и 70 сантиметров шириной, перед ним наклонный скат горы. Поэтому надо сразу залезать внутрь. Сядем и оглядимся.

Вглубь уходит коридор, где можно ползти или с трудом передвигаться на четвереньках. Так и сделаем. Пол устлан осенними листьями клена. Очень быстро достигаем темного поворота, где роятся тучей комары. Ход идет вперед, потом налево, и скоро заканчивается тупиком, а в его глухой стене - нора окружностью с кулак. В нору я не заглядывал, потому что комарье забивалось в нос и не давало дышать, вынудив вернуться к выходу.

О предназначении и времени возникновения этой пещеры судить не могу. Быть может, она старше Правой малой. Никаких надписей внутри и следов копоти я не заметил. Сухая листва, пустая смятая бутылка из пластика - вот и все сокровища.

Снимки оттуда, 2013 года:

Во теперь я подошел наконец к описанию главной пещеры, Змиевой, Кирилловской!

Добраться туда можно тремя способами. По кромке от малых пещерок. По тропке на север от перекрестка бывшей улицы Иполитова с Мишиным переулком. Наконец, снизу вверх вдоль улицы Иполитова, след которой сохранился поныне. Удобнее всего второй способ. Он цивилизованный. Вы сохраните силы, поскольку до пещеры не придется никуда карабкаться или подниматься крутой дорогой.

Пойдем по тропке над обрывом (слева), в сторону Днепра. Глядим вниз. Будет место укрепленного бревнами обрыва, вероятно засыпанный вход в другую пещеру. А может и не один. Я не знаю, сколько там, на пути к Логову Змиеву, было пещер, но отечественные археологи в конце первого десятилетия 21 века, проведя свои раскопки, «законсервировали» исследованные ими Смородинские пещеры - засыпали туда входы. Где об итогах раскопок можно почитать, не ведаю.

И вот - опять укрепленный бревнами козырек, спуск к небольшой площадке перед входом в Кирилловскую пещеру.

Встанем на ней и оглядимся. Даю описание на 2013 год. А как и что изменится в будущем, покажет время. Стройка исчезнет, или появится новая, деревья вырубят, свалятся со склона в яр, или вырастут еще выше - я не знаю. Картина справедлива для оговоренного времени!

Внизу, под обрывом, видна дорога и стройка. Летняя зелень многое заслоняет. Но поворот дороги просматривается хорошо. Что хочу сказать? Сверху обзор хороший. Сразу будет заметно, если кто идет. Снизу же - не разберете.

Крутизна склона такая, что забраться по нему просто и быстро невозможно. Я не пыталась так лезть. Думаю, при определенной сноровке это долго, но осуществимо. Если сверху будут бросать камни или катить бревна, подъем обернется смертью. А оступитесь, то загремите так, что не соберете костей.

Теперь представим, что в старину внизу идет грунтовка или тропа. Или просто дикое дно оврага. Из пещеры сверху можно нападать на прохожих (используя для спуска какие-нибудь веревки) и скрываться обратно, а может и затаскивать к себе жертву. Пещера - практически неуязвимое снизу место.


Площадка перед входом в пещеру. А позади меня - пропасть.


Вот снимок, где я стою у входа. Снято сверху и я получился странно укороченным и перепуганным, но фотография дает представление о размере входа и пространстве около него.

Перед спуском в пещеру передохнем и снова почитаем статью Антоновича. Описание спиралевидной направленности основного хода пещеры убеждает, что мы находимся у той самой пещеры:

В марте 1876 года, я осматривал овраг у Кирилловского монастыря вместе с проф. А. С. Роговичем: мы нашли около 15 пещер расчищенных таким образом, и видели несколько других, еще не тронутых кладоискателями и только что обнаружившихся, в следствие свежего обвала краев оврага. Расчищенные пещеры представляли длинные сводообразные коридоры, до 2,5 аршин высотою и 1,5 аршина шириною268, углубляющиеся в почву в различных направлениях. Одна из них, длиною около 100 шагов269, углубляясь спиралью в слой лёса, представляла как бы один оборот громадного винта; отверстие этой пещеры открывалось на небольшую площадку, несколько расширенную рабочими, производившими расчистку и срезавшими верхнюю часть холма, нависавшую над входом, и вместе с тем часть самой пещеры в несколько шагов от входа.

А часть холма нависала над входом не просто из блажи. Умные строители пещеры желали защитить ее от дождя. Думаю, прежде вход был не под наклоном сверху вниз, как сейчас, а наоборот - снизу вверх. Только так, и при наличии козырька, в пещеру не заливалась бы вода.

Спустя какое-то время после варварской, упомянутой Антоновичем «расчистки», козырек вернули, соорудив его из бревен. Но раньше крыша из лёсса и земли продолжалась дальше, где сейчас площадка перед козырьком. А новый козырек сделали короче, он заканчивается точно над горбом, который служит границей между двумя скатами - к современному входу, и в противоположную сторону, по внешнему склону, над дорогой.

Часть этого внешнего ската, во избежание попадания воды, первоначально имела потолок. Вход в пещеру был наклонным вниз лазом или щелью, по которой поднимались. Затем, где сейчас перекат у линии козырька, лаз переходил в эдакий предбанник, которую Антонович назвал «передней пещерой» и где нашел кучу древнего мусора. Пол передней пещеры спускался к тому, что ныне является входом в пещеру, узким проходом.

Итак. Пространство под козырьком и площадка перед ним -это бывшая «передняя пещера», которая вся имела лёссовую крышу. Крышу срыли, а позже восстановили только наполовину, укрепив бревнами. Вопрос, как же попадали в пещеру в доисторические времена, когда вход был над обрывом, да еще направленный вниз, отложим. Памятуя мои рассуждения о летательных аппаратах в прошлых главах, вы догадываетесь, что я отвечу.

Но вот как всё выглядело в 2013 году:

Антонович продолжает описывать площадку и котловину перед современным входом в пещеру:

Благодаря этому обстоятельству, дно передней пещеры, осталось не расчищенным и на нем сохра-

нились некоторые бытовые древние останки. На той части пещеры, которая составляла некогда часть дна самой пещеры, у его входа, находилась сорная куча, представляющая настоящие кухонные остатки. Куча эта в 1,5 аршина в диаметре и около 1,5 аршина толщиной270, состояла по преимуществу из раковин моллюсков: Anadonta Cygnaea и Unio Pictorum, но среди раковин оказались и другие пищевые остатки: кости млекопитающих и рыб. Кости животных (лошади, свиньи и быка) представляли обломки конечностей костей, осколки костей черепа и отдельные зубы: все найденные экземпляры не подвергались действию огня и не представляли следов режущих орудий;изломы их неправильны и произошли вероятно от раздробления костей ударами больших камней.

Из рыбьих костей в куче уцелели только позвонки мелких пресноводных рыб. Кроме этих пищевых остатков в куче оказались и произведения человеческого искусства: осколки глиняных сосудов и каменных орудий. Глиняная посуда была слеплены без помощи гончарного колеса из бурой или красноватой глины, не очищенной и содержащей в значительном количества зерна кварца - выжжена она была очень плохо: только наружные поверхности стенок сосудов представляю выжженные, более плотные пластинки, между тем как вся толщина стенок состоит из бурой, землистой, губчатой массы. На стенках сосудов не замечено вовсе признаков орнаментов. Среди кучи раковин найдены были: кремневый nucleus неправильной формы и довольно большой кусок красного железняка, округленный с одной стороны и с другой стороны представляющий трехгранное пирамидальное острие.

Затем, несколько в сторонке от сорной кучи, у бывшей стены пещеры, вблизи от ея входа, найдена была куча небольших круглых валунов; все экземпляры их представляли ту особенность, что они были сильно пережжены и от продолжительного действия

огня до того размягчились, что представляли рыхлую массу, которую можно было свободно ломать руками. Наконец, несколько дальше от входа, на дне пещеры, найдены был отломок кремневой пилы, с мелкими зубцами на вогнутом крае орудия, весьма тщательно отделанными посредством ряда мелких ударов. [...]

Вход в пещеру выглядит как большая нора и находится в 2,70 метрах от верха холма. Поскольку нора углубляется с ощутимым наклоном, то удобнее лезть туда ногами вперед, съезжая на заднице. Недавний дождь может прибавить спуску прелести, увлажнив и охладив смешанную с глиной опавшую листву и тополиный пух, усыпавшие проход. А внутри появится гнойного цвета подтёк от воды.

С потолка в первые несколько метров хода опускается множество мелких корешков, на которых повисли капли воды. Чем дальше, тем корешков меньше, затем они еще встречаются, но сухие. Потолок закопчен - во времена, когда не было фонариков. Хотя в пещере до сих пор жгут свечи перед непонятной надписью.

Пещера эта не примитивна, как две Малые, и выкопать её составило большого труда. Сразу приходят на ум соображения:

1. Каждый участок пещеры имеет свое назначение.

2. Размеры соотносятся с тем, что пещерой пользовались карлики, не «полноразмерные» люди. Человек среднего роста способен передвигаться в пещере, в разных её частях: сильно пригнувшись, на корточках, либо вообще ползти в самом дальнем отрезке. Вылезаешь наружу измочаленный, всё болит! Миниатюрность касается и лавок вдоль стен. Обычный человек там ни сесть, ни лечь нормально не сможет, однако это явно лавки для отдыха. На ум приходит фантастический, но логически подходящий образ хозяев пещеры. Те, кому поклонялись еще во времена князя Владимира, небольшого роста существа, чьи идолы стояли на холме рядом с нынешним фуникулером. «Змеи», «бесы» - называть можно как угодно, ясности не прибавится.

3. Учитывая протяженность пещеры, затруднительно извлекать выкапываемый грунт наружу - тем не менее, это каким-то способом сделали. Куда девался грунт после извлечения? Был выброшен вниз под обрыв, а затем постепенно размыт дождями?

В свете фонарика видна мельчайшая пыль, насыщающая воздух при каждом движении. Это лёсс осыпается со стен и потолка. Оседает на технике, в частности фотоаппаратах, и может послужить причиной их поломки. Вынимайте фотык из чехла или кулечка, лишь когда необходимо делать снимки.

Сейчас я покажу весьма топорно составленный мною план пещеры, условно разделенный на два уровня, поскольку трехмерный план я нарисовать не могу. Плохо соблюдены пропорции, но лучше у меня не получилось. Делал на глазок, по воспоминаниям, фотографиям и видеозаписям. Точных обмеров с местности преступно мало - я то забывал доставать рулетку, то сил хватало лишь на съемку. Возня вприсядку очень утомляет, это сейчас, спокойно сидя в кресле, думаешь - того не успел, то не сделал.

План я разделил на два уровня - второй расположен под первым. Переход между ними это постоянно закругляющийся внутрь коридор, именно «оборот винта», о котором писал

Антонович. Словом «камера» я обозначил комнатки. Одни маленькие, другие больше и с разными выступами. Посмотрим на первый уровень:

Уровень 1


Камера номер 1 - проходная комната с лавками по сторонами. Высота потолка там 1,20 метра, ширина 1,40 метра. Лавки такого размера, который подошел бы карликам.

На плоском полу лежат бутылка и тряпка, бурый потёк -следствие недавнего дождя и нарушения былой защиты от воды.

Из камеры 1 идет коридор высотой 1 метр и шириной 60 сантиметров.

Доходим до перекрестка около камеры 2 (она меньше «проходной комнаты» и ниже потолок).


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском