ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 Вщиж (2)

Вщиж (2)

По следам древних культур. Древняя Русь

Среди населения села Вщижа бытует предание о существовании на этом мысу Благовещенской церкви.

Раскопки не обнаружили на самом городище остатков этой церкви; возможно, что она находилась западнее, за валом, на плато. Но на горо-

108

дище, раскопанном полностью, обнаружено целое кладбище XI—XIII веков. При погосте была церковь, давшая имя всему мысу. Кладбище перестало функционировать, очевидно, одновременно с гибелью всего Вщижа в 1238 году, а в XVI веке, с возникновением села на старом Вщижском городище, новое кладбище с новой церковью было создано далеко от «Благовещенской горы».

Обычай предписывал на месте разрушенной церкви ставить часовню или крест. Такая часовня в 1840 году (до раскопок) стояла на месте церкви XII века на посаде и примерно до середины XIX века стояла деревянная церковка на «Благовещенской горе». Причины, побудившие древних вщижан поставить церковь на этом городище, стали ясны для нас лишь после того, как была раскопана вся площадь городища.

Раскопки определили, во-первых, что Благовещенское городище по керамике относится несомненно к юхновской культуре и существовало на протяжении тысячи лет, а во-вторых, что оно не похоже ни на одно из известных до сих пор городищ юхновского типа. Отличие от обычных городищ, имеющихся и в окрестностях Вщижа, заключается в отсутствии здесь жилищ и следов хозяйственной деятельности. На каждом Юхновском городище встречаются остатки легких плетеных жилищ с вертикальными столбами и множество глиняных рыболовных грузил. За время долгой жизни поселка, укрепленного валом и плетнем, в культурном слое накопились многочисленные прослойки пожарищ (до 16) и необычайное изобилие грузил.

Ни небольших плетеных хижин, ни грузил на Благовещенском городище не найдено. Основной материал здесь — глиняная посуда, ножи. Создается впечатление, что здесь только потребляли, но не производили. Посуда встречена разных типов — есть очень большие, объемистые сосуды, украшенные характерным юхновским орнаментом, и есть небольшие кубки, находимые иногда в целом виде.

Единственным видом производства на городище было литейное дело: найдено несколько обломков глиняных литейных форм для украшений. В этом тоже отличие от обычных жилых городищ, где нет следов литья металла.

Совершенно исключительный интерес представляют сооружения, открытые на Благовещенском городище. К подковообразному валу, ограждавшему городище со стороны плато, вплотную примыкал с его внутренней стороны огромный, тоже подковообразный, дом со входом посредине в том месте, где к валу примыкал земляной мост — гребля. Сохранившаяся часть дома имеет протяжение 26 метров; общая его длина была, вероятно, около 60 метров. Ширина внутреннего пространства 6 метров. Основу этого дома составляло длинное продольное углубление шириной 4 метра, с плоским полом; вдоль этого углубления по обеим сторонам его шли широкие земляные седалища. На полу на расстоянии 6 метров друг от друга найдены небольшие скопления углей, возможно от светцов с лучинами. Никаких очагов или печей в этом доме нет. Стены были различной конструкции: задняя, примыкавшая вплотную к внутренней дуге вала,

109

состояла из плетня, а передняя стена, обращенная к площадке городища,— из плотно .поставленных вертикальных бревен. В обеих стенах, па расстоянии 4—5 метров друг от друга, поставлены массивные столбы, державшие стропила крыши. Вход разделял дом на два крыла. Со стороны городища вход имел какое-то крыльцо с массивными столбами. Пол в районе входа сильно повышался и был на уровне площадки городища. Кроме этого дома, на городище было еще одно такое же длинное сооружение, шедшее также вдоль вала; от него остались только следы одной стены. За более чем тысячелетнюю жизнь городища его внутренние сооружения перестраивались.

На внутренней площадке городища обнаружены остатки отдельно стоящих массивных вертикальных столбов, глубоко врытых в землю. Они идут полукругом, повторяя дугу вала и дома. Соответственно двум домам имеются и два ряда столбов: очевидно на городище было два строительных периода, причем при вторичной переделке был воспроизведен план первоначального строительства. У подножья столбов найдены в целом виде небольшие глиняные сосуды простой баночной формы. В южной части городища, на самом краю, обнаружено огромное кострище и скопление золы; около кострища найдено много обломков «рогатых кирпичей» — подставок под вертела для жаренья мяса.

Из отдельных находок на Благовещенском городище наибольший интерес представляют просверленные медвежьи клыки, бронзовое кольцо и горло необычного сосуда, украшенное стилизованным изображением медведя, костяная головка птицы и др.

Что же представляло собой Благовещенское городище две или полторы тысячи лет назад? Зачем понадобилось сооружать дом, если в нем не жили и не работали, что означал полукруг массивных столбов посредине городища, чем объяснить особый потребительский подбор вещей (посуда, ножи, подставки под вертел)? Единственным объяснением может быть признание культового назначения сооружений на «Благовещенской горе».

Это древнее славянское языческое святилище, «требище» для потребления священных жертв. Полукруг столбов — это хорошо известное по письменным источникам окружение главного идола изображениями второстепенных богов. Шестидесятиметровый дом — это вместительное помещение для племенных собраний, жертвенных пиров, разделенное на два крыла.

Существование здесь в древности языческого святилища объясняет нам и наличие в XI—XIII веках церкви. Обычно христианские церкви, ставившиеся на месте разрушаемых капищ и кумирниц, нарекались в честь того святого, который замещал в христианском пантеоне соответственное языческое божество. Так, например, церкви Ильи ставились на месте капищ Перуна, церкви Власия — там, где были идолы Велеса. Церковь Благовещения, т. е. девы, становящейся матерью, могла быть поставлена только на месте святилища богини-девы, каковою считалась богиня земли* Берегыня.

110

Языческое святилище на «Благовещенской горе»

Наверху — вид раскопок; рабочие с лопатами в руках стоят на местах обнаруженных в процессе раскопок ям от столбов (вероятно, идолов); внизу — реконструкция

святилища

111

Русские книжники знали Берегыню как одно из наиболее архаичных славянских божеств и сопоставляли ее с греческой Артемидой, культ которой, по свидетельству античных авторов, был широко распространен у народов Северного Причерноморья. Культ девы-матери как богини плодородия известен нам по русским вышивкам, сюжет которых насчитывает двухтысячелетнюю давность, по главному изображению Збруч-ского идола IX—X веков (каменный идол, покрытый разными изображениями славянских языческих богов, найденный у реки Збруч).

Быть может, не случайно в центре городища оказался сосуд с изображением медведя. Медведь считался зверем, принадлежавшим Артемиде. В русском христианско-языческом народном календаре XIX века рядом стояли два праздника: благовещение — 25 марта и «комоедицы» (праздник пробуждения медведя)—24 марта. Огромное святилище на Благовещенской горе, посвященное деве-матери, богине плодородия земли, предназначалось не для жителей одного поселка, так как здесь нет жилого городища, а, очевидно, для целой округи, может быть, для целого племени.

Географически Вщиж лежит в северной части узкой полосы бывших лесостепных земель; далее на север от Вщижа, вверх по Десне, находятся безлюдные болотистые лесные массивы. Святилище на Благовещенской горе находилось в самой глубине населенной полосы, в укрытом, безопасном месте. Раскопки на ближайших ко Вщижу городищах с юхновской керамикой дали картину обычных жилых поселков. Жители этих поселков и сходились на свои языческие празднества и игрища к святилищу девы и медведя. Здесь приносили жертвы и поедали жертвенное мясо, пили священное пиво и обсуждали дела племени, собираясь в огромном доме.

Городище-святилище было центром притяжения для целой округи, определить размеры которой можно будет лишь после того, как будут исследованы все соседние городища и найдено второе подобное святилище, служившее религиозно-племенным центром другой округи. Такое обследование может привести нас к очень важному историческому вопросу о размерах племенных территорий.

Возможно, что древние погосты являлись именно такими центрами небольшого племени; здесь собиралось племенное вече, здесь производилась выплавка металла и могли впоследствии селиться ремесленники, здесь производился торг и здесь же совершались магические обряды, заклинание благодетельных сил природы.

«Благовещенская гора> была обитаема (или посещаема людьми) уже в бронзовом веке. В железном веке, в эпоху юхновской культуры, которую мы можем связывать с земледельческими славянскими племенами V века до н. э. — V—VII веков н. э., на этой горе находилось племенное святилище богини Берегыни. Очень важен вопрос о конечной дате юхновской культуры: существует ли разрыв между юхновской и роменской культурами или нет?

На городище Воробейне, близ которого находилось летописное село (1160 г.), наши разведки обнаружили В; верхних слоях бронзовый коло-

112

Бронзовый водолей русской работы XII века

Бронзовая арка XII века работы русского мастера Константина. Найдена при раскопках во Вщиже в 1844 году

Дружинные вещи из Вщижского городища (XI век). Пряжка с накладным серебром

и золотым изображением оленя.

Золотой перстень из Вщижа (XII—XIII век).

кольчик с перехватом, совершенно аналогичный подобным вещам из кладов VII века (например, клады из Суджи, Новой Одессы и др.). Этот единичный факт вносит много нового в датировку юхновской культуры. Роменская культура, по всей вероятности, должна датироваться с VIII—IX веков до X века и таким образом смыкается с поздней датой юхновской культуры. Переход от юхновских форм керамики к роменским, замена наземных плетеных жилищ деревянными хатами и ряд других изменений свидетельствуют о каких-то внутренних сдвигах. В эту новую эпоху по соседству с древним святилищем, на другом берегу устья ручья, на высоком и просторном мысу возникло большое село «Вьсчижь» (может быть, Усть-Чиж?). Раскопки пока обнаружили наличие роменской керамики на протяжении 250 метров на восток от мыса, то есть на территории будущего детинца и посада. Из построек удалось проследить (и то не полностью) лишь одну, расположенную на самом мысу, в углу городища, в его остром конце. Часть этой постройки обрушилась уже давно в овраг. Позднее на этом месте стояла угловая крепостная башня XII века, и поэтому постройка IX—X веков сохранилась плохо. Удалось проследить нечто похожее на дом для собраний Благовещенского городища, но значительно более скромное. Здесь тоже был удлиненный дом с продольным углублением и тоже без следов печи. В районе этого «дома в углу» найдено много амулетов из просверленных клыков, бобровых позвонков, камней с прочерченными на них крестовидными знаками и гребень с двумя конскими головами. Возможно, что перед нами — общий дом данного села, «контина», как называли такие дома у западных славян или «обчина», куда собирались для обсуждения дел, для пиров, празднеств и заклинаний. Назначение его близко к назначению большой постройки «Благове^ щенской горы», но масштабы иные: вщижская «обчина» IX—X веков обслуживала только один поселок, а не целое племя.

Дружинные вещи XI века из Вщижского городища: костяные пластинки от колчана 8 Древняя Русь //о

Вщиж — княжий двор XI века и удельный город XII—XIII веков

В XI — начале XII века Вщиж представлял собою небольшую крепость с посадом за ее стенами. Стены были выстроены из небольших деревянных городен 1X3 метра.

Состав населения в это время был двоякий: с одной стороны, встречаются вещи, совершенно аналогичные деревенским вещам X—XI веков из окрестных радимичских (одно из восточнославянских племен, центр поселения которого был на реке Сож) курганов, а с другой стороны — много находок дружинного характера: меч, костяные части седла, с орнаментом X—XI веков, посеребренная железная пряжка с золотым изображением оленя и другие вещи. Керамика этого времени уже достаточно разнообразна по своим формам и вся сделана на ручном кругу. По всей вероятности, Вщиж в XI — начале XII века входил в состав княжеского владения черниговских князей Святославичей и затем Ольговичей, державших здесь укрепленный «двор» и посадников с дружиной. Такими княжескими городками в этих местах, кроме Вщижа, были Карачев, Дебрянск, Трубеч, Воротынек, Ормина и др.

В середине XII века, судя по археологическим данным, во Вщиже происходят крупные изменения и перестройки, связанные с превращением его в удельный княжеский город.

Стратиграфия городища (система расположения культурных слоев), особенно хорошо прослеживаемая у обрывистого края, дает нам ряд четко разграниченных слоев, условно приуроченных к столетиям:

1. Слой XI века завершается линией древней нивелировки, когда ряд старых строений был снесен и площадь выровнена.

2. Слой XII века с небольшим количеством вещей и очевидно недолговечный. Резко отличается от предшествующего богатством сооружений и вещей. Завершается прослойкой мощного пожара, наиболее интенсивного на краю города, близ крепостных стен.

3. Слой XIII века дает несравненно большее количество вещей такого же качества, как и предыдущий, — очевидно длительность бытования сооружений этого слоя большая, чем предшествующего, так как уровень культуры в это время повышался. Слой этот также завершается пожарной прослойкой, хорошо датируе-

Медные котлы из боярской или княжеской поварни мои вещами 1230 1240

(XII—XIII века) ‘ ГОДОВ.

Сопоставление археологических данных с летописными сведениями о Вщиже позволяет уточнить дату каждого из слоев и исторически истолковать их. В 1142 году Вщиж переходит от Всеволода Ольговича во владение Владимира Давыдовича, который вскоре выделил Вщиж в удел своему сыну Святославу. В 1160 году Святослав Вщижский был осажден войсками восьми князей, которые после пятинедельной безуспешной осады ушли, заключив с ним мир.

Уточненные даты слоев должны выглядеть так:

1. Слой XI века—до 1142 года.

2. Слой 1142— 1160 годов.

3. Слой 1160—1238 годов. Последняя дата указана предположительно, так как есть косвенные соображения в пользу того, что Вщиж был разорен Батыем на пути из окрестностей Смоленска к Козельску.

В середине XII века, когда небольшая вщижская крепость' из резиденции княжеского посадника превратилась в резиденцию удельного князя, здесь были произведены значительные изменения, увеличившие размеры городка в несколько раз.

Старые стены из небольших городен были сломаны, ров с «приступа» был засыпан и границы детинца были раздвинуты. Обширный посад был укреплен мощными двойными валами и глубоким рвом, имеющим в настоящее время 18 метров ширины. Стены детинца были срублены из дубовых городен 3X5 м. На углу городища (на месте древней «контины») прослежены стулья шестиугольной башни. В центре детинца обнаружена часть фундамента какой-то массивной восьми- или двенадцатиугольной башни, опиравшейся на мощные опоры (60 см в диаметре). Центральная башня, расположенная на расстоянии «перестрела» от каждой стены, представляла собой нечто вроде западноевропейского замкового донжона. В Галицкой земле также упоминаются такие крепостные вежи. Вокруг вежи вщижского детинца была расчищена площадь и расположены коновязи: здесь найдено много удил, стремян, шпор и впервые найдена железная скребница и инструмент для очистки копыт. Срединный двор детинца, очевидно, служил местом сбора княжеской конницы.

В башнях и городнях удалось проследить в профилях рухнувшие вниз деревянные перекрытия с остатками культурного слоя; это, очевидно, следы пребывания здесь городской стражи.

В центральной веже среди другого материала верхнего яруса найдена прочная глиняная фляга XII—XIII веков.

В XIII веке укрепления Вщижа были оснащены «самострелами колово-ротными» — арбалетами с шестереноч-

8*

115

Образцы посуды (XI—XIII века)

ным механизмом для натягивания тетивы. Такая зубчатая шестерня была найдена на краю городища в 1940 году в слое XII—XIII веков.

Удельный город Вщиж в XII— XIII веках рисуется нам в следующем виде: напротив заброшенного языческого святилища (где было кладбище и стояла, очевидно, деревянная благовещенская церковь) возвышались неприступные стены детинца, над которыми господствовала огромная срединная вежа.

Дома в детинце шли вдоль стен, оставляя середину его свободной для сбора дружины. Небольшой внутренний вал отделял детинец от посада. Возможно, что близ этого вала в наиболее безопасной части детинца и находился княжеский дворец (здесь встречены гончарные клейма с княжескими знаками).

Центром посада была каменная церковь середины XII века с небольшим кладбищем близ нее. На окраинах его, у вала, селились ремесленники; обнаружена кузница и гончарная мастерская. У восточного вала найден инструмент мастера серебряных дел — штамп для колтов.

Въезд в город был, по всей вероятности, со стороны ручья, там, где посад примыкал к детинцу.

Внутренняя планировка посада пока не выяснена. За городом шли неукрепленные слободы и небольшие земледельческие поселения, разбросанные по берегам Десны и ручья. В двух километрах от города, по дороге в летописный город Воробейню, есть курганы, которые в XII—XIII веках были увенчаны большими каменными крестами, в чем сказалась близость к городу.

Большой научный интерес представляют вскрытые во Вщиже жилища. Лучше всего они сохранились там, где были в свое время пожары. Пожар во время безуспешной осады 1160 года затронул только юго-западную окраину города, обращенную к ручью.

116

а

(5 и-

<% & © <§ <3 @9© Ог

0 « (Ц (©> о ® 0 0

&«> «в^ о а С^, (Щ!!1 с^2)

ф й> ^ й

Ф ®

©.

в;

О) 0 ю е7

<2>

$) 0 л ®

§[) (^ © © @ © 0йо^55)@

0^9 <Зо 6<ж>0а> (ОС) с®

л®«вд ©»«0сГ©©

00 О с*)<^ ^ ^

Клейма вщижских гончаров (XII—XIII века)

Надпись, выцарапанная на кабаньем клыке

Уяснению конструкции древних домов XII—XIII веков помогли этнографические сопоставления. Все дома ставились на «стульях» — вертикальных столбах, следы которых хорошо сохраняются в материке; почти все дома — пятистенки с одной теплой камерой (истъбой) и холодными сенями. Потолок всегда засыпался толстым слоем земли. Дома-пятистенки делятся на два подтипа: одни из них, близкие ко вщижским избам

XIX века, имели вход с широкой стороны через сени и внутри — печь и подполье справа от входа. Таков был просторный дом у церкви, при раскопках которого удалось впервые точно проследить сложную конструкцию ручных жерновов. К дому примыкала крытая обширная зерновая яма, вмещавшая около двух тонн зерна. Другой тип домов, прослеженный

в детинце,— узкие, плотно при-г ,* ----- —"

жатые друг к другу избы с соломенными кровлями и печью у задней, узкой стены. Теплой по. ловиной они обращены к городской стене, а сенями — во внутренний двор детинца. Сени служили, очевидно, и хлевом. Это были, по всей вероятности, избы боярской или княжеской челяди.

Печи во вщижских домах были очень фундаментальны и ставились, как изба, на «стульях» и на срубе.

В детинце все дома с середины XII века имели высокие кирпичные дымоходы, выведенные выше кровель. Дымоходы вщижского городища — первые в истории изучения древнерусского жилища; до сих пор считалось, что на Руси всегда топили по-черному. Дымоходы делались из специального тонкого кирпича прямоугольной и треугольной формы и клались на глиняном растворе. Сохрани-

Старинный головной убор из Вщижа

118

лись железные вьюшки.

Развал дымохода при гибели жилища образовывал широкую полосу длиною 7 метров.

В жилищах и на дворах найдено множество разнообразной посуды, орудий труда и бытовых предметов (ключи, замки, рукомойники, черпала, пряслица, браслеты и др.).

Рядом с тесными избами челяди в детинце удалось раскопать огромный дом, крытый деревом и медью, имевший по фасаду 14 метров. Обычай насыпать землю на потолок позволил установить, что дом этот был двухэтажным, а в центре его возвышался еще небольшой «эласоверхий терем», обитый медными листами.

В этом боярском или княжеском доме употреблялась стеклянная посуда, здесь ели кур и гусей, пекли блины, здесь варили обеды в огромных медных котлах. Найденная здесь железная личина от шлема (см. стр. 104) покрыта серебром и позолотой; богатство отделки свидетельствует о знатности владельца. Дом отапливался тремя печами; для освещения применялись бронзовые паникадила.

Из всех видов производства во Вщиже обильнее всего представлено гончарное дело. Близ вала раскопан горн, принадлежавший двум мастерам.

Гончары метили свои изделия клеймами; в раскопках найдено около двухсот различных клейм. Очевидно, одновременно в городе работало всегда около 15—20 мастеров. В разных местах городища встречены клейма одного мастера; они позволяют уточнить датировку жилых комплексов. Клейма в виде княжеских знаков могут указывать на местонахождение княжеского двора.

Из отдельных вещей заслуживает внимания бронзовый водолей XII века русской работы, изображающий птицу с головой юноши.

К богатым княжеским вещам следует отнести золотой перстень.

119

Интересен кабаний клык с заклинательной надписью: «...г (оспод)и помози рабу своему Фоме».

К дружинным вещам более раннего времени нужно отнести орнамен* тированные костяные детали колчанов и изящную железную пряжку, окованную серебром с золотым изображением оленя.

В центре посадской части города в середине XII века была выстроена кирпичная церковь, близкая по плану к покровской церкви на Нерли близ Владимира, а по профилированию пилястр к смоленским зданиям середины XII века. Вскоре после постройки она была окружена гульбищем с кирпичной же аркой на 12 устоях; следы этих колонн были видимы еще в XIX веке.

В настоящее время сохранился только фундамент гульбища.

Внешний облик вщижской церкви был своеобразен (см. попытку реконструкции на стр. 119).

Судя по раскопкам 1840-х годов, церковь погибла во время осады (1238?) и погребла под собой десятки вщижан, спасавшихся здесь от врага.

Из уцелевшей утвари особенно интересны подсвечник с эмалью лиможской работы XIII века и великолепные бронзовые арки (от «царских врат»?) работы русского мастера Константина середины XII века, являющиеся прекрасным образцом русского литейного дела.

* *

Археологические раскопки во Вщиже раскрывают интересную историю развития одного из русских летописных городов от племеного святилища к маленькому городку в системе княжеской вотчины, от городка — к удельному городу с разнообразной застройкой, мощными укреплениями, развитым ремеслом. Татарское нашествие оборвало жизнь этого цветущего города и разрушило его феодальную культуру. Но раскопки показали,' что затерянный в брянском Полесье Вщиж XII—XIII веков — яркий образец высокого общего уровня и самобытности русской культуры, проявлявшейся в самых различных областях быта и искусства.

Г. Б. ФЕДОРОВ


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском