ПЕЧЕРСК


 КИЕВ И МОНГОЛЬСКОЕ НАШЕСТВИЕ | У истоков Древней Руси

КИЕВ И МОНГОЛЬСКОЕ НАШЕСТВИЕ

По следам древних культур. Древняя Русь

Татары у ворот города

Разгромив в 1236—1238 годах Болгарское царство, опустошив затем Рязанскую и Владимиро-Суздальскую земли, татаро-монгольские полчища хана Бату (Батыя) повернули на юго-восток. Разбив половецкого хана Котяна, татары удалились за Волгу. Здесь, в половецких (кипчакских) степях, оставались они около года, очевидно собирая силы для нового и окончательного удара. Отсюда Батый посылал пока отдельные отряды в южную Русь—«на грады русьскые». Один из таких отрядов захватил и разрушил Переяславль южный (ныне г. Переяслав-Хмельницкий) и Чернигов.

Повидимому, во время этого набега на крупнейшие южнорусские города один из татарских отрядов под командованием хана Менгу, двоюродного брата Батыя, подошел к самому Киеву. Красота и величие древней столицы Руси произвели огромное впечатление на татар. По словам русского летописца, хан Менгу, остановившись на берегу Днепра против Киева, «удивися красоте его и величеству его».

Татары, повидимому, не решились штурмовать огромный, хорошо укрепленный город.

Менгу-хан сделал попытку «прельстити» киевлян и князя Михаила Всеволодовича, сидевшего тогда на киевском столе. Однако попытка эта не имела успеха: татарское предложение о сдаче города было решительно отвергнуто.

Смертельная опасность нависла над Киевом. Киевский князь Михаил бежал «в Угры» (в Венгрию). После его бегства, воспользовавшись сложившейся обстановкой, может быть, не без участия самих киевлян, оказавшихся накануне надвигавшихся грозных событий без военачальника, на киевский стол сел один из смоленских князей, Ростислав Мсти-славич. Однако его пребывание на киевском столе было недолговременным.

Вскоре в Киев явился галицкий князь Даниил; он низложил Ростислава, но сам в Киеве не остался, а посадил там тысяцкого Дмитра, поручив ему «объдержати противу иноплеменных язык безбожьных тата-ров» древнюю столицу Руси, судьбой которой сам Даниил был, повиди-мому, не слишком озабочен.

Осенью следующего, 1240 года основные силы татарской орды во главе с самим ханом Батыем двинулись на запад. Первый и основной удар был направлен на Киев. Поздней осенью полчища монголов подошли к Киеву, переправились через Днепр и окружили город. Современник этих грозных событий — русский летописец кратко, но с потрясающей силой описал появление невиданного войска, расположившегося табором под стенами города в походных кибитках с бесчисленными стадами ржущих коней и ревущих верблюдов.

«Приде Батый Кыеву в силе тяжьце многомь множьствомь- силы своей и окружи град и остолпи сила татарская и бысть град в объдержаньи велице. И бе Батый у города и отроци его объседаху град и не бе слыша-ти от гласа скрипания телег его, множества ревения вельблуд его и рьжа-ния от гласа стад конь его и бе исполнена земля Русская ратных...». В этом выразительном и правдивом описании осажденного Киева и особенно в дальнейшем повествовании о штурме города слышится взволнованная речь современника-очевидца, а может быть, и участника событий.

Вскоре киевлянам удалось захватить в плен татарина по имени Товрул, от которого осажденные узнали имена важнейших «воевод» татарского войска. Среди них, по рассказу Товрула, были знаменитые монгольские полководцы: Бурундай-багатур, разгромивший Болгарскую и Суздальскую земли, Себядяй-багатур, двоюродный брат Батыя—хан Менгу, «и инех бещисла».

Враги ворвались в Киев

Наступил роковой день штурма. Основной удар татары наносили с юго-востока. Батый поставил стенобитные орудия («пороки») против Лядских ворот. Ворота эти вели из «Ярославова города» в Крещатицкую долину (ныне главная улица Киева — Крещатик), густо поросшую лесом. Прикрываясь сильно пересеченной и лесистой местностью, здесь сосредоточились несметные полчища татаро-монгольского войска.

Непрерывно, днем и ночью, метательные орудия били огромными камнями по воротам и деревянным стенам, стоявшим на земляных валах «Ярославова города». Когда стены были пробиты,'киевляне продолжали сражаться на остатках крепостных укреплений: началась ожесточенная .рукопашная схватка. По словам летописца, слышен был «лом копейны и тцет скепание; стрелы омрачиша свет побеженым».

64

Хрустальные бусы

Золотая нашивка на ткани из тайника (XIII век)

Руководивший обороной города тысяцкий Дмитр был ранен. Преодолев ожесточенное сопротивление, татары ворвались на стены «Ярославова города». Главная оборонительная линия Киева была прорвана.

Однако татарские полчища, утомленные отчаянным сопротивлением киевлян, вынуждены были временно приостановить дальнейшее наступление. К концу дня и в наступившую ночь сражение затихло. Воспользовавшись небольшой передышкой, киевляне укрепились на новой, последней для них оборонительной линии древнего «Владимирова города».

На утро сражение возобновилось со все возрастающим ожесточением. Вскоре и укрепления «Владимирова города» были прорваны. Бой продолжался за валами «Владимирова города». Отступавшие горожане пытались использовать в качестве оборонительных рубежей каждую улицу, каждый дом. Летописец крайне скупо повествует о ходе ожесточенного сражения киевлян за свой родной город. Тем большее значение приобретают результаты археологических раскопок, проведенных на территории древнего «Владимирова города», позволивших нарисовать изумительную по своей убедительности картину трагических событий последнего дня ожесточенного сражения за Киев в декабре 1240 года.

На небольшом дворике дома № 4 по Б.-Житомирской улице в 1946 году были обнаружены драгоценные памятники, наглядно рассказавшие о том, что летописец выразил лишь несколькими скупыми словами. Раскопками был открыт очень небольшой участок древнего города. Обнаруженные здесь остатки двух жилищ сохранились так хорошо, будто катастрофа произошла совсем недавно. Оба жилища по своему характеру относились к широко распространенному в Киеве типу полуземляночных построек с глинобитными стенами, возведенными над вырезанным в плотном материковом грунте прямоугольным углублением. Одно из жилищ было несколько больше по площади, чем другое; оно превосходило по сво'им размерам все известные доныне киевские жилища.

На полу обоих жилищ, под обвалом сгоревших деревянных верхних частей стен и кровли, был найден разнообразный бытовой инвентарь, находившийся в жилищах в момент катастрофы. Внутри одного горшка, лежавшего у самой печи, находились обуглившиеся зерна проса; повиди-мому, в горшке варилась каша. Кроме многочисленных обломков глиняной посуды, в обоих жилищах найдено несколько целых глиняных сосудов. В числе разнообразных железных изделий, обнаруженных на полу жилищ, следует отметить две косы, серп, безмен, замки, железные оковки деревянных заступов, дверную цепь, несколько ножей и инструменты для обработки дерева: долото, сверло, скобель. Найдены также многочисленные остатки обуглившейся ткани, крест с изображениями, сделанными чернью, стеклянные витые браслеты, шиферные пряслица хрустальные шаровидные бусы, множество обгоревших деревянных предметов; среди последних — обгорелые стенки небольшого деревянного ларца, обломки небольшого сосуда с остатками обгорелого зерна на дне, обломки ведра с железными обручами, сундук с железными угольниками.

5 Древняя Русь

65

Большой интерес представляют многочисленные находки обгорелых зерен различных злаков (пшеница, просо, горох и др.), запасы которых хранились, повидимому, в большом деревянном ларе. Днище этого ларя, состоявшее из восьми обгорелых плах разной ширины и одной по* перечной балки, находилось в углу жилища. Зерна были найдены на днище и особенно в большом количестве в щелях между плахами. На полу меньшего жилища были найдены два каменных жернова. Весь инвентарь обоих жилищ относился к широко распространенным в Киеве и Киевской земле типам вещей XII — XIII веков. Все вещи в обоих жилищах носят на себе следы действия огня, которым и были уничтожены деревянные части самих построек.

Наиболее неожиданной была находка, сделанная при исследовании глиняной печи в одном из жилищ. В печи лежали на боку скелеты двух прижавшихся друг к другу людей с поджатыми ногами. Антропологические данные свидетельствуют о том, что скелеты принадлежали двум девочкам-подроеткам. На шее у одной из них сохранились два миниатюрных крестика — медный и янтарный.

Необычная находка в печи рассказала о трагической гибели обитателей жилища. С не меньшей убедительностью об этом свидетельствовала также значительное скопление человеческих скелетов, лежавших в два-три, четыре слоя один над другим на завале обгорелого дерева и пережженной глины в другом жилище. Некоторые скелеты лежали ничком, нередко с широко раскинутыми ногами, с разнообразным положением рук; среди них два скелета резко отличались от остальных характерным монгольским типом черепа.

Жилища, раскопанные в 1946 году, расположены за рвом и валом «Владимирова города», в непосредственной близости к «Батыевым воротам», через которые татары прорвались в последнюю цитадель Киева. На развалинах сгоревшего жилища лежат в беспорядке многочисленные скелеты последних защитников города. Неожиданно ворвавшиеся в ворота «Владимирова города» татары были так близко, что почти никому не удалось спастись. Взрослые погибли в рукопашной схватке, дети спрятались в глиняной печке, где их и застигла смерть.


Назад Вперед

Производство косметики под вашим брендом как создать свою линию и бренд косметики.






© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU