ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
Боричев Ток

Боричев Ток

Ересь о Киеве, Петр Семилетов 2015

Боричев Ток

От верхней площадки фуникулера обратимся на северозапад, в сторону огромного, колонного, серокаменного здания МИД. На его месте Владимир Красно Солнышко разместил пантеон языческих идолов, кумиров с Перуном во главе, а после, крестившись и приняв имя Василия, низвергнул идолов и возвел там в честь святого Василия деревянную церковь, которую затем снесли, да восстановили уже каменной в 1695 году под названием Трехсвятительской. В 1888-м она вновь стала Васильевской.

Ипатьевский список «Повести временных лет» повествует о том, как после начала княжения Владимира, языческим богам, бесам, на холме в жертву приносили детей - сынов и дочерей:

И нача княжити Володимер в Киеве един, и постави кумиры на холму вне двора теремного: Перуна деревяна, а голова его сребрена, а ус золот, и Хорса, и Дажьбога, и Стрибога, и Семаргла, и Мокошь. И жряху им, наричуще богы, и привожаху сыны своя и дщери, и жряху бесом, и оскверняху землю требами своими, и осквернися требами (кровьми в Лаврентьевском списке) земля Руска и холм т. Но преблагий Бог не хотяй смерти грешником; на том холме ныне церкы есть святаго Василья [...]

и постави церковь святаго Василья на холме, иде-же стояша кумири Перун и прочии, идеже требы творяху князь и людье;

Два источника дополняют сказанное сообщением, что место, где Владимир ставил кумиров, находилось над Боричевым (или Буричевым) потоком.

Из поучения «Слово о идолех Владимировых»:

В первых постави началнейшаго кумира, именем Перуна бога грому и молнию и облаков дождевых на пригорку высоком над Буричевым потоком подобию члвечку. Тулов его бе от древа хитростне изсечен главу имущь слияну от сребра уши златы нозе железны. В руках же держаше камен по подобию Перуна палающа. Рубинами. И каръбуклем украшен.

Из главы «О Идольх» сочинения 17 века «Синопсис»[34]:

В первых постави начальнейшшаго кумира, именем Перуна, бога грому, молнии и облаков дождев-ных на пригорку высоком над Боричевым потоком

Возможно, первый вариант - из ранней редакции Синопсиса, либо источник самого Синопсиса. Предполагают также, что большую часть Синопсиса составили выписки из труда Феодосия Софоновича «Хроника з летописцев стародавных, з святого Нестора Печерского и инших, также з хроник Польских о Русии, отколь Русь почалася и о первых князех Русских и по них дальших наступаючих князех и о их делах, собранная працою иеромонаха Феодосия Сафоновича, игумена монастыря Михайловского Золотоверхого Киевского, року от сотворения света 7180, а от Рождества Христова 1672».

В соответствующем месте он пишет без особой привязки к местности, что князь Владимир:

наставлял у Киеви много балвохвальниц и балва-нов, набожныи к бгом своим будучи. Особливе бал-вана наипреднейшего учинил барзо высокого, которого тулуб был з дерева местерне резаныи, голову мел серебряную, уши золотыи, ноги железные, а в руках держал камень на кшталт Перуна палаючего, рубинами и карбункулом осаженои и светячися.

И того балвана Перуном назвавши, то есть бгом громов и блискавиц, особливе над иншим чтил, яко бга. Которому на честь дубовый огонь, который вечным звано, свещенники палили, сторожа того пилно-вала, а если бы мел згаснути, того сторожа горлом карано.

Оставим Софоновича, обсудим Боричев поток. Слово «поток» значит «ручей».

Боричев поток течет по трубам, 2013.

Да, он существует по сей день, взятый в дренажную систему, именно ниже места, где стояли идолы Владимира. По склону, откуда сочился ручей, можно пройти, начав спуск с дороги на террасе под верхней площадкой фуникулера - чуть западнее тяговой подстанции, сразу за остатками древнего вала. Там на склоне будут видны остатки старой дренажки и новой, действующей. Вода шумит будь здоров - не ошибетесь!

По довольно запущенной местности, где всюду валяется мусор вперемежку со старинными кирпичами и торчат дренажные смотровые колодцы, сходит тропка к улице Боричев Ток, её концу, точнее пустырю между нею и фуникулером.

Там есть примечательный розовый, о двух этажах, кирпичный дом с табличкой «Боричев Ток 4» - на разных картах его обозначают то номером 1, то вообще никак. Ниже его, на северо-восток, площадка с люком. Под этим люком вниз идет глубокий колодец, соединенный с двухкилометровым подольским коллектором Кинг Спелео - туда же впадает и труба от Боричева потока.

Место бывшего русла Боричева потока, 2013.

Современная улица Боричев Ток, известна по крайней мере с середины 19-го века. Названа по местности, слывущей так еще ранее. От протекавшего потока, окрестности стали именоваться Боричевым Током. В книге «Киев теперь и прежде» за 1888 год Захарченко описывает Боричев Ток как некое место (обращенное на восток) под крутым оврагом.

Максимович в очерке «Паны Ходыки» из дореволюционного альманаха «Киевская старина» упоминает, что Иван Ко-бызевич примерно в первой половине 16 века, разбогатев, купил себе дом на Боричевом Току, как следует из земельных документов.

Нынешний Боричев Ток - довольно ровная улица, идущая под самой горой, террасой выше нижней улицы, Сагайдачного. На одной карте 1900 года Боричев Ток занимает также и нынешнюю улицу Боричев спуск, а на карте 1901 года, и других позднейших дореволюционных - теперешний Боричев спуск обозначен как Боричев извоз/взвоз.

Вот картинка. Я отсканировал ее из книги 1982 года «Киев: исторический обзор», где подпись гласит - «Гравюра 18 века».

Не буду касаться точности изображенного, об этом судить уже трудно. Но Боричев Ток заметен здесь отчетливо - светлая дорога поперек склона горы, на высоте его середины.

Бросается в глаза вызванная оборонными соображениями обособленность нижнего города от верхнего. Никаких заездов туда по видимой части восточной стороны Старокиевского холма. Заезды, однако оборудованы снизу, на Боричев Ток, в левой половине гравюры. Там же хорошо показаны остатки «буерака». Церкви слева от него - Михайловский монастырь, справа - София, а после перерыва, еще правее - трехкупольная Андреевская.

Ровная кромка горы - следы крепостного укрепления. Конечно, врезавшийся в холм овраг Боричев с дорогой нарушал неприступность верхнего города и был в конце концов засыпан. А вал, показанный слева, ограждая Михайловский монастырь от края, ныне, когда мы прогуливаемся по Владимирской горке к фуникулеру, возвышается слева крутой травянистой горкой.

Художник Василий Иванович Штернберг в 1837 году написал картину «Вид на Подол»:

Это зарисовано примерно со следующего ракурса - смотрим на север, находясь на современной улице Боричев ток в месте, где по правую руку, внизу, подходит Игоревская улица.

Две белые церкви посередке: сначала идет Покрова, а правее от нее Николы Доброго. Позади, на крутой горе Щекавице маячит церковь Всех святых.

Думаю, Боричевым Током сначала называлась местность, непосредственно примыкавшая к ручью, потоку Боричеву. Неясно, в какую сторону он протекал, равно и насколько улица Боричев Ток вышла за пределы одноименного урочища.

Еще недавно, до 21 века, улица была застроена старинными домами об одном, двух этажах - совсем немножко сохранилось их по 2015 год ближе к Андреевскому спуску. А за четырехэтажным кирпичным домом номер 8, под горой Узды-хальницей с Замком Ричарда - да пепелище частной усадьбы. Нынче Боричев Ток стал «элитным», здесь возведены дорогие терема, но чем бы его ни застроили, хоть высотками, или бетоном замостили, всё равно улица будет узнаваемой на веки вечные.

На террасе выше ее, под пригорком с идолами, покрывая склон, находился в давнее время сад Кучинского, слывущий местом сборищ ведьм и упырей. Вот на этом пустыре с давней открытки, за фуникулером, ниже и правее, простираясь под Андреевскую церковь:

Самым же ближайшим окрестностям, по одну или другую сторону фуникулера - споры идут - краеведы отводят роль урочища Чертово беремище, связанного с низвержением поблизости некоего идола. Чертово - ибо языческих богов христиане величали чертями, бесами, змеями. Беремище - там, где его, черта, тащили. Беремя значит «ноша». Старинные сочинения трактуют название именно в этом смысле.

Предлагаю иное толкование.

Даты, принятые наукой, в годах от сотворения мира. 6488 - начало княжения Владимира, он ставит на холме кумиров. 6496 - крещение, низвержение идолов. Всего восемь лет разницы. А до того, как Владимир расположил свой пантеон над Боричевым, где и каким богам поклонялись киевляне? А тем ли богам, что владимировы? Перун стоял на каком-то холме еще до Владимира - дед его, князь Игорь, водил туда языческую часть своей дружины для клятвы, а христиан-варягов с той же целью - к собору святого Ильи. Ранее сего, Вещий Олег с воинством клянется Перуном и скотьим богом Волосом.

Любопытно - в Повести временных лет, при Владимире, до принятия им христианства, некий Варяг, пришедший от Греков, исповедует христианство уже тайно.

После крещения Киева, Владимир ставит Васильевскую церковь на месте идолов Перуна, Хорса, Дажьбога, Стрибога, Семаргла, Мокоши. Меняется ли что-либо для поклонников Волоса146 и других, неупомянутых богов, а также природных урочищ?

Владимир привозит византийских попов, сбрасывает установленные им же идолы, грозным приказом на другой день поутру загоняет народ - бедных, богатых, рабов, нищих - в воду и крестит. Помните фильм «Праздник Нептуна», где ради делегации шведских моржей целая деревня полезла в прорубь, доказывая выдумку, что у них тоже сильна традиция холодного купания? Этот фильм близок к Владимиру не только тризубцем - символом Нептуна.

Отношений Владимира с религией мы будем касаться в книге по мере надобности. Современная его оценка слишком прямолинейна и основана на личной вере. Для православных он свят, язычники его не любят. Однако размышления над поступками княгини Ольги да Владимира могут привести к иным выводам, нежели принято.

А знаете, как умер Красно Солнышко? Заболел тяжело и скончался 15 июля, на Берестове, где был его княжий двор - под Лаврой, а не в центре Киева, как нам говорят ученые. Для осмысленного прочтения надобно «и» после глаголов понимать как «его»:

Умре же Володимир, князь великый, на Бересето-вем, и потаиша и, бе бо Святополк в Кыеве. И нощью же межи клетми проимавше помост, в ковьре опря-тавши, и ужи свесиша и на землю, и взложивша и на сани, и везоша, и поставиша и в святей Богородицы в церкви, юже бе сам создал. Се же увидевше людье, и снодошася бещисла и плакашася по нем [...]

Что означает:

Умер же Володимир, князь великий, на Берестовом, и потаили его, потому что в Киеве был Свято-полк.

Ночью же, между клетьми сделав проем в помосте, спрятав в покрывале, на веревке (ужи) свесили Владимира на землю, и положив его на сани, отвезли и поставили его в церкви святой Богородицы, которую он сам создал.

Это увидели люди и сбежались в бесчисленном количестве, и плакали по нем.

Разберемся!

Что значит «потаили» применительно к покойнику? Тело Владимира выставляют потом в церкви на всеобщее обозрение. Значит, речь не идет о сокрытии тела из каких-то соображений, связанных со Святополком.

В летописях слово «потаить», «спрятать» в отношении к мертвецу означает некое вероятно обрядное действие, совершаемое перед перевозкой покойного. Возможно, корень «таить» раскрывается через современное английское «tie» -«связывать», «заматывать». Вот же рядом - «опрятавши в ковре» - замотав в покрывало. Прятать, таить, потаить - одного поля ягоды. Потаивание же могло быть обычаем связывания покойника, отголоском опасений, что мертвый способен восстать и напасть на окружающих.

Поскольку в Киеве тогда пребывал сын Владимира, Свято-полк, он и «потаил» тело отца своего. На миниатюре Сильвест-ровского списка Сказания о Борисе и Глебе изображены два человека, опускающие в сани тело, завернутое в покрывало, и подпись сверху - «святополк потаи смерть отца своего»147.

Даже летом, согласно обычаю, мертвеца до гроба перевозили на санях. Владимир Мономах в поучении говорит про склон лет своих - «седя на санех». Становится ясной и поговорка -не в свои сани не садись. То же относится к смутно известному фольклористам давнему преданию, ходившему кое-где по Украине, что в селах жители спускали своих престарелых родителей на санках в овраг, чтобы даром не кормить. Может и спускали, да только это были обычные для того времени похороны мертвых.

Но вот способ выноса тела Владимира Красно Солнышка из помещения кажется странным. Разбирают часть дома. Труп спускают через проем наружу, где кладут в сани и везут в церковь.

Царя Бориса Годунова считали чародеем, и по обычаю обхождения с такими людьми, останки его вынесли из Архангельского собора через пролом в стене. Также, мертвых колдунов выносили не через дверь, а через окно.

Так вот о Чертовом беремище! Полагаю, гора Киевица издавна слыла священным местом. Кстати ее пронизывали пещеры. А на склоне, должно быть, было место подношений даров божествам. Такие места в старину находились по берегам многих рек. Беремя - ноша. И христиане назвали место сие - Чертово беремище, подношение чертям, языческим божествам. От противных христианам здешних празднеств и пошла слава о шабашах в саду Кучинского, позже соседствовавшего с «беремищем».

Некоторые источники именуют Чертовым беремищем дорогу «с горы» ниже Михайловского монастыря, а ею мог быть только Боричев увоз. Там больше просто негде спускаться, разве вдоль Боричева потока, да еще западнее, на склоне Владимирской горки, справа от Кокоревской беседки лестница в крутой лощине вниз идет - уклон круче Боричева. Вдоль лестницы проходит дренажка, тоже соединенная с Кинг Спелео.

В Синопсисе сказано:

Идола (не уточняется, какого) егда влекоша вер-нии с горы утопити в Днепр, биюще его нещадно [...] и оттуда дорогу ту с горы нижае монастыря Золотоверхно-Михайловского нарекоша древле Чортово Беремище, си есть, тяжко черту.

Софонович в «Кройнике» пишет уже с подробной привязкой к местности. Он рассказывает о низвержении кумира, причем не говорит, что это Перун. Просто «один балван»:

Повесть теж есть старая тая, же гды едного балва-на волокли з горы утопити в Непр и били по череву, бес в нем кричал, лементуючи. Оттол тую з горы дорогу нижче монастыря Михайловского здавна назвали Чортово Беремище, то есть тяжкость чорту, бо слово славенское «бремя» значит «тяжкость». И гды того балвана утопили, плынул вниз, а неверныи, идучи берегом, плакали и звали, мовячи: «Выдыбаи наш Гсдрю Бже, выдыбаи. А тои балван выдыбал аж там не берег, где теперь монастырь Выдубецкий, и названо тое местьце тым урочищем от выдыбаня Выдабича албо Выдубичи.

А также, говоря о создании Михайловского монастыря:

Митрополит Михаил, посадивши ченцов на горе, не далеко от того беремища чортова, на свое имя церковь Святаго Архангела Михаила збудовал, иже як з неба святый Михаиль чорта зкинул, так тут он же погнал згоры чорта вболване збивати.

Можно ли по письменным свидетельствам проследить связь между Чертовым беремищем и другими урочищами?

Выдержка из документа «Опись актов и недвижимых иму-ществ Златоверхо-Михайловского монастыря», за 1646 год. Она дает нам дополнительные ориентиры сразу по двум местностям, саду Кучинского и Чертову беремищу. Речь идет об одном пляце, земельном участке, принадлежащем монастырю:

Пляц, лежачий под горою и валом, вышовши з манастыря калиткою, по левом боце звозу Михайловского, у урочища, прозываемого Чортова Беремища. Граница того грунту: почавши от горы уз дорогу ку-ды ходят з места до манастыря Михаловского, мимо тот двор, аж до саду Кучинского из другои стороны валом аж до тыну священника Рождественского под гору.

Разбирать старинные грамоты - лучшее средство от сна. Лежишь полночи и в голове у тебя крутятся, крутятся трактовки. Всё настойчивей понимаешь, что надо ехать на местность, лазать, смотреть всё своими глазами, щупать ложноножками, прикидывать.

Во время составления всех этих грамот, слова имели определенные значения, и описания давались с точностью достаточной, чтобы соответствовать местности и служить доказательствами. Не должно было возникать вопроса - а какой вал? А какой дорогой ходят к монастырю «з места»? «Место» - значит «Подол»? Первый упомянутый вал - тот же, что и второй?

Первый вал - думаю, это горизонтальный вал по вершине, краю холма. И второй вал до сих пор существует, я о нем говорил - спускается вдоль северо-западной стороны рельсов фуникулера.

А внизу у нас что? Церковь Рождества. Что сказано в земельном акте? «До тыну священника Рождественского под гору» - до тына священника Рождественской церкви, которая под горой, на нынешней Почтовой площади (прежде храм сей стоял ближе ко склону, чем ныне). Значит, речь идет именно о вертикальном вале рядом с фуникулером. Вал нисходил до тына священника.

Я бы трактовал всё так, по современным ориентирам - пляц, как если идти от фуникулера по дороге на террасе под верхней площадкой фуникулера, в сторону Андреевской церкви. Пляц скоро упирался в сад Кучинского, что залезал сюда по склону.

В Универсале гетмана Мазепы в подтверждение владений Михайловского монастыря, упомянут также «пляц, под горою лежачии урочища, прозиваемого Чортово Беремища».

Хорошо, а что за Михайловский звоз? Закревский считал, что это другое название Боричева увоза. Михайловского звоза нет на картах, только позже появляется, в связи с устроением фуникулера, «Михайловский подъем». Ясно, что Михайловский звоз был около монастыря и я бы тоже соотнес его с Боричевым увозом, но видимо это про последний сказано: «дорога куцы ходят з места до манастыря Михаловского». Тождественна ли сия дорога с Михайловским звозом? Учитывая коренную переделку местности с той поры, уже не выясним.

Далее, написано:

люди, под горою и на горе живующие, почав от церкви Воздвиженской даже от фортки Острожской в ров Боричов по ввоз Рождественской, куницу давали церкви вышепомянутые.

Ров Боричов - не указание ли на глубокий овраг или его остатки, где прежде проходила дорога от пристани? Или ров - русло Боричева потока, уже в удольи? Рвом, ровчаком в документах того времени порой называли рукотворную канаву для отвода ручья. А Рождественской ввоз - где? Около Рождественской церкви. Возможно, прообраз Владимирского спуска. Ров Боричов доходил по ввоз Рождественской, как обозначено в описании границы.

Воздвиженская церковь здесь не нонешняя под Замковой горой. На плане Ушакова 1695 года видно, что Воздвиженская церковь стояла наверху Старокиевской горы, в окрестностях появившейся позже Андреевской церкви. Где была фортка Острожская - сведений нет. Профессор Петров в угоду своему видению топографии располагал её около Чёрной грязи (сейчас это удолье, ограниченное Замковой горой, Андреевским спуском, улицами Боричев Ток и Флоровской).

Возражу. На том же плане Ушакова, непосредственно выше церкви Воздвижения, показан комплекс Приказной палаты, из нескольких зданий. А в приказной палате кроме прочего есть тюрьма. Значит острог. Далеко ходить поэтому не надо. «От церкви Воздвиженской», и уточнение - «даже от фортки Острожской».

В грамоте описываются места строго сверху вниз: острог, Воздвиженская церковь, Боричев ров, Рождественской ввоз.

Острогом раньше называли и, по Далю, «укрепленное тыном заселение». Деревянную ограду Подола тоже называли острогом. За год 1654 о ней сказано: «было острогу сажень с 300 а по тому острогу было 6 башень да двои ворот проезжие»[1, том X, стр. 387]. Но церковь Воздвиженская была наверху, на Уздыхальнице или ближе к Андреевской, поэтому и фортка Острожская относится к той же местности.


Назад----- Вперед







© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском