ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 КИЕВСКИЙ ДЕТИНЕЦ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (2)

КИЕВСКИЙ ДЕТИНЕЦ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (2)

Детинец Киева

Важными исследованиями пополнилась историография древнего Киева в годы советской власти. Следует отметить работы Б. А. Гыбакова, М. П. Тихомирова, М. К. Каргера, Н. Н. Воронина, П. А. Раппопорта, Ю. С. Асеева, Г. Ф. Корзухиной, Л. А. Голубевой, М. Ю. Брайчевского, В. А. Богусевича, П. П. Тол очко. В работах этих авторов освещены и вопросы исследования киевского детинца.

Особенностью исследований древнего Киева в советское время является широкое привлечение не только письменных источников, но и археологических материалов. В научном архиве Института археологии АН УССГ хранится неопубликованная работа И. О. Иванцова, в которой на основании археологических исследований 1909—1910 гг. (раскопки Д. В. Милеева), а также раскопок Киевской экспедиции Института археологии АН УССГ и ИИМК АН СССГ за 1936—1940 гг. исследуется древнейшее городище, которое предшествовало «городу Владимира» X—XI вв.18

В 1947 г. опубликованы тезисы кандидатской диссертации Л. А. Голубевой , в которой автор в противовес историкам XIX в., восстанавливающим топографию города на основании главным образом письменных источников, впервые подошла к решению этого вопроса с принципиально новых позиций, положив в основу исследования археологические данные, в частности материалы киевских кладов и некрополей, ранее вовсе не привлекавшихся в качестве исторических источников. Особое место в работе отведено определению территории киевского детинца начиная с X в. «града Игоря и Ольги», затем расширение его в пределах «города Владимира», где и в XII в. находился «княжий двор», называемый летописью «Ярославовым»20.

В другой работе 21 Л. А. Голубева выделяет три основных района киевских некрополей, из которых самый богатый располагался в районе «города Владимира». На основании изучения характера материала из отдельных погребений автор ставит вопрос о датировке некрополя и социальной структуре городского населения того времени. Представляют интерес погребения IX—X вв. в срубных гробницах в районе Десятинной церкви, богатство погребального инвентаря которых характе-

9

-- Бліфельд Д.

До питання про Боричів узвіз стародавнього Києва. Археологія, 1948, т. 2, с. 130-144.

23 Тихонович 0. М., Ткаченко М. М.

Древній Київ-град. — Архітектурні пам’ятки. К., 1950,

с. 7-17.

24 В дальнейшем планы Верхнего Киева были уточнены.

См.-. Толочко П. П. Історична топографія Стародавнього Києва.

К., 1972, рис. на с. 85, 86, 87.

25 Богусевич В. А.

Про походження

і топографію древнього Києва за археологічними даними.—

Археологія, 1952,

т. 7, с. 61-71.

26 Богусевич В. А.

Про феодальні двори Києва XI —XIII ст. -Археологія, 1957, т. 11, с. 14-20.

27 Рыбаков В. А.

Начало русского государства.— ВМГУ, 1955, № 4-5, с. 57-77; Рыбаков Б. А.

История СССР. М.,

1966, т. 1. с. 340—313; Рыбаков Б. А.

Город Кия.— Вопросы истории, 1980, № 5, с. 31-47.

28 Тихомиров М. Н. Древнерусские города.

М„ 1956, с. 232-252, 285-294.

29 Там же, с. 242-243.

30 Каргер М. К.

Древний Киев. М.—Л., 1958-1961, т. 1-2.

ризует социальное положение погребенных — представителей воеН но-дружинной

знати Киева. Важное значение имеют выводы Л. А. Голубевой о том, что погребения в срубах отображают тип жилых построек богатых киевлян.

В опубликованной в 1948 г. статье Д. И. Блифельд 22 делает вывод, что Боричев взвоз — дорога, шедшая с детинца на Подол,— располагалась на месте современного Андреевского спуска.

Графическая реконструкция Верхнего города представлена в работе А. М. Тихонович и Н. Н. Ткаченко, в которой определены территории «города Владимира» и «города Ярослава» (рис. 2) 23 На основании тщательного изучения документальных планов XVII—XIX вв., а также расписных списков XVII ст., в частности росписей Киева 1682, 1687, 1700 гг., авторы воспроизвели план Киева XI—XII вв. в пределах «города Владимира» и «торода Ярослава», Копыревого конца и Михайловского отделения. Этот план создан на основе топографической съемки 1923— 1927 гг. На нем нанесены все сохранившиеся древние сооружения, а постройки, которые документально не подтверждены, на плане обозначены ориентировочно условными обозначениями. Спорными на плане являются местонахождения Боричева взвоза, Бабиного Торжка. Территория древнейшего городища совсем не обозначена. Несмотря на это следует отметить, что план являлся лучшей и наиболее точной реконструкцией исторической топографии Верхнего Киева XI-XIII вв.24

Вопросу происхождения и топографии древнего Киева, его центральной части — детинца уделил внимание В. А. Богусевич 25. Вслед за Н. И. Петровым, он высказывал мнение, что «древнейшим населенным ядром Киева была территория, охватывающая Подол и примыкающие к нему холмы: Киселевка, Щекавица, Вознесен

ский спуск и район Сенного базара...». Утверждение В. А. Богусевича, что Старокиевская гора до раннего периода Киевской Руси, занятая большей частью могильниками, не могла быть до времени правления князя Владимира Святославича крупным городским ремесленно-торговым населенным пунктом и «что замок на Старокиевской горе не является древней

шим населенным ядром Киева», противоречит летописной статье 945 г., согласно которой уже в то время на Старокиевской горе размещался княжий двор, а также археологическим данным, свидетельствующим о наличии глубокого рва, ограждавшего городище, остатков отдельных жилищ, фундаментов каменных сооружений.

Историческая топография киевского детинца и его социальная структура рассмотрены в другой работе В. А. Богусевича 26, в которой на основании изучения летописных и археологических источников определяется местонахождение княжеских, боярских и церковных дворов в пределах «города Владимира» и других районов.

Большое значение для изучения исторической топографии Киева и его древнейшей части в период становления Древнерусского государства имеют труды Б. А. Рыбакова. Он отмечает, что «Историю каждого известного нам города нужно прослеживать не только с того неуловимого момента, когда он окончательно приобрел все черты и признаки феодального города, а по возможности с того времени, когда данная топографическая точка выделилась из среды соседних поселений, стала в каком-то отношении над ними и приобрела какие-то особые, ей присущие функции» 27. Изучение письменных и археологических источников позволило Б. А. Рыбакову отнести основание «града» Кия — центра Полянского союза племен — к середине I тысячелетия, когда благодаря дальнейшему развитию производительных сил происходит разложение первобытнообщинного строя и формирование новых классовых отношений. Вопросы формирования городской территории, градостроительства, описание городских укреплений, детинца, посада, отдельных городских кварталов, улиц нашли отражение в обобщающем труде М. П. Тихомирова28. Значительное место в работе автор отводит одному из важных вопросов истории развития Киева — его социальной структуре, подчеркивая противоположность между аристократической «Горой» (где находился детинец города) и демократическим Подолом28.

В 1958—1961 гг. вышел в свет двухтомный труд М. К. Каргера 30, в котором обобщены результаты многолетних археологи-

10

31 Каргер М. К. Древний Киев.

М.-Л., 1958, т. 1, с. 251-252.

32 Норзухина Г. Ф. Русские клады ІХ-ХІІІ вв. М.-Л., 1954, с. 105-113.

33 Норзухина Г. Ф. Новые данные

о раскопках В. В. Хвойка иа усадьбе Петровского. — СА, 1956, № 25, с. 318-342.

34 Брайчевський М. Ю. Коли і як виник Київ. К., 1963.

ческих исследований древнего Киева с использованием письменных источников — древнерусских летописей, сведений о Киеве иностранных путешественников, актовых документов, описания Киева XVII — XVIII вв., графических планов. Несмотря на то, что основной задачей работы было освещение истории материальной культуры города, в ней нашли отражение вопросы градостроительства, формирования городской территории, начиная с древнейшего городища на Старокиевской горе, застройки детинца и других районов, их планировки. Особого внимания заслуживает- обобщение результатов исследования Десятинной церкви, киевского некрополя и других памятников. В вопросе исторической топографии киевского детинца М. К. Каргер разделял мнение А. М. Тихонович и Н. Н. Ткаченко31.

Значительный вклад в исследование киевского детинца внесла Г. Ф. Корзухина, опубликовавшая хронологическую и топографическую таблицу кладов 32. Наиболь

шее количество кладов было зарыто перед монголо-татарским нашествием. Указанные пункты найденных кладов вписываются в территорию киевского детинца и свидетельствуют о наличии здесь большого количества усадеб, принадлежащих богатой феодальной знати — князьям, боярам. Представляют интерес опубликованные ею материалы, обнаруженные в личном архиве А. А. Спицына. Это выписки, сделанные Спицыным из дневника раскопок В. В. Хвойка в 1907 г. на усадьбе Петровского 33 Благодаря этой публикации памятники, открытые в 1907 г., теперь могут быть точно локализованы на плане указанной усадьбы — древнейшей части киевского детинца.

В работе М. Ю. Брайчевского 34 освещен вопрос происхождения и ранней истории Киева, начиная с рубежа нашей эры. В то же время он убедительно доказывает, что возникновение древнейшего городища на Старокиевской горе сыграло весьма существенную роль в истории Киева, сделав

Старокневская гора. Современный вид.

Рис. 2. План Верхнего Киева X—XIII вв.

(по А. М. Тиханович и Н. Н. Ткаченко).

11

возможной концентрацию ремесленно-торгового населения именно в данном пункте Среднего Поднепровья 35. Значительное место уделяется достоверности летописного сказания об основании Киева и личности Кия как князя Полянского союза племен.

Вопросы социальной топографии киевского детинца рассмотрены в работе В. П. Петрова зв. В ней автор в основном на примере древнего Галича делает вывод о том, что типичное развитие средневекового города (в том числе и Киева) «шло от обычного не расчлененного городища к мысовому городищу, расчлененному на три части...». «Для каждого сословия класса феодального общества была отведена отдельная обособленная часть городища — города» 37. Так, в Киеве, по мнению В. П. Петрова, «город Владимира» был расчленен на три части: северную на краю мыса — княжескую, центральную — церковную с Десятинной церковью и третью — напольную, ремесленную. Причем каждая из этих частей отделялась от другой глубоким рвом 38. «Десятинная церковь была отделена рвом от княжеского двора с севера, так и от посада, ремесленной части с юга» 39. Такое деление «города Владимира» противоречит как письменным, так и археологическим данным. Десятинная церковь никак не могла представлять собой церковную часть города, отделенную от княжеской, так как именно она была композиционным центром единого городского архитектурного ансамбля Киева X—XI вв. Вокруг нее на расстоянии 30—60 м с севера, востока, юга и запада располагались княжеские дворцы, фундаменты которых открыты в разное время археологическими раскопками. Далее автор утверждает, что древний град, в пределах города Владимира, в связи со строительством города Ярослава приходит в упадок, и где-то уже в конце XI в. не было ни града, ни княж-двора, на их месте располагались боярские дворы 40. Именно в XI—XII вв., по сообщению летописца, происходили важные события на великом княжем дворе «города Владимира».

Вопросы градостроительства освещены в работах Ю. С. Асеева 41, где рассмотрена Структура древнерусских городов Приднепровья, в том числе и Киева. Детинец —

укрепленная часть города, его административный и политический центр. Большую часть древнерусского города, по мнению Ю. С. Асеева, занимал «окольный град» — собственно город, примыкающий к детинцу, который был окружен мощной линией оборонительных сооружений. За его стенами находились посады, слободы, или «концы». В Киеве детинец XI—XII вв., по мнению автора, располагался в пределах «города Владимира».

Важное значение в изучении древней истории Киева имеют работы П. П. Толоч-ко 42. В них рассмотрены такие важные вопросы, как происхождение Киева, формирование городской территории, местоположение и размеры его отдельных районов. историко-топографическая локализация архитектурных памятников, место и роль Киева в жизни Древнерусского государства. Многие явления в жизни древнего Киева рассматриваются на широком историко-культурном и социально-экономическом фоне развития Древней Руси. Значительное место автор отводит исследованию киевского детинца, считая, что расширение его территории за пределы древнейшего городища произошло до строительства «города Владимира». Привлекает внимание размещение княжеского двора и боярских усадеб в пределах детинца и другие вопросы.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском