ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
ГРАФФИТИ XI в.

ГРАФФИТИ XI в.

Средневековые надписи Софии Киевской

ГРАФФИТИ XI в.

ПАМЯТНЫЕ НАДПИСИ. К этой группе относятся надписи, сделанные в память о том или ином событии. Чаще всего они связаны с посещением собора, но встречаются среди них и более интересные, содержащие сведения, близкие к летописным.

89.

Таблицы I; II, 1.

Надпись «...Всеволода роди...» (?)

Юго-западный столб подкупольного квадрата Софийского собора по нанесенным на нем граффити можно назвать княжеским. На нем обнаружены надписи о княжении Святослава Ярославича (№ 9), о «раке»-саркофаге Андрея-Всеволода Яро-славича (№ 4), фрагментарная запись о смерти Владимира Мономаха (№ 151), надпись о поставлении владыки — митрополита киевского (№ 7) и, наконец, две записи с именем боярина Ставра Городятинича (№ 18, 19). Этот список пополняется еще одной очень интересной надписью, обнаруженной на восточной плоскости указанного столба.

Запись состоит из четырех строк, написанных крупным уставным письмом. Левая часть надписи совершенно испорчена царапинами и выбоинами на штукатурке. Правая часть сохранилась несколько лучше.

1 С. О. Висоцький. Графф!т] та спору-дження Кшвсько! Софп. —« У крашський юторичний журнал», 1966, № у, стр. 104, 105.

Графика букв надписи очень архаична и не имеет полных аналогий в древнерусских памятниках книжной письменности, но находит поразительное сходство с начертанием букв в записи о смерти Ярослава Мудрого 1054 г. (№ 8)1. Так, буква Д похожа на эту же букву в слове «Федора» записи о смерти Ярослава. Еще большее сходство имеет К, которое в обоих случаях состоит из двух раздельных половин, а мачта буквы вверху справа имеет небольшой крючок. Большое сходство наблюдается в написании буквы П, у которой горизонтальная линия далеко выступает за пределы мачт, а также Р и Ъ. В обеих надписях N имеет длинную перекладину, опускающуюся от самого верха левой мачты до низа правой. Обе записи содержат большой «юс». Следует заметить, кстати, что большой «юс» в софийских граффити, вопреки книжным

письменным памятникам, исчезает очень рано. Начиная с 90-х годов XI в. он уже не встречается в граффити. В надписи о смерти Ярослава Мудрого 1054 г. большой «юс» еще есть, но его уже нет в граффити о смерти Луки Белгородского (до 1091 г.), «раке» Андрея-Всеволода Ярославича (1093 г.) и четырехлетием княжении Святослава Ярославича.

2 В. II. Щепкин. Русская палеография. М., 1967, стр. 112, рис. 56.

Важное значение для датировки надписи имеет буква «от», сохранившаяся слева от фрагментов надписи на уровне третьей строки. Буква имеет высокую середину — примета, на которую указывал В. Н. Щепкин как на признак, отличающий написание буквы в XI в.2 Ее средняя часть даже несколько возвышается над боковыми сторонами. Общий характер почерка надписи также имеет большое сходство с записью о смерти Ярослава Мудрого. Это — торжественный устав, в котором буквы стоят свободно, на некотором расстоянии друг от друга. Приведенные палеографические черты, особенно употребление дважды в столь кратком тексте большого «юса», указывают на древность надписи.

Прочитать надпись из-за фрагментарности ее левой части довольно трудно. В первой строке можно разобрать: «...мо... динъку» или «димъоку», в следующей строке: «...волода роди...», окончания третьей и четвертой строк: «...пагу» и «...енье». возможно, последнее слово надо читать «пагубенье». Таким образом, смысл первой, третьей и четвертой строк уловить не удается. Окончание слова «...волода» во второй строке, вероятно, следует восстановить как «Всеволода». О каком же Всеволоде могла идти речь в настенной надписи XI в. в главном соборе древней Руси?

* Повесть временных лет, т. I. М.—Л., 1950, стр. 99—101.

^Изучение софийских граффити показывает, что авторы XI в. проявляли повышенный интерес к церковно-политическим событиям, имевшим общерусское значение. В их поле зрения находились те же вопросы, которым уделяла внимание и летопись: различные действия князей, их смерть, смерть иерархов церкви. В период княжения в Киеве Ярослава Мудрого (1019— 1054 гг.) обычные летописные сообщения и религиозно-философские отступления дополняются упоминаниями о рождении у великого князя сыновей, наследников киевского стола. Так, под 1020 годом в летописи сообщается о рождении Владимира, под 1024 — Изяслава, под 1027 — Святослава, а под 1030 годом — Всеволода Ярославича3.

v Учитывая, что тематика значительного числа граффити близка к летописной, в надписи, которая рассматривается нами, по-видимому, сообщается о рождении у Ярослава четвертого сына — Всеволода. В пользу такого предположения свидетельствует то, что ни одно из имен других сыновей Ярослава в родительном падеже единственного числа не имеет окончания «волода»4.

Одним из главнейших доказательств в пользу предложенного чтения надписи является место расположения ее рядом с записью о саркофаге Всеволода Ярославича (№ 4). В этой надписи сообщается о погребении князя в Софийском соборе 14 апреля 1093 г. Вполне логично считать, что надпись о захоронении Всеволода была сделана возле записи о его рождении. Мало того, есть признаки, которые свидетельствуют, что автор записи о погребении Всеволода отрок Дмитр стремился расположить свое граффито на одном уровне с надписью о рождении князя. Сначала он начал писать несколько выше, но, написав всего две буквы — В и Ъ, отступил ниже. Раньше эти колебания автора казались совершенно непонятными, так как кругом была хорошая гладкая штукатурка, вполне пригодная для письма. Сейчас ясно, что автор стремился сделать свою запись поближе к первой, сообщавшей о рождении Всеволода. Подобное расположение граффити, связанных по содержанию, встречено в соборе и в других местах. Например, рядом с надписью Олисавы — матери Святополка Изяславича (№ 27) на другой грани столба расположено граффито сына Олисавы — Святополка-Михаила (№ 28), а ниже его — какого-то Якуна, имевшего отношение к князю.

4 А. Поппэ (ГраффЖ # дата спэрудження Софи КиГвсько!.— «УкраУнський icTopn-чний журнал», 1968, № 9, стр. 94—97) полагает, что рассматриваемую запись можно читать по-другому: «Всеволода родственники» или «у Всеволода родился сын». Однако при таком чтении нарушается логическая и смысловая связь между обоими граффити — написание записи о погребении князя возле надписи о его рождении.

В связи со сказанным непонятным было бы расположение надписи о погребении Андрея-Всеволода в центральном нефе собора, а не в северной галерее, где была сооружена усыпальница и где, несомненно, был поставлен саркофаг князя. Место написания граффито о «раке» Андрея-Всеволода можно объяснить тем, что его автор — Дмитр — знал, где находится запись о рождении Всеволода и там же хотел поместить заключительное сообщение о смерти князя.

Можно было бы также предположить, что обе эти надписи сделаны одним и тем же автором, например Дмитром. Но сравнение почерков показывает, что записи сделаны разными лицами. В надписи о рождении буквы несколько крупнее и написаны они строго вертикально, а в записи о погребении князя Всеволода Ярославича 14 апреля 1093 г. письмо значительно скошено вправо к концу строк.

100.

Таблицы III, 1; 2.

Софийская

азбука.

В апсиде Михайловского придела на южной стене обнаружена необычная азбука, состоящая из 27 букв. При реставрации фресковой живописи со стен собора в этом месте было удалено два слоя масляных красок XVIII и XIX вв. Азбука выцарапана острым предметом на фресковой штукатурке XI в. в одну строку длиной в 50 см. Высота букв достигает 2—3 см. Некоторые из них были зашпаклеваны в XVIII в.5 Несколько выше азбуки находится ряд граффити, представляющих собой главным образом рисунки коней и фрагменты каких-то записей. Один из рисунков, изображающий корову с припиской над ней «муу», опубликован нами ранее под № 95. Одна из надписей справа сделана несколько ранее азбуки. Об этом можно судить по отклонению вниз последних четырех букв азбуки, которые не помещались. Азбука содержит следующие буквы:

А,В,Б,Г,А,6,Ж,^Н,^,иС,А,М^^0Л,Р,С,Т,У,Ф,Х,Ш,ф,Ш

Начальные буквы азбуки сохранились несколько хуже из-за потертостей и повреждений штукатурки. Кроме того, ногами нарисованных выше коней повреждены буквы Г, 6, Ж, Р. Буквенные знаки азбуки не отделены друг от друга какими-либо знаками препинания.

6 Шпаклевка из букв удалена художни-ком-реставратором Республиканских реставрационных мастерских Госстроя УССР А. Ф. Ерко. Фрагменты шпаклевки оставлены в буквах Г. правой верхней части У и хвосте Щ.

Достаточно беглого взгляда на азбуку, чтобы убедиться в совершенной необычности ее. Из 27 букв 23 соответствуют греческому алфавиту. Отсутствует только «пси». На близость к греческому алфавиту указывает наличие двух И—Н, I и двух О—О и конечной «омеги», место 0 между Н и I, Н — между N и О. Однако читающееся Б после А, Ж над строкой, между 6 и 3, Ш и Щ на месте отсутствующего «пси», т. е. буквы, употребляемые в славянском письме, свидетельствуют, что это не греческий алфавит, а неизвестная азбука.

Рассмотрим графику вновь открытой азбуки (табл. Ill, IV). А — имеет не совсем обычное начертание. Буква состоит из вертикальной левой и наклонной к ней правой прямых, покрытых в месте сопряжения небольшим горизонтальным штрихом. Благодаря этому буква как бы стоит на острие петли. Подобное написание редко встречается в памятниках кирилловской письменности. Отдельные буквы с подобным написанием встречены нами среди софийских граффити.

Б — состоит из вертикальной прямой с навесом и крючком. Левая часть навеса несколько выдается за пределы буквы. Кузов достигает примерно середины высоты буквы. Нижняя часть его попорчена, и поэтому установить точную форму его трудно. Остатки кузова показывают, что он имел закругление, образованное ломаной линией. В целом буква имеет довольно обычное для кириллицы написание.

В — верхняя часть имеет форму острого угла, примыкающего к вертикальной прямой. Нижняя часть несколько большего размера, возможно, по форме повторяла кузов предыдущей буквы Б. Совершенно аналогичное написание этой буквы встречено в надписи 1052 г. (№3) и записи о смерти Ярослава Мудрого 20 февраля 1054 г. и других граффити XI в.

Г — особенностей в начертании не имеет. Читается слабо из-за малой глубины рельефа, а также из-за остатков шпаклевки XVIII в.

" Иван Гошев. Старобългарски глаголически и кирилски надписи. София, 1961, табл. XIX.

Д — несмотря на выбоину в штукатурке, попортившую ее правую часть, читается довольно хорошо. Буква полностью, с ножками, стоит в строке. Ее верхняя часть заострена и покрыта небольшим горизонтальным штришком. Буква напоминает некоторые варианты ее начертания в надписи Самуила 993 г.6

6 — очень попорчено рисунком и выбоиной в штукатурке, поэтому хорошо видна только верхняя часть буквы и длинный язычок.

7 Я. И. Трусевич. Свод 260 азбук и образцов

кириллицы и снимков рукописей X - X VIII вв.

СПб., 1905, л. 1,

№ 2, 3.

Ж — написано над строкой после 6. Буква состоит из трех пересекающихся линий и написана в три приема. Концы наклонных линий имеют небольшие изгибы в сторону средней мачты. Высота буквы меньше ее ширины, что, возможно, объясняется написанием над строкой. Характер начертания близок к встреченному в надписи 1052 г., но там высота буквы по отношению к ширине несколько больше. Графика буквы близка соответствующим начертаниям Остромирова евангелия и Изборника Святослава 1073 г.7

3 — имеет большой горизонтальный навес и длинный хвост, опускающийся за пределы строки. Начертание довольно обычно для кириллицы XI в. Оно близко Изборнику 1073 г., встречается часто и среди софийских граффити XI—XII вв.

8 V. Gardthausen. Criechische Palaeo-graphie. Leipzig, 1879, стр. 161, табл. 1, 2;

E. Э. Гранстрем. Кирилловский устав и византийский унциал. — Византийский временник, т. III. М., 1950, стр. 221.

Н — состоит из двух мачт, соединенных точно посередине горизонтальной перекладиной.

0    — имеет форму овала с заостренными верхней и нижней частями. Средняя линия не выходит за пределы буквы. Эта особенность находит аналогии в греческой письменности VII — VIII вв. Однако заостренность овала указывает на более позднее время8.

1    — имеет вид вертикальной прямой линии. Как и стоящее далее К, буква немного повреждена в средней части. Никаких надстрочных знаков (точек) над ней нет.

К — видимо, состоит из двух раздельных частей. Но судить об этом трудно из-за повреждений штукатурки. Буква сильно сжата с боков, и поэтому ее высота значительно больше ширины.

Л — без особенностей в начертании. Состоит из шатра, покрытого сверху небольшим горизонтальным штрихом.

М — имеет петлю заостренной формы, опущенную непосредственно с верхушек мачт, а не с горизонтальных выступов на них.

N — состоит из двух мачт, соединенных длинной перекладиной, опущенной с самого верха левой и достигающей самого низа противоположной части буквы. Высота ее больше ширины. | — находит полную аналогию среди софийских граффити в надписи 1052 г. (№3), где она употреблена под титлом в качестве числительного 60.

О — левая часть в виде полукруга, а правая — изломанной линии. Автор, видимо, пытался написать О правильной овальной формы, но из-за трудности письма на штукатурке буква

9 Б. А. Рыбаков. Русские датированные надписи XI — XIV веков.— Свод археологических источников. El-44. М., 1964, табл. XIII.

ему совершенно не удалась.

П — простого написания. Состоит из двух прямых, покрытых навесом. Верх буквы поврежден выбоиной в штукатурке.

Р — малоформатное, архаичного начертания с полукруглой срезанной сверху головкой и коротким хвостом. Буква целиком стоит в строке. Подобное начертание встречено в надписи на Тмутараканском камне, попадается оно и среди софийских граффити9.

С — имеет вид открытого полукруга, концы которого не загибаются внутрь.

Т — обычного написания. Состоит из мачты и горизонтальной прямой с крючками на концах.

У — необычно для кирилловской письменности. Вниз за строку продолжается не правая верхняя часть буквы, а левая. Похожие начертания встречаются в греческой письменности VI — VII вв.10

10 V. Gardthausen. Указ, соч., габл. 1, 2.

11 А. М. Селищев. Старославянский язык, ч. 1. М., 1951, стр. 50.

12 Относительно этой буквы может возникнуть вопрос: не является ли она греческим «пси»? Полагаем, что нет, так как подобная форма «пси» очень редка в греческой письменности, но характерна для кирилловского Щ.

13 В. Гардхаузен. Греческое письмо IX — X столетий.— Энциклопедия славянской филологии. СПб., 1911, стр. 49.

Ф — напоминает скорописное греческое «фи» с петелькой в верхней части.

X — состоит из двух пересекающихся линий. Правая в верхней части имеет крючок. Такой же крючок, вероятно, был и слева, в том месте, где сейчас буква повреждена.

Ш — в виде трех вертикальных линий, опирающихся на горизонтальную прямую. Верхние концы буквы как будто немного утолщены. Интересно, что буква заметно приподнята над строкой и по отношению к рядом стоящим X и Щ. Если это не простая случайность, то следует напомнить, что именно так писалась буква «шин» в самаритянской письменности11, щ — тип написания близок Остромирову евангелию и другим древнерусским памятникам книжной письменности. Особенностью его является длинный хвост, выступающий вниз далеко за строку. Часть его оставлена нами зашпаклеванной12, со — имеет начертание с довольно сильно разведенными боковыми сторонами. Нижняя часть буквы почти горизонтальна, средняя линия в виде вертикально стоящей прямой. Из-за повреждения штукатурки трудно сказать, достигает ли она высоты боковых сторон и есть ли над ней надстрочная буква или какой-либо знак. Подобное написание изредка встречается среди софийских граффити (№ 105). Оно напоминает «якорное», совершенно лежащее в строке 6.

Итак, в начертаниях букв открытой в Софийском соборе азбуки прослеживаются следующие палеографические особенности: все буквы написаны прямо, без наклона (представляет исключение только У), их высота больше ширины, т. е. по форме они приближаются к прямоугольнику, а не к квадрату. 0 и О в виде остроконечных овалов, буквы Г, Д, Т имеют крючки. Все это свидетельствует в пользу сходства начертаний азбуки с младшим греческим унциалом X в., к которому близки и начертания памятников кирилловского письма XI в.13Отдельные буквы 0, С, У имеют еще более архаичные начертания, сближающие их со старшим византийским унциалом, буквы которого свободны от разных добавок в виде крючков, точек и т. д. Б, Ж, Ш, Щ не столь древние, как прочие буквы азбуки.

Их начертания вполне аналогичны встречающимся в памятниках книжной письменности XI в. На основании палеографии этих букв можно сделать вывод, что азбука была написана на стене собора в XI в.

Порядок букв в граффито (кроме Б, Ж, Ш, Щ) вполне соответствует греческому алфавиту. Б, Ж, Ш, Щ, предназначенные для передачи особенностей славянской речи, поставлены не в случайных местах. Для Б и Ж оно соответствует кириллице, хотя после Ж перед 3 следовало бы еще ожидать S. Место Ш и Щ не соответствует кириллице, где после X стоит «от».

14 Г. А. Иванова.

Об азбуке на стене Софийского собора в Киеве.— «Вопросы языкознания», 1972, № 3, стр. 118—122.

4 Первая мысль, которая возникает при знакомстве с граффито на стене Софийского собора, что перед нами неудачная попытка передать азбуку кириллицы. Именно так считают некоторые исследователи, ознакомившиеся с находкой по нашим предварительным публикациям. Так, Т. А. Иванова полагает, что граффито «представляется лишь неумелой попыткой не очень сведущего в славянской азбуке человека изобразить кириллицу. При этом автор граффито значительно лучше знал греческий алфавит, на который он сбивался уже в самом начале, пропустив Ж и вставив эту букву над строкой. Этим же объясняется отсутствие буквы S, не входившей в греческий алфавит, греческие места букв 0 и £, а также то, что «азбука» заканчивается со»14.

Подобное утверждение представляется нам неубедительным по следующим причинам. Трудно поверить, что автор граффито, делая попытку написать славянскую азбуку — кириллицу, не знал даже, на какую букву она оканчивается и, что самое главное, не заметил в ней после конечной для греческого алфавита «омеги» еще целых 16 знаков (!). Это можно было бы объяснить отсутствием места на стене, но его более чем достаточно. Автор надписи обратил внимание на пропуск буквы Ж, дописав ее над строкой. Следовало бы ожидать, если он хотел изобразить кириллицу, что он заметит и допишет пропущенное «зело», стоящее в кириллице рядом с Ж. Однако этого не случилось. Т. А. Иванова объясняет это тем, что «зело» не входило в греческий алфавит. Возникает и такой вопрос: почему после X автор граффито поставил Ш и Щ, ведь если он «сбивался» на греческий алфавит, то в нем после X следовало поставить «пси», если же он хотел изобразить азбуку кириллицы, то после

X в ней идет «от», а ш И щ после Ц и Ч. Таким образом, место написания этих букв в граффито не соответствует ни кириллице, ни греческому алфавиту. По указанным причинам открытое нами граффито рассматривать как недописанную или перепутанную кириллицу вряд ли возможно. С теми же 27 буквами недописанная азбука кириллицы должна была бы выглядеть совершенно иначе, а именно:

А, Б, Б, Г, Д,ё, Ж,5 ,^,Н Л, I < AM.N ,0, П, Р, С ,T,0y,4>,X,(J,L| ,у,Щ

В азбуке кириллицы иосле Ж должно было бы стоять еще «зело». Буквы «кси» и «фита», стоящие в кириллице на 41-м и 43-м местах, должны были бы отсутствовать, так как в граффито всего 27 букв. После X должно было бы стоять «от», а не Ш и Щ. При общем количестве букв 27 азбука должна была бы включать еще Ц и Ч и оканчиваться на букву Ш. Ничего подобного в граффито нет. Следовательно, если автор хотел изобразить азбуку кириллицы, то он сделал следующие ошибки: не написал «зело»; поставил «фиту» и «кси» не на своем месте; Ш и щ написал перед «от», а не после него; окончил азбуку буквой «от»; не дописал целый ряд букв, следующих в азбуке кириллицы вслед за «от».

\j Близость граффито к греческому алфавиту совершенно очевидна. На это, в первую очередь, указывает общий порядок букв, а также места 0 после Н перед I, «кси» после N передО, конечная «омега». Противоречит греческому алфавиту наличие в граффито славянских букв. Подобных отступлений в записи четыре: буква Б; буква Ж; Ш и Щ, написанные на месте «пси».

Таким образом, если автор хотел написать азбуку кириллицы, то он сделал шесть ошибок, а если греческий алфавит, то только три. Вдвое меньшее число ошибок, как кажется, также свидетельствует в пользу того, что автор писал азбуку, близкую греческому алфавиту, добавляя к нему в определенных местах славянские буквы.

Важным доказательством, указывающим на вполне сознательное написание азбуки из 27 букв, является то, что славянские буквы помещены в строке наряду с прочими. Из них, как мы видели, только Ж написано над строкой. Это, несом-

София Киевская. Апсида Михайловского придела.

1 — Софийская азбука (№ 100).

Рис. 1. Сравнительная таблица алфавитов.

1 — греческий алфавит (24 буквы); ? —- азбука из Софии Киевской (27 букв = 23 + 4); 5 — азбука кириллицы по Черноризцу Храбру (38 букв *=24 4- 14); 4— развитая кириллица (43 буквы = 24 -f 19).

ненно, указывает на то, что автор, выцарапав азбуку, проверил, не пропустил ли он каких-либо букв. Заметив отсутствие Ж, он дописал его в соответствующем месте над строкой. Следовательно, автор имел в виду написать азбуку именно из 27 букв. В противном случае он непременно должен был бы заметить отсутствие целых 16 знаков.

16 ff. С. Демкова,

Н. Ф. Дробленкова.

К изучению славянских азбучных стихов.— Труды отдела древнерусской литературы, т. XXIII.

Литературные связи древних славян. Л., 1968, стр. 54—61.

18 В. А. Истрин. 1100 лет славянской азбуки. М., 1963, стр. 50.

17 П. А. Лавров. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности.— Труды славянской комиссии, т. 1. Л., 1930, стр. 162, 163.

18 N. Trubetzkoy.

Паз Mlinchener siavische Abecedari-uin.— Byzantinosla-vika, rocnik 11. Praha, 1930.

ч^Вряд ли открытая в соборе азбука представляет собой неоконченный акростих (азбучную молитву). Подобные азбучные стихотворения писались в виде колонки сверху вниз, и, кроме того, в древнейшие из них входит значительно большее число славянских добавочных букв15.

Общее число букв открытой азбуки — 27 — необычно мало. Выше упоминалось, что кириллица сохранившихся до нашего времени письменных памятников XI в. состоит из 43 букв, в том числе 24 букв греческого происхождения и 19 оригинальных славянских16.

Болгарский писатель X в. Черноризец Храбр в своем «Сказании о письменах», к которому мы будем неоднократно обращаться далее, насчитывал в славянской азбуке 38 букв, в том числе 24 греческих и 14 «по славянской речи»17. Так называемый «Мюнхенский абецедариум» — наиболее древняя азбука кириллицы — также насчитывает 38 буквенных знаков18.

Среди берестяных грамот, обнаруженных в Новгороде, есть азбука XII—XIII вв., состоящая из 36 буквенных знаков, написанная мальчиком Онфимом. Там же открыта дощечка

с вырезанной на ней азбукой XIV в. Она состоит из 36 букв19.

19 Л. В. Арциховский. Берестяные грамоты мальчика Онфима,— «Советская археология», 1957,

№ 3, стр. 216.

20 Известно, что греческие буквы и некоторые кирилловские имели числовые значения;

А=1,Б=£,Г=3,Д-4

21    Е. Ф. Карский. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928, стр. 189,

190.

22    Р. А. Симонов.

О некоторых особенностях нумерации, употреблявшейся в кириллице. — Источниковедение и история русского языка. М., 1964, стр. 21.

23    Р. А. Симонов. Указ, соч., стр. 24.

24 Изборник 1076 года. М., 1965, л. 109.1; 64.2; 112.8; 122 об., 6—7.

Правда, говоря о количестве букв в софийской азбуке, можно думать, что автор граффито написал только те, которые употреблялись исключительно для письма. Но те, кто пользовался подобной азбукой, должны были знать и некоторые другие знаки, необходимые для счета. Это становится ясным, если к соответствующим буквам азбуки подставить их числовые значения 20. При этом выясняется отсутствие четырех букв для обозначения чисел: 6, 90, 700, 900. У византийцев эти цифры обозначались буквами «вау», «копна», «пси», «сампи». В кириллице «зело», близкое по начертанию к «вау», до XII в. употреблялось исключительно как цифра. В письменных памятниках XII в. она уже употребляется и для передачи звука «дз» (Погодинская псалтырь, Слепченский апостол, Охридский апостол и др.)21.

Для обозначения цифры 90 в кириллице употреблялась «копна» и только с XIV в.— У «червь»22. «Копна» встречается во многих книжных памятниках Руси: Остромировом евангелии, Изборнике Святослава 1073 г., Туровском евангелии и др.23

Буква «пси» в кириллице всегда имела числовое значение 700. Для передачи звуков она употреблялась в XI в. крайне редко и только в заимствованных словах. То же самое относится к буквам «кси» (числовое значение 60) и «фите» (числовое значение 9). В Изборнике 1076 г., например, с буквой «кси» написано только одно греческое имя Ксенофонт. С «пси» одно слово — «псалъмъ», с «фитой» два слова: имя «Федоръ» и прилагательное «феманитиноу»24. Буква «пси», судя по граффити Софийского собора и другим письменным древнерусским памятникам, только с конца XI в. начинает употребляться в написании слова ш (от «пьсати»). Первый случай подобного написания встречен в надписи 1093 г. (№ 4).

Приведенные цифровые значения букв, несомненно, знали те, кто пользовался открытой в соборе азбукой, потому что без них невозможно было бы считать. При этом возникает вопрос: не потому ли буквы «вау» («зело»), «копна», «пси» и «сампи» не входят в обнаруженную азбуку, что они, хотя и были хорошо известны на Руси, но употреблялись исключительно в качестве цифр? На это как будто указывает не столько

отсутствие «коппы» и «сампи», вообще не входивших в азбуку кириллицы, но и «зела», и «пси». Любопытно также, что отсутствующие в азбуке Ч, Ц, хотя и в значительно более позднее время, имели в кириллице числовые значения 90 и 900, т. е. именно тех двух из четырех чисел, которых недостает для счета.

Таким образом, открытая в Софийском соборе азбука — не греческая, так как она содержит буквы, не употреблявшиеся в греческой письменности. Но это и не кириллица, в которую входило большее число букв: в начальную (упоминаемую Храбром) 38, в развитую (сохранившихся памятников книжной письменности XI в.) 43.

25 Емил Георгиев. Славянская письменность до Кирилла и Мефодия.

София, 1952, стр. 91—93.

2в Кг. Mijatev.

Эпиграфические

материалы

из Преслава.—

Byzantinoslavika,

rocnik 111, 2.

Praha, 1931, стр.388, 390.

*7 Там же, стр. 388.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском