ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском

В древнем Киеве

Страница 3

В МАСТЕРСКОЙ ЗЛАТОКУЗНЕЦА

Хоть и давненько не бывал Петрило в Киеве, однако он уверенно направил Воронка к жилищу Тудора, «Ту-дорки», как называл он его, когда они оба детьми бегали по полям и лугам васнлёвским. Теперь Тудор — искусный златокузнец и живёт в холопах у Гордяты.

Петрило остановил Воронка, оглядел двор. Всё так, как было раньше. Направо ряд погребов, тут и медуша, где хранится мёд. Чуть подалее клеть; сложена она из толстых брёЕеп, дверь окована железом, а на двери замок железный, висячий. Крепко заперта клеть, так как хранятся в ней денные товары. Неподалёку и баня. Рядом с баней жилище Тудора. Вот и дверь, а над дверью навес. У входной двери, вровень с землёй, оконце.

Стукнула задвижка, заслонка отодвинулась — выглянуло лицо пожилого человека с бородой, с длинной седоватой прядью волос, спускавшейся на лоб.

По этой непокорной прядке узнал Петрило Тудора.

Он самый и есть.

Петрило соскочил с Воронка, велел Ждану привязать лошадь, а сам двинулся к дому.

Вот и хозяин поднимается по ступеням.

Признали друг друга хозяин и гость.

19

V

— А это кто? — спросил Тудор, указывая на Ждана.

Петрило объяснил, что приехал с сыном, чтобы продать свои изделья на киевском торжище, а на вырученные деньги купить кое-что погребное для хозяйства, а у него, у Тудора, просит для себя и сына пристанища.

Хозяин с гостями спустились на три ступеньки вниз в Тудоров дом.

Жданко окинул любопытным взглядом жилище искусного мастера, но было оно убого,'как и жилище его отца Петрилы, простого смерда. По стенам стояли лавки, покрытые войлоком, был стол и ещё другой стол, но печь показалась ему как-то больше обычных печей.

Тудор кликнул свою хозяйку. Скрипнула дверь и на пороге показалась круглолицая немолодая женщина с ворохом свежевыстиранного, только что просохшего белья.

— Вишь, гости дорогие приехали из родного села! Потчевать надобно!

Тудорова хозяйка приветливо, как старому знакомцу, улыбнулась Петриле.

— Ну что же? За этим не постоим! Дай только бельё уложить. А это кто же — малец твой, сыночек? — спро-

> сила она, ласково глянув на Ждаика.

Ждаико смотрел, как ловко и быстро перебирала она и складывала рубашки, полотенца, онучи, и вдруг вспомнил мать. Не так давно расстались, а кажется, год прошёл с тех пор, как выехали они с отцом из-под Василёва. Невольно взгрустнулось Ждану, но тут глянул он на стол, заставленный разными предметами, и мысли его отвлеклись.

Пока хозяйка собирала снедь, а Тудор и Петрило занялись разговорами, Ждаико разглядывал стол, придвинутый к оконцу; на нём стояли горшки и горшочки, наполненные порошком разных цветов; стояли ступки, лежали иглы, маленькие щипчики, кусочки золота и, как показалось Ждану, золотой щиток, ярко разрисованный

Такой красоты никогда не видал еще Ждан. Это была половинка колта.1 На ней было изображено дерево, по обе стороны которого расположились птицы. И клювики их, и яркие перья, и тоненькие лапки — всё удивляло Ждана. Он стоял около стола и глядел до тех пор, пока

1 К о л т — женское украшение типа подвесок.

20

Тудор не позвал его отобедать:

«Проголодались после такого пути!»

На столе стоял горшок щей, в котором плавали большие куски мяса.

Потом дали кашу из пшеницы, сваренной на меду, и хозяйка принесла из сеней корчажец 1 с пивом.

Подивился Петрило такому угощению. У себя, под Василевом, он не едал так сладко.

Ничего не ответил Тудор, но по- Золотой эмалированный чему-то вздохнул. Потом заговори- колт

ли Петрило с Тудором, вспоминали детство, и Петри то всё хотел спросить, как это он из сына смерда стал златокузнецом и холопом у Гордяты, но сами по себе закрывались от усталости глаза, смыкались веки; и Тудор после трапезы предложил Петриле отдохнуть с дороги, а сам сел к столу, где стояли горшки с цветным порошком и разные тигельки и ступочки.

— Надо кончать для Гордяты колт.

Ждан молча и внимательно следил за работой мастера и боялся только, чтоб тот не прогнал его от себя.

Тудор тем временем придвинул к себе луновидную пластинку со сквозной прорезью рисунка, изображавшую дерево и двух птиц. Он наложил на эту пластинку тон

кий лист золота, осторожно продавил углубления по линиям дерева и птиц. После этого Тудор заготовил тончайшие золотые полоски и, взяв маленькие щипчики и вишнёвый клей, наметил острой иглой все чёрточки рисунка. Затем начал укреплять золотые перегородки, для того, чтоб наполнить их эмалями различных оттенков. Даже тогда, когда поверхность золота должна бы на быть покрыта одним цветом, мастер ставил тоненькие перегородки и заполнял их заготовленным порошком: таким образом достигалась прочность изделия.

Ждан подсчитал: семьдесят пять перегородок прикрепил Тудор на золотой щиток. Внутрь каждой перегородки мастер насыпал припой (сплав из олова со свинцом) и поставил щиток на жаровню, чтобы перегородки припаялись плотно к щитку.

‘Корчажец — сосуд с двумя ушками, типа широкогорлого кувшина.

21

Ждан дивился хитроумию Тудора, но не высказывал вслух ни восторга, пи удивления. Однако его сияющие глаза говорили красноречивее слов.

Тудору понравился малый, и он заговорил со Ждапом, объяснил, что делает эти колты для Гордяты, а на что употребит боярин его изделие, то ему, Тудору, неведомо. Может быть, подарит кому-нибудь, а может и продать, но никто не узнает, что их сделал Тудор.

— Как же то может быть? Ведь твоя работа!

Тудор отвечал, что золото боярское и сам-то он, искусный мастер, — холоп боярский.

Разговаривая таким образом, Тудор снят с жаровни лоточек и на дне лоточка стал делать насечку; затем он насыпал в каждую подготовленную ячейку порошок из разных горшочков, смешав предварительно эту массу с водой.

Заполнив ячейки по перегородкам эмалевым порошком, мастер снова поставил своп щиток на жаровню, чтоб масса расплавилась. Сияв с огня свой щиток, Тудор стал шлифовать его, с тем, чтобы золотой фон, эмаль и золотые перегородки представляли одну гладкую сплошную поверхность.

Тщательная шлифовка делала это изделие особенно стойким и прочным.

— Оба одинаковые щитка будут скреплены одной дужкой и спаяны друг с другом, а потом украшены жемчугом, — объяснял Тудор Ждану. — По всему миру расходятся киевские перегородчатые эмали. Многие, приезжая из Греции и из иных земель, говорят, что нигде в мире нет таких красивых работ, как в Киеве; и в чужих странах делают колты наподобие наших, — прибавил не без гордости Тудор.

Ждан задумался, любуясь кол-том, изделием Тудоровых рук.

— А чго за цветные обоучики валяются у печки? — спросил Ждан, нагибаясь и поднимая с пола зелёные, жёлтые и синие кольца.

— Это стеклянные браслеты, их надевают на руки киевские красавицы.

22

t

Стеклянный браслет.

— Я никогда не видел таких;

— Ведь ты до сей поры не выезжал из села, а в сёлах таких не носят, — там больше украшаются медными обручами, а чтобы сделать стеклянный браслет, для этого надобно большое умение... По всё же сделать такой стеклянный браслет много проще, чем эмалированный колт; прежде всего требуется приготовить стекло...

Ждан не спускает глаз с Ту-дора.

— Расскажи, как ты приготовляешь стекло, — просит он.

— Л вот как, — начал Тудор. — С берега реки ты принесёшь или привезёшь обыкновенный речной тонкий песок.. .

— Песок? — переспросил Ждан. — Из песка ты делаешь стекло? Вот так чудо!

— Нет, одного песка мало. Нужна еще древесная зола кз клёна, вяза, ясеня, затем соль и известь. Всё это ты зальёшь еодой и поставишь плавиться на огонь. Горячая жидкость стекает на нижнюю часть плавильной печи.

— А почему стекло у тебя зелёное?

— Для окраски стекла в зелёный цвет в расплавленную массу я прибавляю медь. А если прибавить сюда ещё и глину, стекло становится синезелёного цвета, сера или угочь даёт стекольной массе жёлтый оттенок; на нижнем Днепре находятся залежи такого вещества, которое окрашивает стекло в фиолетовый цвет.1

Л потом стекло застывает и делается твёрдым! — догадывается Ждан.

— Да, правильно1 Но, покуда оно не застыло, из расплавленной стекольной массы изготовляют жгут, свёртывают его в кольцо. Это и есть браслет.

Так чудесно рассказывал старый Тудор и так ласково с ним говорил, что Ждан осмелел и спросил отцова друга, много ли в Киеве таких умельцев, кш он.

Мастер улыбнулся и ответил, что весь,1\нев полой ими.

1 Марганец.

23

if *40 ,

— Горшки, посуду и поливные плитки для строении делают из глины, а её так много совсем близко отсюда, под горой. Эта улица так и называется Гончары, — ответил старик, — а за гончарами живут кожевники; они мнут кожи, красят их и шьют из них обувь. Улица, где живут кожевники, носит название: Кожемяки.

Много народу, почти всё население города, если нс считать князей и дружинников с их слугами, — все умельцы, все мастера, «ремесленники», и не все они в холопах у бояр, есть и свободные люди.

Жданке сильно захотелось познакомиться с киевскими «умельцами».

Тудор сказал Ждану, что недалеко от Гордятиного дома — надо только пройти сквозь Софийские ворота, — по ту сторону вала живёт большой мастер, искусный в резьбе по кости.

— Спроси Миронега, — всякий покажет.

Жданко поглядел на спящего отца. Тудор махнул рукой: «Дескать, иди, не бойся, объясню отцу».

У КОСТЕВЕЗА

Робея и смущаясь, Ждан тихонько стукнул в дверь Миронегова жилища.

Дверь приоткрылась и на пороге показался белоголовый мальчик, примерно одних лет со Жданом. Он недоверчиво покосился на неожиданного гостя и, загораживая вход, буркнул:

— Чего тебе?

Когда Ждан стал объяснять, что он приезжий из Василёва, сейчас идёт от Тудора, — изнутри раздался мужской приветливый голос, приглашавший Жцана войти. Навстречу ему приближался высокий, плечистый человек со стриженными в кружок темнорусымп волосами.

— А ты, Глебко, занимайся своим делом! — сказал ом мальчику.

Тот отошёл в угол и стал что-то вытачивать на круглом станке.

Когда Миронег узнал, что Ждан хочет посмотреть иа его мастерство, он широко улыбнулся и показал кучу наваленных друг на друга огромных ветвистых рогов.

— Вот с чем работаю! Киев окружён дремучими лесами, в лесах много зверья: и волки, и медведи, и лоси, и вепри (дикие кабаны), по приманчивее всех зверей для

25

охотника олень. Рога оленя особо ценятся — это хороший материал для костерезов. Однако самая любимая, самая ценная кость — «дорог рыбин зуб». Об этом «зубе» и в песнях поют, и в сказках сказывают:

«Около терема булатный тын, Верхи на тычинках точёные, Каждая с маковкой-жемчужинкой, Подворотня — дорог рыбий зуб».

— А что такое «дорог рыбий зуб»?

— Это моржовые клыки. Моржи водятся в северных студёных морях. Плавают там толковые люди — новгородцы, быот моржей, добывают кость.

Миронег стал рассказывать далее, что моржовая кость очень прочна, красива и удобна для обработки. Из неё выделывают ларцы, украшенные тонкой резьбой. Слава об этих драгоценных костяных ларцах идёт по всем землям. Если князь или знатный муж захочет сделать ценный подарок кому-нибудь из своих друзей, он, наравне с мехами горностаев, соболей и белых волков, дарит им и изделия киевских златокузнецов и костерезов: ларцы, рукоятки мечей, кинжалов и дорогие гребни — «чесала».

Резчики по кости работают и на продажу, для торговища.

Миронег рассказывает, что часто он с Глебом выносит на Бабии торжок пуговицы и уховёртки, которыми чистят в ушах; а иногда мастер с учениками спускаются

под горку, на Подол, на большое торговище, что близ пристани.

— Иные покупатели, — рассказывает далее Миронег, — набирают седые короба дешёвых гребешков, пуговиц, игрушек и отправляются в ближайшие городки и селения и там, уже от себя, продают то, что накупили на киевском торжище. А когда весь товар распродадут, то с опустевшими коробами возвращаются в Киев за новым товаром.

Ждану хочется узнать, как обрабатывается кость.

Гребень с медведями.

26

На столе мастера лежит нож. Это его главный инструмент. Костерез ножом режет кость, как дерево. Рядом с ножом Ждан замечает маленький железный двузубец.

— Для чего этот двузубец?

— А вот для чего. — Миронег приставляет одну ножку двузубца к костяной поверхности, образуя таким образом точку, вокруг которой он другой ножкой описывает окружность. Получается «глазок».

Такие «глазки» соединяются друг с другом полосками и линиями, прямыми и косыми.

А вот и несколько готовых изделий Мироиега. Ждан внимательно рассматривает «чесало» (гребешок) с высокой спинкой, а на спинке — фигуры медведей. На спинке другого гребня вырезан всадник с конём; здесь же и двухсторонняя расчёска: одна сторона состоит из толстых, редких зубьев, а другая из тоненьких, густых, — это «частый гребешок».

— Зубья гребня могут быть нарезаны только пилкой.

Пилка лежит рядом с ножом, двузубцем, напильником

и сверлом.

— А ну-ка, погляди! — Миронег вынул из стоявшего рядом ларца небольшой гребешок в костяном футляре, а футляр с медными накладками и медными заклёпоч-ками. Гребешок убирается в футляр, как складної! ножик.

Миронег сказал, что сделал этот гребешок для иноземного купца и возьмёт за него большие деньги.

— Наша резьба дорого ценится в чужих землях, — так и называют её: «резьба руссов».

Глебко, стоявший до сих пор молча в углу, неожиданно закашлял, напоминая мастеру, что он тоже не последнее лицо в этой мастерской. Но Миронег нс забыл о Глебке, который выделывает прехитрые вещи.

— Гляди, Ждан! — Миронег взял из рук Глеба маленькую фигурку, изображающую башню, будто выложенную из камня, а наверху башни — зубцы, как на настоящей городской стене. А вот — ладья, вот слон, вот всадник на коне, а есть и пешие воины, со щитом и в шеломе.

Гребень с всадником.

27

Ждан подумал, что ему показывают детские игрушки, но Ми-ронег п Глеб рассмеялись так громко, что Ждан покраснел и готов был обидеться. Миронег добродушно поглядел на него и стал объяснять, что шахматы не детская, а мудрейшая игра для взрослых и разумных людей.

— Поучись!

Миронег вытащил из большого ларца костяную доску, расчерченную квадратиками. Одни квадратики были выкрашены чёрной краской, другие оставались белыми; затем он стал расставлять на доске фигуры: на одной стороне чёрные, на другой — белые. В переднем ряду стоят пешие воины, во втором — конники, башни, слоны и две фигурки, которые больше всех остальных.

— Это князь; его называют в игре «ш а х о м», а рядом с ним его главный защитник и военачальник — «ф е р я з ь». На доске в точности поле битвы. Два войска сражаются друг против друга. Выиграть сражение, взять в плен князя — объявить ему «мат» — вот задача играющих. Когда раскроются перед тобой пути этой игры, ты увидишь ход боя и снаряжение его! — Миронег показал Ждану: — Вот гляди, — пеший воин идёт только прямо, конь скачет наискось. Всё войско защищает своего князя (шаха), а ферязь не отстаёт от шаха; когда противник забирает в плен ферязя, то приходит конец, шаху объявляют «мат», то есть смерть князя.

Миронег садится с Глеб ком за шахматную доску, а Ждан присаживается и молча, внимательно наблюдает, как оба игрока передвигают фигурки.

Но чур, — предупреждает Миронег, — только раздастся стук в дверь, я быстро сброшу фигурки с доски и спрячу то и другое. Неровен час, явится какой-нибудь ч<арнец из монастыря, предаст он нас проклятию, а фигурки прихватит с собой. Монахи считают шахматную игру «бесовским измышлением», — пояснил Миронег.

До позднего вечера сидел Жданко в гостях у «костяных де'і мастера». Миронег показывал свои изделия, одно

28

хитрее другого. Ждамке всё казалось необыкновенно чудесным.


Назад Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском