ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском

В древнем Киеве

Страница 2

Около крытого, запряжённого волами воза суетятся несколько человек: они привезли своп товар из Белгорода.

Петрило подошёл совсем вплотную к возу, запряжённому волами.

«Хитрецы», — подумал он, глядя с уважением на двух широкоплечих мужчин: одного, заросшего чуть ли не до бровей густыми чёрными волосами, а другого с гладкими щеками, но с длинной, рыжеватой бородой.

Кузнец или ковач — очень уважаемое лицо, у него есть сила, умение, ловкость; он делает то, что не всякий сумеет сделать, а всякому человеку нужны ножи и ножницы, сковороды и серпы. Вот и ему, Петриле, надо купить серп, — старын-то уже иступился.

«А не заговорить ли с ковачами?»

Глядит Петрило вокруг себя. Немногие приехали в крытых повозках и на волах, всё больше на колах, запряжённых конями.

Петрило думает: счастливо они с сыном доехали, никакой беды с ними не приключилось, а всё же вернее сговориться с другими, кому ехать той же дорогой, и вместе добраться до своею места. Так и безопаснее и веселее.

«Вот этим хнтрецам-ковачам по дороге со мной,— хорошо бы ехать вместе на обратном пути!»

Хочется Петриле заговорить с кузнецами, да не

Страж.

12

решается. Кузнецы не простые люди, — с ними надо ухо востро держать. Многое им ведомо, чего никто не знает.

Раздумье Пстрилы прервали шум и суета, которая началась среди приезжих. Чуть-чуть заколебались сверкающие золотом створки ворот; скоро они откроются настежь и вся масса пароду тотчас хлынет в город.

Петрило заторопился к своей коле и сыну Ждану, который спал, примостившись между двумя кадками и положив голову на свёрнутую тяжёлую сеть, которую они плели всей семьёй.

Под самым Киевом, в долине между холмами, среди дремучего леса висят такие сети, натянутые на высокие столбы. Когда птицы летят стаями во время весенних и осенних перелётов, они натыкаются на мелко сплетённую сеть и падают на землю. Это место под Киевом называется: Перевесище. 1

Петрило знает, что он возьмёт за свою сеть много денег.

Медленно подались створки ворот и стали раскры ваться. Народ заторопился к въездным воротам.

— Эй, Ждан! — позвал Петрило сына.

Жданко встрепенулся, слез с колы, чтобы пешим пройти в Золотые ворота, а Петрило вскочил на Воронка.

1 На месте древнего Перевесища теперь находится главная улица Киева — Хрещатик.

ЖДАНКО ВЪЕЗЖАЕТ В КИЕВ

Вот уже Воронок вступил на мост. Петрило поднял левую ладонь, поднёс её ко лбу, защищая глаза, чтобы солнце не слепило, не мешано бы разглядывать великолепные строения, воздвигнутые недавно.

Много лет прошло с тех пор, как старик приезжал в стольный город. Всё тогда казалось ему иным, и въезд в Киев был на другом месте.

Ждапко идёт пешком рядом с колой. Он поворачивает голову то вправо, то влево, то задирает её вверх, не может вдоволь надивиться красоте Золотых ворот.

Ждаика поражает не только блеск золота, но и мощь всей постройки, её великолепие.

Обе стены сложены из кирпича и камня. Через каждые пять рядов тонких квадратных кирпичей идёт ряд камней. Будто розовыми полосами изрезана стена.

— Стой, стой! — слышит Ждапко.

Остановились люди, кони, возы и волы.

Что случилось?

Воины, что стоят у въезда, — в железных кольчугах, шеломах и с небольшими топориками на плечах, — не пропускают всех сразу, требуют, чтоб шли по порядку. Наконец страж махнул рукой, дал позволение двигаться дальше.

14

Отец с сыном вышли из ворот на широкую площадь, залитую солнцем. Они очутились перед храмом невиданной красоты. Жданко хоть был наслышан о великолепии святой Софии, но такого не ждал...

Подобно Золотым воротам стены храма были сложены из рядов плитообразного розового кирпича, чередующихся с толстым слоем светлого известкового раствора; глубокие ниши по фасаду, открытая галерея вокруг храма дополняли его великолепие. Внутреннее убранство храма поражало своим богатством. Стены и своды, покоившиеся на восьмигранных столбах, были покрыты богатейшей мозаичной 1 и фресковой * 2 росписью. Многоцветной мозаикой был выстлан и пот храма.

Слава о дивном здании шла не только по Руси. По всему миру говорили о нём.

Петрило остановил Воронка, залюбовался невиданным

Княжеский дворец.

доселе зрелищем, а Ждан думал: «Самое лучшее на свете — это жить в Киеве среди таких чудес!»

Он слышал, что в Киеве при храме святой Софии

‘Мозаика — узор, составленный из мелких кубиков цветного стекла (смальт).

2 Фрее кз — живопись водяными красками по сырой штукатурке.

15

Боярские палаты.

есть школа; в такой школе он мог бы выучиться грамоте и разным искусствам. Уже готова сорваться с языка Жданка просьба к отцу, но знает, — он услышит в ответ: «Не про таких, как ты, эта шкс та». Жданко задумался.

Петрило тронул сына за плечо и показал ему на пышные терема, украшенные розовым шифером 1 и мрамором, и все с позолоченными кровлями.

Ждан не знает, куда и глядеть, — на дивные ли здания, на народ ли, что толпится на площами.

Широкая дорога тянется в глубь города; по этой дороге едут колы и крытые возки, скачут всадники и плетутся пешеходы. От шума колёс, грохота возов у Жданка голова*шцёт кругом.

1 Ш и ф е р — строительный материя т — из породы сланцев, — добываемый в те времена на берегах реки Уборти.

1C

Когда миновали Софийский собор, увидел Ждан, что от главной дороги свернула улица иапево; по этой улице покатился тяжёлый крытый возок, в котором приехали со своими изделиями ковачи из Белгорода.

Петрило с сыном ехали всё прямо по длинной широ

кой дороге, пока не подъехали ко рву с мостом, а за мостом снова вал и снова ворота, но эти ворота раскрыты настежь, въезд свободен.

Тут некогда зачинался Киев. Вот, наконец, и главная площадь города; на ней Десятинная церковь, которую выстроил Владимир, отдав на неё десятую часть всех княжеских доходов. Недалеко от церкви стоят древние бронзовые статуи, вывезенные из греческого города Кор-суня (Херсонеса). Тут же, на этой площади, торжище. «Это Бабин торжок», — объясняет Петрило сыну.

На площади вокруг церкви — княжеские и боярские дворцы.

Петрило и Ждан со своей колой остановились и с любопытством глядят на ближайшие хоромы. Ворота двора широко раскрыты, а во дворе на высоких сто ібах большая галерея; на галерею ведёт лестница, покрытая красным ковром.

Глядит Ждан, хочет спросить у отца — чьи, мол, это хоромы, — по не решается задавать лишние вопросы: видит — какая-то суета внутри двора. Слуги бегают то взад, то вперёд, потом расступаются, дают дорогу: конюх ве

дёт коня, конь в позолоченной сбруе, с седлом малинового бархата, вышитым золотым узором. Конь выступает плавно, горделиво. За этим сытым, гладким, с лоснящейся шерстью конём выступают другие копи, тоже богато убранные, и их ведут под уздцы конюхи.

Кони останавливаются у ступенек лестницы, а в это время раскрываются двери из внутренних покоев и выходит в сени знатный муж. «Кто он? — думает Ждан. — Быть может, сам князь или боярин?» На

ро'

I С'.

: і і і : L1 \ : .

UtiAf,

А

Л ’Лі* -»

С1\Жыл

омажею

нём корзно (плащ) из тяжёлой шёлковой материи. По зелёному полю выткано какое-то чудовище — зверь с птичьей головой и с крыльями. За князем выходят его дружинники, тоже в златотканиых одеждах, а впереди и позади слуги... и слуги разодеты, с серьгами в ушах... Ждан невольно сравнивает свою и отцовскую сермяги с этими пышными одеяниями княжеских слуг.

Слуги бросаются помогать тому, кого Ждан принимает за князя, а он хотя и тучен и лет почтенных на вид, но легко вскакивает на коня и быстро направляется к воротам.

Другие мужи тоже садятся на коней, которых подводят к ним слуги, и все вместе выезжают со двора.

«На охоту собрались», — решает Петрило.

Когда всадники отъехали подалее, Петрило тоже тронул своего Воронка и глазами показал Ждану — сесть на колу. Отец с сыном въехали в тот же двор, откуда только что отбыт боярин с дружинниками.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском