ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Совки и Родниковая

Совки и Родниковая

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Глава 6

Совки и Родниковая

Надземный, с лифтами переход через жестокий перекресток Краснозвездного, Кайсарова, Кировоградской. Место слияния множества улиц и улочек. Под ним Совка спрятана в коллектор и выходит оттуда1, чтобы питать Нижний каскад. Холмы смыкаются. Отсюда на восток - долина Совки, на запад - ее продолжение, снова вдоль Кировоградской. К северозападу линейкой на районы Проневщину и Соломенку пошел Краснозвездный. И на юг, отклоняясь потом к западу - улица Кайсарова.

Там и протекает речка Родниковая, приток Совки.

Улица Кайсарова своим оврагом разделяет холмы Ширмы и поселка Совки, при котором был совхоз.

Некий неведомый мне источник говорит, что до 1612 года имение Сувки или Сувка принадлежало доминиканскому монастырю, потом его купил шляхтич Ярош Покалович, а 1618-м Киево-Печерская лавра.

В «Сказаниях о населенных местностях Киевской губернии», за 1864 год, Леонтий Похилевич пишет[67]:

Совки деревня близ Киево-Лыбедского кладбища286 287. Жителей обоего пола 161. Она разбросана по живописным оврагам, поросшим густым кустарником. Пруд в деревне и при нем мельница принадлежат с 1850 года митрополитанскому дому288 взамен пруда, отданного кадетскому корпусу. Здесь же находится свечной восковой завод, устроенный в 1837 году бывшим градским главою Ходуновым, а ныне принадлежащий его зятю купцу Н. Н. Балабухе. Совки принадлежали до 1787 года Печерской Лавре, которой и ныне близ деревни принадлежит хорошая пасека.

Тот же Похилевич, но в позднейшей, 1887 года книге «Уезды Киевский и Радомысльский»[82] сообщает:

Совки, близ Киево Лыбедского кладбища, на ручье того же названия. Жителей обоих полов 220; рев.

150; над. 676 десятин; вык. 501 р. 71 к. Кроме того крестьяне: Арендаренко, Когденко и Байдаченко выкупили наделя 37 дес. в собственность.

[...]

Есть небольшой кирпичный завод, принадлежащий мещанину Чернову и оцениваемый в 300 р. В конце XVIII в. найден в урочище Трояновщине 13 пуд. меди в 32 кусках, по составу коей и по местности специалисты заключили, что там где медь отыскали, в старину был колокольный завод289.

Петр I жалованной грамотой в Киево-Печерскую Лавру на приписные монастыри и на имения, 1720 года, упоминает, по одному из вариантов, «Сувку с мельницами»[58]. Деревня Совки, согласно ревизским сказкам 1787 года[58], относилась к ведомству Экономии Лаврской, обитало в ней 86 мужчин и 96 женщин.

В 11 томе «Записок Русского Археологического Общества» (1899), первом и втором выпусках, на странице 268, с курганными захоронениями усадьбы Марр, сравнивается:

Курган с вещами того же характера найден близ Киева в д. Совки, но в нем наблюдалось трупосожжение.

Где находился этот курган, я не знаю, однако прямо на углу Краснозвездного и Кайсарова заметен четкий поросший травой вал, образующий уступ склона Ширмы. Что это и сколь древнее, я не знаю.

О давних временах Совок может рассказать еще польская книга этнографа, историка Эдварда Руликовского «Описание уезда Васильковского» (1853), где напечатана копия 1568 года, выданная из канцелярии коронной, жалованной грамоты князя Киевского, Александра (Олелька) Владимировича (он доводился сыном Владимиру Ольгердовичу, умер в 1455 году) князьям Половцам Рожиновским.

В документе этом князю Михаилу Половцу жалуется, кроме прочего, «двор наш Володымерка обапул Совки ржечки, зе вшитким цо до тего належи».

Совка течет от Верхнего каскада прудов между двумя холмами, занимаемыми поселком Совки. А со стороны улицы Кайсарова к ней присоединяется речка Родниковая. Это я ее так назвал. Надо же как-то про нее писать. Прежде, нари-цанием безымянных урочищ занимались землемеры, иногда переходя грань допустимого в угоду своей шутке либо злокозненности - так рождались названия смешные и обидные. Я же вывел речку от местного названия «Родники», связанного с известными по всей округе студеными ключами в верховьях течения.

Речка Родниковая составляется из множества родников со склонов Ширмы, и ручья с горы Совок - его открытое, замусоренное русло видно вдоль Кайсарова до пересечения с улицей Ясной. Нечетная сторона Кайсарова - это Совки, она обжита. Четная сторона, примыкающая к Ширме, восточная -там дикий склон с оврагом. Вдоль него и пойдем.

Перед валом, на кручу Ширмы, к улице Мыстэцкой лезет лестница, в 2015 году отремонтированная. Эта же круча продолжается за валом, там и поверхностный ручеек, уходящий в водосборный колодец. Становится очевидным, что часть Родниковой спущена под землю. Все эти ручьи перехватываются колодцами и желобами и отправляются в коллектор.

Я на память знаю каждый метр левого, заросшего деревьями глинистого склона, потому что облазал его вдоль и поперек в поисках пещер. Итоги поисков и весь путь к ним от устья Совки показан мною в фильме «По речке Совке», снятом в 2014-м. Разбираясь в предмете хуже, чем сейчас, я полагал, что исток Совки - на Кайсарова.

Хорошо помню день, когда отправился на съемку - солнечный, в конце лета. Почти накануне я купил себе на петровской барахолке за 40 гривен механические часы «Свет». Выпускались на ЭЧЛ (Электрические часы Ленинграда). На основе их механизма потом собирали знаменитые «Ракеты». Кажется, в 1951 году «Свет» производился в двух вариантах. Как у меня, и для слепых - с откидной крышечкой, под которой надлежало щупать стрелки.

Тем летом я увлекся часовым делом. Разжился десятком советских часов, но вовремя затормозил, ибо сам чинить не мог из-за отсутствия инструментов и навыков, а обращение в часовую мастерскую было слишком накладным, а зачастую бесполезным.

На той же барахолке, старьевщик убеждал меня купить за сто гривен набор ржавеньких часовых инструментов. Рядом сразу возникла и некая девушка, назвавшаяся часовым мастером, стала проявлять к набору любопытство, рассматривала, перебирала инструменты по одному, всё находилась на грани приобретения, и никак не переходила ее, только головой качала - да, такой же новый стоит в пять раз больше! И старьевщик говорил весомо, что набор - редкость. Больше его нигде не купишь. Причем инструмент рабочий, проверенный. «Вот только это вам не нужно и это» - продавец быстро вынул из коробочки и спрятал мелкую отверточку и натфилек, «А так за сто гривен отдаю».

Я пояснил, что для кого-то, умелого и толкового, этот набор будет как находка, я же не оценю по достоинству и не использую по назначению. И хотел еще порыться в битых часах, но старьевщик обиделся и сказал идти отсюда. Слишком долго смотрю и ничего не покупаю.

А со «Светом» мне повезло - я нашел его в груде перегретых солнцем, поцарапанных, но тикающих часов. Эти были в хорошем состоянии, сразу как-то приглянулись. Купил. Ремешок поменял, стал носить, поныне с ними хожу. Идут - точно. Правда, на краеведческие вылазки цепляю теперь дешевые китайские электрошки, которые отстают и плохо настраиваются. «Свет» берегу. А то попёрся снимать в них краеведческое кино!

Идем вдоль склона. За валом, в коллектор прячется ручеек. По его ходу встречаются маленькие озерца, скорее даже лужи, с прозрачной чистой водой. Дальше он держится у подножия кручи, где сохраняется овражек русла Родниковой. Эта ложбина замусорена, как и склон, по низу коего проложена тропа. Мусор несут снизу, от трассы, и ссыпают сверху, с Ширмы. Там, где от верховья горки стекает родник (вероятно, водоносный горизонт в том месте поднят из-за глинистости горы, поэтому вода нашла выход не внизу, как обычно, а почти у кромки обрыва), вся его вымоина засыпана хламом. Подобным образом люди обошлись с другими приярками.

Поскольку основная часть воды спущена в коллектор, а жалкая течет оврагом, грунтовых вод у дороги хватает лишь на питание травы. И высаженные у обочины десятки молодых деревьев стоят засохшими.

Скрытый зеленью склон местами разрыт. То большая полость под корневищем дерева, то вырубленная лопатой ниша. На одном участке я приметил будто следы обвалившихся подземных ходов, но как проверишь? Запомнилась еще глубокая яма, плотно заросшая зеленым мхом. Давние, со смазанными от дождей и оползней очертаниями дорожки наискось сбрасывают высоту. Рядом - рукотворные уступы, тоже одичавшие. Иные уступы образуются сами, почва постоянно проседает ровными слоями, обнажая деление на темную землю и светлый суглинок, пронизанные сетью корешков. Гору то и дело прорезают сходящие слева теснины. Первый широкий овраг появляется в месте севернее автозаправочной станции, а немного южнее ее, в низине образовалось болотце, гора же круто набирает высоту, и почти на самом верху ее есть пещера290.

Сверху, от задних заборов усадеб по улице Холмогорской, к пещере прокопаны ступени. Вход узкий, с площадки, как в Змиевой пещере. Рядом с норой - две скамеечки деревянные. Я исследовал пещеру дважды, ни разу не всунувшись туда целиком - боялся, что залезу, но потом внутри не развернусь. Видимая глубина ее такова, что там, с трудом стоя на четвереньках, поместится взрослый человек. Может, раньше пещера была длиннее, и но ход завалился. В дальнем углу неясно видны странные инструменты.

Склон под пещерой. Вид снизу вверх.

Рядом с пещерой. Вид сверху вниз.

Вход.

т

Не знаю, сколь эта пещера древняя и зачем выкопана. Севернее, в склон уходит овраг. Там же пологий подъем на гору. После отрога с пещерой, южнее, местность становится совсем сказочной - один овраг углубляется на восток, а другой, к югу, отрезает часть горы от материка, создавая узкий и правильных очертаний, будто бы вытянутый, палец.

По восточную его сторону - зеленое ущелье с частными усадьбами на другом берегу. По западную - улица Кайсарова, и несколько обустроенных, очень студёных родников у подножия холма. Прежде обитатели Ширмы ходили сюда напрямик, через овраг, пока жители близлежащих улиц не перекрыли проход. Теперь воду из родников набирают водители, подруливая со стороны шумной трассы. А сами щедрые ключи текут дальше ручьями в желоб, чтобы сгинуть под землей.

Вершина этого длинного мыса голая, с площадкой, огороженный бревенчатым плетнем. На одном из старых деревьев прибита табличка «Частная собственность». Площадка соседствует со стальным забором усадьбы. Этот забор тянется дальше и перегораживает восточный овраг.

В сторону оврага.

В сторону Кайсарова.

Когда залезешь наверх отрога, то сначала идешь словно по его хребту, а потом уже он расширяется, образуя площадку.

Склон к родникам местами обвален. За ключами, чуть севернее - вязкое, мокрое, глинистое место, переходящее в наклонную полянку с водоотводными желобами.

Далее начинается покатый, крутой бок горы с замусоренной по колено рощей, частью березовой. Эта роща давняя, ей по меньшей мере век. Пределы ея - вдоль Кайсарова до пересечения с Сумской улицей. За обочиной, под деревьями залегает овраг самого истока Родниковой. Растет в нем дивная короткая трава, покрытая росой. Ключи струйками вымывают из-под березовых корневищ белые полоски.

Даже автомобильный шум и россыпи хлама не перебивают особое настроение тихого созидания. Подобное ощущается в окрестностях еще одного заповедного ручья, в ботаническом саду на Зверинце. Ты свидетель, как на глазах у тебя слаженными действиями силы природы рождается речка.

На перекрестке с улицей Сумской мы остановимся. К югу она идет до Казацкой, а на север - по району поселка или района Совки. Они мало чем отличаются от Ширмы. Узкие, не приспособленные для машин улочки частного сектора, с раздолбанными мостовыми. Совхоз распался в девяностых, земли его сельскохозяйственных угодий проданы - а ведь в советские время сюда приводили иностранные делегации, хвастались урожаями!

Совки обеспечиваются водопроводной насосной станцией «Крутогорная», что между одноименной улицей и Кировоградской. По выложенной булыжником Крутогорной улице можно подняться до поселковой площади. Там находится здание школы №121, с отделением почты на углу, а напротив отгораживается тополями скверик с памятником жителям Совок, погибшим в Великой Отечественной войне.

Тишину нарушает постоянное строительство теремов, да пролетающие прямо над головой, на Жуляны, самолеты.

Церкви в Совках долгое время не было, люди ходили в жу-лянский Дмитриевский храм 1862 года постройки. Однако позже и до конца 1960-х, пока не сожгли, в самих Совках стояла деревянная Покровская церковь (синодальной ориентации), отмеченная на немецком плане 1943 года. Ныне рядом со сквером построили новую.

Совки.

Угол школы.

Памятник в сквере.

1951. Работницы совхоза Мазлева и Алексеенко, пикируют рассаду капусты в парники. На заднем плане возможно Забайковье, Монтажник - а значит, снято с Ширмы.

На стыке 19-20 веков, за деревней Совки числился государственный хутор Кучмин яр. Урочище Кучмин яр от Совок лежит не столь уж далеко на север, за Александровской слободкой. Тамошние крестьяне обрабатывали 39 десятин земли и пользовались общим с Совками фондом запасного зерна. На хуторе использовали распространенную тогда трехпольную систему земледелия. Ежегодно землю разбивали на три части, две из которых засевали (обычно одну озимыми291, другую яровыми292 культурами.), а третью держали «под паром» - унавоженной, рыхлой и очищенной от сорняков, после выпаса на них скота. На следующий год под пар пускали иной участок из трех. «Паром» называли поле, которому давали отдохнуть от посевов, восстановиться.

Трехполье применялось и на тогдашних угодьях самой деревни Совки. По данным 1900 года, в ней было 132 двора с 883 жителями, а основным занятием - хлебопашество. Припомним 220 жителей за 1887 год, по Похилевичу, и 160 жителей в ревизии 1782 года.

На то же начало 20 века, при деревне числилось 767 десятин крестьянской земли, работала одна школа и три кирпичных завода (Харитона Чиркова, Федора Скворцова, Димитрия Сигнаевского) с 16 рабочими в каждом, пришедшими из Черниговской губернии, а также кожевенный завод Александра Ерохина, на 35 большей частью неместных работников. Крестьяне деревни объединились в общество, храня на черный день «общак» 546 рублей, поделенный между сберкассой и Государственным банком.

Современного состояния хозяйства бывшего совхоза «Совки», в котором работали и жители Софиевской Борщаговки, я здесь касаться не буду. Земля стала причиной раздоров ровно те времена, когда человек стал считать ее своей.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском