ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ МАСТЕРСКИЕ ПО ИЗГОТОВЛЕНИЮ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ МАСТЕРСКИЕ ПО ИЗГОТОВЛЕНИЮ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ

Детинец Киева

Широко развернувшееся в Киеве в конце X — первой половине XI в. строительство каменных культовых и светских сооружений вызвало необходимость производства строительных и отделочных материалов — изготовления кирпича, поливных плиток, обработки строительного камня и др. Места расположения этих производственных комплексов представляли собой большие строительные площадки, которые, как правило, находились рядом со строящимися зданиями.

Впервые отчетливые остатки камнеобрабатывающего производства, связанные со строительством, были выявлены в 1907— 1908 гг. В. В. Хвойкой к юго-западу от Десятинной церкви43. Это были мастерские по обработке камня, использовавшегося при строительстве зданий архитектурного ансамбля «города Владимира».

В выписках А. Спицына из дневника В. В. Хвойка, опубликованного Г. Ф. Кор-зухиной в анпотации к раскопу № 17 44, который находился в юго-западной части современной усадьбы ГИМ УССР, отмечено, что с глубины 0,7 м до глубины 1,5—

1,8 м идет сплошная масса щебня и более крупных осколков камня — гранита, шифера, известняка, мрамора и лабрадорита. Большинство камней обработано, на некоторых имеются следы извести. В. В. Хвойка считал, что здесь располагалась мастерская но обработке архитектурных деталей из камня для Десятинной церкви. Г. Ф. Корзухпна связывает залегание мощного слоя камня с разрушением каменного здания. Нам представляется более правильным мнение В. В. Хвойки.

3'! Берлинский М. Ф. Краткое описание Киева, с. 141;

Хвойка В. В.

Указ, соч., с. 68.

40 Богусевич В. А,

Про феодальні двори Киева XI—XIII ст.— Археологія, 1957,

т. 11, с. 18.

41 Тихонович А. М., Ткаченко А/ М. Древній «Київ-град». В кн.; Архітектурні пам’ятки. К., 1950,

с. Ю—11.

42 Тол очко П // Древний Киев. К.,

1976, с. 54.

43 Хвойка В. В.

Указ. соч.. с. 69—74.

44 Там же;

Корзухина Г. Ф.

Новые данные

п раскопках В. В. Хвойка в усадьбе Петровского в Киеве.— СА, 1956, № 25, с. 334.

70

45 Молчаповский Ф. Н. Научный архив ИЛ АН УССР, дневник

.V* 2, ф. 5\‘ 13/32а.

О 1 2 м

Следует отметить, что фрагменты обработанных каменных деталей и отдельных кусков плинфы, мрамора, песчаника, валунного гранита найдены в значительном количестве в культурном слое во время раскопок в районе Десятинной церкви.

В 1936 г. северо-западнее Десятинной церкви открыта печь для обжига плинфы. К сожалению, кроме краткой записи об этой печи в дневнике руководителя раскопок Ф. Н. Молчановского никакой другой документации не сохранилось45. Согласно описанию автора раскопок печь от

крыта к северо-западу от Десятинной церкви. Стены се выложены из сырцового кирпича, обожженного только с внутренней стороны. С внешпой стороны следы обжига не заметны. Размеры кирпича: длина до 45 см, толщина — 6—7 см. На северной и южной стенах обнаружена светлая полоса (толщиной 18 см), которая, возможно, фиксировала перекрытие топки, опиравшееся на «козла», который делил топку на две камеры. Высота козел 0,5—0,55 м. Перекрытие состояло из густо замешанной глины. В восточпой части ка-

Рис. 45. Лечь для обжига плинфы.

Ул. Владимирская, 2 Раскопки 1974 г.

Рис. 46. Внутренний вид топочной камеры печи.

Ул. Владимирская, 2. Раскопки 1974 г.

71

мер были выходы, для дыма и «избыточного» огня, так как здесь следы перекрытия не замечены, а стены больше всего ошлакованы и задымлены, заметны прослойки сажи. Высота северной стены печи — 0,22 м, южной — 0,30 м, ширина отверстия для выхода дыма и огня — 1,02—1,05 м II каждой камере отдельно. Автор раскопок ошибочно датировал эту печь XVIII в.

В последние годы, благодаря открытиям производственных комплексов вблизи Десятинной церкви, а также в районе архитектурного ансамбля «города Ярослава», появились новые важные данные для характеристики строительного дела в древнем Киеве. Особый интерес представляют раскопки 1974 г.46, в результате которых обнаружено юго-западнее фундамента Десятинной церкви (почти рядом с мастерской по обработке камня) остатки двух печей для обжига плинфы, сложенные из сырцового кирпича на глине.

Одна из печей (№ 1) сравнительно хорошей сохранности, прямоугольная в плане, длинными сторонами ориентирована с юго-востока на северо-запад. Раскопан только частично оставшийся нижний ярус печи — топочный, верхний — обжиговый, в который загружался кирпич для обжига, не сохранился. Топочная часть состоит из двух продольных камер, разделенных стеной, сложенной, как и наружные степы, из сырцовых кирпичей. Камера № 1 сохранилась почти полностью. В камере № 2 остались только две стены, третья — северо-восточная — разрушена до основания. С северо-западной стороны находилось топочное устье печи шириной 0,90 м (рис. 44; 45).

Размеры печи по наружным обмерам —

4,80 X 4,00 м. Толщина наружных стен

1.00 м; они сложены из сырцов в четыре ряда. Внутренняя стена, разделяющая топку на две камеры, сложена из сырцов в два ряда. Размеры топочных камер —

3.00 X 0,90 м. Уровень пода печи представляет собой слой обожженной докрасна глины толщиной до 0,30 м. Максимальная высота уцелевших степ топки 1,30 м. В верхней части стен первой камеры я двух местах сохранились фрагменты свода. Поверхность внутренних стен тонки под действием сильного огня ошлакована, зеленоватого цвета. Весь корпус печи про-

калеп до красного цвета па толщину 0,40 м (рис. 46; 47).

Вокруг печи в слое найдено много кусков ошлакованной плинфы, представляющей брак производства. Отдельные блоки скипевшихся плинф дают представление о способе ее укладки в верхнем обжиговом ярусе печи: один ряд положен плашмя, а следующий ставился на ребро. Такой способ укладки плинфы в обжиговом ярусе отмечен в печи для обжига плинфы, открытой археологической экспедицией 1963 г. около монастырского собора конца XII в. в восточном предместье Смоленска — Рачовке 47. В отличие от нашей печи, печь, открытая в Смоленске, имела круглую форму.

Обжигаемая плинфа в печах отличается от строительного материала (сырца) в основном толщиной: размер сырца 25— 27 X 28 X 6,5—7 см; размер плинфы 24 X X 28 X 2,5 см. Следует отметить, что в наружных стенах встречается также сырец более крупных размеров: 39—40 X 28 X X 6,5—7 см.

Способ выжигания плинфы «плиты» описан в письме Кирилла Туровского к игумену Печерского монастыря Василию: «Ты создал каменны стены около всего Печерского монастыря на твердії основі высоки и красъны и перьвое же изобрел еси свое богатство, тако же огнем и плиту устроилъ еси, водою же и калом свершил еси» 48.

На расстоянии 3,5 м к северо-западу от первой печи располагалась вторая, почти полностью разрушенная печь. Она имела ту же конструкцию и размеры, которые восстанавливаются по поду печи и сохранившейся в основании стен прокаленной докрасна глине. Все три печи, открытые в районе Десятинной церкви, находились в перекопанном культурном слое, насыщенном разновременным строительным и бытовым мусором. Это несомненно следы кладоискательской деятельности А. С. Анненкова. Чтобы не допустить новых раскопок возле Десятинной церкви и в своей усадьбе, намеченной Киевской комиссией для разбора древних актов, А. С. Анненков подал ходатайство на имя киевского генерал-губернатора Бибикова49, в котором указывал, что эта территория им уже исследована и что кроме следов глубоких рвов и ям, а также засыпанных погребов,

46 Килиевич С. Р.

Печи для обжига тишифы X в.

у Десятинной церкви.-— АО 1974 г.

М., 1975, с. 284-285; Кгліевич С. Р.

До питання про будівельну справу в Києві.— В кн.: Археологія Киева. Досліджений і матеріали. К.,

1979, с. П — Пі.

47 Юиіко А. А. Кпрппчеобжигателытя печі» конца XII в.

в Смоленске.— В кн.: Культура древней Руси. М., 1966,

с. 307—312.

48 Срезневский И. И. Материалы для словаря

древнерусского языка по письменным памятникам. Спб., 1893—1912, т. 2, с. 965.

49 Каргер М. Л. Древний Киев,

т. 1, с. 41.

74

здесь ничего нет. Не исключено, что под погребами Л. С. Анненков имел в виду открытие ночи для обжига ллинфы.

Следует отметить, что уровень дневной поверхности времепи сооружения печей для обжига нлинфы на 1,40 м ниже уровня современной дневной поверхности. Но данным М. К. Каргера, уровень дневной поверхности времени строительства Десятинной церкви на 1,10 м ниже уровня дневной поверхности 1938 г. (когда проводились раскопки). Разница в 30 см является результатом планировки данной территории. Таким образом, уровень дневной поверхности времени строительства Десятинной церкви и печей для обжига плинфы приблизительно одинаков. Кроме того, размеры плинфы, отдельные находки керамики, а также результаты археомагпитного метода 50 исследования обожженного сырцового кирпича, глиняного раствора и пода печи дают основания датировать открытый производственный комплекс второй половиной X в.— временем застройки территории киевского детинца в пределах «города» Владимира.

Как известно, в крупных городах Древней Руси существовали отдельные артели мастеров-плипфоделателей, занятых изготовлением кирпичей для строительства каменных сооружений51. Открытые печи вблизи Десятинной церкви, по-видимому, и обслуживались одной из таких артелей.

По форме и размерам печи, обнаруженные возле Десятинной церкви, сходны с печью XI—XII вв., открытой в 1946 г. в Суздале 52. Последняя — прямоугольная в плане — разделена на семь камор. Высота внутренних перегородок 1,20 м. Между верхним и нижним ярусами находилось горизонтальное перекрытие из кирпича, в котором прорезаны прямоугольные продухи от каждой каморы. Возможно, аналогичное перекрытие между двумя ярусами могло быть и у открытых печей около Десятинной церкви. Исходя из размеров ее полезной площади (3,9 X 2,8), исследователь печи, открытой в Суздале, А. Д. Варганов считал, что в ной могло одновременно обжигаться около 5 тыс. штук кирпича. Размер полезной площади киевской печи немного меньше (3,10X2,50). Основываясь на расчетах А. Д. Варганова, молшо предполагать, что в каждой из них могло обжигаться более 4 тыс. штук плинфы за

Рис. 47. Печь для обжига плинфы. Реконструкция В. А. Харламова.

одни цикл. Открытые печи для обжига нлинфы, как и аналогичные печп в Смоленске и Суздале, предназначались лишь для обслуживания нужд определенной постройки.

Характеристику строительной площадки «города Владимира» дополняет изображение на земле трехпефного храма, открытого к востоку от печи № 1 для обжига плинфы, на том же уровне53. Эскизное изображение храма выполнено светло-желтой 1 л иной на темном фоне земли. Четкая геометрическая форма линий размещена в строго горизонтальной плоскости. Размеры его 1,23 X 1,25 м. Западная часть изображения срезана поздней ямой (рис. 48).

К. Н. Афанасьев, изучая приемы построения архитектурной формы памятников древнерусской архитектуры XI— XII вв., отмечал, что история не оставила ни одного строительного чертежа, относящегося к изучаемому периоду. Однако установленное наличие точных геометрических и кратных соотношений всех размеров древнерусских сооружений свидетельствует о необходимости составления зодчими предварительного, причем точно расчерченного проекта, который мог быть выполнен «либо на отшлифованном камне, либо на доске или даже на выравненной земляной площадке. Эти схемы и были практически рабочими чертежами, которые можно себе представить совершенно реально» 54. Возмояшо, таким рабочим чортоя?ом и является изображение трех-нефного храма, открытого на строительной площадке X в.

Каи известно, древняя Десятинная церковь в плане была также трохпефным со-оруЯ{ениом с тремя апсидами55. Есть основания предполагать, что эскизное изображение храма представляет собой вариант архитектурного решения не плана, а фасада будущего здания Десятинной церк-

г0 Археомагнитный метод исследования произвели научные сотрудники Института геофизики Русаков О. М. и Загний Г. Ф.

51 Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М.. 1948, с. Зоб—359.

:2 Варганов А. Д. Обжигательные печи XI—XIII вв. в Суздале.—

КСЙИМК, 1956,

Л з 65, с. 49—54.

;,і Нилиевич С. Р. Раскопки у Десятинной церкви.— АО 1976 г. М.. 1977. с. 301 — 302; Кглгсвич С. Р.

До питання про будівельну справу в Києві в X ст., с. 16—18.

01 Афанасьев К. Н. Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими. М., 1961, с. 204.

5& Иаргер М. К. Древний Киев, т. 2, с. 36—49;

Холостегто М. В.

З історії зодчества Древньої Русі X ст.— Археологія, 1965. т. 19, с. 74—80.

75

* Автор выносит

благодарность

архитектору

В. Д. Иваненко за

консультацию

в вопросах

интерпретации

памятника.

** Главные членения эскизного изображения и Десятинной церкви базируются на размере греческого фута, что равняется 308 мм.

*** Метрический анализ произвел автор вместе с архитектором В. Д. Иваненко.

56 Рыбаков Б. А. Архитектурная математика древнерусских зодчих.— СА, 1957,

№ 1, с. 103—104.

57 Воронин II. Н. Зодчество Киевской Руси. В кн.:

История русского искусства. М.,

1953, т. 1, с. 121.

0,4 Наргер М. К. Древний Киев, т. 1, с. 350.

Рис. 48. Фасад трехнефнего храма, изображенного желтой глиной на земле.

Ул. Владимирская, 2. Раскопки 1976 г.

ви. Левая половина этого эскиза, очевидно, представляет собой изображение полуциркульного покрытия центральной и четверть циркульного покрытия левой закомар. На правой половине изображения мы видим вариант полуциркульного решения правой закомары.

Основанием для определения данного эскизного изображения как вариантов решения фасада сооружения являются следующие характерные особенности его узлов: 1) центральная закомара имеет

остроконечное завершение, что может быть линией водораздела; 2) места сопряжения центральной закомары и боковых имеют плавный переход без характерных для планов древнерусских сооружений остроконечных западающих углов.

При исследовании ситуационного размещения эскизного изображения и Десятинной церкви обнаружилось, что ориентационные оси настоящего храма и эскизного изображения совпадают. Ось восток — запад храма отклоняется от оси эскизного изображения всего лишь на 3° *. Остается необъяснепной причина эскизного изображения храма закомарами на запад.

Сопоставляя размеры эскизного изображения храма с фактическими размерами остатков фундамента Десятинной церкви, следует отметить следующие их особенности: ширина эскизного изображения

равна четырем греческим футам или 1,23 м **, ширина центральной части Десятинной церкви по западному фасаду равна 60 греческим футам, или 18,5 м ***. Отсюда следует, что эскизное изображение храма на земле является Vis натурного размера центральной части Десятинной церкви, которая первоначально представляла собой трехпефное сооружение.

Б. А. Рыбаков отмечал, что древнерусский зодчий был не только художником, но и строителем-практиком, «которому приходилось переводить свои художественные замыслы на язык, понятный всем исполнителям. Еще до начала земляных работ нужно было заказать необходимое количество кирпичей определенных размеров, следовало учесть, сколько кирпичей и каких именно ляжет в той или иной стене или пилястре... Важным моментом в ра боте зодчего было производство «очертания», т. е. плана, чертившегося на земле, на выровненной «долине» 56.

Вполне возможно, что такой эскиз рядом с печами по обжигу шшнфы был необходим при расчете количества кирпича для сооружения Десятинной церкви, а также, возможно, для архитектурного решения фасада.

Находка чертежа на месте строительной площадки открыта впервые и по своему значению является уникальным памятником древнерусской строительной техники. Таким образом, археологическими раскопками на територии киевского детинца открыт большой производственный комплекс, обслуживающий сооружение Десятинной церкви и архитектурного ансамбля конца X — начала XI в.

На строительной площадке размещались печи для обжига плпнфы, мастерские по обработке камня, изготовлению поливных плиток, свидетельствующие о широко развитом н хорошо организованном строительном деле в Древней Руси.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском