ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 ДРЕВНЕЙШИЕ ГОРИЗОНТЫ

ДРЕВНЕЙШИЕ ГОРИЗОНТЫ

По следам древних культур. Древняя Русь

Углубляясь пласт за пластом в толщу культурного слоя, снимая один за другим ярусы сооружений XVII, XVI, XV, XIV и XIII веков, археологи наконец добрались до самых нижних горизонтов культурного слоя. Результаты исследования этих горизонтов превзошли все ожидания. Находимые здесь материалы убедительно показали, что в Зарядье на значительной площади сохранился культурный слой, отложившийся в XI—

XII веках. По мере углубления постепенно менялся характер культурного слоя. Если слои XIII—XVI веков имели интенсивно черную окраску, то под ними на ряде участков обозначился насыщенный остатками дерева темнобурый слой. Если в верхних слоях находили остатки лощеной посуды, относящейся к XVI—XVII векам, то в слоях XIII—XIV веков попадались осколки сосудов восточной работы, появившихся в Москве после монгольского завоевания, а в нижних слоях преобладала богато орнаментированная посуда с резко отогнутым венчиком, какая встречается во всех русских городах XI—XIII веков. В самом же основании культурного слоя попадались осколки сосудов, покрытых зеленой поливой, подобных найденным в Киеве и Владимире в слоях XI века, а также осколки грубых сосудов с неровным орнаментом, характерных для ранней стадии производства посуды на ручном гончарном круге. Подобные сосуды находят и сейчас в знаменитых Гнездовских курганах на кладбище древнего Смоленска и датируют обычно X веком. Среди вещей здесь ветре-, чены также костяные наконечники стрел, иглы. Сопоставив эти находки, относящиеся к весьма древнему времени, с упомянутыми в начале очерка арабскими монетами IX века, найденными недалеко отсюда, на другом берегу реки Неглинки, можно с уверенностью сказать, что поселение в районе Зарядья существовало с начала XI века. Интересно и обнаруженное здесь шиферное пряслице, а также найденные впервые в Москве стеклянные браслеты—любимое украшение русских .горожанок XI —

XIII веков. Производство таких браслетов, как и шиферных пряслиц, прекратилось после татарского нашествия.

Найденные здесь белые хрустальные и красные сердоликовые бусы характерны для племени вятичей, которые, очевидиц, и составляли первоначальное население городка.

Но слой с ранними находками был обнаружен далеко не на всей исследованной археологами территории. Этот слой шел узкой полосой параллельно берегу реки, значительно утолщаясь по направлению к Кремлю. Он примерно очерчивает территорию древнейшего поселка. Территория же между берегом реки и косогором, идущим к современной улице Разина, была заселена значительно позже — в XIV—XVI веках.

352

Из усадьбы ремесленника (конец XIV — начало XV века). Тигли для плавки бронзы

и литейные формы

Древнейший поселок простирался на восток примерно на 2/з территории, огражденной впоследствии Китайской стеной, не доходя немного до современного Псковского переулка. Факт увеличения толщины и площади культурного слоя по направлению к Кремлю приводит к мысли о том, что открытый археологический памятник не мог быть прежде ни чем иным, как только окраиной поселка, центр которого должен был находиться в районе Кремля. Перед нами, стало быть, окраина древнейшей Москвы, которая стояла, как видно, не на устье Яузы, а на* устье Неглин-ки уже в XI веке.

Чем же была древняя Москва — городом или селом?

Теперь можно вполне определенно ответить на этот вопрос. Уже сам факт находки стеклянных браслетов, встречающихся почти исключительно в городах, говорит о городском характере поселения. Но одного этого было бы недостаточно, если бы не другие данные, свидетельствующие о том же гораздо более достоверно.

В поселке обнаружены остатки крупного металлургического производства. В почве, не содержащей вещественных остатков деятельности человека, открылись канавки, обрисовывающие основание прямоугольного здания довольно больших размеров, а также ямы,- наполненные шлаком, попавшим туда при добывании железа из руды, и губчатыми кусками железа — крицами, сохранившими сегментовидную форму пода горна. Одних криц в ямах и канавах оказалось несколько пудов. Поверх этого сооружения были найдены обломки стеклянных браслетов. Обилие поделок из железа указывает на то, что существовало и кузнечное производство. Здесь, вероятно, жили кричники и кузнецы.

Наряду с металлургическим и металлообрабатывающим производством было сильно развито кожевенно-сапожное ремесло, являющееся, как мы уже говорили, специфически городским.-

В слое XI—XIII веков найдены остатки двух таких мастерских. От одной сохранилось основание избы в глубине двора и примыкавшее к ней производственное помещение, поблизости от которого было несколько ям., наполненных отделенной от шкур шерстью и обрезками кожи. Хозяйственная постройка этой усадьбы выходила на Великую улицу.

От другой мастерской удалось обнаружить лишь угол зольника — ящика, наполненного золой с остатками шерсти, и дно большого дубильного чана, а между ними — канавку для стока жидкости и множество «корья» — коры, оставшейся от дубления кож.

Итак, в открытой археологами части древней Москвы существовали крупные металлургические и кожевенно-сапожные мастерские. Думается, что после этого уже нельзя говорить о Москве, как о селе. Перед нами типичная картина посада древнерусского города, и притом города довольно крупного, так как посад этот был сравнительно велик.

На основании данных раскопок можно предположить, что открытая часть московского посада представляла собой улицу, шедшую от центра города — тогдашнего Кремля — по берегу реки к пристани. Других улиц в этой части Москвы, повидимому, в то время еще не было. Впоследствии

353

эта улица, бывшая, очевидно, одной из главных улиц города, получила название Великой. Около нее образовалось несколько параллельных и перпендикулярных к ней переулков. Так, в XV—XVI веках сложилась та планировка района, которая зафиксирована на плане XVI века и которая сохранилась до самого 1941 года. Великая улица не имела уже такого большого значения, когда перестала существовать пристань, а с постройкой в XVI веке Китайской стены она постепенно заглохла. В XVII веке она называлась уже Зачатской улицей по имени одной из церквей, а затем Мокринским переулком.

Произведенные раскопки позволяют сказать, что Москва уже в начальный период своего существования имела обширные торговые связи. Если найденные стеклянные браслеты и шиферные пряслица, по всей вероятности, привезены из Киева, то сделанная более 100 лет назад находка диргемов — арабских монет, чеканенных в Средней Азии и Армении, говорит о торговых связях Москвы с Востоком. О торговых же сношениях с отдаленными землями Европы говорит находка в нижнем горизонте культурного слоя Зарядья свинцовой пломбы с клеймом, на котором едва различима полустертая надпись, сделанная латинскими буквами на одной стороне и готическими — на другой. Пока не удалось прочесть этой надписи, но помещенный на обеих сторонах в центре пломбы герб очень важен. Он представляет собой перчатку, пересеченную посохом с загнутой спирально рукоятью. Посох и перчатка — знаки власти епискоиа-феода-ла — обозначают герб одного из городов Южной Германии, бывших феодальными владениями епископов.

В XI—XII веках такие гербы имели города Кельн, Майн, Хур и Эйхштедт. Ближе всего к найденному изображению подходит герб кельнского епископа Германа III, умершего в 1040 году. Пломба могла попасть в Москву только вместе с каким-либо товаром, что говорит о торговых связях Москвы с юго-западными германскими землями уже в XI—XII веках.

В более поздних слоях были также найдены предметы, свидетельствующие о развитой в то время торговле. Из них наиболее интересны печати ИЗ белого камня, служившие, очевид- Свинцовые гирьки для весов

Торговая пломба с клеймом (XI—XII века)

354

но, для опечатывания каких-то кладовых. На них грубо вырезаны изображения солнца, корабля, жука. На тыльной стороне одной из печатей XVI века процарапана надпись «Иванска кладези». Эта надпись, * возможно, связана с «Иваньским купечеством» — известной на Руси с XII века общиной торговцев воском («вощников»),

организационным центром кото-

Печати из белого камня (XV век) рой была церковь Ивана на Опо

ках в Новгороде.

Эта- надпись, как и многие найденные при раскопках надписи на бытовых предметах, сделаны простыми людьми и говорят о широком распространении грамотности среди московского посадского люда. В Москве следует ожидать находки берестяных грамот, подобных новгородским. Костяной «стиль» для писания на бересте уже найден.

Итак, ремесла и торговля были основными занятиями жителей московского посада со времени основания города. Но многие находки говорят и о ряде подсобных занятий, игравших также важную роль в быте древней Москвы.

Городские жители не порвали еще полностью связей с сельским хозяйством. Они занимались, вероятно, и земледельческими работами, хотя эти работы не играли в хозяйстве ведущей роли. В древнейших слоях Зарядья, под фундаментом Китайской стены, найден серп, в других местах — косы и сошники. Если сошники, сделанные в Москве для продажи в деревню, были совсем новые, то серп и косы уже были в употреблении. В слоях XIV — XV веков найдены в большом количестве зерна злаков — ржи, мягкой пшеницы, овса, а также технических культур — льна и конопли. Зерна эти (по мнению исследовавшего их научного сотрудника А. В. Кирьянова) произрастали на землях, издавна обрабатывавшихся по паровой зерновой системе при двух- или трехпольном севообороте. Возникновение такой системы сельского хозяйства в Московском крае относится, по крайней мере, к XII веку. В разных местах Зарядья найдены ручные жернова, на которых размалывалось зерно. Почти при каждом жилище обнаружены и остатки хлева для скота.

Находимые во множестве при раскопках кости являются почти исключительно костями домашних животных.

В хозяйстве преобладали коровы, лошади, свиньи, а также овцы и козы.

Исследования зоолога—доктора био.

Печать с надписью

355

логических наук В. И. Цалкина — показали, что это были мелкорослые породы скота, с тонкой кожей, шедшей для кожевенного производства. Часто встречающиеся деревянные мутовки для сбивания масла говорят об употреблении посадскими людьми не только мяса и шкур животных, но и молочных продуктов.

Охота, очевидно, не играла сколько-нибудь серьезной роли в быту жителей древней Москвы. Кости диких зверей — лося, зайца — были найдены всего лишь несколько раз. Зато широко распространено было рыболовство. Во всех горизонтах Зарядья обнаружены в большом количестве глиняные и каменные грузила для сетей и удочек, деревянные и берестяные поплавки, рыболовные крючки, блесна. Одно из открытых сооружений XVI века имело коптильную печь и, возможно, было рыбокоптильней. Поселяясь у берега, реки, посадские люди Москвы, естественно, уже с древнейших времен занимались рыбной ловлей.

Из специфически женских занятий населения московского посада большую роль играли прядение и ткачество. При раскопках найдены большие деревянные гребни для расчесывания льна, часть льномял-ретено; шпилька от ки, гребни и донца от ручных прялок, педали от само-

Принадлежиости для прядения: ве-

самопрялки (XV век)

прялки, а также чрезвычайно изящная шпилька от самопрялки с навершьем в виде фигурки петушка (этот сюжет был очень распространен в древней Руси). Найдено также совершенно целое деревянное веретено и множество разнообразных пряслиц — глиняных, костяных, каменных и даже сделанных из черепков различных сосудов. Найденные в слоях XI—XII веков искусно орнаментированные костяные и бронзовые иглы для вышивания говорят, что среди московских женщин было много замечательных вышивальщиц.

Интересно также отметить целую группу находок, свидетельствующих о суровой московской зиме и о том, что простые люди ходили пешком по льду и глубокому снегу (богатые люди даже на короткие расстояния ездили в санях или верхом).

В слоях XII—XIV веков найдены железные шипы, прикреплявшиеся к обуви при

ходьбе ПО льду, К XVI Ядра, пули, «пулелейка» и наконечник

XVII векам относится костя- стрелы (XVI—XVII века)

356

ной конек со специально просверленными отверстиями, служившими для прикрепления конька к обуви. Среди развалин дома, относящегося в XVI веку, найдена лыжа, короткая, но широкая, приспособленная как для скольжения, так и для ходьбы. Она напоминает современные охотничьи лыжи.

Так в археол9гических находках открывались и открываются различные стороны быта простых русских людей, живших на Великом Посаде Москвы.

Московский посадский люд вплоть до XVII века жил в постоянном ожидании военных нападений. Летописи не один раз говорят о подвигах горожан, защищавших свой родной город от нападений. Ясно, что не только князь и его дружинники, но и посадские люди должны были быть вооружены. Но оружие, очевидно, представляло в то время большую ценность. Поэтому находок оружия сравнительно немного. Это наконечники стрел (XII—XV века), наконечник копья (XIII—XIV века), перекрестья-сабель (XIV—XV века), обрывки кольчуги, а также топоры, которые употреблялись и в мирном труде и на Наконечник войне. К более поздним временам относятся каменные и же- стрелы лезные ядра, свинцовые пули и особые инструменты для их производства — «пулелейки». Недавно при земляных работах в Зарядье найден целый ствол от пищали, а также часть дорогих лат с восточным орнаментом. Все эти предметы свидетельствуют об обороне Великого Посада Москвы и напоминают нам лишний раз слова И. В. Сталина о том, что Москва «...на протяжении истории нашей Родины трижды освобождала ее от иноземного гнета — от монгольского ига, от польско-литовского нашествия, от французского вторжения»1.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском