ПЕЧЕРСК


ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 6

ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 6

По сказанию Косова, Мисаил управлял Киевской митрополией 4 года.

36.    Симеон, откуда избран, неизвестно, а посвящен около 1477 г., по сказанию Палинодии и Киевского Каталога, якобы Константинопольским патриархом Максимом Философом. А что был он в сношении с сим патриархом, то доказывает упоминаемая в Палинодии сего патриарха грамота к Симеону и ко всем православным его епископам и всей его пастве, того же года июля месяца присланная через екзарха своего, митрополита Аффония, и Ипанийского епископа Фе-одорита, коею, между прочим, патриарх уведомлял его о чудесном в Константинополе случившемся разрешении проклятия одной умершей жены.

Правления сего митрополита полагается около 5 лет, а по другим известиям он скончался 1488 г. При нем в 1482 г. крымский хан Менгли-Гирей взял и выжег Киев и Печерский монастырь и ограбил Софийский собор.

37.    Иона Глезна, откуда избран на митрополию, неизвестно. Захарий Копыстенский в Палинодии своей полагает его имевшим благословение, а Киевский Каталог даже и посвящение в 1482 г. от того же Константинопольского патриарха Максима. По вышеупомянутому же другому известию о кончине Симеона, сие должно быть позже. Он был в особенной милости у польского короля Казимира IV, и польские историки пишут, что король хотел его видеть даже при смерти своей в Гродне І492 г. Из сего Ян Дубович и Кульчинский догадываются, что сей митрополит был, якобы, униат. Но королю, католику по вере своей, при смерти нужнее был католический епископ, и униат Стебельский прямо сомневается о помянутом желании короля.

38.    Макарий, из архимандритов виленского Троицкого монастыря и наместников митрополичьих, избран и посвящен на митрополию в Вильне 1495 г., по сказанию архивской Московской летописи, а не около 1490, как полагает Палинодия и Киевский Каталог. По поставлений уже его отправлены были некоторые епископы к Константинопольскому патриарху Нифонту II за благословением, и он благословил, но подтвердил: впредь без благословения не посвящать митрополитов. Макарий имел пребывание, как и предместники его, в Вильне при великих князьях литовских, потому что Киев часто разоряем был татарами, коими в 1497 г. мая I (а по униатским каталогам августа 1) и он убит на пути к

Пб

Киеву в деревне Стриголове при реке Припеть, по Киевскому же Летописцу при реке Вчичи за пять миль от Мозыря. Мощи его доныне открыто почивают в Киево-Софийском соборе.

39. Иосиф II Солтан, был прежде земским подскарбием Великого княжества Литовского и в 1476 г., по сказанию польских историков, митрополитом Мисаилом посылаем был в Рим к папе Сиксту IV с грамотой, о коей выше упомянуто; а потом достиг епископства Смоленского, откуда великим князем Литовским Александром избран и возведен, по сказанию Палинодии, около 1497 г., а по Киевскому Летописцу—1498 мая 30 на митрополию Киевскую с предоставлением ему и епископии Смоленской, в коей он большею частию и проживал; посвящен в Вильне по благословению, якобы, Константинопольского патриарха Нифонта. Но тогда не Нифонт уже был патриархом. Притом сомнительно и показанное время посвящения его. Ибо в грамоте, пожалованной ему 1499 г. марта 20 от литовского великого князя Александра на митрополичьи права, он назван еще только нареченным митрополитом Киевским и Галицким. Униаты пишут, что когда Войцех Табор Виленский и иные латинского исповедания епископы польские требовали от митрополита Иосифа решительного ответа, приемлет ли он Флорентин-ский Собор и соединение церквей, то, якобы, он писал к патриарху Константинопольскому Нифонту, прося у него решения на сие, и, якобы, Нифоит советовал ему держаться Флорентийского Собора и соединения с римлянами. Но сие сказание сомнительно потому, что: 1) во время митрополит-ства Иосифова, как выше сказано, Нифонт не был уже патриархом; разве Иосиф писал к Нифонту, бывши еще Смоленским епископом; 2) в ответе патриарха Нифонта, каков нам униаты выставляют, означен год 7000 (1492), апреля 5, индикт 11; но в 1492 г. индикт был 10, а не 11; 3) Захарий Копыстенский в Палинодии своей еще замечает, что и надпись Нифонтова в заглавии его грамоты к Иосифу с желанием только здравия по мирскому обычаю, не обыкновенная в посланиях от патриархов, которые всегда пишут благодать, мир, милость и проч. Нет также в сем послании Нифонтове обыкновенного патриархам заключения с призыванием и молением благодати, благословения и проч., а у греков на все сне была установленная дипломатическая форма, как видно из образцов, напечатанных при конце Кодино-вой книги De officiis Magnae Ecclesiae et Autae Consiantino-potitanae (edit. Venetiis, 1729, pag. 352, ets.); 4) если же действительно и был ответ Нифонтов Иосифу, то униаты, переправляя и переделывая оный, не умели скрыть следующих

Нифонтовых Иосифу слов, совершенно чуждых совету о принятии унии: Sed tua charitas,— пишет Нифонт Иосифу — non paruum praetextum et excusationem habebit, si aicat, absque sententia Patriarhae se nihil posse agere, т. e. но твоя милость не малую отговорку и извинение будет иметь, если отвечать станешь, что без решения Константинопольского Патриарха ты ничего не можешь делать; 5) а еще неоспоримее униатскую клевету на Нифонта и Иосифа опровергает свидетельство Сильвия Антониана, обер-камергера и секретаря папы Климента VIII, который в 1595 г. при выслушании в Риме послов от митрополита Киевского Михаила Рагозы, тогда предавшегося папе, сказал им в присутствии папы и от лица его в речи, что вы, русские епископы, чрез сто пятьдесят лет возвращаетесь к матери своей Римской Церкви; по счету же сего числа лет выходит, что уния церквей была только при митрополите Исидоре, и с тех пор она не существовала. Бароний, описывающий прием сих послов, еще яснее сказал, что греческая церковь с российскою в то же время, то есть за 150 лет перед тем, отпала от унии, а уже по истечении сего времени российская, как бы пробудясь от сна, с раскаянием паки обратилась к римской. Наконец, и преемник Рагозы униатский митрополит Ипатий Поцей в духовном завещании своем предшественниками своими к унии и к покорности папе называет только первого Исидора, второго Мисаила и третьего Рагозу, а ниже при том же завещании только двух, Исидора и Рагозу167. Столь же несправедливо пишут униаты и о Соборе 1509 г., митрополитом Иосифом в Вильне созванном, якобы для принятия унии. Деяние этого Собора, заключавшееся в 15 правилах, дошло до нас в верном списке с подлинника, сохраняющемся в’ московской Патриаршей библиотеке, и ни словом не упоминает ни об унии, ни о папе, а касается только церковного благочиния и защиты духовенства от притеснений. Под сим Собором вместе с митрополитом подписались семь тогдашних епископов: Владимирский и Брестский Вассиан, Смоленский Варсонофий, Луцкий и Острожский Кирилл, Полоцкий и Витебский Евфимий, Туровский и Пинский Арсений, Пере-мышльский Антоний, Холмский Филарет, восемь архимандритов, между коими и Киево-Печерский Иона, шесть игуменов, семь протопопов. Все они были православные. Правда, и в Москве князь Бельский клеветал на митрополита Иосифа, якобы он совращал в унию православных и самую литовскую великую княгиню Елену, дщерь великого князя Ивана Васильевича, выданную в 1495 г. за великого князя Литовского Александра Казимировича. Но сие заключали из того, что тогда сей митрополит, якобы, не умел или не хотел отвратить в Литве притеснения ей и вообще православным не от униатов, которых не было, а от папистов, которые строили латинские церкви среди селений православных, насильно обращали их жен и детей в римскую веру и самой великой княгине Елене не позволили иметь при дворе своем греко-российской церкви, в договоре при браке ей обещанной, а указали ходить в ближнюю приходскую, наконец, выслали из Вильны и духовника ее, священника Фому, с двумя его причетниками. Оскорбленный тем великий князь Иван Васильевич поднял с 1499 г. на зятя своего войну и завоевал все восточные его области до Днепра, кроме Смоленска, и тем сию часть Иерархии возвратил к Московской митрополии. Во всем сем митрополит Иосиф не имел участия и, напротив того, успешно защищал права и вольности русского духовенства перед литовским великим князем Александром, и в 1499 г. при самом вступлении на митрополию исходатайствовал у него подтверждение вполне всей грамоты судебной, данной русскому духовенству еще великим князем Киевским Ярославом Владимировичем в 1051 г., а в 1511 г. получил подтвердительную грамоту и от Сигизмунда I.

В Иосифово время составился на Днепре народ Козаков из гонимых в Польше и Литве за веру россиян и сделался впоследствии времени ревностнейшим защитником православия, как ниже показано будет.

Митрополит Иосиф скончался в Вильне 1517 г.

40. Иона 11, был прежде архимандритом Виленского Вознесенского монастыря, устроенного или, по крайней мере, имением снабденного от Великой княгини Литовской Елены Иоанновны. Палинодия, Косов и за ними Каталог Киевский полагают избрание и посвящение его в митрополиты Киевские 1516 г. по благословению Константинопольского патриарха Пахомия. Униатские ж писатели говорят, что он посвящен уже в 1520 г. Вообще те и другие утверждают, что Иона избран и посвящен, якобы, по ходатайству и настоянию вел. кн. Елены Иоанновны, но она скончалась еще в 1513 г. января 24.

Сей митрополит, по признанию самих униатских писателей, был ревностнейший защитник нашего православия и прав своего духовенства, обратил и утвердил в оное многих князей и граждан литовских. И сей-то успех его был причиною, что Сигизмунд, король Польский и великий князь Литовский, по настоянию вельмож на Сейме Гродзенском 1522 г. обязался не производить в сенаторы и высшие чиновники людей, непокорных католической иерархии, и то же подтвердил 1529 г. на Сейме Виленском за себя и преемников своих, а в 1543 г. новым дипломом все давние привилегии, от предков его, королей польских и великих князей литовских, данные русским, утвердил одним только обратившимся к Римской церкви. Тогда в Литве оставались еще правоотавными князья Острожские, Друцкие, Соломерец-кие, Пронские, Порыцкие, Пеструцкие, Путятицкие, Олель-ковичи, Слуцкие, Четвертинские, Вишневецкие, Чарторый-ские, Збаражские и многие другие литовские и русские фамилии. До них-то наипаче касались вышеупомянутые постановления Сеймов. Но несмотря на то, по просьбе их, король из снисхождения оставил им, по крайней мере, привилегию избирать в митрополиты Киевские и всея Руси того, кого они иметь захотят. Киевским же монастырям и настоятелям не переставал с 1522 г. подтверждать привилегии на свободу и на владения, а в 1563 г. привилегию возвратил и всем, исповедующим греческую веру, вольности и права на чиновные службы в сравнение с католиками.

Когда и где скончался благочестивый митрополит Иона, неизвестно. Ибо притеснение православию истребило и все записки православных митрополитов Киевской иерархии со времени восстановления оной.

41.    Иосиф III, из епископов Полоцких, избран и посвящен по благословению Иеремии I, патриарха Константинопольского, в 1526 г., а когда и где скончался, также неизвестно.

42.    Макарий II, родом из Москвы, был при королеве и вел.княг. Елене Иоанновне придворным священником, а не епископом, как сказал Сильвестр Косов и Захарий Копыс-тенский; избран и посвящен 1538 г. по благословению Константинопольского патриарха Иеремии I, а не Дионисия, как сказано у Копыстенского и в Киевском Каталоге, ибо Дионисий возведен уже в 1546 г. Когда и где скончался сей митрополит Макарий, также неизвестно.

43.    Сильвестр Белкевич, был в мирянах скарбным Великого княжества Литовского, потом архимандритом Троицкого виленского монастыря, избран 1555 г. по благословению Константинопольского патриарха Иоасафа, в том же году низложенного, а посвящен 1556 г. За благословением на посвящение в Константинополь посылал своего дворянина король Сигизмунд Август и, по получении, обвестил о том универсалом всему русскому духовенству. Когда и где скончался сей митрополит, неизвестно.

44.    Иона IV Протасович, из епископов Туровских и Пинских избран и по благословению Константинопольского патриарха Митрофана III посвящен в 1568 г. За благословением посылала в Константинополь православная шляхта литовская. Бо время правления сего митрополита Конституцией Сейма Люблинского в 1569 г. утверждено начавшееся еще с 1501 г. соединение Литвы с Польшей под одно правление навсегда, и вследствие того Киев с прочими своими городами, как и Волынь, причислены к Польскому королевству, а король Сигизмунд Август Сеймовой Конституцией обещал всем сим подданым равные с прочими права, вольности и Преимущества и свободу вероисповедания. То же подтверждено на Сеймах 1573 и 1578 годов, и в сем присягали при коронации также последовавшие короли.

Когда и где скончался сей митрополит Иона, неизвестно.

45.    Илия Куна, неизвестно откуда избран, а посвящен — 1577 г. по благословению Константинопольского патриарха Иеремии II. О времени и месте кончины митрополита сего также неизвестно, а польские историки пишут, что он, не пробыв и года, сам отказался от митрополии.

Начиная с Ионы I, всех доселе бывших Киевских митрополитов католики и униаты поносят за твердость в благочестии и правоверии и за ревность в распространении оных. Действительно, во время правления их начала ослабевать в Литве, на Волыни и в Белоруссии власть римская и утверждаться восточное правоверие Сему споспешествовали за всевания великих князей Иоанна Васильевича, Василия Иоанновича и царя Иоанна Васильевича, сделанные в Белоруссии и Литве. Выше уже сказано, что первый из них возвратил от Литвы все княжество по Днепр, кроме Смоленска. Великий князь Василий Иоаннович в 1514 г. завоевал и Смоленск и достигал до Вильны, а царь Иоанн Васильевич в 1553 г. взял Полоцк, Витебск, Оршу, Дубровну, Копыш, Шклов, а после — и ко Пскову прилежавшие литовские города. При всех сих случаях наши государи и первосвященники очищали церкви и монастыри от католицизма, а жители, неволею и гонением увлеченные в оный, охотно возвращались к православию. Даже и архиепископы Полоцкие, Гарабурда и Феофан Рыпинский (1562—1570), присоединились к восточной церкви. Но гораздо еще более ослаблена доверенность к римской церкви распространившимся в Польше и Литве с половины сего же XVI ст. Лютер о вы м и Цвинглиевым учением, которому охотно последовали многие не только бояре и простолюдины, но и духовные, и даже епископы католические с епархиями своими, скучившие уже игом деспотизма папского. В числе таковых епископов был и Киевский Николай Пац (между 1562—1580 гг.), явно проповедовавший Лютерову реформу. Ни Сеймовые Определения, ни Синоды епископов католических, вопреки сим сектам созыванные, ни королевские указы, по требованию католического духовенства изданные, не могли истребить их. Ибо лютеране и цвинглиане в самом Сенате польском и в короле Сигизмунде Августе имели своих защитников и сильно оспаривали у епископов власть наказания за веру лишением чести и жизни, так что с тех пор совершенно отнято у них право сие. А хотя сами секты сии между собою не во всем были согласны и разделялись уже на учеников Лютеровых, Цвин-глиевых, Кальвиновых и Меланхтоновых, но против католиков согласно и единодушно все действовали и, видя на своей стороне многих уже приверженцев, открыто в 1555 г. съехались на первый Собор свой в Козмине близ Калиша, продолжавшийся с 24 августа до 2 сентября, и на другой в Сендомире (1570 г.), на коих утвердили свое исповедание и приняли в общение с собой секту гуситов, или богемских братьев. Сам Лютер посвятил издание своей немецкой Библии королю Сигизмунду Августу, а с оной польский перевод издал в Бресте Литовском 1564 г. князь Николай Радзивилл, воевода Виленский, канцлер и гетман Великого княжества Литовского. Кальвин также посвятил помянутому королю свое толкование Послания св. Апостола Павла к евреям, а в 1572 г. король обнародовал совершенную всем свободу каждого вероисповедания168. От сего, как говорит Бандтке, в Малой Польше большая часть шляхты и мещан сделалась кальвинистами, а в Великой Польше лютеранами; в Литве также большая часть кальвинистами, и едва десятая часть литовцев остались папистами; сверх того, везде много было и социниан.*

После митрополита Илии православный народ с духовенством избрали и представили королю преемником ему некоего Онисифора.

46. Онисифор Петрович-Девочий, по сказанию польских писателей, или, как называет его Косов, Девоча, а в Киевском Каталоге наименован он Девочка, избран и посвящен в виленской Богородицкой митрополичьей церкви 1578 г. своими епископами по благословению Константинопольского патриарха Иеремии Пив первые лета правления своего имел от него благоволение. А потому, когда в 1582 г. Григо-рий XIII, папа Римский, переменив леточисление, вводил новый календарь и в Польшу, православные ж тем соблазнялись, а Константин Константинович, князь Острожский, уведомил о сем патриарха, то патриарх писал в Литву три увещательные о непоследовании оному грамоты: 1-ю в Вильну, ко всем благочестивым с объявлением анафемы не-послушающим; 2-ю совокупно с Александрийским патриархом Сильвестром к острожскому князю, воеводе киевскому Константину Константиновичу, на вопрос его о сей новизне; 3-ю митрополиту Онисифору и всем подвластным ему епископам, от И января 1583 г., и послал к нему двух екзархов иеромонаха Никифора, протосинкелла, от имени константинопольской церкви, а Дионисиц, архимандрита, от имени Александрийского патриарха с переводчиком, русским студентом Феодором, для исследования волнений о сем православных. Но сии екзархи тогда, за военными от татар обстоятельствами, не могли проехать до Вильны, а из Ясс к Пинскому и Туровскому епископу Кириллу Терлецкому от 28 апреля письмом только через посланного от них студента Феодора дали ему знать о своем уполномочении и просили через него уведомить о смятениях . По сему протесту патриархов и польский король Стефан Баторий в 1585 г. указом 18 мая запретил русским церквам принимать новый римский календарь без дозволения Константинопольского патриарха, а католикам принуждать их к сему принятию. Митрополит Онисифор старался и сам сохранять в ненарушении древние Уставы церковные и, во-первых, для исправнейшего отправления служб священниками напечатал в Вильне 1583 г. в типографии дома Мамоничей* славянский служебник всех трех литургий и других ежедневных чинопоследований восточной церкви. Он исходатайствовал у короля Стефана Ба-тория подтвердительную грамоту на права и суды православной церкви, а другую, от Сигизмунда III,— охранную грамоту церковным имениям, разоряемым по смерти духовных властей православных. Ибо, как скоро умирал какой-нибудь православный митрополит, епископ, архимандрит, игумен и прочие власти, то до определения преемников им воеводы, земские подскарбии, старосты и проч., в чьем округе находились имения тех властей, брали оные в свое ведомство и расхищали все. 169


Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995



https://sairus-law.ru правовое регулирование Земельных споров.






© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU