ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Аллогия 3

Аллогия 3

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

«Этот муж Олав пришел к тебе, конунг, тогда, когда он был ребенком по возрасту, когда он только что вернулся из изгнания и большой неволи; принял ты его, чужеземного и незнакомого, в твою милость, так что ты взрастил и воспитал его с такой любовью, как своего собственного сына. Он так сумел употребить это в свою пользу, что укрепил и увеличил твое государство со всем благорасположением, как только смог что-то предпринять по своему возрасту и силам; поэтому он был любим всеми добрыми людьми. Теперь он отсутствовал некоторое время и сделался другом и добрым советником тем хёвдингам, которым он не так должен был отплатить добром, как тебе. Кажется также, что он с великим и большой усердием серьезностью предлагает то приличествующее дело, о котором он печется и которое всякому разумному человеку покажется спасительным. Поэтому моя совесть дает мне понять, что твоя мать, конунг, предвидела некогда этого самого мужа и что многие другие предсказатели и мудрые люди этого государства предсказали, что один чужестранный человек будет здесь воспитан, тот, что не только украсит это государство ярким светом своей мудрости и знания, но чья благость прекрасно расцветет повсюду в других местах. Я видела это прежде на его лице и полюбила его тотчас и навсегда с тех пор более, нежели других юношей. Теперь это справедливее, чем то, что люди пытаются подозревать, будто нечто порочное может скрываться под нашей любовью».

Насколько эта речь принадлежит княгине, а насколько -монаху, составителю саги - сказать трудно. Кажется, Аллогия открывает здесь тайну своих тесных отношений с Олавом -мол, мы сошлись на религиозной почве, а люди подозревали нечто порочное.

Княгиня кончила свою речь так, что все похвалили ее и красноречие мудрость. Тем закончился тинг, что все Божьей помощью и убеждением княгини обещали принять истинную веру. В это время прибыл из Грикланда епископ Палл по просьбе конунга Олава, и крестил конунга Вальдамара и княгиню Аллогию, и весь народ их, и утвердил их в святой вере.

Тинг завершается обещанием «всех» принять истинную веру. Вчитаемся в текст. Божьей помощью и убеждением княгини. Ни Владимир, ни Олав не оказали влияния на тинг. Убеждение княгини! И более он ней в саги - ни слова!

То, что было сейчас рассказано о христианской проповеди Олава Трюггвасона в Гардарики11, не является невероятным, потому что превосходная и достойная веры книга, которая зовется Imago mundi, говорит ясно, что те народы, которые зовутся руссы, полавы, унгарии, крестились во дни Оттона, того, который был третьим императором с этим именем. Некоторые книги говорят, что император Оттон ходил со своим войском в Аустрвег и повсюду там привел народ к христианству, а с ним Олав Трюггвасон.

Вслед за тем снарядил конунг Олав свои корабли и войско с востока из Гардарики. Он поплыл сначала в Данмарк, а оттуда на запад за море. Так говорит Халлар-Стейн:

«Все корабли князя, весьма многочисленные, полностью нагруженные вооружением, после этого сразу отправились с щедрым князем из Гардов. Олав, прекрасный наследник, Трюггви, напал на Вестр-лонд359 360 со своими кораблями и порубил людей своими мечами».

Олав воюет в Энгланд и Вестлонд, затем посещает прорицателя на Сюллингах. Скрывает своё имя, называясь Оли из Гардов. Собирается вернуться в Норвегию, но у него мало войска, а в Норвегии - друзей. Несколько ранее Лодин выкупает из рабства в Эйстланде мать Олава, Астрид, и женится на ней. Ярл Хакон подозревает, что тот, кого называют Оли - сын Трюггви. Наводит справки. Поручает своим хёвдингам разобраться с Олавом - пленить и привезти в Норвегию или немножко убить. Торир, человек Хакона, находит Олава Гард-ского в Дублине у конунга Олава Кварана. Гибель Хакона. Тинг - Олава хотят избрать конунгом.

Речь Олава на тинге - про Аллогию умалчивает, упоминая только доброту «хорошего хёвдинга». Важно с точки зрения чисел:

«Затем, когда мне было три года, отправились мы с моей матерью из Свитьод на корабле и направлялись на восток в Гардарики к Сигурду, ее брату. Тогда встретили мы викингов и были взяты в плен, и проданы в рабство, а некоторые из спутников были убиты; расстались мы тогда с моей матерью, так что я ее никогда с тех пор не видел. Я был тогда продан за ту же цену, что и другие люди. Я провел 6 лет в этом рабстве в Эйстланде, до того времени, пока Си-гурд, брат моей матери, не выкупил меня оттуда, и не привез меня оттуда с собой на восток в Гардарики. Тогда было мне 9 лет. Другие 9 лет был я в Гардах, еще в изгнании, хотя, благодаря доброте хорошего хёвдинга, обо мне там прекрасно заботились. Затем я провел 3 года в Виндланде и 4 года за Вестанхав в военном походе».

В другом месте саги, рассказ Олава Сигмунду Брестисону о себе - снова умалчивая Аллогию:

«Вскоре были мы оба схвачены викингами. И расстался я тогда со своей матерью, так что я ее никогда с тех пор не видел. Был я тогда трижды продан в рабство, пробыл я, никому неизвестный, в Эйстланде, пока мне не исполнилось 9 лет. Тогда приехал туда один мой родственник, который узнал, какого я рода, выкупил он меня из рабства и взял меня с собой на восток в Гарды. Там я провел другие 9 лет, еще в изгнании, хотя меня и называли тогда свободным человеком. Там я возмужал и получил много больше чести и достойного отношения от конунга Вальдама-ра, чем можно было бы представить по отношению к чужестранцу».

Сага про Олава - большая, я привел, за редким исключением, лишь куски, касающиеся Аллогии.

Что о ней говорят ученые? Не верят. Мол, скандинавы напутали, надо было вместо «Аллогия» всюду писать «Рогнеда» - им же, историкам нынешним, из 20-21 веков видней! Другие возражают, что скандинавы ничего не напутали, а намеренно придумали. Горазды на выдумки! Те ученые, что поосторожнее, вообще имени Аллогии не употребляют письменно или всуе, заменяя сухим «княгиня».

Никто не размышляет над тем, что Аллогия предстает в саге точно такой, как летописная княгиня Ольга - говорю в первую очередь об её редком положении, заключающемся в независимости и равноправном участии во власти, а по сути обладании большей власти, чем у князя. Говорю также про ум, перед которым преклоняется что составитель саги, постоянно подчеркивая «умнейшая из женщин», так и наши летописцы. Когда личность описана одинаково - и притом личность яркая, не спутаешь с другой - и личность носит в одном случае имя Ольга, а в другом Аллогия, только очень упорный человек будет отрицать, что речь идет о разных личностях.

Ученые закрывают глаза на то, что в саге Аллогия играет более важную роль, чем Владимир. Владимир, словно Игорь при Ольге - официальное представительное лицо, князь, но решения принимаются Аллогией, а выполняются Владимиром.

Увязывать сагу с русскими летописями я не берусь - слишком много разночтений, нет четкой опоры. То, что я посчитал важным, отметил ранее. Думаю, что Вольга успешно дожила до «эпохи» Владимира, тем или иным образом - я не буду предполагать, как это соотносится с лежанием нетленной в гробу, и как соотносится с саркофагом, где было некое чудесное окошко.

После Аллогии, Вольга будто уже не прослеживается в письменных источниках.

Хотя... У иностранцев издавна страсть к изучению своих корней, происхождения. По тем же сагам и различным хроникам составлены огромные, ветвистые деревья - кто и когда кого породил, и где сочетались браком, и где умерли. И что вы думаете? В шотландских генеалогических работах мелькает... дочь Владимира Красно Солнышко, с легко узнаваемым именем - Арлогия, графиня Оркни (Arlogia Vladimirovna, Arlogia

Orkney, Arlogia Brusesson, Countess Arlogia (Ardogia) of Russia).

Острова Оркни (Orkney). Ныне принадлежат Шотландии. В «Истории Норвегии» говорится, что прежде они были заселены Пиктами, ростом чуть выше пигмеев, искусными в строительстве городов. Днем они скрывались в подземных жилищах, ибо в это время теряли силы. Ранее острова назывались Пиктланд, а затем - Оркни по имени правителя Оркана. Вместе с Пиктами жили Папары, носившие шапочки «как у священников». Средневековые хронисты, видевшие рукописи этих Папаров, думали, что те были Африканцами и исповедовали иудаизм. Папаров уничтожили пришлые на острова викинги во время норвежского короля Харалда Прекрасноволосого (Haraldr Harfagri). На Оркни бежала мать Олава, Астрид.

Аллогия и Арлогия. Кроме сходства имен, связь с Оркнейскими островами через Олава, вероятно рожденного там.

Что же можно узнать про эту Арлогию?

Ничего кроме дат, а также имен родителей, мужа и детей. Даты вычислены невесть каким образом, невесть когда и кем. Но добро бы, путаница была только на уровне дат. Путаница на уровне даже родителей Арлогии.

Кто отец? По большинству источников - наш Владимир. По меньшинству - Валдемар де Оркни (Waldemar de Orkney, умер в 1015). Наш Владимир, Красно Солнышко, тоже умер в 1015. Полагаю, речь идет таки об одном человеке.

Кто же мать? А на выбор - Анна Лекапене Порфирородная (жена Владимира из Византии), Рогнеда Полоцкая, Ингебёрг Арнесон (Ingebiorge Arneson, родилась в 1032 году в Osteraat, Yrje, Норвегия, умерла возможно 1069 в Шотландии). Эта Ингебёрг Арнесон присутствует только в связке с супругом Waldemar de Orkney.

Год рождения Арлогии - тоже на выбор: 980, 1005, 1011, 1013, 1015, 1025. Место рождения - Русь (Киев) или Шотландия (Оркни). Год смерти - 1046 (10 декабря) либо 1062, 1100, или неизвестно. Похоронена - если - в Северном Оркни (Norse Orkney).

С 1029 или 1034 или 1040 года была женой ярла Оркни, Рагнвалда II Брусессона (Ragnvald II Brusesson, Earl of Orkney, убит вроде бы в декабре 1046, в Papa Stronsay, Оркни). Ярл происходил из того же рода Брюс, что Снорри Стурлуссон и упомянутый уже Яков Вильгельмович Брюс, ученый, ближай-ший сподвижник Петра I, прослывший чародеем. Отметим еще сходство звучания Брус и Прус.

У Арлогии и Рагнвалда них родились дети Robert de Brusse, Earl of Annandale (1030-1080/1098), Waldemar de Orkney (1035), Hamiliana de Orkney (1037), Tora Ragnvaldsdottir (1045-1048), Arlogia de Orkney (1038). То бишь, по генеалогическим изысканиям, у дочери Владимира, Арлогии, в 1038 году появилась дочь, тоже Арлогия. Годы смерти всех детей, кроме Роберта и Торы, неизвестны. Один из сыновей Арлогии, Волдемар де Оркни - муж Ингебёрг Арнесон, и было бы логично думать, что сын Арлогии Волдемар женился на Ингебёрг, если бы Арлогия Оркни не была записана дочерью Ингебёрг.

Что мы имеем для рассуждений? В Шотландии, Оркни, появляется некая дочь киевского князя Владимира, Арлогия. Кто ее мать, точно сказать нельзя. Когда родилась - сказать нельзя. Когда умерла - тоже сказать нельзя. Да и приходится ли она Владимиру дочерью? По нашим летописям та же Ольга - бабушка Владимира, а по сагам - супруга.

Но что наши летописи? Говорят ли о дочерях Владимира? Упоминают Предславу. А о жене Владимира - Анне? Ведь Анну прочат в одну из матерей Арлогии.

Анна Порфирородная (Anna Lekapene, Anna Porphyrogenita) была, как считается, дочерью Романа II и Феофано (той самой любовницы Цимисхия). Братьями Анны были Василий II и Константин VIII.

Согласно Ипатьевской летописи, когда Владимир в 988 году взял Корсунь в осаду, некий корсунянин послал стрелу, на которой было написано, где расположен водопровод, по коему в город поступает вода. Владимир раскопал трубу, перекрыл, и в Корсуне наступила жажда361. Пришлось Владимира впустить. Из Корсуня он послал Василию и Константину в Царьград угрозу - выдайте за меня замуж сестру свою, иначе и столицу вашу возьму, как Корсунь. Царственные братья выдвинули ответное условие - крестись, тогда выдадим. И

посылают сестру со священниками.

Корсуняне принимают гостью, вводят ее во град и «посади-ша ю в полате». Имя сестры василевсов - Анна - появляется дважды, далее всюду только «царица», причем не «княгиня».

И вот что любопытно - Владимир-то, по летописи, уже выбрал веру, и до нападения на Корсунь стремился креститься, а взяв Корсунь, требует не крещения, но жены василевского роду. В Корсуне есть представители духовенства, казалось бы - крестись, никто не мешает. Не крестится. Царица же сидит в полате.

И тут Владимир неожиданно слепнет.

Не видяше ничтоже, и тужаше велми, и не домыш-ляше, что сотворити; посла к нему цариця, рекуще: «аще хочеши болезни сия избыти, то вьскоре крести-ся; аще ли ни, то не имаеши избыти сего».

Владимир соглашается: «аще се истина будет, по истине велик Бог крестьянеск».

Крестят Владимира епископ корсуньский (вероятно Настас, как везде далее) и «попы царицыны». По возложении руки епископа Владимир прозревает. Увидев сие чудо, принимают крещение и многие из дружины Владимира362.

Затем, по летописи, Владимир собирает царицу, Настаса, попов корсуньских, берет мощи святого Климента и ученика его Фива, сосуды церковные да иконы «на благословенье себе», насыпает посреди города холм и ставит на нем церковь Иоанна Предтечи. Затем берет два медных «капища» и четыре медных коня, «иже и ныне стоять за святой Богородицею; яко иже не ведуще мняться мраморны суща». И вот Владимир:

Вдасть же вено Корсунь Греком царице деля, а сам прииде Кыеву. И яко приде, повеле кумиры ис-проврещи, овыи сещи, а другыя огньви предати; Перуна же повеле привязяти к коневи хвосту и вещи с горы по Боричеву на ручай, и 12 мужа пристави бити жезлием. [...]

Велий еси, Господи, чюдная дела твоя! вчера честим от человек, а днесь поругаем.

Что же значит «Вдасть же вено Корсунь Греком царице деля, а сам прииде Кыеву»? Вено (похоже на латинское venum - «продажа») - приданое со стороны жениха. Владимир отдает взамен невесты Корсунь. «Царице деля» значит «царицы ради», «царицы для». Можно трактовать - отдает Корсунь Грекам за царицу. Так вот зачем он город брал. Чтобы не своё потом отдать.

А ежели трактовать иначе - отдает Корсунь для царицы? В ее владение?

Крестить Киев Владимир прибывает с попами царицыными и корсуньскими, они в летописи разделяются. Анна возникает в летописи снова лишь в 1011 (6519) году по поводу своей смерти:

Преставися царици Володимиря Анна.

Насчет Анны сведения имеются путаные. Согласно устоявшимся в науке представлениям, годы ее жизни - с 962-963 по 1011. Но в разных генеалогических списках есть и другие: 954-982, 955-990, 976-1056. Допустим, ошибаются списки.

Но вот например по датам из летописей можно предположить, что Ярослав Мудрый - сын Владимира и Анны, а не Рогнеды (последнее прямо утверждается в летописи). Вычисляется, что родился Ярослав в 978 году - умер в 1054 году в возрасте 76 лет. Отнимем и получим 978. Но историки смотрят на летописную дату взятия Корсуня, 988-й, читают тоже летопись и говорят - не может быть, чтобы Анна была матерью Ярослава! Матерью была Рогнеда! Вот же Нестор такоже пишет - 28-летний Ярослав правит в Новгороде, в 1016 году... Тоже вычитаем, получаем 988. Взятие Корсуня, женитьба на Анне. Сын! И получается, что в летописях заложено противоречие, у Ярослава две матери, Анна и Рогнеда.

Об Анне Порфирородной мы ничего не знаем, кроме отрывочных сведений из «житий» Владимира и Стефана Сурожско-го. В первом Анна, в пределах летописных сведений, помогает Владимиру насаждать христианство, в другом - некая царица Анна заболевает на пути из Корсуни. Причем нет ни Владимира, ни привязки к дате, просто сказано следующее:

Об исцелении царицы корсуньской

И Анна царица, от Корсуня в Керчь идучи, разболелась смертным недугом среди пути на Черней

Воде. На ум ей пришел (святой Стефан), и она сказала: «Святой Стефан, если меня избавишь (от этой болезни), я воздам тебе многими дарами и че-стью».

И в туже ночь явился ей святой Стефан и сказал: «Христос, истинный Бог наш, велит через меня, своего слугу, так: завтра встань здорова и иди своим путем с миром». И тотчас недуг отступил, и была она здорова, как будто никогда и не болела вовсе.

Она же, почувствовав исцеление, вознесла добрые хвалы Богу и святому Стефану. И все те, кто были с нею, встав утром, с великой радостью пустились в путь свой, и проповедовали дела Божьи, бывшие (явлены) его угодником.

Царица Анна возникает в житии Сурожского ниоткуда, проездом, а затем со свитой исчезает в никуда.

Византийские источники об Анне молчат, кроме упоминания Иоанна Скилицы в «Обозрении истории» о рождении дочери Романа, Анны, за два дня до его смерти: «Приняли царскую власть Василий и Константин, его сыновья, с матерью Феофано, а также осталась после него родившаяся за два дня до его кончины дочь, которую назвали Анной». Отмечу, не указано от какой матери дочь, хотя по смыслу можно полагать, что от Феофано.

Про царицу по имени Анна - всё. А вот немец Титмар Мер-зебургский (975-1018) пишет о Владимире[50]:

Продолжу рассказ и коснусь несправедливости, содеянной королем Руси Владимиром. Он взял жену из Греции по имени Елена, ранее просватанную за Оттона III, но коварным образом у него восхищенную. По ее настоянию он (Владимир) принял святую христианскую веру, которую добрыми делами не украсил, ибо был великим и жестоким распутником и чинил великие насилия над слабыми данайцами. [далее идет про то, как Владимир заточил епископа колобжегского, Рейнберна, в темницу, а также сообщается еще много чего нелестного про Красно Солнышко]

Ученые упорно понимают тут «Елена» как «Анна». Хотя мы знаем и они знают, что Елена - христианское имя княгини

Ольги. Титмар сообщает также, что Владимира похоронили в Киеве, гробы его да супруги стояли посередине храма, церкви мученика папы Климента.

В 892-899 годах, в Прумском монастыре жил да был аббат Регинон. Потом его из монастыря прогнали, он поселился в городе Трире, где и провел остаток дней до своей кончины в 915 году. За этот промежуток времени Регинон составил на латыни хронику, имевшей потом ход в Германии и Франции. Сам Регинон завершил написание хроники годом 906, а от 907 и последующие 60 лет ея продолжил неизвестный сочинитель, в коем некоторые предполагают магдебургского архиепископа Адальберта. Как бы ни было, именно в этом продолжении[50] излагается странная история о том, что послы Ольги (Елены) просили у Оттона I епископа и священников, и что из этого вышло:

В лето от воплощения Господня 959-е. Король363 снова отправился против Славян, где гибнет Титмар. Послы Елены, королевы Ругов, крестившейся в Константинополе при императоре константинопольском Романе, явившись к королю, притворно, как выяснилось впоследствии, просили назначить их народу епископа и священников.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском