ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 10

ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 10

Вследствие того на Сейме 1623 г. положено только было примирить униатов с неуниатами, но исполнение сего отложено до будущего Сейма. Сильвестр Косов в своей Апологии Киевской академии196свидетельствует, что король Сигизмунд посылал в Грецию посла для узнания, подлинно ли Феофан был патриархом Иерусалимским, и в сем удостоверился, а потому признал и гонение свое, воздвигнутое на посвященных им епископов, напрасным. Однако ж униаты несмотря на то продолжали разсевать на него свои клеветы и притеснять православное духовенство и народ. Сии поступки их разительно также описаны в книге, содержащей привилегии, прежде данные польским правительством русской церкви в Литве и Польше, напечатанной в Вильне на польском языке, 1632 г., под названием Синопсис и поданной 27 сентября того же года на Сейме новому королю Владиславу IV. В ней исчислено, что: в Киеве Софийский собор и другие церкви опустошены; Выдубицкий монастырь униатами, владевшими оным, ограблен; в Луцке православные церкви обращены р питейные дома; в Хельме, Львове и других городах запрещалось открыто ходить со святыми тайнами к больным и явно погребать тела православных; в Вильне церкви их заняты шинками, кухнями и гостиницами; люди чиновные и церковные лишаемы были званий начальственных и заседаний в собраниях и запираемы были в подземные темницы; если кто духовным завещанием обрек что-нибудь, по усердию своему, в православную церковь, то принимать не позволялось; не допускаемо было строить на шляхетской земле каменных церквей; надворные и прочие суды тревожили православных позывами к ответам, утеснениями и всякого рода обидами; в Минске церковная земля отдана под строение татарской мечети; в Полоцке нежелавших присоединиться к унии заключали в оковы или выгоняли из города; в Турове церкви с утварями и имуществом все отняты и епископ православный изгнан, в Минске православные священники сажаемы были в бочки и мучимы; в Орше, Могилеве, Мстиславле и других тамошних городках и местечках церкви были запечатываемы и даже в загородних шалашах благочестивым отправлять свои молитвы запрещалось; в Ковне также церковь разграблена, и отнята церковная земля; в Белзске сделано определение— если кто из православных за крестным ходом униатским в костел не пойдет, казнить такового смертию; в Мятзеле не соглашавшихся на унию старосты осуждали на изгнание; монастыри Троицкий, Лаврашевский, Гродненский и другие опустошены и проч., и проч При таких повсеместных в Белоруссии, Литве и Волыни гонениях православные новопоставленные епископы не могли уже посещать своих епархий иначе как тайно и укрывались более по домам православного дворянства. Но утесняемый за веру народ иногда возмущался и в Витебске 1623 г. ноября 12 убил за сие вышеупомянутого униатского архиепископа Иосафата Кунцевича. А в Киеве запорожские козаки около того же времени утопили в Днепре выдубицкого игумена Антония Грековича, бывшего генеральным в Киеве наместником и шпионом униатского митрополита Иосафата Велямина-Рутского, и схвачены ими же четыре униатских монаха, от того же митрополита посланные в Софийский кафедральный монастырь. Подобные тому поступки оказывались по Литве и Польше. Но возмущавшиеся весьма строго наказываемы были. Одна только Запорожская Сечь оставалась несколько безопаснейшим убежищем для православных. Ибо страх Козаков укрощал фанатизм унии, и им-то обязан утверждением своим Престол православной Киевской иерархии, восстановленный патриархом Феофаном.

48. Иов Борецкий, посвященный, как выше сказано, патриархом Феофаном Иерусалимским 1620 г. августа 15 в Киево-Печерской Лавре, был прежде священником при киевской Воскресенской церкви* и отличился в духовенстве просвещением своим, учением юношества в приходских церковных школах, добродетельной жизнью и милостынно-подаянием, так что называли его вторым Иоанном Милостивым. Еще при жизни своей супруги, по согласию с нею, постригся он сам и ее постриг в монашество. После был он игуменом Михайловского, а супруга его первою игуменьей Михайловского же им новоучрежденного девичьего монастыря, близ первого197. Получив сан Киевского митрополита, он не мог, однако ж, отобрать от униатов Киево-Софийского кафедрального монастыря и жил до кончины своей в Михайловском, коего, по-прежнему, назывался вместе игуменом, а кафедральным собором его была Успенская на Подоле церковь. Но он имел еще большее прискорбие видеть измену в ревностнейшем своем сослужителе Мелетии Смотрицком, архиепископе Полоцком. Сей ученый муж, прежде неутомимо писавший в защиту православной церкви, будучи обвиняем за совет, якобы данный витебским своим православным овцам, убить униатского архиепископа Иосафата Кунцевича и за то более всех русских епископов польским правительством гонимый, ушел в Грецию и три года странствовал там, возвратился в Россию с надеждой, что ненависть к нему погасла, но увидел, что его и за побег на Восток обвиняли свои и чужие. Почему от отчаяния и страха предался на сторону униатов и, живучи в Дерманском своем монастыре, представил униатскому митрополиту Рутскому свое признание унии в 1627 году, а в следующем, 1628, написал на укоризну восточной православной церкви по-русски Апологию восточного странствования своего, будто бы для исследования об истинной церкви и вере, коих дотоле он не знал, и рассеял оную списками по народу, а польский с нее перевод того же года отослал к напечатанию во Львов. Митрополит Иов, получивши русский список сей книги и несколько польских печатных листов оной и имев с предшедшего Сейма предписание королевское о собрании подмоги на предстоявшую войну, созвал в Киев к 15 августа 1628 г. Духовный Собор, на который прибыл и архиепископ Мелетий Смотрицкий за два дня до праздника и остановился в назначенном ему для пребывания митрополичьем Михайловском монастыре. В тот же день от митрополита и от съехавшихся православных епископов и всего Духовного Собора явились к нему поверенные с требованием объяснения о его книге. Устрашенный спросом сим, Мелетий на другой день, 14 августа, написал собственноручно к митрополиту письмо с просьбою себе прощения и снисхождения. В тот же день после обеда митрополит с епископами и духовенством имели с ним личные переговоры и требовали, чтобы он подписал заготовленное уже ему отречение от заблуждений своих для прочтения на праздник всему народу с кафедры, но он предложенного ему не подписал, а свое собственноручно написанное им подал и позволил прочитать оное при литургии. В сем объяснении он признавался, что частию виновен в заблуждении против православных догматов, но большую часть помещенных в книге его заблуждений приписывал злому умыслу архимандрита Преображенского Дубенского монастыря Кассиана Саковича, коему поверил он издать свою Апологию на польском языке. В заключение же просил он за все то прощения и обе-щевался впредь остерегаться, а в доказательство того согласился перед ними изорвать и ногами попрать свою книгу. На праздник 15 августа он с митрополитом и епископами отправлял во всем облачении литургию в Успенской Великой церкви Киево-Печерской Лавры, и там после прочтения Евангелия прочитано было с кафедры Мелетиево отречение и раскаяние, а книга его изорвана, потоптана и огню предана на амвоне с проклятием оной и издателя Кассиана Саковича. 16 августа за подписанием митрополита и самого Ме-лстия, также архиепископа Смоленского и Черниговского Исайи Копинского, епископа Луцкого и Острожского Исааки я Борисковича, епископа Хелмского и Белзского Паисия Ипполитовича, епископа Пинского и Туровского Авраамия Стагонского, Киево-Печерского архимандрита Петра Могилы и многих других духовных издано в народ Соборное объявление, что они твердо стоят в православной восточной вере, не мыслят об отступлении в унию и под клятвой обещаются не отступать и к тому же увещевают весь православный народ. После чего отпущен был или, как другие пишут, сам ушел с оскорблением Мелетий, но в народе начали рассеиваться слухи, якобы не сам митрополит и епископы и не сам Мелетий рвали, топтали и жгли его книгу в церкви, а некоторые только пресвитеры. На сие митрополит с епископами того же августа 24 издал подписанную ими грамоту, опровергающую сей слух, а Мелетий, выехавший из Киева, написал следующего же сентября 7 в Дерманском монастыре и издал па польском языке протест, якобы ко всему тому митрополит и епископы принудили его гротив воли. В то же время выпустил он в народ и отпечатанную уже на польском языке всю свою Апологию198.Таким образом, отступив опять от православной Церкви, поехал он в Рим и предался папе, который пожаловал его титулом архиепископа Иераполь-ского. Но он решился жить уже на покое в Дерманском монастыре до смерти своей, последовавшей ему 1633 года января 17.

В ризнице Киево-Софийского собора есть еще за собственноручным подписанием митрополита Иова Борецкого печатная грамота окружная ко всем посполите Российского рода как в Короне Полской яко и у Великом Князевстве Литовском всякого достоинства Духовного и Свецкого, высокого шляхетного и нижшого посполитого Стану людем и проч. от 12 апреля 1629 г., извещающая, что по указу Его Королевского Величества дозволено всем православным на две недели съехаться на Собор поместный в Киев к 29 июня, т. е. на день святых Апостол Петра и Павла, для совета об успокоении православной церкви от страданий, терпимых ею через отступничество некоторых отличных особ, и приглашающая всех к съезду. До нас не дошло Деяние сего Собора, но, вероятно, на нем рассуждаемо было также и о Мелетии Смотрицком.

Униатский митрополит Велямин-Рутский, между тем, не в силах будучи преодолеть восстановленной и утверждавшейся уже православной Иерархии, умолял также о помощи папу, который посему грамотами к королю, епископам своим и магнатам повелевал ловить и истреблять неуниатов. Но все было тщетно. Наконец, митрополит Рутский упросил короля созвать 28 октября 1629 г. во Львове униатских и неуниатских епископов для переговоров. Неуниатские туда не явились, а прислали только своих наместников. Но был там и Смотрицкий, представивший съезду сему свой напечатанный уже протест. Из переговоров сих ничего решительного не произошло, и каждая сторона осталась при своем мнении, потому что православные не согласились отступить от послушания Константинопольскому патриарху, а на Коронном Сейме 1631 г, после многих споров подтверждено обоих исповеданий духовным и мирянам сохранять мир и покой, за насильство же и наезды на владения, православному духовенству принадлежащие, обидчикам положен штраф три тысячи гривен. Владислав IV при вступлении на престол в 1632 г. объявил также всем свободу вероисповедания. Но свобода сия и после была везде стесняема.

Митрополит Иов Борецкий скончался 1631 года марта 2 в среду второй недели Великого Поста, по свидетельству Кальнофойского в книге Тератургиме, стран. 46. Но несправедливо в Помяннике Златоверхо-Михайловского монастыря кончина его записана 1630 г. Погребен он в том же монастыре. У Кальнофойского в помянутой книге напечатана и надгробная ему надпись. Сей преосвященный завел при дворе своем через типографа Спиридона Соболя особую митрополичью типографию, в коей 1628 г. напечатал Лимонарь, или Цветник, Софрония, патриарха Иерусалимского.

49.    Исаия Копинский, архиепископ Смоленский и Черниговский и всего Севера, архимандрит монастырей Заднепров-ских (так он сам подписался на Киевском Соборе 1628 г., бывшем против Мелетия Смотрицкого), обучался в Волынских училищах, пострижен в Киево-Печерской Лавре, где до

1614    г. был начальником пещеры преподобного Антония; с

1615    г. старшим в братстве киевского Богоявленского монастыря и начальником новозаведенного там училища, потом игуменом Межигорского монастыря, а с 1616 до 1619 вместе и Густинского. После, оставя настоятельство, принял опять начальство при пещере Антониевой; в 1620 патриархом Феофаном в Киеве посвящен во епископа Перемышль-ского на Волынь, но от гонений униатских не жил в своей епархии, а пребывал иногда в переяславском Густинском монастыре, иногда в Ладинском скиту, иногда в Лубенском монастыре, и устроивад обители сии по данной ему привилегии от князей Вишневецких. С 1628 года определен архиепископом Смоленским и Черниговским, а оттуда избран был по кончине митрополита Иова 1631 г. в митрополиты Киевские и Галицкие и всея России и имел пребывание, как и предместник его, в Златоверхо-Михайловском монастыре с управлением оного. Ни Сильвестр Косов, ни Киевский Каталог нс полагают его в ряду Киевских митрополитов, вероятно для закрытия с ним поступка преемника его, о чем ниже сказано будет. Но в истории Киевской академии он неоднократно именуется митрополитом Киевским.

50.    Петр Могила, из князей молдавских, внук волошско-го князя Иоанна, а сын молдавского князя Симеона, родился в 1597 г. Киевский Каталог говорит, что он обучался греческому и латинскому языкам, словесным наукам и богословию неизвестно в каких училищах, а по сказанию-де некоторых, якобы от отца посылан был в Парижский и другие иностранные университеты; другие же пишут, что учился во Львовской академии. По сказанию Несецкого (в книге Korona Polska), в молодости проходил он военную службу у поляков и отличился в оной под Хотином. В Описании Киево-Печерской Лавры сказано, что он пострижен в той же Лавре архимандритом Захариею Копыстенским в 1625 г. и по смерти его, в 1629 г., посвящен во архимандрита Киево-Печерского по благословению Кирилла Лукара, патриарха Константинопольского. Но он еще на Соборе Киевском, 1628 г. августа 15 бывши против Мелетия Смотрицкого, подписался: Петр Могила, воєводин земель Молдавских, Великий Архимандрит святой Великой Чудотворной Лавры Печерской Киевской, рукою власною. А поелику архимандрит Захарий Копыстенский скончался 1626 г. в великую среду апреля 5, как сказано у Кальнофойского в надгробной ему надписи, то, вероятно, в том же году избран и посвящен во архимандрита Петр Могила. После при архимандритском чине в 1629 г. пожалован он и экзархом Константинопольского патриаршего Престола от патриарха Кирилла Лукара, знакомого ему еще по бытности своей ректором Острожского училища. Сие титло экзарха удерживал он и при сане митрополита.

Когда скончался в 1632 г. апреля 30 польский король Си-гизмунд III и созываемы были на Сейм для избрания нового короля все чины духовные и мирские, то митрополит Исаия Копинский, по старости и болезни не могши сам туда явиться, избрал с духовенством своим архимандрита Петра Могилу поверенным от себя на Сейм, куда он тогда же и отправился с некоторыми другими духовными. Но едва чины съехались, то шляхта и послы воеводств русских объявили, что они ни к чему не приступят, пока по инструкции, от русского народа им данной, не истребуют у Сейма, чтобы все епископства и прочие церковные достоинства вместе с имениями отобраны были от униатов и возвращены неуниатам. К удивлению всех униатов, предложение сие без дальних затруднений принято и королевичем Владиславом, и Сенатом, и рыцарством. Униатский митрополит Рутский, не в силах быв отклонить сего подрыва унии, старался, по крайней мере, ограничить удовлетворение неуниатам. При всем том по требованию королевича и сам подписал для успокоения их следующие статьи: 1) Кафедральной киевской церкви с имениями и Выдубицким монастырем оставаться под властью униатского митрополита, а в прочих церквах киевских, брац-лавских, галицких, львовских и жыдычевских, неуниатами владеемых, предоставлено свободное им богослужение; 2) от князя Заславского и воеводы Януша Тышкевича привилегию, полученную на Золотоверхо-Михайловский монастырь киевский, отменить и нынешнего владетеля оного оставить спокойным; 3) в Могилеве четыре, а в Орше две церкви не-униатам утвердить; 4) дозволить неуниатам докончить начатую церковь св. Духа в Вильне и судопроизводство о ней прекратить; 5) епископство Львовское с архимандрией унев-ской предоставить неуниатам; 6) им же и Печерскую архи-мандрию и Жыдиченскую обеспечить; 7) дозволить братствам свободное распоряжение школ, семинарий и богаделен, а мещан неуниатских допустить до всяких чиновных должностей и проч. Сии условия утверждены были печатями королевича и митрополита Рутского, и для большего уважения упомянуто о них в конвокационных актах; а дабы ведомы были униатам и неуниатам, отосланы они на сеймики к братьям, несмотря на несогласие папского нунция и самого папы. Но православные недовольны были сими одними уступками, а требовали больше. Островский (Dzeje у Prawa Kosciola Polskiego, tom III, k. 466) пишет, что архимандрит Петр Могила паче всех противился сему и разосланными по всем воеводствам письмами советовал не принимать сих условий и, сколько можно более приглашая обывателей к избирательному Сейму, увещевал не отступать от первого своего предложения. По съезде споры были шумные, наипаче от рыцарства, защищавшего утесненных неуниатов, и потом назначена комиссия для решения сего спора; но не решила, а все дело предоставлено решению королевича Владислава и его совета. Сия королевская комиссия, по рассмотрении прав униатов и неуниатов, наконец, решила: 1) Киево-Софийский собор со всеми владениями также предоставить униатскому митрополиту, а для неуниатов учредить новую митрополию при Золотоверхо-Михайловском монастыре с доходом, равным Киево-Софийскому, какой придуман будет Республикой;* 2) епископство Луцкое предоставить навсегда неуниатам, а епископ тогдашний униатский, и преемники его, с титулом епископа Острожского останется на доходах Жыдиченской архимандрии; 3) в Великом княжестве Литовском учредить епископство Оршанское для неуниатов, на содержание коего Республика из имений смоленских назначит две тысячи злотых годовой нитраты, или жалованья; 4) епископство Перемышльское по кончине униатского епископа отдать неуниатам; 5) монастырь Гродзенский принадлежать будет неуниатскому митрополиту. Сии условия Владислав, подписав и скрепив печатью, отослал для внесения в Варшавские акты. Но опять ни униаты, ни неуниаты не остались довольными. Первые отнеслись жалобой к папскому нунцию и папе и тем больше оскорбили только короля, а последние имели надежду после избирательного Сейма сколько-нибудь поправить свое дело. И действительно, несмотря на протесты католического и униатского духовенства, получили от Владислава диплом, коим: 1) подтверждено свободное исповедание веры, совершение таинств, позволение починять церкви и строить новые, заводить при церквах и монастырях братства, богадельни, школы, семинарии и типографии и свободное всем православным исправление общественных должностей; 2) подтверждено право русскому православному дворянству и духовенству и всему литовскому и польскому православному народу избирать себе православного митрополита и посвящаться ему от Константинопольского патриарха по привилегии, данной от прежних королей; 3) православному митрополиту владеть Киево-Софийским кафедральным монастырем, но вотчинам оного оставаться пока во владении униатского митрополита Велямина-Рутского по смерть его с предоставлением ему и титула митрополита Киевского и Галицкого и всея России, и ему же, Рутскому, предоставить близ Киева Выдубицкий монастырь, а по смерти уже его вотчины должны возвратиться к Софийскому монастырю или — кому пожалованы будут от короля и Речи Посполитой; 4) архимандриям Киево-Печерской и Уневской, а также Златоверхо-Михайловскому и другим (кроме Выдубицкого) монастырям и церквам киевским быть в ведении православного Киевского митрополита;

5)    епархию Луцкую немедленно отобрать от униатского епископа и отдать православному, а Перемышльскую и Львовскую отдать не прежде, как по смерти или перемещении тогдашнего униатского епископа; для епархии же Мстиславской, Оршанской и Могилевской избрать и поставить православного епископа, и жить ему в могилевском Спасском монастыре, но доходам кафедральным остаться у униатского тамошнего архиепископа; в замену же того православному положить жалованье ежегодно по 2000 злотых;

6)    в Вильне Троицкий кафедральный монастырь предоставить униатам, а православным иметь Свято-Духов и три приходские церкви; пустынь Гродненскую назначить для пребывания самому православному митрополиту или ко-адыотору его для управления церквей и духовенства в Литовском княжестве; 7) все споры и распри о вере прекратить и все приговоры, прежними Сеймами сделанные, на диссидентов уничтожить, и всем жить в покое без притеснения друг друга; 8) дозволить всякому от унии переходить к православию и от православия в унию; 9) в Мстиславле,

Могилеве, Орше и Дзисне назначить церкви православным и запретить вообще отчуждать и отнимать, под каким бы то видом ни было, их имения.

Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995









© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском