ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Аскольдова могила 3

Аскольдова могила 3

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Вступает ли это в противоречие с расположением Аскольдовой могилы? Нет. Убили в одном месте, похоронили в другом. Противоречие будет в случае, если Олег прибыл под Угорское, к Аскольдовке и Берестове. Но добраться туда с севера, проплыв мимо холмов Кия, Хорива и Щека, да еще протащив тайно конницу Игоря, Олег не мог физически. Следовательно, в основных списках ошибка, Олег пристал не под Угорьское, но много севернее. Конницу обычно подводили со стороны Лыбеди, Дорогожичей или Оболони. Последние соседствуют с Кирилловскими высотами.

Нестор пишет, что убили Аскольда и Дира, и «несоша на гору» - обоих ли, одного ли? Далее изложения в основных летописях различно. По Лаврентьевской, «и погребоша и на горе» - то есть погребли его или их на горе, «яже ся ныне зовет Угорьское, где ныне Ольмин двор;на той могиле поставил церковь святаго Николу, а Дирова могила за святою Ириною».

«Несоша на гору» - не обязательно на место захоронения. Просто - куда-то наверх. Убили-то внизу, у берега. И на другой горе, которая при Несторе именуется Угорьское, она же Олмин двор - погребли Аскольда. А могила Дира - за святой Ириной.

А в Ипатьевской летописи рассказано без погребения: «и несоша на гору, еже ся ныне зовет Угорьское, Олмин двор». Читаешь и невольно думаешь - значит, там и похоронили, хотя летопись об этом молчит.

На могиле Аскольда, надо полагать Олег (летопись опускает имя) поставил церковь святого Николая.

Угорское - это урочище, гора, один из склонов Днепра, имя получивший вот почему, согласно Ипатьевскому списку:

Идоша Угре мимо Киева горою, еже ся зовет ныне Угорьское, и, пришедше к Днепру сташа вежами.

Также могу предположить, что «Угорское» означает просто «у горы».

В Ипатьевской летописи, о годе 1151-м, упомянуты также «Угорския ворота» и «княжий двор» относительно этой местности. По словам Закревского, то бишь в 19 веке, киевляне называли урочище близ Аскольдовой могилы «Угорським». В любом случае по летописным сведениям получается, что Угорское было смежным с Днепром и такими местностями, как Берестово и Клов. Там же стояли некие Угорьские ворота. Возле Угорьского было достаточно места для народных собраний. В Ипатьевской летописи за 1146 (6654) год сказано про Игоря Ольговича312:

и пояша (Кияне) Игоря в Киев, иде с ними под Угорьский, и съзва Кияне вси; они же вси целоваше к нему крест, рекуче: «ты нам князь».

Сейчас однозначно решить задачу про Угорьское и его отношение к убийству Олегом киевских князей нельзя. Учитывая, что ранее, при покорении Смоленска, Олег - по некоторым спискам - встал у города выше по течению и тоже предъявил горожанам Игоря, можно полагать, что в Киеве он, хотя и подло, проделал то же самое - и убийство с предъявлением «настоящего князя» состоялось у Кирилловских высот либо чуть севернее. И Дира похоронили там же, а Аскольда - южнее, на Угорьском.

Урочище Угорьское порождает вопрос про некоего Олму (иные варианты в списках: Альма, Ольма), на чьем дворе при Несторе располагалась могила Аскольда. О том, что Олма, не Олег, поставил на том месте церковь, говорится в тех же «Приложениях» Гилярова, то бишь в «неосновных» списках:

Идеже есть двор олома... на той могиле постави олома церковь.

Кроме вариантов этого сообщения, есть иные, и не одно подобное этому:

Идеже есть двор олгин; на той могиле постави ольга церковь.

Ипатьевская летопись речет, отождествляя гору Угорьское с Олминым двором - такое у горы двойное название получается, Угорьское и Олмин двор:

И убиша Асколда и Дира, и несоша на гору, еже ся ныне зовет Угорьское, Олмин двор; на той могиле поставил Олма церковь святаго Николы; а Дирова могила за святою Ириною.

Так чей двор (дом) там стоял во время летописца? Олмин? Олгин - Вещего Олега? Ольгин - княгини? Как трактовать «Олгин»? Сколько лет прошло между тремя событиями: похороны Аскольда, установление на его могиле церкви (божницы по другим спискам) и «ныне» летописца? Нестор жил, согласно общепринятой хронологии, в 1056-1114 годах. И описывает события, которые случились лет за 150 до своего рождения. А ежели «ныне» дописан позднейшим правщиком летописи, например Сильвестром - игуменом Выдубецкого монастыря, или еще кем-то?

Еще вариант летописный, поздний, судя по языку изложения:

Олег показал им Игоря Руриковича, глаголя: яко сей есть Наследник всех Княжений Российских сын Руриков; и абие повеле Осколда и Дира пред собою побити; и погребоша Осколда на горе, на нейже потом Великая Княгина Ольга окрестившая первую церковь святаго Николы в Киеве постави, а Дирова могила за церквою святыя Ирины.

Но куда в таком случае девать двор или дом Ольга, Олма, Альма, или Олега?

Берлинский сообщает - без ссылки на источник, что:

В 969 году по преставлении своем Блаженная Княгиня Ольга, была погребена в сей Ольмовой церкви, откуда потом внук ея велю Князь святой Владимир перенес ея в новосозданную Десятинную церковь.

Место захоронения княгини Ольги - вопрос, которого мы еще коснемся. А вот Максимович склонялся к мысли, что церковь святого Николая была построена таки княгиней Ольгой, в пользу чего приводил размышление - мол, при церкви был именно женский монастырь. Монастырь этот существовал уже при Несторе, в 10 веке, а в 12 стал мужским.

Олг, Ольга, Олм и так далее. Путаница! Возникает из традиционной трактовки истории. Как толковать иначе, и проще, и понятнее, и удивительнее, вы узнаете в следующих главах.

Пока задаток. Противоречия устранятся, как только мы примем Вещего Олега и княгиню Ольгу за одно лицо! А «Олм» и «Олма» это перевранные в списках «Олг» и «Олга».

Вещий Олег (Олг, Ольг), он же в будущем княгиня Ольга (Олга), устроил около Берестове свой княжий двор. Потому при Несторе там же «Олгин двор».

Вещий Олег носил в народе усредненное, бесполое имя Вольга. Но ключ к пониманию летописных выражений лежит в окончаниях имен при родительном падеже. Мужское имя Олг склоняется так - Олгов двор. Женское Олга склоняется

- Олгин двор. «Ольмин двор» из Лаврентьевской летописи указывает на женский род имени, а поскольку мы не знаем имени «Ольма», но знаем «Ольга», для меня очевидно, что буква «м» - ошибка, надо «Ольгин двор». Даже если не хотите считать Олега и Ольгу одной личностью, хотя бы примите -вот же, Нестор говорит, что в его время гора Угорьское носит второе название - Ольгин двор.

Однако по той же летописи, именно Олег хоронит там Аскольда и, язычник, воздвигает христианскую церковь. Полагаю, источник, коим пользовался Нестор, не путал Олега с Ольгой, приписывая то ему, то ей заложение церкви Николая. Запутали позже - сам Нестор либо позднейшие переписчики, сделав из одной личности две.

Но где возвели храм? В те времена их не строили на отшибе

- опасно! Значит, в черте города либо в пределах защищенного монастыря. Поскольку гора прослыла Олгиным двором, предположу, что этот «двор» и служил укреплением, под защиту

которого попадала церковь.

Позже «Олгин двор» или Угорьское, по летописям вовсе не выглядит окраиной. С ним совмещается или соседствует знаменитое Берестове, которое считают загородным имением князей. Почему же загородное? Там и был настоящий княжий двор, даже Владимир умер на Берестовом. Понятие «стола» - престола, связанное с Берестовым, находим в той же Ипатьевской летописи за 1073 (6581)год:

Вздвиже дьявол котору в братьи сей Ярославли-чах. И бывши распре межи ими, быста с себе Отослав со Всеволодом на Изяслава; и изииде Изяслав ис Кы-ева, Отослав же и Всеволод внидоста в Кыев, месяца марта в 22, и седоста на столе на Берестовом, пре-ступивша заповедь отню.

Престол на Берестове занимали Владимир, Ярослав Мудрый, затем и сыновья его. Так почему ученые пишут про «загородный княжий двор»? Вот же и ворота Угорьские неподалеку. Ворота куда ведут? В город Киев. Но ученые твердят, что городом тогда был маленький пятачок в районе Оофиевской да Михайловской площадей, поэтому ученые не могут через себя переступить и сделать логический вывод - раз были городские ворота Угорьские, то Киев простирался до Угорьского, и раз престол княжеский был на Берестовом и там со времени Вещего Олега сидели князья, то Берестове входило в состав города, ведь иначе княжий двор трудно оборонять. Всё равно что в чистом поле князь табуретку поставит, усядется и довольно будет оттуда править.

Обратимся теперь к Диру. Князь Дир вообще получается каким-то второстепенным, пришитым к Аскольду. По тексту Дир всегда второй, всегда «и Дир». Где могила его? В несторовой Повести временных лет сведения отличаются от Новго-родцева - «а Дирова могила за церквою святыя Ирины» или, за «святой Ориной». Где же эта церковь?

Про «Ирину» по летописям известно лишь, что ее в 1037 году заложил Ярослав Мудрый, купно с большим градом Киевом (по сути, новым укрепленным районом Киева вообще), Софией, Золотыми воротами, церковью на Золотых воротах и монастырем святого Георгия. Допустим, у Ярослава нашлись средства на столь масштабное строительство. Нашлось и довольно архитекторов, рабочих, материалов. Хозяйственная основа этого дела не беспокоит ученых. Но почему они полагают, что церковь Ирины лежала в пределах «города Ярослава», на участке горы в нынешнем центре города?

Церковь Ирины тонет в летописном мраке и не прослеживается в позднейших источниках вроде земельных грамот. Но поскольку ученые уверены, что Ярослав построил ее где-то рядом с Софией, то любые найденные там развалины объявляются остатками Ирининской церкви. Просто, как дважды два.

Это нехитрое умозаключение стало основой общепринятого мнения еще в 19 веке. В первой книге «Киевлянина» Максимовича, за 1849 год, на странице 21 сказано:

На том месте, где теперь Софийский Собор и его окружающие здания, во время Владимирово и даже Ярославово до 1037 года, было загородное поле, на котором была только могила Дирова - вторая могила Рускаго Князя-Христианина.

На странице 46 тема продолжается:

Остатки древняго Ирининского монастыря еще в 17-м веке засыпаны были землею в излучие верхняго Старокиевского вала, проходящего вдоль ограды Со-фийскаго собора. Юго-восточная половина развалин Ирининской церкви раскрыта в 1833 году; остальная же их часть находится еще в неразрытом конце сего вала, под садом Воронцова. При раскрытии земли над алтарным место, найдено много медных копеечек, битых в Пскове 1659 года. Из этого видно, что сей вал проведен был над развалинами Ирининской церкви уже после Куракина, вероятно при князе Чер-каском (1679 г.).

Однако на основании чего решили, что развалины принадлежали именно Ирининской церкви? А так утверждал исследователь развалин, Кондратий Лохвицкий, да его предшественники. Ведь некие руины церкви и светских зданий там обнаружили еще в 1731 году. Тогда же и зародилась мысль, что это «монастырь Ирины», хотя о монастыре летопись молчит. Но раз отыскали светские здания, смекнули - а это жилые и хозяйственные постройки монастыря! Придумался монастырь.

В середине 19 века эти развалины частью разобрали, частью засыпали, прокладывая Владимирскую улицу, а один столб от давнего здания оставили и, обложив кирпичом и увенчав крышей, превратили в памятник на углу Владимирской и Ирининской. Потому последняя и носит такое имя. Памятник снесли ночью с 26 на 27 марта 1932 года.

Лаврский архимандрит 17 века Иннокентий Гизель тоже считал, что церковь святой Ирины была «недалече от Свя-тыя Софии». А Максим Берлинский думал, что при Несторе существовала еще другая церковь Ирины, в ином месте, ибо нелогично хоронить Аскольда в одном месте, а Дира - много дальше.

Но современные историки приняли положение, что церковь святой Ирины находилась близ Софии, однако не определились, какие именно остались от нее развалины. То ли изученные Лохвицким в 19 веке, то ли Тимуром Бобровским в 21-м, в усадьбе заповедника Софии (эти же развалины в 1909 раскапывал Дмитрий Милеев)313.

Где во времена Нестора была церковь святой Ирины, мне неясно, да и указание «за святой Ориной» мало что говорит. Сколь далеко «за»?

Как бы ни было, Олег с Игорем, убив Оскольда и Дира, похоронили их в курганах, память о которых сохранялась столетиями. Кем же были они, Оскольд и Дир - залётными властителями Киева, или законными правителями, которых летописец представил в искаженном свете?

Здесь важно понятие родства и знатности. Рюрик и его братья - князья по происхождению, но мы помним, сколь много сомнений возникает при попытке углубить их родословную до Пруса. Вне этой, по сути, ныне голословной попытки, Рюрик возникает в истории из ниоткуда, из неведомых нам глубин истории. Это ниоткуда, возможно, появилось по злоумышлению противников рода Рюрика. Либо сами Рюриковичи решили нечто скрыть. Не разобрать.

Вещий Олег тоже приходит из пустоты, которую мы впрочем немного развеем далее. А по летописям у него в прошлом такая же пустота, как у Рюрика. Олег то племянник рюриков, то другой родственник - причем «рода княжего», то просто воевода.

С Аскольдом и Диром не легче. Один источник утверждает про Рюрика:

Имея же у себе два воеводы асколд и дир, не его племени суща, ни княжеска, ни болярска.

Не племени Рюрика - значит, не родственники. И не княжеского рода, и не бояры. Так, военачальники. Хотя по известным спискам иначе: «не племени его, но боярина». Бояре, но всё равно чернь против знатного Игоря и Олега, который хоть и не наследник Рюрика, но, по собственным олеговым словам, княжеского рода.

Основные летописи считают Аскольда и Дира таки Русами. О Русах пишет и Фотий. И если на Царьград при нем нападали именно Аскольд и Дир, то проступает многоуровневый план захвата Киева Олегом.

По совокупности противоречивых данных, закрывая глаза на одни и принимая за истину другие, полагаю следующее.

Олег обдуманно, пошагово строил новое государство, которое мы зовем Киевской Русью. Он стоял не просто рядом с Рюриком, Синеусом и Трувором, но «за» ними. Эти три брата - «призванные на княженье» знатные Варяги из народа Русь. В самом ли деле их призвали княжить народы Словен, Чуди, Мери, Кривичи и Весь, либо Олег руками Рюрика и братьев его взял власть силой - дело стороннее. В истории Рюрик и братья - законные князья Руси. Руси, что расширяла свои границы согласно новым завоеваниям.

И вот князья по двое, затем в одиночку сходят в могилу, владения их соединяются. По смерти Рюрика они достались бы наследнику - Игорю, но тот оказывается детеськ, и править всем приходится регенту Олегу. Пройдет много лет, Игорь станет здоровым дядькой, а Олег всё будет регенствовать.

Но вот Рюрик умер, и Олегу с Русами на сидится в стольном Новгороде. Надо расширять владения на полянские земли, брать Киев. А в Киеве пока свои, полянские правители. Олег не хочет от имени князя Игоря свергать другую законную власть, да еще портить отношения с Козарами (Хазарами), которым киевляне платят дань. Он посылает с этой целью Аскольда и Дира. Подстава!

Простаки, имея некоторое количество войска и ценные дары для Царьграда, метко «берут» Киев, да еще злят набегом Царьград.

Кто теперь Аскольд и Дир? Для новгородских Русов они -воры, присвоили дары, которые предназначались Царьграду. Для Полян-киевлян Аскольд и Дир - захватчики, сместившие местную власть. Для Византии - те же воры, да еще опасные соседи.

Пора действовать Вещему Олегу со знатным князем Игорем.

Они приходят. Они уничтожают выскочек Аскольда и Дира.

Итоги блестящего выхода на сцену. Русы довольны - воры покараны. Киевляне освобождены от выскочек, да еще обретают знатного князя. Византия видит это и чувствует себя спокойно - злодеи повержены, а Киевом владеет отпрыск княжеского роду, архонт.

А если Аскольд с Диром еще и вывели Полян из-под дани Козарам, то пусть Козаре спросят с покойников, а не Игоря Рюриковича.

После захвата власти в Киеве, Олег строит в нем больший город, то бишь крепость, начинает тут княжить (а в Новгороде садит наместника) и говорит исторические слова: «се буди мти градом рускими». В иных списках это звучит так: «се буди мати всем градом Руским». Ученые трактуют слово «мати» как «мать» и начинают рассуждать, мол, город-то мужского рода, а почему же мать, а вот у скандинавов город рода женского, и потому...

А «мти» это вообще глагол. Если подразумевалось «мати»314, Олег употребил его в значении «иметь». Киев будет иметь все города Руские, то есть будет ими владеть, получать с них дань. Вот и всё.

Киев-то теперь новая столица, не Новгород. Стало быть Киев, как стольный град Олега, будет теперь «мати», иметь остальные грады.

Либо «мти» - слово того же корня, что «мыто». Значение особо не меняется. Киев будет мти, мытить, собирать мыто со всех городов русских, подвластных Руси. Это и есть назначение столицы, собирать налоги с других городов страны.

Таково значение слов Олега.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском