ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 ЕКИМАУЦКОЕ ГОРОДИЩЕ

ЕКИМАУЦКОЕ ГОРОДИЩЕ

По следам древних культур. Древняя Русь

Следующей важнейшей задачей экспедиции было получение материалов, по которым можно составить наиболее полное и разностороннее представление о материальной культуре тиверцев, о их ремеслах, сельском хозяйстве, укреплениях, жилищах и т. д. Кроме того, ряд выводов, сделанных предварительно, на основании разведочных данных, мог быть подтвержден или опровергнут только в результате больших раскопок.

В качестве основного объекта раскопок на 1951 год и частично на 1952 год было выбрано городище у села Екимауцы, так как во время предварительных исследований именно здесь был получен наиболее интересный и богатый материал. Раскопки были осуществлены под общим руководством автора этих строк отрядами Р. Л. Розенфельдта и Т. В. Равдиной.

Екимауцкое городище находится в лесостепной части Молдавской ССР, в междуречье Днестра и Реута. Оно расположено в 2 км к северу от села Екимауцы, в урочище Четацуя-Турческа, на правом южном склоне широкой и пологой лощины.

Городище имеет небольшой склон с юга на север, оно овальной формы, вытянуто с запада на восток (диаметры плато 70 и 86 м) и окружено кольцевым валом и рвом. Выше городища, за валом, и на противоположном северном склоне лощины расположены селища, относящиеся к тому же времени, что и городище.

За время раскопок в 1950, 1951 и 1952 годах экспедиция вскрыла более 3 000 кв. м площади городища.

134

ПОЖАР И БИТВА

Под дерновым покровом и верхним перепаханным слоем на всей площади раскопок в большом количестве находили золу, уголь, куски обугленного дерева и бревен, обугленные зерна, пережженные кальцинированные кости, а также ряд предметов — керамику, бусы, пережженные, потрескавшиеся, изменившие естественный цвет, а иногда и форму под сильным действием огня. Таковы, например, перекаленная потрескавшаяся шлакированная керамика, прокаленные докрасна растрескавшиеся известняковые жернова, сердоликовые бусы, потрескавшиеся и приобретшие белый или серый цвет. Следы пожарища встречены по всей площади городища на большую часть глубины культурного слоя. Все это свидетельствует о сильном пожаре, бушевавшем на городище в последний период его обитания. О внезапном прекращении жизни на городище свидетельствует огромное количество вещевого материала, его местонахождение и характер. В самом деле, на городище было найдено свыше 2 000 одних только индивидуальных, т. е. особенно важных, вещей, в том числе разнообразныё ценные орудия труда и оружие, ценные украшения и т. д. Серебряные зерненные серьги тонкой и сложной работы находились в одном комплексе с сердоликовыми и другими бусами, серебряными дирге-мами, бронзовыми браслетами и т. п., в едином же комплексе находились и орудия труда, например набор кузнечных и ювелирных орудий. Всего на городище обнаружено пять больших комплексов орудий труда и украшений, не говоря уже о скоплениях десятков вещей в остатках сооружений и возле них.

О внезапном разрушении городища и прекращении жизни на нем свидетельствует и заполнение остатков жилищ углем, обугленным деревом, печной обмазкой, комплектами инвентаря и утвари, включая целые горшки, наборы украшений и инструментов. Об этом же говорят обугленные, распавшиеся бревна городен \ обожженная до кирпично-красного цвета глина, зерновые ямы, полные обугленного зерна и т. д.

Находки множества ценных вещей и их скоплений в слое пожарища и заполнение этим слоем большинства сооружений позволили связать эти два явления — пожар и внезапное прекращение жизни на городище. В свою очередь эти два явления в соответствии с находками связываются с жестокой битвой, разыгравшейся на территории городища. Об этой битве свидетельствует прежде всего огромное количество оружия, найденного в слое пожарища. На городище найдено свыше 400 железных наконечников стрел и несколько костяных стрел, копья шиловидной и лав-ролистной формы, двуперые железные метательные копья — сулицы, боевые топоры, боевые гири, железные, свинцовые, известняковые и костяные кистени, наконечники ножен, перекрестье сабли, засапожные ножи и т. п. 1

1 Городни — срубы, заполненные глиной, землей, камнями и т. д. и составляющие основу вала.

135

Наконечники

славянских

стрел и метательных копии из Екимауцкого городища (X—XI века)

Большинство оружия, найденного на городище, безусловно является древнерусским. Это листовидные, ромбовидные и другие железные черешковые стрелы гнездовского типа X — XI веков, с валиками для упора в древко, боевые топоры, многочисленные аналогии которым можно привести из находок в других русских городах, как, например, из срубного погребения дружинника X века в Киеве, открытого М. К. Каргером в 1939 году, и т. д. Таков один из наконечников ножен, серебряный и позолоченный, с сочным растительным орнаментом, весьма близким к орнаменту серебряной оковки турьего рога из Черной Могилы и некоторым орнаментам Киевской Софии, суздальских храмов и к другим русским орнаментам X—XII веков.

Вместе с тем, наряду со славянским оружием X—XI веков, на городище найдено около ста стрел явно не славянского типа. Это втульчатые конусообразные, удлиненные железные стрелы, втулка которых в сечении представляет собой круг или многогранник. Такие стрелы совершенно не встречаются у славян и по самой своей форме являются противокольчужными. Нахождение большого количества оружия, в том числе оружия двух типов — русского и нерусского, свидетельствует о битве, разыгравшейся на городище. Об этом же говорит большое количество человеческих и конских костей. На городище, в различных местах, в слое пожарища обнаружено свыше 50 находок человеческих костей и целых скелетов, а также и огромное количество скоплений конских костей. Самое положение скелетов свидетельствует о внезапной гибели людей. Например, скопление человеческих костей, обнаруженное в одной из раскопок под обгорелыми бревнами городен и между ними на глубине 100 см, представляет собой скелет, лежащий на боку, с раздробленным черепом,

с руками, согнутыми в локте, причем Железный топор> кистень> боевая КИСТЬ Правой руки лежит под ГОЛО- железная гиря и славянские копья — вой, а левая рука откинута вперед и рожоны (X—XI века)

136

<5

Серебряные, бронзовые украшения и сердоликовые бусы из Екимауц (X—XI век)

слегка согнута в локте выше головы. Под черепом обнаружена славянская ромбовидная стрела, а на расстоянии 15—20 см от головы — железный боевой топор. Скелет, обнаруженный в полуземлянке, лежал лицом вниз, затылочная часть черепа была раздроблена, правая рука согнута в локте и кисть ее лежала возле таза, а кисть согнутой левой руки находилась под локтем правой руки. Под черепом были обнаружены 2 втуль-чатые стрелы. Из 9 полностью или почти полностью уцелевших конских скелетов 7 были обнаружены на южном склоне вала городища и 2 в большой полуземлянке возле скопления человеческих костей. В позвонках одного из конских скелетов на южном склоне вала находилась славянская железная ромбовидная стрела.

В результате раскопок перед нами предстала картина битвы на городище, битвы, сопровождавшейся пожаром, разрушением сооружений и укреплений и поражением защитников. Жизнь на городище после битвы не возобновлялась, и выше слоя пожарища культурный слой на городище отсутствует, за исключением тех мест, где он перекрыт оплывами вала.

Таким образом, о прекращении жизни на городище из-за битвы и взятия его врагами свидетельствует мощный слой пожарища, состояние оборонительных и иных сооружений, большое количество человеческих и конских костей, целые скелеты, комплексы ценных вещей, изделий и инструментов, никогда не оставляемых при нормальных условиях переселения, большое количество разнообразного оружия и ряд других признаков.

Кто же были участники драмы, разыгравшейся на городище? Кто были его защитники, мужественно отстаивавшие свой город, и кто были их враги, нарушившие мирный труд жителей, разрушившие и сжегшие постройки и сооружения города? Когда и при каких обстоятельствах произошла роковая для жителей города битва, величественная и трагическая картина остатков которой открылась при раскопках?

Об этнической принадлежности жителей городища ярко и недвусмысленно говорят многие факты. Тысячи фрагментов славянской керамики с линейно-волнистым орнаментом, славянское оружие, славянские браслеты, бусы и другие украшения, находящие себе многочисленные аналогии среди славянских древностей Киева, Чернигова, Гнездова и других мест, овручские шиферные пряслица \ характер земледельческих, ремесленных и других орудий, система оборонительных сооружений и жилищ — все это неопровержимо свидетельствует о том, что население городища было славянским, принадлежало к коренным славянским жителям Поднестровья — тиверцам. Культура великокняжеского времени на Днестре, возможно, была создана не только местными славянами, а и 1

1 Биконические или цилиндрические кружки со сквозным отверстием, надеваемые на веретено для придания ему устойчивости при вращении. Пряслица делались из глины и различных пород мягкого камня. Выходы розового шифера имеются в Восточной Европе только в одном месте — в районе города Овруча, неподалеку от Киева. Там были расположены большие древнерусские каменорезные мастерские, снабжавшие своими изделиями весь славянский мир. В 1240 году мастерские были разрушены татарами и производство шиферных изделий, в том числе и пряслиц, прекратилось.

137

славянами, продвинувшимися во второй половине I тысячелетия н. э. с северо-востока на юго-запад, о чем имеются некоторые данные; но во всяком случае в создание славянской культуры великокняжеского времени местные славянские обитатели Поднестровья внесли свой ценный вклад и были главными ее создателями. Именно им, славянам Поднестровья, тиверцам-днестровцам, и принадлежало Екимауцкое городище. Оно было, видимо, одним из 148 тиверских городов, о которых писал анонимный баварский географ второй половины IX века, и одним из тиверских городов по Днестру, о которых упоминал русский летописец начала XII века.

Когда было основано Екимауцкое городище? Сколько времени оно существовало, и когда разразилась битва, в результате которой прекратилась на нем жизнь?

Во время раскопок был найден целый ряд материалов, позволяющих определить верхнюю и нижнюю дату обитания городища, т. е. время начала и конца заселения его людьми.

К таким датирующим вещам принадлежат прежде всего серебряные саманидские диргемы, чеканенные в Средней Азии. Из 19 прочтенных диргемов 4 принадлежат Исмаилу ибн-Ахмеду (892—907 гг.), 13 —

Насру II (914—943 гг.), а остальные являются подражаниями их монетам. Большинство (16 из 19) диргемов имеет два круглых отверстия, указывающих на то, что эти диргемы употреблялись после их использования в качестве монет в орнаментальных целях, как украшения. Из Средней Азии в Поднестровье диргемы могли попасть через Киев и другие крупные центры Руси.

Итак, судя по диргемам, городище было основано в конце IX века. Наиболее поздние диргемы относятся к середине X века, но, принимая во. внимание, что они использовались не только как монеты, но и длительное время после этого служили украшением, мы для определения верхней даты их бытования по установившемуся в нумизматике правилу должны прибавить 50—80 лет к году их чеканки. Следовательно', судя по диргемам, жизнь на городище прекратилась в первой половине XI века.

Датировку, установленную по диргемам (IX — первая половина XI века), подтверждает и ряд других материалов. О нижней дате — IX веке — говорит ряд данных. Керамика нижних слоев Екимауцкого городища весьма напоминает по форме, орнаменту и фактуре керамику славянских селищ Луки Райковецкой около Бердичева, датируемую украинскими археологами VIII—IX веками. Керамика нижних слоев Екимауцкого городища соответствует тем признакам, которые Б. А. Рыбаков считает характерными для керамики VIII—IX веков: толстостен-

ностъ (до 2 см), плохой и неравномерный обжиг, примесь крупного песка, изготовление на примитивном гончарном кругу (о чем говорят заплывы глины донышка за края подставки), отсутствие клейм, широкий линейно-волнистый орнамент и т. д. О IX веке, как о времени основания Екимауцкого городища, говорит сходство ряда керамических форм с формами ранней керамики моравской блучинской культуры IX—XI веков, о чем подробнее будет сказано ниже. Об этой же дате свидетельствует и

138

нахождение в нижних слоях довольно большого количества глазчатых многоцветных ластовых буе, широко распространенных и известных в нижних слоях славянского городища Старой Ладоги, датируемых VIII— IX веками, в ряде славянских поселений ГТоднепровья, среди славянских, кавказских, хазарских, болгарских, венгерских, чешских, моравских и других древних поселений и могильников, датируемых, как правило, VIII—IX веками. О IX веке говорит и ряд других признаков, как, например, архаического облика медная лунница (привеска в форме .полулуния) с язычком, имеющая форму, характерную для времени до X века, и т. д.

Бесконечное количество разнообразных форм керамики, оружия, серебряных, медных и других украшений, желтых стеклянных зонных пронизок (маленьких круглых бусинок), находящих себе аналогии среди восточнославянских древностей X века, говорят об интенсивной жизни на городище в эту пору.

О самом позднем времени существования городища, помимо дирге-мов, свидетельствует и ряд других материалов. Об этой дате говорит керамика верхних слоев с клеймами, тонкостенная, из хорошо отмученной глины, без видимых примесей или с примесями мелкого песка и пирита, ровного и сильного горнового обжига, хорошо профилированная, с сильно отогнутым венчиком и подчеркивающим его валиком, с четким и ровным орнаментом и т. д.

Об этой же дате говорят серебряная литая гривенка весом в 9,27 г, т. е. того типа, который появляется не ранее начала XI века, шиферные пряслица, появление которых относится также к этому времени (предположения о их более раннем появлении я считаю недоказанными), зерненные серебряные серьги, бусы и лунницы, находящие себе аналогии в ко-пиевском, гнездовском и других древнерусских кладах, датируемых X—XI веками. Об этом же свидетельствует и сходство с наиболее развитыми формами блучинской, моравской керамики и украшений XI века, а также кубический замок, характерный для юга России того времени, бипирамидальные 1 сердоликовые бусы, появление которых также относится к XI веку, а в северных областях Руси и к более позднему времени. Помимо того, что последние являются датирующим материалом, они служат еще одним показателем того, что население Екимауцкого городища было именно древнерусским, так как такие бусы делались, как доказано учеными, только в древней Руси.

Итак, Екимауцкое городище было основано русскими славянами — тиверцами в IX веке и существовало до первой половины XI века, когда внезапное нападение врагов, штурм и пожар прекратили на нем жизнь.

Почему и как возникло Екимауцкое городище?

Славяне Поднеотровья, находившиеся в исключительно благоприятных природных и географических условиях, на древних торговых путях рано достигли расцвета своей материальной культуры, выделения и развития ремесел. Это послужило, как явствует из большого количества ре

1 Т. е. в форме двух соединенных основаниями шестиугольных пирамид.

139

месленных орудий, сооружений и изделий на городище, важнейшей причиной его основания. Для славян Поднестровья—юго-западного форпоста древней Руси — потребность в создании укрепленных городищ особенно усиливалась ввиду необходимости отражать нападения степных, южных и юго-западных кочевников: угров, печенегов, половцев и др. Екимауц-кое городище и было одним из таких ремесленных и военно-административных центров, прикрывавших окрестные неукрепленные славянские поселения и господствовавших над ними.

Кем же были кочевники, нарушившие мирный труд жителей Екимауцкого городища и напавшие на него?

Ответить на этот вопрос трудно ввиду недостаточной изученности кочевнических древностей и, в частности, ввиду отсутствия описания типов вещей, характерных для различных кочевнических племен.

О том, что нападение на жителей Екимауцкого городища было совершено именно кочевниками, говорит ряд данных: кочевнический облик имеют найденные на городище противокольчужные стрелы, приспособленные к стрельбе с коня из легкого лука, а также остродонный сосуд восточного кочевнического типа, обнаруженный в слое пожарища. О кочевниках говорит характер набега, варварское и поспешное разрушение всего, что было на городище, с последующим немедленным оставлением его.

В первой половине XI века основными противниками Руси были именно кочевники. Иноземцами, напавшими на Екимауцкое городище, не могли быть ни болгары, ни мадьяры, ни чехи, ни какие-либо другие западные или юго-западные соседи, так как ни у кого из них не было ни таких стрел, ни таких сосудов, которые описаны выше.

В середине XI века Руси угрожали два грозных противника — печенеги и появившиеся в конце княжения Ярослава Мудрого половцы. В первой половине XI века печенеги особенно активно нападали на Русь. Достаточно вспомнить большой поход 1036 года. Половцы, в конце первой половины XI века перекочевавшие в причерноморские степи, сильно потеснили печенегов на юго-запад и север, и, вероятно, отошедшие под напором половцев (в нижнее Поднестровье, Подпрутье и Подунавье) печенеги и были теми кочевниками, которые напали на Екимауцкое городище.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском