ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Аланы 2

Аланы 2

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Седьмая река - Герр вытекает из Борисфена в том месте, до которого течение Борисфена известно. Ответвляется она в этом месте, а название ее, общее с местностью - Герр. Течет эта река к морю, образуя границу между землями кочевых и царских скифов, и потом впадает в Хипакирис.

Сейчас мы не знаем никакого рукава Днепра, который бы отделялся от него и впадал в другую реку (таинственный Хипа-кирис), соединенную с морем. Однако, насколько я понимаю, река Герр отделялась от Днепра на 40-м дне пути.

Сколько в километрах будет «40 дней плавания»? Это невозможно вычислить точно. Неясно, с какой скоростью передвигалось судно. Допустим, 5 километров в час. В дне 24 часа, но целый день не плыли. Положим, 12 часов плыли, 12 спали. Каждый день, таким образом, лодка проходит 12*5=60 километров. За 40 дней она пройдет, 40*60=2400 километров. Современная длина Днепра равна 2285 километрам. Меняя при подсчете скорость, мы можем подогнать 40 дней пути под любое расстояние. Хотим - растянем геродотовы 40 дней до Киева. Гидрограф Николай Максимович в труде «Днепр и его бассейн»[11] прикладывал те же 40 дней к устью Припяти.

Есть ли какие-то дополнительные указания от Геродота насчет скоростей? Вот он дает сведения о Каспийском море. В длину оно 15 дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте - 8 дней плавания. Геродот прекрасно осведомлен об его очертаниях - длина много больше ширины, если глядеть на север.

Нынешняя длина Каспия - 1130 километров. 1130/15 =75. По 75 километров в день надо плыть на гребном судне, чтобы пересечь Каспийское море в длину. Как видим, Геродот вполне держится в рамках действительности.

И если с той же скоростью плыли по Днепру, то 75 километров в день умноженное на 40 дней равно 3000 километров. Но мы не знаем, с какой скоростью плавали тогда по Днепру, да еще против течения. Днепр в то время - тихий или стремительный? Быть может, по нему вверх вообще перемещались с черепашьей скоростью.

В целом будем считать, что Днепр был известен в самом деле чуть ли не весь. Местность Герров вполне могла быть и Киевом, и Каневом, и выше, и ниже, и возникает вопрос, как же мог существовать рукав Днепра - Герр, что на такое огромное расстояние следовал к морю? Я никогда не слышал о таких огромных речных рукавах. Реки ведут себя иначе, если только этот Герр не был рукотворным каналом. Герр, каким он описан Геродотом, совершенно не вписывается в современную речную сеть. На картах, несколько отдаленных от времени Геродота - например карте по «Географии» Птолемея - река Герр показана отдельной, не имеющей отношения к Днепру, и вытекающей из равнины к югу от Амадокских гор. Про них

потом.

Есть еще толкование, что Террор - это искаженное «Рос», то бишь Русь, а народ Герров (Гєрроші - Герроиси) - русы. В самом деле, если полагать, что «ос» не добавлено греческим языком, а прямая передача названия, то похоже - однако неясно тогда, зачем приставка «ге».

О местности Герр Геродот сообщает, что там было кладбище скифских царей:

Гробницы царей находятся в Геррах, до которых Борисфенес судоходен.

Далее описывается похоронный обряд Скифов, и что труп царя возят по разным соседним народам, чтобы те прощались согласно обычаю:

Объехавши таким образом все народы, Царские Скифы являются в землю отдаленнейшего подчиненного им народа - Герров (Гєрроші), где находится и кладбище.

Скифские могилы, курганы, по Днепру были всюду, и на Киевщине тоже. Тысячами их раскапывали, разоряли искатели кладов и археологи. Но в Геррах находились не просто курганы, а курганы скифских царей. Наверное, на то была причина. Однако без дополнительных указаний, Герры так и остаются загадочным названием в работе Геродота.

Либо продолжить словоблудие? Мол, ежели местность Гер-рос это «Рос», то мы знаем реку Рось, а она впадает в Днепр всего в 16 километрах ниже Канева, а там курганный край, и Канев буквально переводится «ханов», а «хан» то же, что и царь.

Есть впрочем у Геродота еще зацепка, однако она ничего нам не даст. Геродот не называет город именем Ольвии прямо, однако:

От торгового города Борисфенитов (Вориобєнєітє-wv), составляющего наиболее срединный пункт во всей приморской Скифии, первыми живут Каллипи-ды (КаААіппІбаі), представляющие собой Эллинов-скифов, выше их живет другой народ, именуемый

Алазонами (AAaZovaq). Как эти последние, так и Кал-липиды во всем ведут такой же образ жизни, как и Скифы, но хлеб они сеют и употребляют в пищу, равно как лук, чеснок, чечевицу и просо. Над Алазонами обитают Скифы пахари (ZKuGai apoTppaq), сеющие хлеб не для собственного употребления в пищу, но для продажи. Выше их живут Невры (Naupot). К северу от Нервов, насколько мы знаем, лежит пустыня. Народы эти живут вдоль реки Хипаниса к западу от Борисфена.

Хипанис, принято отождествлять с Южным Бугом, но я уже говорил, что у Плиния это разные реки.

Мы выяснили - среди Скифов встречались не только кочевники. Более того, экономика отдельных скифских областей зависела от выращивания злаков на продажу. Вероятно, Ольвия была буквально «хлебным» портом. Отмечу, что живущий позже Геродота Страбон в «Географии» называет Георгами жителей нынешнего Крыма (тогда он обобщенно именовался Херсонесом, а еще ранее Малой Скифией, населенной Скифами Таврами).

Что же пишет Геродот далее?

С переходом через Борисфенес вступаем в ближайшую от моря землю, Хилаю ('YAaip).

Неясно, с переходом куда? Если Днепр протекал так же, как сейчас, от устья на северо-восток, то «через Борисфенес» это либо к северу от устья Днепра, либо юго-восточнее, в Херсонскую область. Что же относительно Хилаи?

Выше ее живут Скифы земледельцы, которых живущие у реки Хипаниса Эллины ('EAApvaq) называют Борисфенитами (BopuaGavaiiTaq); самих себя тамошние Эллины называют Ольбиополитами (ОАвюпоАїт-aq). Следовательно эти Скифы земледельцы занимают пространство к востоку на три дня пути, простираясь до реки, именуемой Пантикапою, и на север вверх по течению Борисфенеса на одиннадцать дней.

Примерно на север Днепр течет начиная от Каховки, а затем по линии, грубо говоря, между Запорожьем и Днепропетровском. Опять же «дни пути» мало что говорят о расстоянии.

Геродот ничего не сообщает о порогах на Днепре, а жаль - это помогло бы многое понять. Пантикапа, как поясняет Геродот, течет с севера, вытекая из некоего озера, и впадает в Днепр. Значит, Пантикапа находится по правому берегу Днепра, ведь все его левобережные притоки по крайней мере ниже Запорожья текут условно говоря с юга, а не севера. Пантикапу следует искать в нынешнем Снегиревском районе. Возможно это Ингулец.

А что же выше пахотных земель?

Над ними простирается обширная пустыня. За пустыней обитают Андрофаги (Ауброфауоі), народ особенный, вовсе не скифский. Еще выше лежит настоящая пустыня: не живет там, насколько мы знаем, ни один народ.

Андрофаги значит людоеды. За людоедами - «настоящая пустыня». Поскольку самым отдаленным народом, да еще живущим около Днепра, Геродот называл Герров, можно заключить, что людоеды поселились в другом месте, не у Днепра. Но были соседями! Геродот перечисляет народы, ближайшие к землям скифов: Тавры, Агафирсы, Невры, Андрофаги, Мелан-хлаины, Гелоны, Будины и Савроматы. По одному из преданий, у Геракла и пещерной женщины-змеи было три сына - Скиф, Гелон и Агафирс, которые стали родоначальниками трех из упомянутых народов44.

Скифы и Эллины рассказывали про Невров, что они колдуны и по нескольку дней на год оборачиваются в волков, но Геродот этому не верит.

Меланхлаины носят черные одежды45, а образом жизни подобны Скифам. Обитают они в 20 днях пути к северу от

Мэотиды. Под Мэотидой, Мэотийским озером или болотом примерно можно понимать современное Азовское море. Примерно, ибо рельеф мог измениться.

Будины (Воибїної) - многочисленны, рыжеволосы, с голубыми глазами. В их лесной земле стоит деревянный город Гелон, основанный Эллинами. Жители сего города, Гелоны, общаются речью скифской и эллинской, имеют храмы с греческими богами и устраивают оргиические праздники в честь Диониса. Из слов Геродота неясно, на каком языке говорят сами Будины. Гелоны - земледельцы и скотоводы, а Будины -кочевники и питаются сосновыми шишками. Посреди страны Будинов есть большое озеро, окруженное болотом.

О Таврах Геродот сообщает, что живут они грабежами и войнами. Уцелевших после кораблекрушения Эллинов, выплывших к их берегам, приносят в жертву богине Ифигении, дочери дочь троянского правителя Агамемнона46 47. Пленным же своим Тавры отрезают головы и водружают дома, на шесте выше дымоходной трубы. Впрочем, Скифы с их обычаями таскать на коне чучело из человеческой кожи, снимать с врагов скальпы, делать из черепов чаши для напитков, да пить кровь поверженных, кажутся более устрашающими.

Про Агафирсов Геродот отзывается как о людях с мягким нравом. У них нет понятий о супружестве, всякий паруется с кем хочет, таким образом все друг другу родня и не причин завидовать и враждовать.

Про Савроматов (Сарматов) Геродот говорит, что они живут за Танаисом, то бишь за Доном. До него - Скифия, а за ним, по другую сторону - Савроматы. Геродот передает, что они произошли от смешивания Скифов с пришлыми Амазонками11.

Скифы (в передаче Геродота) называли Амазонок словом «ой-орпата», мужеубийцами. «Ойор» - мужчина, «пата» - убивать. Амазонки и часть Скифов, что решили объединиться и породниться, поселились в трех днях пути к востоку от Дона, и в трех же днях пути от Мэотиды на север. У Савроматов было равенство полов, а говорили они на искаженном скифском, ибо языки Амазонок и Скифов различались, поначалу они не понимали друг друга. Стало быть, по Геродоту, язык Савроматов это смесь скифского (во всяком случае тех Скифов, которые сошлись с Амазонками) и амазонского.

На старинных картах, составленных после Геродота, Скифы и Сарматы меняются местами. При Страбоне «Царские Сарматы» и «Языгские Сарматы» уже населяют места между Дунаем и Днепром, а вот Скифы живут восточнее Дона.

Относительно людоедов Геродот говорит, что из всех этих народов у них нравы самые дикие. Кочевники, одеваются по-скифски, но говорят на своем особом языке.

Следовательно, у других перечисленных народов язык был общий со Скифами!

Проходит время, народы переселяются, исчезают, рассеиваются, смешиваются, обретают в источниках другие имена и принадлежность, происхождение. Так, народ Аланов относят то к Скифам, то к Сарматам. Этих же Аланов именуют Асами или Ассами, Азами, Яссами, возможно Языгами, но иногда Аланы и Асы выступают как два отдельных народа. По многим источникам выходит, что Аланы это ветвь Сарматов.

Страбон рассказывает о народе Бастарнов, живущем «в глубине страны», где-то между Днепром и Дунаем. Эти Ба-старны соседствуют с Тирегетами (Геты, живущие по реке Тир, Днестр) и Германцами. Бастарны деляются на Атмонов, Сидонов, Певкинов (жители острова Певки на Дунае), а самые северные Бастарны, населяющие равнины между Доном и Днепром - Роксоланы. У Роксоланов доспехи из сыромятной бычьей кожи, щиты плетеные, вооружены мечам, копьями, луками.

Ученые, говоря о Роксоланах со слов тех же давних Греков, придумывают, что это было «ираноязычное племя». Михаил

Ломоносов в «Возражении на диссертацию Миллера» вывел Роксоланов от Росов и Аланов - и мол, народ российский от Роксоланов произошел, и что Роксоланы были Сарматами, а Сарматы это вообще греческое название для Славян. Так считал Ломоносов.

Михалон Литвин в трактате 16 века «О нравах татар, литовцев и москвитян»[53], превознося свой литовский народ и указывая на итальянские корни оного48, говорит, что Литовцы освободили от татарского и бассакского рабства народ Роксоланов, он же Рутены.

Михалон пишет:

Есть у нас славная крепость и град Киовия. Она, однако, как и прочие, запущена: с холмов ее, как гласит народная поговорка Роксоланов, можно видеть многие другие места.

Ага! По крайней мере при Михалоне Литвине, его соотечественники считали население Киевщины Роксоланами. Он продолжает:

Главная среди прочих крепостей и земель, поставленная на реке, со всех сторон окруженная полями и лесами, она обладает настолько плодородными и легкими для обработки почвами, что всего раз вспаханные на двух волах они дают щедрые всходы.

Кое-что уже наметилось. На Киевщине и при Страбоне, и при Михалоне Литвине обитал народ, именуемый Роксоланами. В главе про Полян мы еще рассудим, как это соотносится с нашими летописями. Пока же не будем спешить. Если Роксоланы в самом деле возникли как соединение Росов и Аланов, этому должны были остаться подтверждения. И они есть.

Перемешанные на землях между Дунаем и Доном Русы (Росы) и Аланы, по источникам, довольно часто выступают вместе на историческом поприще. Роксоланы много реже, однако их, тот же народ, живущих там же, в то же время, кличут то Скифами, то Аланами, то Росами.

Поэт Низами Гянджеви, живший, как считается, в 12-13 веках нашей эры, сложил поэму «Искандар-намэ» (Книга об Искандере). Искандар - так называли Александра Македонского.

И вот в первой части книги Низами пишет, что к Искандару приходит правитель Абхазии Дували и говорит о нападении Русов на Абхазию «из страны Аланов и Гарга». Гарг или Герк, думаю, это знаменитые Скифы-георги, Скифы-пахари, именно они по сопоставлению местностей должны были соседствовать с Аланами, либо занимать одни с ними земли.

Александр выдвинулся с войском через степи Капчаков49. Пройдя оные, Искандар прибыл в земли Русов. Однако правитель Русов Кинтал50 не сложа руки сидел, а собрал армию из «семи Русий», в числе коих были Русы, Аланы, и Хазары. Искандару доложили, что в одном только русском отряде -90000 человек.

Семь дней идет сражение, причем аланские и русские витязи одеты довольно тяжело - в кольчугах, металлических шлемах. Войско Русов выводит в бой «неведомое существо» -чудовищного, с рогом на лбу воина в потрепанной шубе, прикованного ногой к цепи. Железной крючковатой палкой он подцепливал врагов и потом давил их пальцами. Меч не брал его. Сочли, что хотя и похож на людей, однако не человечьего он рода.

Александру пояснили, откуда сие диво[51]:

К вечной тьме приближаясь, мы гору найдем.

Узок путь к той горе; страшно думать о нем.

Там, подобные людям, но с телом железным,

И живут эти твари в краю им любезном.

Где возникли они? Никому невдомек

Их безвестного рода далекий исток.

Краснолики они, их глаза бирюзовы.

Даже льва растерзать они в гневе готовы.

Русы-пастухи, забредая в край тот за своими стадами, ловят этих существ спящими на больших деревьях. Пленника потом водят по селениям, показывают как диковину и получают за это еду и деньги.

Кому что любопытно - я не сражение между войсками «семи Русей» и Александром пересказываю, а про странного великана. А про сражение? В итоге Александр побеждает русов, а чудовищного воина отпускает на волю.

Смутилась наука. Ведь она, питаемая мёдом и млеком авторитетного мнения, считает, будто Русов тогда на Руси не было, и что появятся они там спустя почти тысячу лет ведомые Рюриком из неведомых земель - то ли Скандинавии, то ли Южной Балтики - да принесут Славянам государственность и просвещение, ибо до Рюрика Славяне на четвереньках бегали. А уж сведение Русов со Аланами воедино - не-воз-мож-но! И нашлась наука ответом - художественный вымысел.

Ну хорошо. Обратимся ко временам позднейшим, нежели те, когда жил Александр Македонский - хотя по путанице с летосчислениями думаю, что годы его правления гораздо ближе к нам, чем полагают.

В 1246 году, папа Иннокентий IV отправил монаха Иоанне-са де Плано Карпини послом к Тартарам. Тот написал потом книгу (существует в нескольких списках, существенно разнящихся языком и подробностями), своего рода военный обзор монголо-татарского государства «История Монголов, которых мы называем Тартарами» (Ystoria Mongalorum quos nos Tartaros appellamus)[64]. И вот он сообщает, что после посещения Киева51:

мы приехали в селение (villam) Канов, бывшее непосредственно под Тартарами. Его управитель (pref-ectus) дал нам лошадей и проводников до другого селения, где был аланский управитель, по имени Михей (Micheas), исполненный всех пороков и лукавства.

А управлять ставили обычно из местного населения. Хотя, конечно, можно возразить, что Тартары нарочно прислали Алана Михея под Канев откуда-то издалека.

Надобно остановиться и пояснить, что значение слова «Татары», точнее «Тартары» зависело от времени и места. Для

Карпини Тартары - это Монголы, подчинившие себе другие народы - Русов, Аланов, Китаев, Сарацинов, Хазаров, Персов и многих других. Если народ не подчинялся, его уничтожали52.

Карпини пишет, что победив Турков, татары пошли

против Руссии и произвели великое избиение в земле Руссии, разрушили города и крепости, осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле;ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве.

Батый сильно раздолбал Киев, после чего город долго не мог оправиться. Спустя века на Украине записали предания, что Батый был местным, сиротой, устраивался послушником в Лавру, но затем покинул ее и подался в чужие края, где встал во главе татарского войска. А почему Батый? На вопрос, чей он, какого рода, отвечал - Батий, Батый. Более известно, что Батый - сын Джучи и внук Чингисхана.

Подчиненные земли включались в поддерживаемую военной силой структуру Орды, причем войско и местное управление составлялось как из Монголов, так и подчиненных народов.

Но любопытно - когда посольство от папы Римского, под руководством де Карпини, прибыло к Батыю (он находился тогда в земле Команов), произошло вот что:

Войдя же, мы произнесли свою речь, преклонив колена; произнеся речь, мы поднесли грамоту и просили дать нам толмачей, могущих перевести ее. Их дали нам в день Великой Пятницы, и мы вместе с ними тщательно переложили грамоту на письмена русские и сарацинские и на письмена Татар; этот перевод был представлен Бату, и он читал и внимательно отметил его.

Послание от папы римского переводят на три языка - русский, сарацинский и Тартаров. Не значит ли это большую степень встроенности русских земель в государство «Монголотатар»? Раз на русские письмена переводился межгосударственный документ - и язык русский был одним из трех -вероятно, русская составляющая этого «монголо-татарского» государства была довольно ощутима.

Однако сочетание слов «русские письмена» могло быть применено де Карпини не к записи обиходной речи Славян, населяющих определенные земли, но к языку Русов - народа, подчинившего себе многие народы Славян после начала княжения рода Рюриковичей. Мы затронем это подробнее в следующих главах. Кратко же - Русы, которых привел Рюрик и Вещий Олег в земли от Новгорода до Киева и южнее, даже в договорах с Византией отделяли себя от Славян. И от языка тех Русов до нас дошло с десяток непонятных ныне слов, посему трудно судить о принадлежности к Славянам изначальных Русов, а также о сходстве их языков. Это позже на обиходный славянский язык в пределах Киевской Руси перешло название «русского языка», а вот де Карпини под «русским языком» мог подразумевать другой русский язык, родной для тех Русов, из народа коих был Рюрик.

Во время пребывания де Карпини уже при дворе императора Тартаров, там же с почетом находился наш князь Ярослав (некогда Киевский, однако на то время Суздальский). Отведав питья из рук матери императора - величайшая честь - он, по словам Карпини,

вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело. Поэтому все верили, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательнее завладеть его землею. И доказательством этому служит то, что мать императора, без ведома бывших там его людей, поспешно отправила гонца в Руссию к его сыну Александру, чтобы тот явился к ней, так как она хочет подарить ему землю отца.

Александром этим был знаменитый позже Александр Невский. Впрочем, на приглашение он не отозвался, и сколько императрица его не вызывала грамотами, отказывался, боясь разделить участь отца.

Фламандский монах ордена францисканцев, Вильгельм де Рубрук (Wilhelm van Ruysbroek), побывавший в «восточных странах» послом от короля Франции, Людовика IX, в те же времена, при Батые, в 1253 году говорит про Тартаров[64]:

Они не имеют нигде постоянного местожительства и не знают, где найдут его в будущем. Они поделили между собою Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца; и всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своею властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также где он должен пасти свои стада зимою, летом, весною и осенью.

Про Аланов или Асов, Рубрук сообщает:

Накануне Пятидесятницы пришли к нам некие Аланы, которые именуются там Аас, христиане по греческому обряду, имеющие греческие письмена и греческих священников. Однако они не схизматики, подобно Грекам, но чтут всякого христианина без различия лиц.

И далее идет про то, что христианскую веру среди Аланов проповедуют «греческие и русские священники». Также от Рубрука мы узнаем, что «Команы, именуемые Капчат», живущие в степи к северу от Азова, именуются Тевтонами как

Валани, а Исидор называет страну от Дуная до Дона - Аланией, и выше Алании лежит Руссия, что тянется от Польши к Дону53.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском