ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 МАССОВАЯ ЗАСТРОЙКА. ЖИЛОЙ РАЙОН НА СКЛОНАХ СТАРОКИЕВСКОЙ ГОРЫ (2)

МАССОВАЯ ЗАСТРОЙКА. ЖИЛОЙ РАЙОН НА СКЛОНАХ СТАРОКИЕВСКОЙ ГОРЫ (2)

Детинец Киева

Рис. 57. Глиняные

горшочки

(светильники?)

из жилища X—XI вв.

Северо-западные

склоны

Старокиевской горы. Раскопки 196-8 г.

Рис. 58. Пряслице с дарственной надписью из жилища X—XV вв. Северо-западные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1968 г.

Рис. 59. Амфорка киевского типа. Северо-западные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1965 г.

70 Толочко Л. и., Килисвич С. Р.

Новые исследования на Старокиевской горе.—

Археологические исследования на Украине 1965—1966 гг., 1967, вып. 1, с. 173.

88

востока на запад, образуя как бы небольшую улицу, которая заканчивалась гон чарной мастерской, расположенной у обрыва горы, спускающегося к урочищу Гончары (современная улица Гончарная). В восточном конце улицы открыты два жилища (раскоп II, 1965 г.) 70. В первом жилище (№ 1) сохранились две стенки, вырезанные в материковой глине: северная длиной 2 м. уходящая в западную стену раскопа, и восточная — длиной 2,20 м, уходящая в южную стену раскопа. Обе эти стены образуют северо-восточный угол жилища. Пол жилища глинобитный, залегает от уровня дневной поверхности на глубине 2,16 м. Высота сохранившихся стен от уровня пола жилища 0,45 м.

В западной части жилища — завал обожженной печины, возможно, от разрушенной печки. Часть этого завала уходит в юго-восточный угол раскопа. Около печины — ямка от деревянного столбика глубиной 0,18 м, диаметром 0,15 м, вторая ямка расположена ближе к восточной стене жилища. Глубина ее от уровня пола 0,20 м, диаметр 0,15 м. В заполнении жилища обнаружены обломки керамики X—XI вв., кованые гвозди, шиферное пряслице, точильный камень, куски шифера.

Другое жилище (№ 2) расположено к северу от жилища № 1 на глубине 1,50 м ниже первого. Их разделяет дорожка шириной 1 м по направлению с юго-запада па северо-восток. Сохранился юго-восточный угол жилища. Глинобитный пол находится на глубине 3,75 м от уровня дневной поверхности. Стены вырезаны в материковой глине. Длина сохранившейся восточной стены — 1,2(' м, южной — 2,40 м. Высота их от уровня пола — 1м. Почти половину раскопанного жилища № 2 занимает яма глубиной 0,25 м от уровня пола. Северная половина жилища и часть ямы из-за оползней горы разрушена.

В заполнении жилища и в яме найдены обломки керамики X—XI вв , кованые гвозди, шиферные пряслица, точильный камень, кусок жернова. На месте дорожки между жилищами найдена почти целая амфорка киевского типа (рис. 59). В культурном слое обнаружено много кусков железного шлака, возможно, где-то поблизости существовало железоделательное производство.

89

Рис. 60. План раскопок жилищ X—XI вв. Северо-западные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1966 г.

71 Толочно JJ. II Килиевич С. Р.

Новые исследования Старокиевской горы,

с. 173—175.

72 Каргер М. К. Древний Киев,

т. 1, с. 428—446.

73 Толочко ГГ. ГГ. Історична топографія Стародавнього Києва, с. 114—115;

Толочко ГГ. ГГ., Нилиевич С. Р., Дяденко В. Д.

Из работ Киевской археологической экспедиции.— Археологические исследования на Украине в 1967 г., вып. 2, с. 188—191.

К западу от первых двух жилищ были раскопаны еще три жилища. Они отличаются хорошей сохранностью и позволяют проследить некоторые их конструктивные особенности 71 (рис. 60).

Жилище № 1 прямоугольной формы находится в юго-восточной части раскопа. Размеры его 2,80 X 3,20 м. Стены жилища вырезаны в материковой глине и имеют различную сохранность: южная — высотой до 1 м. Вдоль нее расположена глинобитная лежанка шириной 0,80 м. Высота ее от уровня пола жилища 0,50 м. Высота сохранившихся остальных стен разная: восточной и северной — 0,40 м, западной — 0,20 м. У северной степы хорошо прослеживаются следы сгнивших бревен. В южной части жилища, перед лежанкой — ямка с остатками деревянного столбика. В северо-западном углу жилища обнаружена разрушенная печь. Она сложена из глины и кусков тонкой плинфы (до 2—2,5 см). Пол жилища представляет собой хорошо утрамбованную материковую площадку.

Второе жилище примыкает к западной стене жилища № 1. Размеры его 2,30—

3,60 м. Стены вырезаны в материковой глине. Высота сохранившихся стен: восточной— 1,10 м, южной — 0,35 м, западной — 0,20 м, северной — 0,15 м. Северный угол жилища срезан другим сооружением. В северо-восточном и юго-восточном углах' обнаружены ямки с остатками деревянных столбиков. Диаметр их — 0,20—0,25 м, глубина — 0,35 м. Между этими угловыми столбиками вдоль восточной стены, у ее

основания, прослеживаются следы неглубокой канавки шириной 0,15—0,20 м. Это местоположение нижнего бревна стены жилища. В юго-западном углу жилища находилась печь круглой формы из глины с включением камня-песчаника. Высота печи от уровня пола — 0,60 м, диаметр основания — 1,40 м, диаметр верхнего отверстия — 0,40 м, ширина устья печи — 0,40 м. Перед устьем обнаружена предпеч-ная яма, круглая, диаметр 0,80 м, заполненная золой, кусочками угля, сбломками керамики X—XI вв. (рис. 61; 62).

Третье жилище, расположенное ниже уровня двух первых на 1 м, имело прямоугольную форму, размеры его 3,60 X 4,00 м. Стенки вырезаны в материковой глине. Высота сохранившихся стен, как и в предыдущих двух жилищах, разная: юго-западная — 1м, северо-восточная и северо-западная по 0,17 м. Юго-восточная степа не сохранилась. Вдоль нее находилось обгоревшее бревно. Вдоль северо-восточной и северо-западной стен прослеживаются канавки шириной 0,20 м от сгнивших лаг. Юго-западный угол жилища врезан в жилище № 2, что свидетельствует о более позднем его сооружении.

Печь глинобитная, прямоугольной формы, расположена в восточном углу жилища. Высота ее от уровня пола 0,75 м. Размер основания печи 1,15 X 1,00 м, размер отверстия в верхней части 0,43 X 0,25 м, высота свода 0,42 м, ширина устья печи 0,43 м. Пол глинобитный. В юго-западной части жилища — яма глубиной 0,55 м, диаметром — 1,30 м. В заполнении ямы обнаружены куски печины, уголь, обломки керамики, кости животных.

Среди находок в этих жилищах много обломков керамики X—XI вв. В небольшом количестве найдены обломки амфор. Привлекают внимание клейма на донышках сосудов разной формы: в виде тризуб-ца, двойного круга, креста, вписанного в круг, круга, заполненного сеткой, колеса со спицами и др. Аналогичные клейма встречаются на всей территории древнего Киева и в других древнерусских городах72. Среди других находок интересны обломки светильника, костяные проколки, железные ножики, шиферные пряслица, витое бронзовое кольцо, энколпион (рис. 63). Найдены фрагменты поливных плиток, украшенных светло-зеленой поли-

90

Рис. 61. Жилище М 2 X—XI вв. Северо-западные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1966 г.

вой. Последние, очевидно, попали из Десятинной церкви. К числу уникальных на ходок относится шиферное пряслице, на ободке которого имеется стилизованное изображение человека в головном уборе, а также ветка, произрастающая из какого-то сосуда. Орнаментальная часть рисунка расположена над изображением головы человека. В культурном слое вне жилища

найдены отходы железоделательного производства — железный шлак, куски кри цы (рис. 64).

В западном конце террасы, на которой располагались жилища, обнаружена упоминаемая выше гончарная печь. При ее сооружении было использовано старое заброшенное жилище значительных размеров — 3,40 X 4,00 м 73. Хорошо сохранились

91

Рис. 62. Жилище № 3 X—XI вв.

С ев ер о-з апа дные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1966 г.

92

Рис. 63. Бронзовый

01ШОЛПИОН.

Северо-западные

склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1966 г.

Рис. 64. Пряслице со

стилизованным

изображением

человека из жилища

X—XI вв.

Северо-западные

склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1966 г.

части стен, углубленных в материковую глину,— восточная высотой 0,50 м, южная — 1,10 м и северная — 0,30 м. Западная стенка жилища почти не сохранилась.

В северо-восточном углу этого помещения находился завал обожженной печины, который после расчистки оказался остатками круглой глинобитной печи. Хорошо сохранился под, устье печи ориентировано па восток. Под обожженным глиняным подом обнаружено большое количество битых мелких камешков, которыми был выложен под, а потом сверху обмазан глиной.

В юго-восточном и юго-западном углах помещения обнаружены ямки от деревянных столбиков. В заполнении жилища найдено небольшое количество обломков глиняной посуды, изготовленной на гончарном круге, железные ножи, шиферные пряслица и др. Возле печи рассыпано обожженное просо, кости и рыбья чешуя, кости домашних животных. На глубине 1,45 м залегал утрамбованный слой белой глины с песком, напоминающий пол жилища.

С западной стороны жилища, как бы продолжение его, было второе помещение в виде прямоугольника, вытянутого с юга на север. Размеры его были меньше первого — 2,85 X 3,10 м.

В северо-восточной части была обнаружена печь необычной формы и размеров, которая частично срезала западную часть печи в первом помещении. Это свидетельствует о более позднем ее сооружении, когда первое жилище по каким-то причинам было покинуто его жителями. Как показали дальнейшие раскопки, это была типичная гончарная печь для обжига глиняной посуды (рис. 65). Она представляла собой двухъярусное сооружение с двумя камерами — верхней и нижней. Наземная часть печи (верхний ярус) имела круглую форму. Свод ее мощный, сложенный из глины и кусков камня. Высота сохранив шейся части печки 0,55—0,60 м от уровни пола. Размер пода 1,05 X 1,10 м. Под верхней камерой печи, па иоде которой складывали глиняную посуду для обжига, была нижняя камера — топочная, тоже сферической формы, только меньших размеров. Высота ее от уровня пода до основы верхнего яруса 0,35 м. Размер пода — 0,70 X 0,75 м.

93

Рис. 65. Гончарная печь. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1967 г.

Перед топочной камерой находилась яма значительных размеров: 0,80 X 1,10 м, глубиной 0,80 м. Из этой ямы гончар загружал топливом топочную камеру, на поде которой сохранился слой угля. Под и стены топочной камеры красного цвета, что свидетельствует о высокой температуре при обжиге посуды. С двух сторон устья верхней камеры обнаружены сквозные от верстия — «продухи» — диаметром около 0,15 м, по которым горячий воздух поступал из нижней камеры в верхнюю.

Недалеко от гончарной печи обнаружена еще одна яма овальной формы. Размер ее 0,80 X 1,40 м, глубина от уровня пола —

0,60 м. Такая яма могла быть рабочим местом гончара. Б ней стоял ножной гончарный круг.

В сравнительно пеболыпим помещении, где находилась гончарная печь, обнаружено девять ямок от деревянных столбиков. Четыре из них размещены в четырех углах мастерской, три — посредине стен — южной, западной и северной, два столбика — с двух сторон устья печи. Глубина ямок 0,45—0,50 м, диаметр разный — по углам помещения больших размеров — 0,25—0,30 м, остальные — 0,20—0,25 м. Сравнительно хорошо сохранились части стен, вырезанные в материковой глине —

94

74 Рыбаков Б. Л. Ремесло древней Руси. М., 1948, с. 345.

75 Гончаров В. К. Райковецкое городище. Киев, 1950, с. 116—117.

76 Hunysz А.

Osiedle produkcyjne v Przemysiu па Zasaniu.— Zotchlani wiekdw, 1967, N 3, s. 137—141.

77 Chropovsky B. Slovanske hrnciarske peee v Nitre.—

Archeologicke voz-hledy, 1959, N 11, s. 812—825.

78 Толочко ТІ. П. Історична топографія Стародавнього Киева, с. 114—116;

Толочко П. П., Килиевич С. Р. Археологические раскопки на Старокиевской горе, с. 235—237.

южная, представляющая собой продолжение южной стены жилища № 1, высотой 0,35 м, западная — 0,45 м, северная — продолжение северной стены жилища № 1 — 0,30 м. Пол в обоих помещениях был на одном уровне. Таким образом, планирование стен, один уровень пола свидетельству* ет о том, что гончар использовал брошенное жилище и соорудил одно большое помещение с целым комплексом производственных процессов и оборудования. Вполне вероятно, что первое жилище он использовал как рабочую площадку для изготовления посуды, о чем свидетельствует большой слой глины и песка, который, как упоминалось выше, казался, на первый взгляд, полом жилища № 1.

Следует отметить, что в предпечной яме гончарной печи вместе с большим количеством золы, кусочков угля найдены в значительном количестве кости и чешуя рыбы, кости птицы и других домашних животных. Вполне вероятно, что по мере необходимости печь использовали также для приготовления пищи.

Большое количество ямок от деревянных столбиков, а также значительные их размеры свидетельствуют о мощном каркасе производственного помещения. Возможно, вдоль стен мастерской были устроены в несколько ярусов полки для просушивания продукции гончара перед тем, как ставить ее в гончарную печь. Высокая температура способствовала быстрому высыханию изделий.

Находки в гончарной мастерской незначительны. Очевидно, в результате каких-то причин она была заброшена владельцем. Среди находок больше всего обломков глиняной посуды X—XI вв,, изготовленной на гончарном круге из хорошо отмученной глины светло-серого цвета, равномерного обжига. Венчики этих горшков плавно отогнуты наружу и закруглены. Стенки украшены волнистым и линейным орнаментом, защипами. Интересны клейма на донышках сосудов. Они все разные. Очевидно, гончар ставил знаки заказчиков. Среди находок — шиферные пряслица, игральные кости, железные ножи, костяные проколки. Найдены два наконечника стрел, датируемых X в.

У разрушенной печи первого помещения была найдена бронзовая пряжка в виде шестизубчатого листка. На ней —

графическое изображение завитков пальметки с мотивами лотоса в верхней части и изображение крина у основания пряжки. Мотивы лотоса, завитки пальметок и крины встречаются в орнаменте фресок и мозаики Софии Киевской.

Гончарные печи Киевской Руси известны из раскопок во Вщиже, Старой Рязани, Белгороде, Райках, Вышгороде и в других древнерусских городах. Все они датируются более поздним временем — XII— XIII вв,— и по своей структуре разные.

Исследуемая нами гончарная печь имеет наиболее простую двухъярусную конструкцию. Аналогичные печи были открыты во Вщиже во время раскопок 1940 г/4 и в Райках75, только с большим количеством «продухов». В Польше в Перемишле, на берегу р. Сан открыты гончарные мастерские 76.

Реконструкция одной из таких гончар-йых печей — абсолютная аналогия нашей печи. Их исследователь Антон Ку-ныш датирует эти печи XI—XIII вв., а в Словакии в местности Нитра-Лунки идентичные печи датируются IX в.77

Печ, открытую на склонах Старокиов-ской горы, можно датировать X—XI вв. На поде верхней обжигательной камеры, в предпечной яме и во всем заполнении помещения сохранились обломки глиняной посуды X—XI вв. (рис. 66). Кроме того, само помещение гончарного горна является как бы продолжением одного плана застройки исследованных жилищ, которые относятся к этому же периоду — к концу X—XI вв.

Таким образом, гончарная печь, открытая на склонах Старокиевской горы для обжига гончарной посуды, является наиболее ранней из известных до этого времени печей эпохи Киевской Руси. Примечательно, что у склонов Старокиевской горы, где обнаружена печь, находится урочище Гончары (современная улица Гончарная). Возможно, открытая гончар-цая мастерская является одной из многих, которые дали название этой древней улице города.

На другой террасе, расположенной выше гончарной печи, открыты остатки четырех жилищ сравнительно плохой сохранности (раскоп V, 1968 г.) 7£!. Все они прямоугольной формы, почти одинаковых размеров:

95

Рис. 66. Фрагменты керамики X в. из раскопок северо-западных склонов

Старокиепской горы.

Рис. 67. План раскопок жилищ X—XI вв. Северо-западные склоны

Старокиевской горы. Раскопки 1968 г.

79 Толочко Л. п., Килиевич С. Р. Археологические раскопки на Старокиевской горе, с. 235—237.

3,00 X 3,30 м; 3,20 X 3,00 м; 2,90 X 3,30 м и т. д. Стены вырезаны в материковой глине, по углам жилищ — остатки разрушенных печей (рис. 67). В одном из них (жилище № 1) у западной степы сохранилась глинобитная лежанка. Длина ее 1,80 м, ширина 1 м, высота от уровня пола 0,25 м. В жилище № 3 привлекает внимание погребение, обнаруженное под полом (0,20 м западнее восточной стены, на глубине

1,80 м от дневной поверхности). Контуры ямы не прослеживаются. Погребение ясен-ское, костяк вытянут на спине и лежит головой на север. Судя по остаткам полуистлевшего дерева, сохранившегося в виде продольпых полос волокнами по линии север — юг, погребение, видимо, находилось в гробу. В области поясницы оно было насквозь пробито большим желез ным гвоздем — костылем длиной более 8 см, шириной до 1 см, конец которого был загнут с внешней стороны дна гроба. Весь

ма вероятно, что этот случай связан с ритуалом «посмертного умерщвления» покойника — «вампира». Необычайная ориентация погребения (голова на север), пробивание гвоздем н глубина ниже обыкновенного погребения, опущенного в заполнение жилища, резко выделяет рассматриваемое погребение из всех других, исследованных нами на Старокиевской горе 79.

В яшлшце найдены обломки керамики XI в., железные кованые гвозди, костяная пуговица, железные скобы, ножи, бронзовая подвеска в виде бубенчика, шиферные пряслица. Необычной находкой для этих жилищ является железный стиль-ннсало.

На одной из самых высоких террас северо-западного крутого склона горы в 1969 г. раскопаны остатки еще пяти жилищ (раскопы VII и VIII). Все они размещены в одном направлении — с северо-

97

и—

востока на юго-запад, образуя другую небольшую улицу — соответственно размерам террасы. Две постройки из пяти открытых (№ 2 и № 5) имели явно производственный характер. Одно из них (№ 2) прямоугольной формы, столбовой конструкции, размером 3,00X3,10 м. Стены вырезаны в материковой глине. Высота их, частично сохранявшихся, от уровня иола разная: юго-западной — 0,70 м, северо-восточной — 0,30 м (рис. 68).

В восточном, северном и западном углах находились ямки от деревянных столбиков диаметром 0,15 м. В центре, под большим скоплением пепла и угля, обнаружена глинобитная печь круглой формы, вырезанная в материковой глине, размером 1,00 X 1,00 м. Свод ее разрушен. Частично сохранился под печи, покрытый слоем угля и непла. Большое количество находок железного шлака, углей свидетельствует о производственном характере помещения, вероятнее всего, кузницы.

В другом сооружении (№ 5) сохранилась только его юго-восточная часть. По

средине юго-восточной стены — небольшая глинобитная печь диаметром 0,6 м. При таком сравнительно небольшом размере печи стены свода довольно мощные, ширина их 0,20—0,30 м, высота свода 0,30—0,40 м. Под и стены свода очень обожжены, ярко-красного цвета. В юго-западной части сооружения расчищен еще один завал печины, обожженной докрасна. Пол жилища очень твердый, обожженный. В заполнении обнаружены фрагменты керамики X—XI вв., куски стеклянного и железного шлаков.

За пять лет археологических раскопок на северо-западных склонах Старокнев-ской горы открыто 20 жилищ, среди которых два производственных сооружения и гончарная печь. Большое количество находок железного и частично стеклянного шлака в культурном слое и в заполнении помещений свидетельствуют о производственном характере этого района. Таким образом, открыт новый густонаселенный район древпего Киева X—XI вв., где жили мелкие ремесленники и челядь, обслуживающие дворы князей и бояр 80. Впер-

98

80 Толочко ТІ. П. Історична топографія Стародавнього Києва, с. 114—І15.

81 Толочко П. її. Древний Києб, с. 103.

вые открыта интересная система планирования жилого района на склонах горы, что меняет наше представление о действительной площади застройки города.

Стены жилищ, углубленные в материковой глине, следы бревен, канавки, в которых они закладывались, ямки от деревянных столбиков дают основания отнести эти жилища к каркасно-столбовому типу построек. Их конструкцию в деталях проследил П. П. Толочко: «В углах, а иногда и посередине четырехугольного углубления, выкопанного в лессе, ставились деревянные столбы-опоры. В верхней части, а при наличии второго этажа, п посередине, они перевязывались горизонтальными балками, способными нести чердачное или межэтажное перекрытие и кровлю. Стены возводились из досок, горбылей или тонких бревен, закрепленных в пазах вертикальных опор конструкции. После окончания строительства такой дом оштукатуривался с внешней и внутренней сторон тонким слоем желтой глины, а также, вероятно, белился» 81. Следы кусков беленой штукатурки встречались в раскопанных нами жилищах на склонах Старокиевской горы.

Значительная часть охшсапных жилищ очень повреждена позднейшими построй-ками, бытовыми ямами и пр. Поэтому не всегда удается проследить в них отдельные конструктивные детали. Так, в отдельных жилищах не прослеживались ямки от деревянных столбов-опор, но сохранились остатки бревен. Возможно, некоторые из них были срубными.

, Внутреннее устройство жилищ очень простое — в одном из углов находилась глинобитная печь, вдоль стены иногда прослеживается вырытая в материковой глине лежанка, примыкающая к печ1Х. Оче1хь близкое расстояние одного жилища от другого свидетельствует о густоте заселенности района. Жилища в северо-западной и в северо-восточнохх частях киевского детинца размещались в основном но краю горы, ближе к склонам, поскольку центральная часть была занята строительной площадкой Десятинной церкви.

Таким образом, археологические исследования древпейшсй части Киева, а так

же письмегхные 1тсточники, раскрывают грандиозную картину стронтельно1“х деятельности князя Владимира Святославича, позволяют уточнить некоторые вопросы исторической топографии и социальной структуры киевского детинца.

К концу X — началу XI в. на Старокн-овской горе завершается строительство нового политического и административного центра города — детинца, известного в исторической литературе под названием «город Владимира». Территория его в пределах 10 га была окружена оборонительными сооружениями — валами и рвами. Укрепления строились в основном на естественных склонах Старокиевской горы. В юго-западной части находились въездные ворота — «Софийские».

Композиционным центром детинца стала Десятинная церковь, украшенная фресками, мозаиками, ценными породами камня. Вокруг церкви с севера, юга и запада располагались каменные княжеские дворцы.

Княжеский двор в конце X — начале XI в. находился «вне града», где был «терем камен», который стал личной резиденцией князя Владимира Святославича. Перед дворцом, к северо-востоку от Десятинной церкви, находилась парадная площадь, так называемый Бабин Торжок, украшенная античными скульптурами. Впервые упоминаемая в летописи под 986 г. «гридница» — дворцовое сооружение, предназначенное для больших собраний и пиров,— отождествляется с остатками дворцового сооружения, открытыми к югу от Десятинной церкви.

Жилища ремесленников, челяди, обслуживавшей княжий двор, а также мастеровых, занятых на строительстве каменных сооружений детинца, размещались по краю и на террасах горы, о чем свидетельствуют результаты раскопок.

Укрепленный мощными оборонительными сооружениями, киевский детинец — политический и административный центр города X — начала XI в.— возвышался над огромным посадом на Подоле и над другими районами города, расположенными па горах Замковой, Лысой, ГЦекавице, Копыревом конце.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском