ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 ОТКРЫТИЕ ДРЕВНЕГО ГОРОДА

ОТКРЫТИЕ ДРЕВНЕГО ГОРОДА

По следам древних культур. Древняя Русь

Из года в год меняются наши представления о внешнем виде древних русских городов. Господствовавшее среди буржуазных ученых мнение о культурной отсталости средневековых русских горожан, якобы живших в грязи, не знавших удобств и благоустройства, ушло в прошлое. Распространение на древнюю Русь описания средневековых городов Западной Европы оказалось несостоятельным. Удобнее всего начать знакомство с древним городом с внешнего вида Новгорода.

К XI веку восходит известная часть древнейшего русского «Устава о мостах». Этот «Устав» показывает, что уже в те отдаленные времена в Великом Новгороде существовала особая мостовая повинность. Мощение улиц было обязательным, за этим тщательно следили. Еще до организации раскопок, при случайных наблюдениях за земляными работами, остатки древних деревянных мостовых находили не один раз. Они встречались в кремле, вблизи Духова монастыря (на Софийской стороне), за

228

Федоровским ручьем на Десятинной улице (Софийская сторона) и во многих других местах.

Долгое время наблюдениям были доступны лишь поздние мостовые, лежащие в верхних участках культурного слоя. О них и в письменных источниках упоминается много раз. Раскопки сделали возможным открытие и самых древних мостовых, подтвердив вывод о повсеместном распространении мощения улиц на всем протяжении летописной истории Великого Новгорода. Нет ни одной улицы, затронутой раскопками, которая была бы лишена настилов. Мостовые достигали в среднем ширины 3— 4 метра, а иногда и свыше 6 метров, как, например, на открытой в 1952 году Великой улице. Устроены они были из широких плах, опирающихся на длинные тонкие бревна—лаги. Лаги (обычно три) укладывались по длине улицы, а на них клались плотно пригнанные друг к другу плахи. Ширина плах иногда достигала метра. Их поверхность тщательно выравнивалась, а внизу вырубались выемки для плотного сцепления с лагами.

Когда мостовые несколько снашивались, они настилались заново. При этом старые настилы часто не убирались и оставались в земле. Каждый

Более поздняя мостовая лежит непосредственно на предыдущей. Это свидетельствует о том, что мостовые подметались и поддерживались в чистоте

229

следующий ярус мостовых обычно лежит непосредственно на предыдущем. Этот факт свидетельствует о том, что настилы подметались и поддерживались в чистоте. В противном случае между ними оставался бы слой земли и навоза.

О чистоте в городе говорит и само количество разновременных мостовых одних и тех же улиц. При раскопках 1938—1939 годов в кремле было последовательно снято 15 настилов улицы Пискупли (Епископская), в 1932 году на Неревском конце на раскопанном участке древней улицы оказалось 18 настилов, следующих один за другим. Самая поразительная картина была открыта на Неревском конце в 1951 и 1952 годах. Здесь раскапывался перекресток двух улиц с примыкавшими к ним домами, хозяйственными постройками и дворами. После долгих вычислений и изучения старинных планов города удалось установить, что раскопкам подверглись знаменитая Холопья улица и главная улица Неревского конца — Великая. В культурном слое мощностью 7,5 метра было'последовательно расчищено и снято 25 настилов Холопьей улицы, относящихся к X—XV векам. В течение 500 лет улица настилалась заново по крайней мере 25 раз, то есть в среднем один раз в 20 лет. Раскопки 1951 года показали, что мостились в Новгороде не только улицы, но и въезды во дворы, подъезды к хозяйственньш постройкам. Иногда замощение было каменное. На ряде участков усадеб обнаружены толстые слои щепы, которой засыпались, вероятно, лужи, грязь, неровности почвы.

Стоит отметить, что первые мостовые в Париже появились в XII веке, в Нюрнберге — в XIV веке, в Лондоне — в XV веке; до того времени ни во Франции, ни в Германии, ни в Англии замощенных улиц не было.

Замощение улиц и поддержание их .в чистоте не было в Новгороде привилегией аристократических районов. Не говоря уже о повсеместном распространении ремесленного населения в Новгороде, район Холопьей улицы являлся центром демократического населения города. Именно здесь существовали поселки кузнецов, ставших в XIV веке важной силой политических движений в Новгородской республике. Район древнего поселения ремесленников уже с X века, как показали раскопки, был благоустроен.

Исследование изображений северных городов в древних книжных миниатюрах давно уже показало, что типичным видом жилых построек были двухэтажные клети с жилым верхним этажом и с нижним, предназначенным для помещения скота, хранения утвари и запасов. Археологические раскопки подтвердили эти данные. В Новгороде за все время раскопок до 1952 года не было найдено ни одной печи, которые очень хорошо известны по раскопкам других городов и поселений. В других городах открыты и изучены даже разнообразные системы отопления. Отсутствие в остатках раскопанных домов печей как раз и объясняется конструкцией жилищ. Печи находились во втором этаже, и при разрушении домов кирпичи растаскивали. Впервые в 1952 году в нескольких до-

230

Раскопанный в 1948 году участок водоотвода

мах печи были обнаружены, благодаря чему выяснилось, что иногда и нижние этажи зданий отапливались.

В связи с конструкцией новгородских домов было распространена мнение, что при обычной тесноте средневековой городской жизни улицы древнего Новгорода были темными и сырыми, что пешеходы и повозки там пробирались по узким ущельям, лишенным солнца и света. В 1951 году впервые был раскопан большой участок улицы, и эти работы показали, что застройка улиц не была сплошной, как в больших западных

231

городах- дома и хозяйственные постройки ставились с промежутками, а значит, и улица была открыта для света и солнца.

Кроме улиц, в Новгороде существовали широкие площади. Настилы Вечевой площади были вскрыты раскопками 1947—1948 годов на Ярославовом Дворище. На Неревском конце также была обнаружена часть широкого помоста, примыкавшего к Холопьей улице.

новгородские водоотводы

В 1937 году при раскопках Новгородским музеем восточной части Ярославова Дворища было найдено несколько деревянных желобов, которые первоначально были датированы XVI—XVII столетиями. Дальнейшее изучение показало, что такая датировка ошибочна. Желоба лежали непосредственно на слое с типичными находками XII—XIII веков. В следующие годы в слоях именно этого раннего времени такие желоба стали находить один за другим. Но лежали они в ином, более определенном порядке. Желоба оказались половинками труб, выдолбленных из цельных стволов дерева. Довоенными раскопками в разных местах, главным образом в районе Ярославова Дворища, было найдено несколько таких труб, но размеры раскопок были недостаточными, для того чтобы полностью изучить и понять назначение этих загадочных сооружений. В 1947—

1948 годах система труб была вскрыта на достаточно большом участке. Открытое сооружение представляло собой одну из интереснейших частей городского благоустройства, совершенно не известную в северных городах западной Европы, — систему деревянных водоотводов. Назначением этого сооружения было собирать и отводить в Волхов воду одного известного по письменным свидетельствам источника. Родниковые ключи в большом числе зафиксированы в этом районе города, и не будь водоотводов, вся местность заболачивалась бы постоянно и была бы непригодной для жизни.

Соединительный кододец водоотвода на Ярославовом Дворище

232

Новгородские водоотводы состояли из- больших, диаметром до 50 сантиметров, деревянных труб. Половинки плотно соединялись друг с другом зигзагообразным швом.

Для большей водонепроницаемости трубы были обмотаны на стыках несколькими слоями бересты. Кроме труб, к системе водоотвода относились большие соединительные колодцы, собиравшие посредством нескольких труб воду из разных участков города и направлявшие ее затем в Волхов по одной трубе.

Колодцы эти служили также для контроля за чистотой всей системы, Для той же цели применялись бочки-отстойники. Один большой колодец, в который входили четыре трубы, был целиком перевезен в Москву и выставлен в залах Государственного Исторического музея.

Водоотвод был сооружен так прочно, что когда при расколках его трубы пришлось перерезать, из них хлынула вода. До сих пор под Новгородом функционирует древнее сооружение, осушившее заболоченные и сырые участки города.

Открытый водоотвод — не единственный в Новгороде. Такие же трубы были обнаружены в кремле и на Чудинцевой улице.

Подобные сооружения были открыты и в Москве — при раскопках Зарядья. Система водоотвода создана самостоятельным творчеством русских ремесленников и по своеобразию не. находит ничего подобного себе ни в Западной Европе, ни в Византии, ни в других странах средневековья.

Деталь водоотвода — бочка-отстойник

ДВЕ СТЕНЫ

XIV век был наиболее важным в истории военного дела средневековой Европы. В предыдущем столетии впервые для военных целей был применен порох, и в XIV веке огнестрельное оружие быстро распространяется во всех странах Запада и Востока. Большие возможности и сила огнестрельного оружия произвели переворот во всех старых приемах на

233

падения и защиты. Старые формы перестали быть действенными, и на смену им приходят новые изобретения -и усовершенствования. В связи с новыми требованиями обороны одна за другой перестраиваются старые крепости и строятся новые. Обязательность перехода к новым приемам защиты привела к тому, что не осталось на поверхности земли ни одной крепости, ни одной каменной стены, которые могли бы наглядно познакомить с организацией в древней Руси военного отпора захватчикам. Отсутствие сохранившихся в нетронутом виде памятников вело к неправильным умозрительным заключениям о ходе развития древнерусского военного дела. Считали, например, что древнерусские крепости были рассчитаны только на пассивную оборону, что стены их не были достаточно мощными, что только с введением огненного боя они начали постепенно утолщаться и приобретать необходимую мощность. Пока не было открыто подлинных памятников фортификации, нельзя было сказать что-либо определенное об их устройстве.

При раскопках в 1932 году на Славенском конце археологи неожиданно наткнулись на каменную стену, покрытую толстым слоем земли. В следующие годы стена была прослежена на большом участке; удалось определить ее направление и точно установить время ее постройки. Летопись сохранила известие о том, что в 1335 году при архиепископе Василии Калике посадник Федор Данилович с тысяцким Остафием и всеми новгородцами заложил «острог камен» от церкви св. Ильи к церкви св. Павла. Обе церкви и сейчас стоят на Славне, стена была обнаружена как раз между ними. Стена 1335 года оказалась мощным военным сооружением. Она имела толщину 3 метра, что полностью опровергает представление о слабости древнерусских крепостей во времена, предшествовавшие распространению огнестрельного оружия. Стена сложена из больших плит розового ильменского известняка и стоит на валунном основании.

Другая стена была открыта в 1947 году. На городском валу давно уже были замечены остатки каменных сооружений, в некоторых местах выходивших на поверхность земли. Эти монументальные сооружения были построенными в 1391 году каменными башнями, назначением которых было защищать въезды на городские улицы. Считалось, что до этого времени укрепления окольного города, посада, были только земляными и деревянными, да и после этого они остались такими же, так как каменных башен имелось не так много.

Во время Великой Отечественной войны Новгород в течение долгого времени находился на переднем крае обороны. Фашисты, ожесточенно сопротивлявшиеся, использовали все особенности рельефа — древний вал они изрыли траншеями и щелями. Но не помогли им траншеи и щели. Первым сталинским ударом Великий Новгород был освобожден, и немцы откатились далеко на запад. После освобождения Новгорода городской вал был обследован заново, и здесь обнаружилось, что во многих местах под валом скрыта мощная каменная стена. Стена на одном из участков была расчищена на всю высоту. Она была сооружена из такого

234

же розового ильменского известняка, что и стена посадника Федора на Славне. Такой камень широко употреблялся новгородцами в XIV веке. Из него построены многие церкви этого времени. В XV веке розовый известняк больше не употребляли. По своим техническим данным открытая стена оказалась еще более мощной, чем стена на Славн/е. Известняковые плиты выложены в две линии — внешнюю, и внутреннюю, а пространство между ними заполнено мелкими камнями, залитыми известковым раствором. Толщина стены достигает 4,6 метра. На соседнем участке раскопаны остатки ворот. Через них ив Новгорода шла дорога на Москву.

Толщина стен, мощность городских укреплений опровергают мнение о пассивности сопротивления древнерусских крепостей. Вновь открытые крепостные сооружения доказывают, что новгородцы умели проводить активную оборону, то есть поражать противника стрелами, камнями и т. д. Летопись не раз говорит о такой обороне древнерусских городов. В новгородском войске она неоднократно упоминает «пороки» (так назы--вались в древней Руси стенобитные и метательные орудия) и «порочных» мастеров. Готовясь к походу в Ливонию в 1268 году, новгородцы строили «пороки» на Владычном дворе. В 1242 году Александр Невский взял только что построенную немцами мощную крепость Копорье, при этом стены крепости были «извержены до основания». Новгородцы, сами владевшие метательными машинами, должны были строить свои стены с расчетом на стенобитные орудия.

О высоком уровне военного дела в Новгороде говорят многочисленные находки предметов вооружения. Из них наиболее интересны арбалетные стрелы и найденный в 1952 году древнерусский пластинчатый доспех XIII века.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском