ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
 Там где вырос Киев | РАЗВЕДКА И РАСКОПКИ НА ХУТОРЕ КРАСНОМ

РАЗВЕДКА И РАСКОПКИ НА ХУТОРЕ КРАСНОМ

Там где вырос Киев

Нас тогда было трое. Возглавлял археологическую разведку В. Н. Даниленко. Продвигались мы с возвышения на возвышение боровой террасы вдоль поймы Днепра от села Бортничи в направлении к городу Киеву. Это была не специально организованная плановая экспедиция института, а просто поход-прогулка выходного дня за город. Поход, однако, с конкретной целью — осмотра уже известных здесь археологических памятников, а также разведки новых объектов. Такие воскресные прогулки мы в 50-х годах осуществляли каждую весну и ранним летом (до разъезда в экспедиции) достаточно часто.

Разведка археологических памятников — весьма интересное л вместе с тем сложное дело. Ведь речь идет об открытии древних поселений и городищ, которые никогда и никем не были обозначены ни на одной карте или плане и остатки которых теперь лежат под землей. Потому-то археолог-разведчик должен быть

Красиохуторский могильник медного века с трупосожжением. Погребение и урнах.

чрезвычайно внимательным и исключительно наблюдательным. Необходимо смотреть буквально «сквозь землю», и бывает так, что какая-то на первый взгляд незаметная вещь помогает обнаружить интересный археологический объект. Вот, например, мы поднимаемся на песчаную дюну и видим тут и там несколько мелких черепков глиняной посуды. Возможно, кому-то они ничего не говорят, но для специалиста это вестники нескольких исторических эпох. Хрупкий, украшенный ямками черепок, например, свидетельствует о том, что на этом месте 5—6 тыс. лет тому назад делали остановку, путешествуя вдоль Днепра, рыбаки и охотники неолитической эпохи; фрагменты с отпечатками шнура оставлены здесь людьми эпохи бронзы, а обломки толстостенных грубых сосудов уже принадлежат ранним славянам. Археологическая разведка, как спорт или игра, захватывает исследователей, поскольку здесь также есть элемент соревнования и, безусловно, элемент эмоциональный. Посчастливится ли, например, нам сегодня что-то открыть за день в походе или возвратимся к вечеру домой с пустыми руками? Да и сам осмотр уже открытого какого-то древнего поселения или могильника не лишен элементов соревнования между

57

участниками разведки: кто, например, соберет больше находок и у кого они будут наиболее важными и интересными? Обычно это кремневые изделия и фрагменты керамики. Но кому именно посчастливится сегодня поднять первому тот «король-черепок», наибольший и покрытый орнаментом, по которому можно будет с уверенностью сказать, к какой эпохе и культуре принадлежит обнаруженный объект?

...В тот воскресный день под вечер, сильно уже уставшие, мы приближались к хутору Красному, который теперь влился на южной окраине города в его территорию. Поднявшись на вершину одной из развеянных дюн, мы вдруг остановились, пораженные и взволнованные картиной, открывшейся перед нашими глазами. Все подножие дюны было густо покрыто белыми мелкими косточками и черепками глиняной посуды. В разных местах песчаного выдува лежали целые и разбитые горшки красноватого цвета, тоже заполненные пережженными косточками. В первые же минуты осмотра кому-то удалось обнаружить несколько металлических вещей, среди них медный кинжал, нож, браслет и др. Сомнений не было: нам удалось обнаружить большой древний могильник.

На второй день В. Н. Даниленко разложил собранные нами металлические вещи на столе начальника постоянно действующей экспедиции «Большой Киев» академика П. П. Ефименко, который, безусловно, не мог не поздравить разведчиков с большим успехом.

Тем же летом на хуторе Красном начались стационарные раскопки. Следует сказать, что если разведку может вести каждый более или менее ознакомленный с археологией краевед, то раскопки памятников — дело довольно сложное. Проводят их специалисты, на что в каждом отдельном случае Академией наук УССР выдается специальный документ — «Открытый лист».

Всю площадь могильника на хуторе Красном разбили на несколько сотен метровых квадратов. Такая сетка необходима для точного фиксирования всех обнаруженных находок в плане. Вначале на план были занесены остатки развеянных погребений в выдуве. Затем мы приступили к раскрытию участков могильника, еще не задетого развеиванием.

, Шло исследование редкого для Поднепровья могильника медного век? с интересным обрядом трупоеож-

58

жения. Если при этом напомнить, что такой обряд был характерен также и для многих других, более поздних культур и эпох, то открытие краснохуторского могильника эпохи меди приобретало исключительно важное значение. Помню, лучший на то время знаток раннеславянских древностей П. Н. Третьяков специально прибыл из Ленинграда изучать материалы краснохуторского могильника с точки зрения происхождения славян Поднепровья, у которых аналогичный обряд трупосожжения бытовал часто вплоть до введения на Руси христианства.

Раскопки на хуторе Красном обнаружили около 200 погребений. Антропологи, изучив остатки костей, пришли к выводу, что среди погребенных были взрослые, подростки и дети. По характеру находок при погребальных урнах можно было выделить также мужские и женские погребения. Таким образом, перед нами был большой родовой могильник с исключительно интересным и новым для Поднепровья обрядом погребения, который удалось изучить достаточно детально. Каждого из покойников сжигали отдельно где-то в стороне, для чего зажигали большой костер — очевидно, из большой кучи хвороста и сухих дров, которые при сгорании давали очень высокую температуру. На этом огне сгорало все, даже человеческие кости, которые превращались в скопление раздробленных и потрескавшихся белых кусочков. Сгорали и растрескивались и некоторые вещи, положенные покойнику. В урнах найдено, в частности, много испорченных огнем кремневых стрел, ножей, скребков из кремня. Вместе со стрелами клали, безусловно, лук (остатки их, к сожалению, не сохранились). После того как огонь стихал, а пепел охлаждался, остатки костей сожженного и вещи при нем старательно собирали и очищали от пепла и сажи. По расположению косточек в урнах установлено, что выбирали остатки трупосожжения не кое-как, а по определенной системе: вначале складывали на дно урны остатки костей ног, затем кости средней части туловища, а сверху прикрывали перегоревшими обломками черепа. Урну с косточками несли на родовой могильник, где ее закапывали. В отдельных случаях косточки собирали в какую-то другую посудину, а возможно корзину, или складывали в кусок ткани и также закапывали в ямке глубиной до 0,6 м.

59

Вещи, найденные в погребениях краснохуторского могильника в Киеве:

Следует отметить весьма сложный характер верований людей эпохи меди в Поднепровье, где, очевидно, складываются уже в это время анимистические понятия, то есть вера в существование кроме телесной субстанции человека ее нетелесной сути, возможно души. Лишь исходя из такого предположения можно объяснить наличие при останках сожженного человека значительного количества бытовых вещей, «необходимых» похороненному в потусторонней жизни. Согласно верованиям первобытных народов, человек и после смерти продолжает жить земной жизнью: ходит на охоту, выпасает стада, которые необходимо защищать от

боевой топор-молот (Г), медный кинжал (2), браслет (4) и изделия из кремня — наконечник стрелы (3) и нож ДИКИХ Зверей И ВрЗГОВ,

<5)' питается, украшает себя.

Поэтому помимо вещей, которые были сожжены, вместе с покойным в урну или около нее кладут еще много других вещей. В краснохуторском могильнике обнаружены, например, бусы, браслеты, медные кинжалы, шилья и ножи, боевые топоры, молоты из камня, кремневые ножи. Для затачивания медных кинжалов и ножей рядом с ними лежит небольшой брусочек, а для затачивания лезвия кремневых ножей — ретушер. Рядом с урнами ставили горшки, которые, очевидно, были заполнены водой или едой. Все орудия труда и предметы вооружения, особенно из меди, обнаруженные в могильнике, в то время имели большую ценность. Да и ножи из кремня не местной работы, а происходят из Волыни. Таким образом, здесь, в Поднепровье, где не было кремневого сырья, они, надо полагать, также стоили немало. Все это еще раз подчеркивает, с каким исключитель

60

ным вниманием относились близкие умерших к тому, чтобы не разгневать, а, наоборот, задобрить всесильных духов.

Краснохуторский могильник медного века с обрядом трупосожжения, исследованный на территории Киева,— не единственный подобный памятник в киевском Поднеп-ровье. Еще три таких некрополя раскопаны несколько выше и ниже по Днепру около сел Софиевка, Чер-нин, Завадовка, но краснохуторский — наибольший из них.

Интересно отметить, что вблизи всех исследованных могильников не обнаружено ни одного постоянного поселения. Все это свидетельствует о том, что племена этой культуры вели, очевидно, весьма подвижный образ жизни. Целое лето вместе со стадами крупного рогатого скота они перемещались по широкой Днепровско-Деснянской низменности. И лишь умерших хоронили в определенном приглянувшемся где-то на краю песчаной террасы месте. Однако на зиму они сооружали жилища. Остатки их обнаружены на территории современного Киева.

Еще в конце XIX в. во время раскопок по Кирилловской улице над Подолом В. В. Хвойка исследовал несколько десятков древних землянок площадью около 20 м2 каждая. Их стены сплетены из хвороста и обмазаны глиной. Около очага каждой землянки была яма, куда попадали отбросы пищи — раздробленные кости животных, рыбья чешуя, ракушки речных моллюсков. Сюда же выметали пепел, сбрасывали обломки разбитой глиняной посуды. В землянках и около них собраны орудия труда и большое количество фрагментов древней посуды, аналогичной найденной на краснохуторском могильнике.

Исследованные В. В. Хвойкой землянки на «Кирилловских высотах» образуют древнейшее на территории современного Киева компактное поселение уже довольно больших размеров, подобные которому известны и в других местах города.

Три поселения с керамикой софиевского типа обнаружены в 1949 г. в районе Сырца на северо-западной окраине Киева. Одно из них (Сырец I) находится около устья ручья Сырец, два других (Сырец II и Сырец III)—несколько выше по его течению. В 1950 г. на поселении Сырец I, находящемся на мысе высокого

61

коренного берега Днепра и правого берега Сырца, проведены раскопки под руководством Ю. Н. Захарука. К сожалению, площадь поселения была еще ранее очень повреждена какими-то котлованами, а с северо-западной стороны мыс был полностью разрушен глиняным карьером.

На площади Сырецкого поселения обнаружены остатки слегка углубленного жилища и хозяйственные ямы. Найдена керамика, в частности с росписью красно-бурой краской, обломки женских статуэток, вылепленных из глины, глиняные прясла к веретенам, грузики ткацкого станка и некоторые орудия труда, изготовленные из кремня и кости. В культурном слое встречаются глиняная обмазка, скопление пепла, угольки и т. д.— свидетельства длительного существования поселения.

Следы еще одного поселения с керамикой софиевско-го типа (1980) зафиксированы И. И. Мовчаном на Лысой горе, на правом высоком мысе реки Лыбедь. Керамика софиевского типа известна из района Выду-бецкого монастыря.

Таким образом, территория современного Киева в конце III тыс. до и. э. была заселена скотоводами позднего этапа медного века, от которых сохранились поселения типа Кирилловского и большой краснохуторский могильник.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском