ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
НАПИСАНИЕ ЧИСЕЛ И ХРОНОЛОГИЯ СОФИЙСКИХ ГРАФФИТИ 2

НАПИСАНИЕ ЧИСЕЛ И ХРОНОЛОГИЯ СОФИЙСКИХ ГРАФФИТИ 2

Средневековые надписи Софии Киевской

117 Н. Г. Бережков полагал, что ультрамартовский стиль стал употребляться в древнерусском летописании начиная с первой четверти XII в. (Хронология русского летописания, стр. 36). В настоящее время признаки употребления ультрамартовского стиля отмечены для более раннего времени — конца XI в.

(Л. Г. Кузьмин. Русские летописи как источник по истории древней Руси. Рязань, 1969, стр. 75). В нашем случае, учитывая, что событие было в теплый период 6540 г., при редукции даты вычитаем 5509 (Е. И. Каменцева. Хронология, стр. 79)

В книжных и эпиграфических памятниках при числе индикта обычно указывается его полное или сокращенное название, по-гречески — iv£u<Tog • На Тмутараканском камне 1068 г. индикт написан сокращенно 116. В нашем случае перед числом индикта подобного слова нет, но справа за ним есть буква, которую из-за повреждения штукатурки прочесть не удается. Вероятно, это и было сокращенное название индикта.

Таким образом, есть все основания для того, чтобы вторую строку рассматриваемой надписи читать: «[В лето] 6540, 14 индикта», т. е. 1031/32 года 14-го индикта. Автор надписи, как мы видим, пользовался при написании даты ультрамартовским летосчислением117.

Среди хронологических расчетов, которыми приходилось заниматься в древности, важное место занимали вычисления

дня пасхи и зависящих от нее подвижных церковных праздников, так называемых пасхалий. Одно из главных мест в этих расчетах отводилось 28-летнему солнечному циклу.

В книге «Древнерусские надписи Софии Киевской» в главе о рисунках нами опубликована таблица (№ 87), выцарапанная в проходе из придела Иоакима и Анны в придел Михаила на втором от алтаря крещатом столбе. Рисунок представляет собой решетку, состоящую из 28 клеток, образованных пересечением прямых линий. В каждой клетке написано по букве древнерусского кирилловского алфавита. Но из-за повреждений штукатурки с уверенностью читаются только некоторые буквы: во второй строке — А; в третьей — А, Г; четвертой строке — В, Г, Д, G; в пятой — Д, S; в шестой — S, 3, А, В; в седьмой— А, В, Г, Д (рис. 12).

1,8 Разобраться в этой табличке помог архитектор М. А.Чхиквадзе, за что автор выражает ему благодарность.

1,9 С. А. Высоцкий. Древнерусские надписи Софии Киевской XI — XIY вв.. стр. 114.

Рисунок был правильно связан нами с 28-летним солнечным циклом. Рассмотрим подробнее, как именно пользовались таблицей, для чего она нужна была и каких букв в ней недостает118. Для этого в первую очередь необходимо установить, что, собственно, представлял собой 28-летний солнечный цикл. Как известно, простой год состоит из 365 дней, а високосный — из 366 дней. Високосным является каждый четвертый год. Если простой год начинался с воскресенья, то воскресеньем он и оканчивался, а следующий год, следовательно, начинался с понедельника. Далее, третий год начинался со вторника, а четвертый со среды, но так как этот год имел 366 дней, то заканчивался он не в среду, а в четверг, поэтому пятый год начинался с пятницы. Исходя из сказанного, можно составить следующую таблицу (см. стр. 204), показывающую, в какой день начинался тот или иной год 28-летнего солнечного цикла.

По завершении 28-летнего солнечного круга названия дней последующих годов начинают повторяться, т. е. воскресенье — XXIX (как и в первый год цикла), понедельник — XXX год и т. д.

Возвратимся теперь к рисунку на стене Софийского собора. Количество клеток в нем (28) указывает на 28-летний солнечный круг, а буквы, несомненно, являются условными обозначениями дней недели — седмицами. Следовательно, среди них не могло быть ж,0,УД » как мы полагали ранее119. Выше указывалось, что в четвертой, шестой и седьмой строках таблицы сохранилось по четыре буквы. Попытаемся связать их с табли-

Рис. 12. София Киевская. Михайловский придел. Таблица для определения названия первого дня любого года в пределах 28-детнего солнечного цикла.

цей 28-летнего солнечного цикла. Для этого удобнее всего взять буквы шестой строки: S, 3, А, В, которые соответственно означают: пятница, суббота, воскресенье, понедельник. Такое же сочетание дней соответствует годам V, VI, VII, VIII приведенной ниже таблицы. Если бы счет в таблице на стене собора велся сверху вниз, далее должно было бы следовать Д, 6, S, 3. Но в седьмой строке этих букв нет — там стоят А, В, Г, Д, что соответствует I, II, III, IV годам нашей таблицы. Это значит, что счет в таблице Софийского собора велся построчно не сверху вниз, а наоборот, снизу вверх, а буквы в клетках строк читались слева направо. На основании сказанного в пятой строке, следовательно, были буквы Д, 6, S, 3, соответствовавшие IX, X, XI, XII годам. Буква S хорошо видна и под-

* Названия дней недели (седмиц) на Руси, как и у других народов, имели специальные буквенные обозначения, употребленные нами в таблице.

Название дня недели

Год 28-летнего солнечного цикла

Условное обозначение дня недели*

Воскресенье

1

А

Понедельник

11

В

Вторник

111

Г

Среда

IV — високосный

Д

Пятница

V

S

Суббота

VI

3

Воскресенье

VII

А

Понедельник

VIII — високосный

В

Среда

IX

Д

Четверг

X

е

Пятница

XI

S

Суббота

XII — високосный

3

П онедельник

Х111

в

Вторник

XIV

г

Среда

XV

Д

Четверг

XVI — високосный

е

Суббота

XVII

3

Воскресенье

XV111

А

П онедельник

XIX

В

Вторник

XX — високосный

Г

Четверг

XXI

е

Пятница

XXII

S

Суббота

ХХ111

3

Воскресенье

XXIV — високосный

А

Вторник

XXV

Г

Среда

XXVI

д

Четверг

XXV11

е

Пятница

XXV111 — високосный

S

Этими же буквами с титлами над ними согласно древнерусской цифровой системе

обозначались числа от 1 до 7.

тверждает правильность подобного восстановления несохра-нившихся букв. В четвертой строке буквы В, Г, Д и 6 видны ясно и не требуют комментариев. Они соответствуют XIII, XIV, XV и XVI годам. В третьей строке были буквы 3, А, В, Г, из них А и Г читаются хорошо. Эти буквы соответствуют XVII, XVIII, XIX, XX годам. Хуже всего сохранились буквы в первой и второй строках таблицы, но и они легко восстанавливаются. Во второй строке были написаны 6, S, 3, А, относящиеся к XXI, XXII, XXIII, XXIV годам, а в первой Г, Д, 6, S, что соответствует XXV, XXVI, XXVII, XXVIII годам.

На основании сказанного составим следующую схему.

©

©

®

©

®

А

®

А

®

Г

Б

Г

А

е

А

©

S

®

S

5

А

Б

А

Б

Г

А

Буквы без кружков читаются хорошо, а обведенные кружками восстановлены нами согласно приведенной выше таблице.

28-летний солнечный круг вместе с 19-летним лунным кругом образуют так называемый Великий индиктион (28 х 19 = 532), с помощью которого вычислялся день пасхи и другие связанные с ней праздники. Таблица, выцарапанная на стене Софийского собора, служила для определения названия первого дня любого года в пределах 28-летнего солнечного цикла, что необходимо было для дальнейших расчетов. Чтобы не пользоваться громоздкой таблицей (вроде нашей), была придумана простая табличка, образец которой выцарапан на стене. Судя по начертанию буквы «зело» (три случая) с головкой, обращенной влево, это было сделано в XIII в. Пользовались табличкой так. Сначала дату «от сотворения мира» делили на 28. Остаток являлся искомым кругом солнца, например, для 6562 г. =10. Затем для полученного числа (круга солнца) находили в таблице клетку, начиная отсчет от буквы А в седьмой строке. Для числа 10 это буква 6 в пятой строке (10 клетка). Это значит, что в 6562 г. первым днем новогодней недели был четверг.

Итак, рассмотрев хронологию софийских граффити, можно сделать вывод, что в написании чисел, дат, месяцев и т. д. авторы надписей собора следовали приемам книжной письменности. Различия наблюдаются только в графике самих букв с числовым значением, изменение которой, как и в текстах граффити, запаздывает по сравнению с рукописями.

* * *

Софийские граффити по особенностям начертания букв (графике) не являются чем-либо совершенно новым. Их авторы стремились подражать во всем приемам книжного письма, поэтому в графике граффити (да и не только в графике), несомненно, нашли отражение те процессы, которые происходили в это время в древнерусской письменности. В силу специфических особенностей написания граффити (выцарапывание, твердость штукатурки и неудобное положение писавшего, плохая освещенность помещений, официальный запрет писать на церковных стенах) следовать графике рукописей не всегда удавалось. Часто получались не те начертания, которые стремился изобразить автор: не точно сопрягались дуги и мачты, линии продолжались в нежелательном направлении, появлялись угловатости в закруглениях и т. д. Несмотря на это, авторы граффити в большинстве случаев успешно подражали особенностям книжного письма.

Важнейшей чертой графики софийских граффити является некоторое запаздывание эволюции начертаний букв, или, что то же самое, устойчивость графических традиций по сравнению с графикой книжного письма. Наиболее ярко это видно на следующих примерах. Буква Ж в граффити на протяжении XI — XII вв. имеет звездообразное начертание, встречающееся в рукописях только в XI в. И (восьмеричное) с XI по XIII в.— с неприподнятой горизонтальной перекладиной, а буква N в это же время — с длинной перекладиной. В рукописях же И с приподнятой и несколько косой перекладиной, а также N с короткой перекладиной в верхнем уровне строки появляется в XIII в., т. е. в граффити наблюдается запаздывание графики этих букв примерно на столетие. Буква Ч в виде округлой чаши на ножке в XIII в. вытесняется в рукописях типом с острой чашей, который в граффити впервые встречен в надписи XIV в., да и то наряду с Ч на низкой ножке с большой округлой чашей. Употребляющееся в рукописях в XIII в. написание Ю, к с приподнятой соединительной линией зафиксировано в граффити только в XV в. Древнейшее крестовой формы «пси» известно только самым ранним памятникам книжного письма, например, обоим Изборникам 1073 и 1076 гг.; в граффити оно встречено в дате 1197 г.

Запаздывание начертаний букв известно также для новгородских берестяных грамот. В отдельных случаях оно в них еще более значительно, чем в граффити. Причины указанного явления для грамот на бересте объяснила М. В. Щепкина. Она считает, что авторы, не имея перед собой образца, вынуждены были писать с помощью приемов, заученных ими в детстве. В связи с этим она пишет: «...письмо здесь более самостоятельное, типы его несколько запаздывают. Материал и приемы письма так же способствуют этому; желание дать четкие знаки порою несколько обезличивает начертания; они должны быть определенны и выразительны, а поэтому писцы продолжают употреблять архаичные типы букв...»120.

120 М. В. Щепкина. «А. В. Арциховский и М. Н. Тихомиров. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1951 г.)». — «Вопросы истории», 1954,

№ 4, стр. 159, 160.

Этими же причинами объясняется запаздывание графики букв в софийских граффити. Однако авторы граффити несколько больше подражали приемам книжной письменности. В граффити собора более последовательно, чем в новгородских берестяных грамотах, употребляются титла при сокращении слов и написании цифр. Несмотря на трудности выцарапывания надписей, некоторые авторы снабжают буквы росчерками и завитками. Подобное украшательство, известное рукописям, встречено в граффити при написании букв Б, Т, Ч, Щ, Ъ. Среди граффити собора встречаются большие отдельно стоящие инициалы или целые надписи, составленные из заглавных художественно выполненных букв, как в записи о Мартирии из Михайловского придела.

121 Примером подобного написания букв Г, Д, Т с клинышками может служить грамота № 173 (А- В. Арциховский и В. И. Борковский. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1955 года), стр. 58)

Стремление авторов граффити следовать графике рукописей, в которых постоянно наблюдается сочетание толстых и тонких линий, клинышков и т. д., привело к появлению в граффити начертаний, редко употребляющихся в книжной письменности. В ряде надписей имеются начертания букв А,Г,С£;йг с клинышками, выполненными двойным контуром. Полагаем, что подобные начертания являются результатом стремления передать с помощью писала утолщения на кончиках букв — клинышки, присущие уставному письму. Этими же причинами, вероятно, следует объяснить появление аналогичных начертаний в новгородских берестяных грамотах121. Среди софийских граффити XIV в. отмечены, наконец, черты «стильного почерка» с приподнятыми перекладинами букв, известного для рукописей.

Начиная с конца XI в. в софийских граффити наряду с обычным уставом наблюдается употребление более простого, делового письма. Оно отличается от устава значительно больше, чем, например, крупный почерк Остромирова евангелия от мелкого, который представляет собой тот же, но несколько упрощенный устав. Подобным письмом сделаны надписи о мире на Желяни, о грамматике, «княжо межи мостома» и др. В графике этих надписей не наблюдается тщательного выписывания каждой буквы, как в уставе, начертания упрощены, реже или совсем отсутствуют покрытия мачт, письмо значительно скошено вправо, чаще употребляются сокращения и лигатуры.

Подобным письмом преимущественно написаны не традиционные канонические, а памятные надписи, часто близкие летописным. Наличие подобного письма в настенных надписях собора, вероятно, отражало тенденцию к ускорению процесса письма, возникшую в киевской письменности конца XI — начала XII в. Это явление было связано с дальнейшей феодализацией страны, потребностями экономической и культурной жизни.

Графика софийских граффити XI—XII вв., несомненно, относится к той же письменной школе, что и сохранившиеся до нашего времени памятники книжного письма: Остромирово евангелие 1056—1057 гг., Изборники 1073 и 1076 гг., Мстиславово евангелие (около 1115 г.), Юрьевское евангелие 1119— 1128 гг., Мстиславова грамота Юрьеву монастырю (около ИЗО г.) и др. Этим объясняется и то, что большинство графических аналогий граффити встречено в перечисленных книжных памятниках.СОФИЙСКИЕ ГРАФФИТИ

КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Софийские граффити отличаются лаконичностью и традиционностью текстов. Несмотря на это, почти каждая надпись несет довольно разнообразную информацию: палеографическую, хронологическую, лингвистическую, антропонимическую и др. Поэтому граффити Софийского собора, как отдельные записи, так и взятые в целом, представляют собой важный источник для многих исторических дисциплин. Но всесторонне изучить граффити и «выжать» из них в полной мере информацию можно только трудом многих специалистов, да и то далеко не сразу. Наша задача первоначально сводилась главным образом к тому, чтобы обнаружить, а затем правильно прочитать надписи. Этому, как правило, мешают утраты, выбоины, царапины на штукатурке, поздняя шпаклевка и т. д. Когда же граффито прочитано или, вернее, расшифровано, возникает новая нелегкая задача его исторического осмысления.

В настоящей главе мы не можем в полной мере коснуться всех тех случаев, когда граффити в большей или меньшей мере являются историческим источником. Поэтому рассмотрим в указанном плане только ряд надписей, близких древнерусскому летописанию, одну из интереснейших находок — древнюю азбуку, а также граффити, имеющие отношение ко времени выполнения внутреннего убранства собора и дате его постройки.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском