ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 РЯЗАНСКИЕ МАСТЕРА

РЯЗАНСКИЕ МАСТЕРА

По следам древних культур. Древняя Русь

Важнейшим ремесленным и торговым городом в Рязанском княжестве была его столица Старая Рязань.

На северном участке описанного выше Старорязанского городища многолетними раскопками советских ученых открыт основной ремесленный район города XI—XII веков. Здесь найдены дома ремесленников и мастерские костерезов, ювелиров, литейщиков, раскопано несколько металлургических и керамических печей.

Керамические печи были двух типов: для обжига бытовой посуды и для обжига поливной керамики — ценных облицовочных плиток, игрушек и т. п. Горн первого типа был глинобитным. Он небольшой, в плане овальный (диаметры 95 и 75 сантиметров), опущен в неглубокую яму. Верхнее обжигательное помещение отделено от топочного горизонталь-4 ной перегородкой из глины с жаропроводными отверстиями (продухами), без всякого подпора снизу. Огонь разводился в топке, откуда через продухи проникал в обжигательную камеру. Последняя была перекрыта сводом, сбитым из плотной глины. Судя по размеру горна, он мог служить для одновременного обжига 25—30 горшков. Следы наслоений подмазок глиной на поду горна свидетельствуют о том, что горн экплуатиро-вался в течение длительного времени. Горн расположен вблизи жилища ремесленника. Это, а также скромные размеры горна свидетельствуют о том, что горн находился в индивидуальном пользовании ремесленника Г

Горн второго типа более сложен. Он сделан из кирпича-сырца. Топочная камера находится не под обжигательной, а рядом с ней. На полу горна найдены специальные подставки для глиняных поливных яичек, которые здесь обжигались. Эти яички (так называемые «писанки») покрывались цветной глазурью. Центрами их производства были южные русские города, прежде всего Киев, Белгород. Экспортировались они да- 1

1 Известные по этнографическим материалам XIX и начала XX века горны, находившиеся в коллективном пользовании 7—8 хозяев, вмещали до 600 горшков и находились по середине улицы, вдали от жилища.

298

же за границу — во все славянские страны.

Старорязанский горн служил не только для обжига «писанок», но и для облицовочных керамических плиток. Старорязанские плитки покрыты зеленой поливой с ярким желтым волнистым рисунком на ней.

Все открытые до сих’ пор керамические лечи сосредоточены в северной части Старо-рязанского городища, за внутренним валом, и сравнительно недалеко одна от другой. Сосредоточение керамического производства в одном месте — явление, обычное для средневековых русских городов. Это отразилось и в названиях: гончарные концы или гончарные слободы.

У древнерусского гончара не было специального помещения для работы. Он работал в жилой избе. Поэтому, кроме горнов, мы не можем обнаружить какие-либо другие признаки керамического производства. Обломки разбитой посуды найдены во всех жилищах, и их количество не может указывать на то, что эту посуду делал владелец жилища.

Рязанская керамика очень разнообразна по форме и назначению. Здесь и простые кухонные горшки и миски, и парадная посуда, покрытая разнообразным орнаментом, и сосуды специального назначения, например для приготовления сыра, и маленькие горшочки, которые могли служить солонками или были детскими игрушками. Вся посуда сделана на гончарном кругу, приводившемся в действие руками. Для того чтобы удобней было снимать мокрый глиняный горшок с круга, его лепили на специальной деревянной • подставке, на которой мастер вырезал свое клеймо — своеобразный «фабричный» знак. Клейма представляют собой простые знаки: круги, колеса, кресты и т. п. Мастер передавал свое клеймо по наследству, причем обычно наследник несколько усложнял знак: если у отца был ключ с двумя бородками, то сын прибавлял

Тигелек и поливная плитка (XI век; из раскопок 1949 года)

третью.

Рязанские гончарные клейма представлены более чем 120 различными знаками. Это не значит, конечно, что за все время существования города здесь было 120 гончарных мастерских. В одной мастерской, возможно, применялись и разные клейма. В раскопках несомненно будут •найдены еще клейма. Гончарные клейма — любопытное свидетельство организации древнерусского ремесла.

Неподалеку от керамических печей в северной части Старорязанского городища найдены металлургические горны и кузницы. Один металлургический горн был наземным, другой опущен в яму. Устройство гор-

299

нов в общем сходно; отличие только в способе загрузки руды и топлива: в наземном горне их приходилось подымать наверх, в ямном — загрузочное отверстие находилось на уровне земли.

У ремесленника, владевшего ямным горном, рабочее помещение представляло полуземлянку, в середине которой раскопками открыт под горна, сделанный из булыжных камней величиной с кулак, выложенных в виде овала, скрепленных и обмазанных глиной. Здесь же найдены куски железного шлака и обломки толстых глинобитных стенок металлургической печи. Перед горном в землянке была яма (предгорновой выем), служившая для установки мехов. В яме найдено свыше 20 фрагментов сопел (конусовидных или пирамидальных глиняных трубок, служивших для ввода в печь выдуваемого мехами воздуха). Землянка была перекрыта четырехскатной крышей. Над печью в крыше было устроено вытяжное отверстие для выхода газов. В противоположной от печи стороне был вход в землянку по деревянной лестнице. Шихта, то есть руда, уголь, флюсы1, находилась снаружи, у вытяжного отверстия в крыше. Загрузка печи велась через это отверстие. Печь была рассчитана на круглогодовую эксплуатацию: крыша землянки защищала металлурга и горн от дождей, холода и снега. В сыродутном горне железо восстанавливалось из болотной руды при температуре 1100—1250 градусов. Болотные руды встречаются неподалеку от Старой Рязани по берегам рек Прони, Пры и Кади.

Разнообразна продукция рязанских кузнецов: от самых простых изделий— гвоздей и ножей до очень сложных замков и орудий труда. Буржуазные ученые отрицали вообще развитие русской металлургии и металлообработки в древности. Советские ученые не только доказали ложность этого утверждения, но их открытия показывают, что древнерусские мастера владели наиболее совершенными методами обработки металла.

Рязанские кузнецы уже в X веке знали способы изготовления стали и применяли различные технологические приемы для получения твердого и острого лезвия ножа. Уже в X веке применялся прием наиболее совершенный, но и наиболее трудоемкий: сваривание из трех полос — двух железных и проходящей внутри клинка — стальной. Такое слоистое лезвие наиболее удобно, так как легко вытачивается, и до конца существования ножа остается стальная рабочая часть его. Другие приемы — это цементация и изготовление цельностального лезвия. Одной из наиболее сложных кузнечно-слесарных работ было изготовление замков. Цилиндрические замки состоят из нескольких десятков деталей. Мастер очень точно учитывал условия эксплуатации той или иной металлической детали. Например, пружина замка должна пружинить и не ломаться. Поэтому старорязанский мастер сваривает ее из двух узких полосок чистого железа и стали (толщина полос 0,75 миллиметра, толщина всей пружины

1,5 миллиметра). Рабочая часть токарного резца наваривалась из высокоуглеродистой стали.

* Флюсы — различные вещества (известняк, песок и т. п.), загружаемые в печь с целью очистки металла от примесей, дают легкоплавкие шлаки.

300

Много найдено в Старой Рязани изделий из меди; среди них — серия литых и чеканных женских украшений, браслетов, перстней, подвесок и т. д. Меднолитейное дело представлено находками медных шлаков, кусков меди, тиглей со следами расплавленного металла и каменных литейных форм.

В косторезных мастерских, наряду с массовыми изделиями — гребнями, ручками для ножей, найдены художественные поделки — интересные памятники прикладного искусства.

Таково, например, стилизованное изображение животного, вырезанное из костяной пластинки, служившей накладкой на переплет книги.

Очень выразительно характеризуют изображаемое животное, принадлежащее, повидимому, к породе кошачьих, вытянутые передние лапы, изогнутая спина, круглая голова с острыми зубами, поза хищника. Это один из интереснейших образцов древнерусской художественной резьбы. Так благодаря археологии удается познакомиться с древним народным искусством.

Наиболее распространенными на древнерусских городищах находками являются обломки разноцветных стеклянных браслетов — любимого украшения горожанок. Долгое время считали, что они, как и другие стеклянные изделия, привезены с Востока. Потом раскопками в Киеве была открыта стеклоделательная мастерская. Этим было доказано их местное, русское производство. В Старой Рязани найдены тысячи стеклянных браслетов, и, хотя мастерской для их производства не найдено, можно не сомневаться, что их делали на месте. Доказательством служат находки бракованных, испорченных в момент изготовления браслетов. Они, конечно, не могли быть привозными, производственный брак оставался на месте.

Исключительно высок уровень старорязанских ювелирных изделий. Продукция ювелиров свидетельствует не только о высоком развитии ремесла, но и об особых художественны^ вкусах и особых формах рязанского прикладного искусства. В особенности замечательны изделия из золота и серебра из кладов.

В 1822 году крестьянин, опахивавший края дороги неподалеку от места, где позже был раскопан Спасский собор на Старорязанском городище, наткнулся на золотые и серебряные предметы исключительной ценности, общим весом 6 фунтов 83 золотника (2807,5 грамма). Основную часть клада составляют И круглых золотых блях, являвшихся частью княжеского наряда. Две самые большие полые подвески (колты) богато украшены камнями, эмалью и свернутой жгутом золотой проволокой — сканью. На лицевой стороне этих колтов изображены князья

Литейная форма из Старой Рязани для отливки подвески (XIII век)

301

Борис и Глеб, на обратной вставлен белый яхонт, обнизанный жемчугом. По ободу среди скани помещены 9 крупных камней. Камни вправлены в гнезда, приподнятые над поверхностью колтов с помощью ажурного сканного плетения в виде арочек, которые пропускают к камню свет снизу.

Остальные подборы блях также высокохудожественны. Кроме того, в кладе имеются золотые ажурные дутые бусины, цепочка, перстни, нашивные бляшки, браслеты и другие предметы.

В 1868 году был найден второй клад серебряных вещей, в 1887 году — третий. Самым ценным в кладе 1868 года является ожерелье из 17 серебряных и вызолоченных бляшек, соединенных колечками на шарнирах. Бляшки украшены толстой сканью в виде крестов и крестообразных фигур. Кроме того, в кладе было 5 блях с изображением восьмиконечного креста и т. д. Рисунок выполнен резцом и чернью. В кладе 1887 года среди других вещей находилась пара серебряных колтов, окаймленных вокруг 13 дутыми большими бусинами, нанизанными на проволоку. На щитках колтов изображены две птицы, переплетшиеся хвостами. Узор выполнен резцом и помещен на черненом фоне*

Непрерывно в течение многих лет местные жители находили отдельные ценные вещи. Одним из наиболее интересных является клад ювелирных изделий из Старой Рязани, найденный экспедицией Института истории материальной культуры летом 1950 года. Древнерусские клады, как правило, относятся к категории случайных находок, поэтому затруднены их датировка, определение обстоятельств, при которых клад был спрятан, и т. д. Впервые

Серебряная с чернью бляха из клада, найденного в 1950 году (XIII век)

302

в Старой Рязани клад был найден при раскопках. Владелец клада спрятал его в печку жилища, должно быть, в страшные дни татарского разгрома. Жилище погибло в огне, и через 600 с лишним лет вещи были извлечены археологами. Качество изделий очень высокое.

В кладе было 26 предметов; среди них: полые серебряные бусы, украшенные зернью 1 и по краям обмотанные витой серебряной проволокой, трехбусинные височные кольца, каменные кресты в серебряной оправе, бляха с изображением святой, бронзовая позолоченная булавка, украшенная перегородчатой эмалью красного и зеленого' цвета, серебряные шестилучевые сережные подвески. Лучи в них оканчиваются крупными шариками, поверхность лучей сплошь покрыта мелкой зернью; на всей подвеске напаяно до 6000 зернышек.

К этому же кладу относятся найденные ранее серебряная звездчатая пятилучевая подвеска и цепь из серебряных бляшек, украшенных зернью и соединенных между собой с помощью шарниров. В Государственном Историческом музее имеется оправа маленького крестика из Старой Рязани, которую Б. А. Рыбаков называет «верхом совершенства ювелирной техники». Там между 12 камнями, оправленными в золото, мастер устроил целый цветник из миниатюрных золотых цветов, посаженных на спиральные пружинки в четыре-пять витков, припаянные только одним концом к пластинке. Спиральные стебельки были сделаны из рубчатой золотой проволоки. Цветы имеют по 5 тщательно сделанных лепестков, фигурно вырезанных и припаянных к пестику. На пространстве в 0,25 кв. сантиметра рязанский мастер ухитрился посадить от 7 до Н> золотых цветков, которые колыхались на своих спиральных стебельках.

Долгое время ювелирные изделия Старой Рязани считались привозными— из Киева или из Чернигова. Когда еще хмало было известно о значении Старой Рязани как крупного древнерусского ремесленного центра, один из реакционных ученых, которому все развитие русской культуры представлялось как заимствование и искажение византийских образцов, высказывал недоумение, откуда в таком захолустном районе, каким представлялась тогда Рязань, появилось высокое искусство худож-ников-ювелиров. Он выражал надежду, что «быть может, и для русской археологии настанет такое время, когда изящество и обилие рязанских древностей этой эпохи будет сознательно связано с развитием культуры в бассейне р. Оки». Такое время настало. То, что мы узнали о развитии культуры, искусства и ремесла в Рязанской земле, позволяет не сомневаться, что местные златокузнецы, как и другие мастера, владели совер

Золотая оправа крестика, найденного в Старой Рязани (из коллекции ГИМ)

1 Зернь — способ орнаментации ювелирных изделий напаиванием мельчайших серебряных зернышек.

303

шенными методами изготовления высокохудожественных изделий. Рязанская земля не отставала от Киева, Новгорода и других великих древнерусских культурных и ремесленных центров. Существование такого высокоразвитого города, как Старая Рязань, было важным фактором для ремесла и торговли всей северо-восточной Руси и для ближайших неславянских племен и народов. Рязанские ремесленники работали не только для ближайшего, но и для довольно отдаленного рынка. В 1950 году, например, были открыты две расположенные рядом землянки, одна из которых была жилищем, а другая рабочим помещением ремесленника, обрабатывавшего цветной металл. В последней землянке были найдены слитки олова, многочисленные обрезки тонких листов меди, медная стружка и узкие и тонкие медные полоски, служиршие для изготовления лакосников—украшения, надевавшегося мордовскими женщинами на косы. Население, носившее накосники, жило в это время не менее чем в 250 километрах от Старой Рязани.

Рязань была ближайшим соседом волжской Болгарии, ювелирное искусство которой создалось под влиянием древней Руси. В болгарских комплексах найдено много русских ювелирных изделий, часть из них имеет ближайшие аналогии в рязанских кладах.

Рязань торговала с Востоком (об этом свидетельствуют находки среднеазиатских и арабских монет и изделий), с Византией (что подтверждается находками византийских монет, роскошных тканей, перегородчатых эмалей, каменных образков, представленных в рязанских древностях), с Западной Европой (об этом говорят находки монет германских императоров, скандинавских мечей и украшений,) но главным образом торговля велась с другими русскими княжествами. Новгородские и киевские гривны, весы, гири, разнообразные привозные изделия остались материальными свидетельствами этой торговли.

Археологические раскопки, вскрывшие яркую картину развития старорязанского ремесла и торговли, тем самым объяснили причины развития города, причины превращения небольшого поселения в город. Раскопки позволили охарактеризовать не только развитие ремесла, но и разные стороны городского быта древней Руси. Очень интересные результаты дали исследования нескольких десятков открытых жилищ.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском