ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 19

ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 19

Почему пошлин сих в первые времена не довольно было для содержания их, и для того-то сын Владимиров, великий князь Ярослав, уступил им до половины, а некоторые и вполне. Епископы по 52 правилу Карфагенского Собора долженствовали для таковых судов ежегодно обозревать свою епархию, а митрополиты обыкновенно каждый через два года в третий, и сие обозрение их называлось подъездом, при коем на них и причт их собирался не только кормовый запас, но и денежные раскладки с духовенства. В каждой епархии урочное пребывание митрополита назначалось на целый месяц, но иногда скорее оканчивал он свои суды и, получив пошлины, выезжал в другую; а иногда для сбору их и для суда посылал только своих наместников. Всеми сими правами пользовались и Московские митрополиты. Но кроме наблюдения порядка в церквах и духовенстве и разбирательства жалоб и доносов, митрополит ни в какие другие епархиальные распоряжения не мешался и даже литургисать и в чины производить без согласия епископа не мог, по 34 и 35 правилу св. Апостол, 9 и 22 Антиохийского Собора. (К сему смотри Кормчей Книги главу 58, прав. 3.) Епископы епархиальные, кроме судных повинностей им, свободны были во всем управлении своих епархий; а в промежутках, когда Киев не имел православных митрополитов, или были митрополиты не признанные всем малороссийским народом, не зависели ни от кого и разве токмо к патриарху относились. Даже и администраторы Киевской митрополии, мало имели над ними власти. Хиротопийные или ставленные пошлины епископам и митрополитам обыкновением введены в восточную церковь еще до императора Иустиниана, то есть до VI века; а император сей утвердил только оный, по его же признанию, давний обычай и ограничил их 123 новеллою или Новою Заповедью своею (смотри Кормчей книги часть 2, главу 42, стат. 32). По скольку сих пошлин требовалось в древней российской церкви неизвестно; а на Владимирском на Клязьме Соборе, бывшем 1274 г. при митрополите Кирилле II, установлено было епископам от хиротоний ничего себе не брать, но только кафедральному причту и певчим по семи гривен с новопроизведенного попа и диакона, и больше ничего не требовать. В Галицкой епархии Собором 1539 г. уставлено было, чтобы ставленник священник платил 6 грошей тому чередному крылошанину (священнику), который приуготовляет его к посвящению; а епископу положено делиться с крылошанами половиною доходов от освящения новой церк-ви и от сорокоустов. В последовавшие времена ставленные пошлины епископам собирались не только с белого духовенства всех чинов, но и с производимых настоятелей, и с перехожих на другие места, и с благословенных на устроение и освящение церквей грамот; в великороссийской же церкви и со вдовых попов и диаконов за ежегодные выдававшиеся им епитрахильные ипоорарные, или стихарные, грамоты, чего в Малороссийской иерархии не было. В Великой России даже был обычай каждому новому епархиальному архиерею подписывать прежде выданные ставленные грамоты с получением пошлин, потому что и цари надписывали грамоты, жалованные предместниками их. Но императрица Екатерина II указом 1765 г. апреля 18 дозволила только брать по древнему обыкновению и по патриаршим установлениям на стол клиру с поставляемых в попы и диаконы по 2, а с дьячков и пономарей по рублю; с прочих грамот все пошлины отменила. Доходы с венечных памятейне существовали в Восточной Церкви, но в средних веках по Европе сперва введены в государственное и помещичье право, называвшееся Маг-cheta и Cunnagium, у нас именовавшееся выводная куница, а в Уложении царя Алексея Михайловича выводные деньги. Но поелику рассмотрение беспрепятственных по церковным правилам браков принадлежало духовенству, то и оно востребовало с них своих даней, и уездные протопопы выдавали на все браки открытые грамоты под именем венечных памятей со взысканием пошлин для митрополита и епископов 237.

Cm пошлины в Великой России по указу государя Петра Великого 1714 г. июля 3 велено было, по древнему европейскому праву, обратить в государственный доход на военные лазареты; а в Малороссии, на кою сей указ не простирался, военное начальство и помещики по тому же праву с тех пор хотели себе присвоить оные, так, как и выдачу венечных памятей, но по представлению Киевского архиепископа Варлаама Ванатовича указом Св. Синода 1723 г. ноября 30 велено по Киевской епархии обратить их паки на Архиепископский дом. Кроме всех сих пошлин, из давних времен, по примеру западных епископов, собиралось еще на Митрополитанский дом из епархий: 1) столовых с каждого приходского двора и с бездворной избы по две копейки; 2) с мировых по деньге; 3) солодовых по полушке; 4) на канцелярию кафедральную по деньге 335. С 1763 до 1788 г. производился еще в епархиальных церквах малороссийских кошельковый сбор на вспоможение заграничным благочестивым монастырям. За всем сим митрополит пользовался еще доходами с волостей своих, как и прочее монастырское и мирское духовенство. Гетман Богдан Хмельницкий универсалом своим уступил митрополиту Сильвестру Косову рыбную десятину на торгу, прежде собиравшуюся доминиканским монастырем, а царь Алексей Михайлович позволил оную и блюстителю Киевской митрополии епископу Мефодию. Но волости, особливо заграничные, у них и у епархиальных епископов часто отнимали униаты, а по трактату 1686 г. между Россией и Польшей, когда митрополит Гедеон и его монастыри лишились всех заграничных со всеми угодьями, и осталось у самого его только две волости киевских, то велено из киевских магазинов отпускать ему ежегодно 200 четвертей муки, 200 пуд соли и 100 руб. монахам. Сверх того уступлены ему на одежду трепольские рыбные ловли в Луках, а гетман Иван Мазепа в 1689 и 1690 г. снабдил его новыми волостями и угодьями. Тот же гетман грамотой своей 1692 г. уступил митрополиту Варлааму Ясинскому по-прежнему брать проезжие пошлины по митрополичьим землям, мостам и плотинам, а на торгу Подольном доход с померного, принадле- 238

жавший прежде доминиканскому Николаевскому монастырю. Все сие подтверждено было тогда же и царской грамотой. Но в 1699 г. померная пошлина уступлена магистрату. В 1700 г. грамотой 16 апреля, данной тому же митрополиту, подтверждено от продающих на торгу при киевском магистрате рыбу всякого дни, в который будет рыбная продажа, получать Киево-Софийскому монастырю рыбную десятину, так как сей сбор пожалован был еще митрополиту Сильвестру и блюстителю Киевской митрополии епископу Мефо-дию, а потом и митрополиту Гедеону 1686 г. В 1706 г. отданы были Варлааму, митрополиту, перевозные и мостовые пошлины через реку Днепр, по грамоте 1633 г. короля Владислава IV собиравшиеся дотоле на подольский Успенский собор. А когда после того пошлины сии уступлены магистрату, то указом 1710 г. января 29 предписано было из киевской губернской канцелярии выдавать в Киево-Софийский монастырь на перевоз через Днепр ежегодно мостовых и перевозных денег по 50 ивскоре потом по 80 руб., да за померное на торгу, магистрату также присвоенное, выдавать из магистрата Митрополичьему дому по 400 злотых (или, по тогдашнему курсу, по 80 же рублей) ежегодно. Около того же времени при составлении Ружной всероссийскому духовенству книги по указу государя Петра Великого положено было ежегодно производить на одежду киево-софийской братии и на милостыню 100 рублей, 100 пуд меду, за 300 пудов соли по 10 коп. за пуд и муки 200 четвертей. По соразмерности положена была тогда и прочим киевским монастырям и некоторым церквам, и именно Рождество-Богородичной Десятинной, Троицкой, Георгиевской, Покровской и нежинской Богоявленской, денежная и хлебная руга. После оная еще умножена, и в милостыню Кафедральному монастырю положено ежегодно по 250 рублей, Никольскому пустынному по 32 руб. 50 коп., Братскому Богоявленскому училищному по 15 руб., Выдубицкому по 7 руб. 50 коп., Киево-Флоровскому по 25 руб. В 1709 г. гетман Иван Скоропадский прибавил еще несколько угодий митрополиту Иосифу Кроковскому, что и царскою грамотою следующего года и в 1729 г. грамотою императора Петра II, и в 1742 г. императрицы Елизаветы Петровны подтверждено. В 1721 г. считалось уже в митрополичьих и монастырских вотчинах 2199 дворов, а в 1769 г. 5465 и бездворных хат 692.

Приходские церкви по городам и местечкам имели еще свой доход от цехов мастеровых людей, со своими цехмист-рами издревле приписывавшихся к церквам и состоявших с детьми своими под ведением духовных начальств, которые считали их в приходах и расходах складочной их кружки, составлявшейся из пошлины за принятие в цех мастеров (без чего никто не имел права производить никакого мастерства), из складок в некоторые нарочитые праздники, из штрафов с виновных против цехового порядка, из доходов за погребение усопших (ибо оное им принадлежало), из выручки за позволявшуюся им по нескольку раз в году на праздники при церквах продажу цеховых напитков и проч. Все сии цехи составляли некоторый род церковного Братства, имели общественные сборные дома, называвшиесяцеховыми и почитавшиеся церковными, а потому не подлежали обывательским повинностям. В прежние времена вся их сборная кружка обращалась на содержание своей церкви воском, ладаном, вином и прочими потребностями и на погребение странных и нищих. Но после они только приносили в церковь к праздникам Рождества и Воскресения Христова пред местные иконы ставники, т. е, большие свечи, а в некоторых местах еще такие же и для зажигания во время чтения Евангелия около диакона при амвоне. Государь Петр I грамотами 1701 г. февраля 9 и 1702 г. января 8 и апреля 18 положил за молебны о государской фамилии киевским 22 церквам из киевских городовых доходов на одиннадцать праздников: одному киевскому протопопу по 8 алтын и по две деньги, попам и диаконам приходским по десяти денег, всего по 27 рублей с полтиною в год, да нежинскому протопопу с братией на весь собор, которые будут на молебнах по 2 рубля. А грамотами последовавших государей назначено жалованье и монашествующим, бывающим на таковых молебнах в Киево-Софийском соборе, и именно: игуменам по полтине, наместникам по полуполтине, иеромонахам и иеродиаконам по гривне. Но из всех сил митрополичьих, монастырских и церковных доходов подъездные митрополичьи пошлины сами собою уничтожились отчуждением епархий, бывших подвластными Киевскому митрополиту;прогонные, перевозные и торговые отменою всех внутренних пошлин, распространенною и на Малороссию указом 1754 г. от июля 15; венечные указом 1765 г. июня 20, по всей России и Малороссии, ружноеи молебенное жалованье указом 1764 г. июля 14 приостановлено, и церкви ружные в Киеве остались только на содержании квартировавших здесь стрелецких полков; цеховые церквам складки прекратились указом 1745 г. марта 16 о приписке цехов к посаду и указом 1763 г. о поверстании их в подушный оклад; кафедральные четыре сбора с епархиальных дворов продолжались еще до 1783 г., а с того времени, по вступлении преосвященного митрополита Самуила на Киевскую епархию, им самим отменены. Оставались только волостные и поземельные у духовенства киевского доходы. Но указом Верховного Тайного Совета 1728 г. августа 22 запрещено уже было монастырям умножать недвижимые имения свои покупкой и приемом вкладов на поминовение; ас 1731 г. по введении великороссийских полков на винтер-квартиры в Малороссию все подданные духовных, их земли и даже дворовые слуги подвержены войсковому содержанию и часто — больше прочих. Ревизия же 1765 г. сравняла их во всем с подданными других владельцев. Наконец, и сей источник содержания малороссийского духовенства совершенно пресечен.

Известно, что еще государь император Петр Великий, Духовным регламентом с 1721 г, учредивший новый порядок Великороссийской иерархии, вскоре за тем указом 1724 г. января 20 обратил внимание свое и на лучшее распоряжение церковных имений в пользу общую. Но за последовавшей ему в следующем году кончиною намерение сие осталось неисполненным, а только учреждена была при Св. Синоде Коллегия экономии для отчетов дохода и расхода духовных имений, которая в 1744 г. упразднена. После того неоднократно возобновляемо было рассмотрение о сем, и, наконец, уже императрица Екатерина II, признав неприличным духовенству затруднения в распоряжении вотчинными имениями, изданным в 1764 г. февраля 29 духовным штатом освободила великороссийское духовенство от владения крестьянами и положила архиереям, монастырям, соборам и некоторым ружным церквам денежное жалованье и некоторые поземельные угодья, а прочим приходским священно- и церковнослужителям указом 1765 г. апреля 18 назначила плату за приходские требы. Но сие учреждение тогда не касалось еще малороссийских епархий. Уже в 1786 г. именным высочайшим указом апреля 10 повелено и во исполнение оного Святейшим Синодом 20 того же месяца распоряжено ввести те же духовные штаты и в епархии малороссийские, а вотчины с подданными отдать в ведомство казенных палат239. Вследствие того, по именному же указу киевский Митрополичий дом жалованным окладом сравнен с московским, а Лавра Киево-Печерская с Троице-Сергиевой, и архимандритом оной повелено быть и именоваться Киевскому митрополиту и в оной иметь пребывание. Киево-Софийского монастыря Кафедральную церковь обратить в Кафедральный собор со штатом белого духовенства против московского

Архангельского; в зданиях же сего монастыря поместить Главное народное училище и одну часть Киевской академии со всеми принадлежащими к ней заведениями, а другую при Лавре; Братский училищный монастырь назначить для главной гошпитали; киевскую Консисторию переименовать Ди-кастериею; в епархии Киевской — быть первоклассными монастырями: мужеским Пустынно-Николаевскому и Золотоверхо-Михайловскому, а женскому Киево-Флоровскому; второклассными: мужеским греческому Екатерининскому, лу-бенскому Преображенскому, Вознесенскому переяславскому и женскому — Богословскому; третьеклассными: мужеским Выдубицкому (коему быть и больницей для прочих монастырей), козелецкому Георгиевскому и женскому козелецкому Богоявленскому и Благовещенскому зол ото ношено му; ставропи-гиальный Межигорский монастырь со штатом I класса перевести в Таврическу область, а здания его оставить для помещения отставных инвалидных или дряхлых офицеров; прочие, не вошедшие в штат, монастыри и приписные пустыни обратить в приходские церкви с помещением при них, где удобно, малых народных училищ и богаделен; лишних сверх штата монахов и монахинь разослать по другим епархиям, где не достает их; а равно и белое духовенство, оказавшееся сверх штата, разместить на будущие ваканции; до размещения же как их вновь не посвящать, так и монахов не постригать.

Столь многие вдруг новые распоряжения не могли быть скоро исполнены, а некоторые в том же году, по неудобству исполнения, и отменены, как то: именным указом от 13 июля того же года дозволено уже митрополиту иметь пребывание как в Лавре, так и в доме своем при Софийском соборе; а пока сделан будет план Киеву и устроится дом для Академии внутри Верхнего города, оставаться ей в Братском монастыре, не включая, однако ж, его в штат; ректору и учащим быть в числе положенных по штату при Архиерейском доме и Лавре и содержание получать из сумм, на оные и на Академию определенных; гошпиталь устроить в Межигор-ском бывшем монастыре (который, однако ж, в 1787 г. весь выгорел и остался в запустении до 1798 г., с коего заведена в нем фаянсовая фабрика), а инвалидный дом учредить в Кирилловском монастыре. В 1787 г., когда императрица, путешествовавшая в южные российские губернии, пребывала целую весну в Киеве, то по представлению преосвященного Самуила указом 15 марта повелено: Академию навсегда уже оставить в Братском монастыре, который и содержать из 8400 рублей суммы, на нее определенной, заимствуя для свя-щеннослужения монахов из Киево-Печерской Лавры; дать для Академии загородный дом и выгонную землю против второклассных монастырей; завести для оной в Лавре гражданскую типографию с тем, чтобы печатать книги как на российском, так и на иностранных языках; прибавить к отпускаемой на Академию сумме еще по 600 рублей ежегодно; Переяславскую семинарию содержать на сумму академическую, отпуская на оную по 500 руб., и быть ей в зависимости от Академии. Указом того же числа греческий Екатерининский монастрырь повелено перевести в Петропавловский, ос-тавив ему в подворье и Екатерининский, и быть ему на основании московского греческого монастыря, то есть — без отчетов употребления своих штатных сумм и доходов, коих остатки дозволено обращать на милостынное подаяние православным монастырям, под игом турецким и татарским находящимся; монастыри мужеский золотоношский Красногорский и женский Киево-Иорданский упразднить, а киевским ружным церквам хлебный и прочий кормовой оклад указом 1787 г. апреля 15 велено заменить денежным, и тогда же упразднена одна ружная Покровская церковь в Старом городе, а вместо нее приходскою сделана Трех святитель ска я. В 1789 г. по указу 10 декабря Киево-Богословский женский монастырь переведен в золотоношский вышеупомянутый, а церковь Богословского оставлена приходскою.

Но в то самое время, когда императрица занималась попечением о распоряжении православных церквей и духовенства малороссийских епархий, в заграничной части сего же народа видела беспрестанное нарушение всех договоров польского правительства о безопасности и свободе исповедания православной веры. И хотя в 1785 г. с согласия польского короля определила она туда особого епископа, коадьюто-ра Киевской митрополии, по словам ее, в указе о нем 27 марта сказанным, для удобнейшего охранения исповедующих закон наш благочестивый в Польше; позволила ему даже дать присягу королю польскому (которую он, по получении от него привилегии 1787 г. мая 7, в Тульчине при послах иностранных и российском и дал); для ходатайства за оби-димых повелела снабдить его всеми актами договоров 1668, 1773 и 1775 гг. России с Польшей, выпиской всех прав и привилегий, издревле жалованных православным от тамошнего правительства и справкой о всех церквах и монастырях православных, с 1717 г. завладенных униатами; уполномочила его сноситься со всеми тамошними духовными и гражданскими начальствами и с российским в Варшаве послом об обидах, являться с ним на Сеймы польские, в нужных случаях требовать наставления от своего митрополита, укрощать свое духовенство и не допускать до состязаний, для просвещения его завести училище, о завладенных до 1717 г. церквах дожидаться решения назначенной в 1775 г. комиссии и к спорным до 1768 г. с униатами церквам священников не производить и проч. ш, но все сии кроткие меры императрицы были безуспешны, и удовлетворение жалоб всегда было отсрочиваемо. Дух неприязни таился только от страха российского оружия. А когда с осени 1787 г. Оттоманская Порта объявила России войну, и в следующем году Швеция, то начались в Польше и Литве явные притеснения православным. С октября 1788 г. открывшийся четырехлетний Сейм и Сеймовая конфедерация издала враждебные им постановления, под предлогом, якобы православное духовенство подущает единоверный себе народ к бунту и имеет приготовленные у себя к тому ножи и другие орудия. Производимы были обыски по монастырям, домам и даже гробам православных; возложена была на монастыри тяжкая подать; потребована присяга от всего духовенства; запрещено ему писать письма в Россию и даже к своему епископу коадьютору Виктору, а в церковных молитвах воспоминать заграничных государей; если же кто из настоятелей выедет хотя на малое время за границу, то не велено уже впускать его обратно. На сем основании, когда Терехтемирова монастыря настоятель отлучился в Переяславль, то униаты в январе 1789 г. заняли и присвоили его монастырь; а 18 апреля, когда преосвященный Виктор, епископ, со своими конейстористами возвращался в Слуцк из ближнего Грозовского монастыря, то со всеми ими схвачен был на дороге польским военным отрядом и в оковах заключен в Несвижскую крепость под стражу. За сим многие православные священники ушли из Польши в Киевскую и Екатеринославскую епархию, где и помещены по указу Св. Синода . Подобные оскорбления делаемые были тогда и других исповеданий диссидентам в Польше и возбудили общее негодование императрицы и прочих соседних государей. Вследствие сего король прусский еще в 1788 г, октября 12 издал против Польши декларацию и занял ее города Торунь и Данциг. Польша видела приближающуюся тучу новых своих несчастий и тщетно уже думала подкрепить себя то разными своими Конфедерациями, то избранием нового короля, саксонского курфюрста, на место Станислава Августа, то прошением помощи у возмутившихся тогда французов, заразясь и сама их мятежными мнениями. Заключен- 240 ный 3 августа 1790 г. между Россией и Швецией, а в 1791 г. декабря 20 и Турцией, мир обратил все оружие российское на сих мятежных, и вместе с декларацией Екатерины П, изданной 7 мая 1792 г., российские войска вступили в Польшу, а с января 1793 г, и король прусский ввел свои с другой стороны. Все вскоре кончено вторым разделом ее пограничных областей между Россией и Пруссией. По декларации, 29 марта изданной, к России отошли польские области от селения Друи, лежащего на левом берегу Двины при угле границы Семигалии, на Норочь и Дуброву, потом через воеводство Виленское на Столпцы и на Несвиж, потом на Пинск, оттуда через Кунев между Вышгорода и Ново-гроблы близ границ Галиции до реки Днестра и по течению ее до Егорлыка. Сие пространство, присоединенное к России, включало в себя 4553 квадратных миль, 410 мест и местечек, 10081 селений и 3011688 жителей, а королю прусскому досталось 1061 квадратных миль, 252 мест и местечек, 8274 селений и 1136389 жителей. Сейм Гродненский того же года подписал сию уступку России 11 июля, на праздник блаженной Ольги, великой княгини российской, а прусскому королю 3 сентября, на день его рождения. Императрица из сих завоеваний, за причислением некоторых мест ближайших к прежним своим губерниям, поручила генерал-губернатору М. Н. Кречетникову составить три губернии: Минскую, Изяславскую и Брацлавскую и указом, Св. Синоду данным 13 апреля 1794 г,, повелела церкви и монастыри, состоящие в городах и селениях, прикосновенных к губерниям Екатери-нославской, Черниговской, Киевской, Могилевской и Полоцкой, причислить к епархиям тех губерний, а в новоучрежда-емых трех польских губерниях быть второклассному, степенью под Могилевским, архиепископу Минскому, Изяславско-му и Брацлавскому (бывшему дотоле Киевскому коадъютору епископу Виктору) независимый уже по своей епархии от митрополита Киевского с предоставлением, однако ж, ему титула коадьютора, и по сему только титулу иметь отношение к митрополиту по-прежнему; предоставлен ему также и титул архимандрита Слуцкого. В рассуждение же обширности Киевской епархии высочайше повелено определить в ней викарного епископа под прежним названием Переяславского и Бориспольского с назначением ему пребывания в Переяславле. Первым викарием по именному указу 30 июня пожалован и августа 14 в Киеве посвящен переяславского Вознесенского монастыря архимандрит, Киевской академии префект и богословия учитель Димитрий Устимович.

Следствием нового приобретения польских областей было то, что не только православный народ, терпевший утеснение

от польского правительства, а паче от тамошнего духовенства, получил защиту и свободу, но и весьма многие униаты объявили желание присоединиться к православной церкви. Для сего по именному указу 16 мая 1794 г. Св. Синод сделал распоряжение о снабдении Минского архиепископа способными к научению и обращению таковых духовными людьми из шести епархий: Киевской, Черниговской, Новгородо-Се-верской, Могилевской, Смоленской и Белоградской. Отправлено туда для православных и возвращенных от унии церквей около 2500 антиминсов и довольный запас св. мира, а императрица на ризницы церковные пожаловала свой гардероб. В 1795 г. указом Св. Синоду 12 апреля она объявила, что уже более миллиона обращено там народа к православию; а Св. Синод в указе своем 4 июня означил число возвращенных церквей — более 2300. Впрочем, еще в Гродненском трактате, заключенном 11 июля 1793 г. с польским Сеймом, в VIII статье императрица «предоставила обоих Церковных обрядов католикам пользоваться по всей империи Российской полным и свободным отправлением их закона, при спокойной принадлежности преимуществ, собственностей и церквей и при всех правах, принадлежащих к свободному отправлению их Богослужения и Церковного порядка». Она даже указом 12 декабря того же года повелела распорядиться униатскому духовенству в Российской империи сообразно римско-католическому. По ее же повелению при самом занятии сих новоприсоединенных областей генерал-губернатор Беклешов объявил марта 17 печатными листами, что если кто из дворянства и других состояний, владеющих недвижимым имением, не захочет присягнуть на подданство России, тому дозволяется на продажу своей собственности и добровольный выезд вне границ трехмесячный срок, а присягнувших обнадежил в неприкосновенной целости иму-ществ и свободном отправлении своей веры, не исключая и еврейских обществ.


Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995









© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском