ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Аскольдова могила 2

Аскольдова могила 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Основываясь на этой записи, некоторые историки утверждают, что Аскольд, Дир, их бояре и дружинники были крещены. Однако, Фотий не называет имен.

Василий Татищев, приводя выдержки из летописи первого новгородского епископа Иоакима[29] - а кроме слов Татищева ничего о ней неведомо - из утерянных в оной листов делает вывод, что Оскольд был крещен:

Славяне, живущие по Днепру, зовомии Поляне и Горяне, утесняемы бывше от Козар, иже град их Киев и прочии обладаша, емлюще дани тяжки и поде-лиями изнуряюще, тии прислаша к Рюрику преднии мужи просити, да послет к ним сына или ина Князя княжити. Он же вдаде им Осколда, и вои с ним отпусти. Оскольд же шед облада Киевом, и собрав вои, повоева первее Козар, потом иде в ладиах ко Царю граду, но буря разби на море корабли его. И возвратяся, посла в Царьград ко Царю. (Здесь на стране подписано: «утрачены в летописце 2 листа», а зачато: «Михаил же возблагодари бога, иде в Болгары». По сему дознаюсь, что о кресчении Оскольда утрачено и Михаил сей кир Михаил митрополит, показавшей чудо незгоревшим Евангелием, гл. 3, н. 10 - прим. Татищева)

G. Рюрик по отпуске Оскольда бе вельми боля и начать изнемогати; видев же сына Ингоря вельми юна, предаде княжениее и сына своего шурину своему Олгу, Варягу сущу Князю Урманскому.

Оле бе муж мудрый и воин храбрый, слыша от Киевлян жалобы на Осколда, и позавидовав области его, взем Ингоря, иде с войски ко Киеву. Блаженный же Осколд предан Киевляны, и убиен бысть, и погребен на горе, идеже стояла церковь святаго Николая; но Святослав разруши ю яко речется.

Здесь Оскольд без Дира.

Татищев неоднократно встречал в источниках отождествление Славян с Сарматами. Летописец Иоаким разделял это мнение. Однако Василий Никитич считал его ошибочным, и сочинил себе сарматский «лексикон» из «вокабул Финских и Эстландских». Оттуда он взял слово «тирарь», означавшее «пасынок», и решил, что Оскольд был родным сыном Рюрика, а для тогдашней жены его являлся пасынком. Посему, утверждал Татищев, несведущий в «сарматском» языке Нестор переложил «Оскольд Тирарь» в двух личностей - «Оскольд и Дир».

В давнем славянском переводе «Хроники Краткой» (XpoviK-ov стиптодоп) Георгия Амартола (Многогрешного)[36, стр. 511], которую считают одним из источников Нестора, находим такое описание:

2 10304. Царь305 же на Агаряны изыде воевати, Оори-фаита в Костантине граде оставив. дошедоу емоу Чръныа Рекы глемы, и се абие весть ему епарха посла, яко Роусь на Костантин гра идоу, Асколд и Дир. и тем црь прочь не иде. Роусь же, вноутрь Со-уда вшедше, много оубийство хртианом створиша. и пришли бо бяхоу в двоюстоу лодей, Костянтин гра остоупиша. црь же доше едва в гра вниде и с патриархом Фотием к соущий цркви стыа бца Влахерне, и абие пакы всюнощноую молбоу створиш. и имя же се приать место то, некоторомоу кнзю Скифяниноу родом, Влахерноу нарицаемоу, тоу емоу оубиеноу бывшоу. таче бжтвноую стыа бца ризоу с песньми ищнесше, в мори скоуть омочивше. тишине же со-ущи и морю оукротившоуся, абие боуря с ветром въста, и влъна велием въздвигшимся за собь, безбожны Роуси лодиа въмате, и к брегоу привержени избиени [...]

Георгий был монахом в Царьграде, при Михаиле III и по времени мог наблюдать описываемые события. Однако полагают, что сам Георгий составил хронику только до 842 года, а позднейшее дописали уже другие.

Даты у Георгия нет. Георгий написал просто - при царе таком-то. Я решил выяснить, как в греческом подлиннике указаны имена Оскольда и Дира. Нужный кусок хроники находится в томе 4[88]:

[00161] 'О бє ваоіАєил є^єсттратєистє ката тыу Ауар-Луыу катаАшыу єу тл поАєі (таитлу фи Ааттєіу) Пор-ифау ипархоу (оута), оатіл, оипы тои раоіА£мл цпбєу

» 7- Т » >х х х х їх, ? » / х

£q wv єцєЛєта каї ката уооу eixev єруаоац£уои, тлу тшу а0£ЫУ PWQ єц^уи CT£V афі^іу, у£у£УПЦ£УОи ^ОП ката тОу Маиропо тацоу.

[00162] Каї о цєу РаоіА£ол каї тлл єхоц£улл ц£ тєох£0Л обои каї бі' лу таитлу афлкєу, оибєу вааіАікОу каї уєууаїоу £Їруааато.

[00163] Ої бє 'Рыл ф0астаут£л єуОоу тои 'Ієрои уєу£о-0аі, поАиу єір уааауто фоуоу Хрштшуыу каї а0ыоу аіца є^£хеоу

[00164] иплрхоу бє пАоїа л', а пєрієкикАмаау тлу поАіу (каї поАиу фо^оу тоїл єуОо0£у єуєпо^аау).

[00165] О бє РастіА£ил катаАа^ыу цоАіл їахиа£

р iv X р X X IV X І / » X »

біапєраоаі, каї бл auv ты патріархл Фытгы £іл тоу єу ВАах£руаіл уаОу тлл тои ©£ои МптрОл пар£у£уоуто, как£ї тО ©ЄЇоУ Є^іАєоиУто каї ЄУЦЄУ^оУто

[00166] єіта цєт' Dцyфб^ал тО ауіоу тлл ©єотокои є^ауауоутєл ыцофорюу, тл 0аАааал акрыл проо£вауау, каї УЛУЕщал оиалл єи0ил ау£дыу єпіфора, каї тлл

[110.1056] 0аАааалл лр£цойалл, кицатыу єпауаата-а£іл аАА£ паААпАоі єу£уоуто, каї та тшу а0£ыу Рыл пАоїа катєаулаау, оАіуму єкпєфєиуотму тоу кіуОууоу.

Итак, Аскольда и Дира в подлиннике нет. Упомянут просто народ Рос (Рыл), Русь.

Вероятно, Аскольда и Дира в старославянский перевод добавил толмач. Ибо странным было бы предположить, что мних Георгий для составления хроники о родной ему Византии использовал русскую летопись как основу, опустив подробность - имена военачальников Росов.

Кто переводил Хронику Георгия и какое он и перевод имеют отношение к летописям - вопрос большой и сторонний для этой главы. Отметим одно, что византийские источники, говоря об этом нападении Руси на Константинополь, имена умалчивают. Впрочем, может в других списках «Хроники» таки приведены имена Оскольда и Дира?

По спискам, спустя год после похода на Царьград, Оскольд, поднакопив сил, нападает на Печенегов и побеждает. Затем громит Кривичей.

Что еще любопытного про Аскольда и Дира предложат редкие списки? В одном имена записаны так: «Асколд и Дирд». Другие делают Оскольда и Дира родичами Кия, что вообще-то согласуется с основными летописями, где Осколд с Диром -не Русы, но примкнувшие к ним:

Рюриковы два мужа оскольд и дир от колена киева отшедше

Вот еще:

Беста же у рюрика великого нова града некая нарочита306 мужа; пишет бо о них, яко племянника беяху князем кию и щеку и хореву; имена же им асколд и дир.

Следующая запись выстраивает вообще новый порядок княжений:

В лето 6308 первыи князь бысть в киеве кидарь, а другий князь оскольде, а третий князь манамашь.307

В псковских вариантах действуют варяги Скальд и Дир:

По сем же приидоша два Варяга, и нарекоста себе князи, и бе едному имя Скальд, а второму Дир.

Они же порой - предшественники Рюрика и его братьев:

А князи в та лета быша на рускои земли от варягов 5 князей: 1 князь скальд, 2 дир, по сих третей князь рюрик, 4 князь синеус, 5 князь триволь.

Имя «Скальд» воспринимается как скандинавское, но вот есть Осколд и есть река Оскол. Какая же ветвь истории писанной верна? Боюсь, в этом разобраться невозможно.

Общепризнанные летописи продолжают кратко, с перерывом, освещать события Новгорода. Там происходят любопытные дела. В некотором году у Рюрика рождается сын Игорь.

Другие дети Рюрика смутно упомянуты в списках. Иоакимов-ская летопись прибавляет сведения о жене Рюрика, Ефанде, дочери князя Урманского.

Напомню, что рюриковы братья, Тривор и Синеус, умерли в один год, конечно же не оставив потомства, и все их владения перешли к Рюрику. И вот в 879-м (6387) умирает сам Рюрик, передав своему родичу Вещему Олегу регенство до возмужания Игоря. Ипатьевская летопись говорит:

Умершю же Рюрикови, предасть княжение свое Олгове, от рода ему суща, ведав ему на руце сына своего Игоря; бяше бо молод вельми.

Ей вторит Лаврентьевская:

Умершю Рюрикови, предасть княженье свое Ол-гови, от рода ему суща, ведав ему сын свой на руце Игоря; бысть по детеск вельми.

В списках находим расширенный вариант этого события, причем назван возраст Игоря - 17 лет:

Ходил князь великий рюрик с племянником своим олгом воевати лопи и корелу308. Воевода же у рюрика валит.309 И повоеваста и дань на них возложиша. Лета 6387-го умре рюрик в кореле в воине; тамо и положен бысть в городе кореле, княжил лет 17, у него же остася сын князь игорь млад, 17 лет.

17 лет - значит Игорь родился в 6370 году, к коему летописи приурочивают целое повествование об изгнании одних Варягов, призвании Варягов Руси, воцарении Рюрика в Ладоге, постройке Новгорода, да исходе Аскольда и Дира (не племени его, Рюрика, но болярина) из Новгорода в Киев. Основные летописи год рождения Игоря умалчивают, ограничиваясь сообщением, мол, при смерти Рюрика, в 879-м Игорь еще «детьск». Это дает возможность летописцу сказать, что спустя три года, Олег предъявит наследника Игоря буквально вынеся его на руках!

В Радзивилловской летописи есть даже картинка, где рыжий Олег показывает Оскольду и Диру рыжего же младенца Игоря:

Лаврентьевский список излагает это так:

Поиде Олег поим вои свои многи Варяги Чюдь Словени Мерю и все Кривичи. И приде к Смоленьску с Кривичи и и прия град и посади мужь сво. Отуда поиде вниз взя Любець, и посади мужь свои.

И придоста к горам х киевьскым, и увиде Олег, яко Осколд и Дир княжита, и похорони вои в лодьях, а другия назади остави, а сам приде, нося Игоря детьск.

И приплу под Оугорьское, похоронив вои свои, и присла ко Асколду и Диру, глаголя, яко «Гость есмь, идем в Грекы от Олга и от Игоря княжича. Да поидета к нам к родом своим». Асколд же и Дир придоста, и выскакав же вси прочии из лодей, и рече Олг к Асколъдови и Дирови: «Вы неста князя, ни роду княжа, но аз есмь роду княжа», и вынесоша Игоря: «а се сын Рюриков».

И убиша Асколда и Дира, несоша на гору, и погре-боша и на горе, еже ся ныне зоветь Угорьское, кде

ныне Олмин двор; на той могиле поставил церковь святаго Николу; а Дирова могила за святою Ориною.

Седе Олег княжа в Киеве, и рече Олег: «Се буди мти городом русьским». Беша у него Словени и Ва-рязи и прочи прозвашася Русью. Се же Олег нача городы ставити, и устави дани Словеном, и Кривичем и Мерям, и устави Варягом дань даяти от Новагоро-да 300 гривен на лето, мира деля, еже до смерти Ярославле даяше Варягом.

В иных списках Игорь не так беспомощен, и кроме прочего кланяется, бьет челом Олегу:

И Ольг князь обманом призва к себе мужей тех Осколда и Дира. Они же, видевше со князем Ольгом мало людей, и изыдоша к нему на брег с великою частию и наченьше веселитися. И в то время вне-запу прииде к ним немедленно Игорь княжичь со множеством без числа вои, челом ударя Олгу князю.

Игорь во главе части воинства - в списках не редкость:

и возярися князь Олег и нача мыслити, коею бы виною мог уловити Асколда и и Дира.310 И собра воинство много в лодьях и на конех, а сам князь Олег поиде в лодиях в мале дружине, а Игоря княжича отпусти на конех со многим воинством.

Кстати, куда именно пристал Олег? В ряде списков, вместо привычного «под Оугорьское» - «под Киевец». О Киевце известно, что «Кий з дружиною своею сотвори себе градец мал Киевец». Этот Киевец отделяется летописцем от Киевицы, горы, где поселился Кий. Есть Киевица гора, а где-то еще был построен Киевец. Олег, по тем же спискам, «заложи град Киев великий» - заложил большую крепость Киев, больше прежнего града (крепости) Киева. Снова не указывается впрочем, где именно.

Вдруг открывается, если принять во внимание участие конницы Игоря, совсем другая картина произошедшего. Обычно полагают, что Олег пристал к берегу горы под будущей Аскольдовой могилой. Как-то само собой разумеется! И сказано ведь в более известных списках не про Киевец, но - «и приплыл под Оугорьское». Угорьское же относят к горе около Аскольдовой могилы.

Что же получается? По малоизвестным спискам Олег приплыл под Киевец. По более известным - под Угорьское. В иных место умалчивается, либо так - Олег представляется как «гость есмь Подугорский, и иду в Греки от Олга князя и от Игоря княжича». А если тут зацепка? Олег не причалил к Угорьскому, но назвался гостем «подугорским»? Уграми именовали Венгров, Мадьяр - может, Олег имеет это в виду, либо нечто другое, я не знаю.

Под нынешнюю Аскольдову могилу, с которой соотносят «Угорьское», Олег не мог добраться незамеченным и осуществить свою хитрую задумку! Важная оговорка - это ежели населенный тогда Киев располагался в привычном нам «старом городе».

Откуда пришел Олег к Киеву? От Любеча. Любеч находится на левом берегу Днепра, в 137 километрах выше Киева. При движении оттуда на юг, к «горам Киевским», да еще с конницей, Олегу надо было, во-первых, переправиться на правый берег. Во-вторых, дабы пристать к местности, что потом прослыла Аскольдовой могилой, Олегу требовалось незаметно провести лодьи и конницу мимо трех «княжеских» гор -Хоревицы, Щекавицы и Киевицы. Ведь Аскольдова могила их южнее.

Как же так? Может, Олег с войском сделал большой крюк, добирался под будущую Аскольдовку протоками, например по Черторыю, у Вышгорода переправил конницу на правый берег, незаметно11 провел к городу и вокруг него...

А допустим, Олег пристал не под место, слывущее ныне Аскольдовой могилой. Но куда?

Вспомним, где на миниатюре Радзивилловской летописи показан «град Киев» при Кие, Хориве и Щеке. В районе Кирилловских высот, на тамошней Лысой горе, слывущей ныне Юрковицей. В этом случае Олегу просто подошел бы туда с севера. 311

В рукописи поручика Василия Ивановича Новгородцева «Географическое описание Киева», 1784 года[71], вдруг находим среди описания отделений города (Андреевского, Печерского, Софийского, Михайловского, Печерского) такое:

1-е. Андреевское отделение можно полагать за начало и распространение Киева [...] думать надобно, что гора Зборичев есть та самая, где апостол Андрей крест поставил; почему ныне и называется Андреевское отделение, а укреплено оное земляным валом.

Дира могила насыпанная бугром и поныне находится в разстоянии от Стараго Киева в 3-х верстах недалеко от Кириловского монастыря. На оном месте была церковь деревянная Воздвижения креста Господня которая около 1725 комендантом Поро-суковым сломана, а в 1744 году на оном месте заложена каменная церковь во имя апостола Андрея Первозваннаго.

Первое предположение противоречит второму. Мол, могила Дира была недалеко от Кирилловского монастыря. А далее Новгородцев дополняет - на оном месте была церковь деревянная и так далее, говоря об Андреевской горке!

В 1701 старец Леонтий, посетивший Киев, записал, что на холме, где по преданию апостол Андрей водрузил (в 40 году нашей эры) крест, стоит деревянная и ветхая церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного. До знаменитой Андреевской церкви архитектора Растрелли была там одноименная деревянная. Еще ранее, в 1212 году, где-то в том же месте, Мстислав Романович поставил Крестовоздвиженскую церковь - о ней Новгородцев и пишет: «Воздвижения креста Господня». Однако ее, по словам Закревского и Похилевича, разрушили в 1240 году, при взятии Киева ханом Батыем. И никто толком не знает, где именно она была, хотя Похиле-вич пишет - в нескольких десятках саженях от Андреевской. Какую же церковь сломал комендант Поросуков?

Но оставим Крестовоздвижескую. Внимательно посмотрим на текст Новгородцева. Кажется, что слова про Дирову могилу в нем лишние, вставленные по ошибке. И «на оном месте» следует считать относящимся к горе, где апостол Андрей крест поставил, а не трактовать, что на месте Дировой могилы был крест и потом две церкви.

Предложение «Дира могила насыпанная бугром и поныне находится в разстоянии от Стараго Киева в 3-х верстах недалеко от Кириловского монастыря» здесь чуждое. Но его надобно рассматривать отдельно, как утверждение, что могила Дирова расположена поблизости Кирилловского монастыря.

В предыдущей части книги много сказано о курганах Кирилловских высот - курганы там были, а вероятно некоторые еще целы. Сведения о Дировой могиле именно в районе Кирилловских высот - весомый довод в пользу предположения, куда пристал Олег и где находился град Киев. Не местность ли под названием Курган, с пещерой внутри (подробности в части про Логово Змиево), слыла могилой Дира?


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском