ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 5

ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 5

Таким образом, разделилась Всероссийская митрополия на две Соборным уже постановлением. Тщетно Фотий, митрополит Московский, удерживая титло и Киевского, в грамотах своих к киевлянам проклинал и новопосвященного митрополита, и Собор, посвящавший его, и запрещал православным иметь с ними какое-либо общение. Витовт не уважал уже ни Фотиевой, ни Константинопольских патриархов власти и по внушению римского духовенства с тех самых пор втайне предуготовлял уже соединение двух церквей, Восточной с Западною, или паче подчинение русского духовенства папе, о чем сказано будет в следующей статье.

31. Григорий Самблак, родом болгарин, по сказанию летописей, муж весьма ученый, избран был Собором епископов Киевской митрополии по повелению Витовта, великого князя Литовского, в 1414 г. и посвящен 1416 ноября 15 в Новгороде Литовском, а не в Киеве, что также достойно замечания. Ибо и Киев тогда был во владении Витовта. Причиною сему можно полагать или опасения Витовта, дабы не возмутить киевский народ, привыкший видеть митрополитов, посвященных в Константинополе, или нашествие, в 1416 г. весною бывшее, из Великой орды татарского вождя и князя Эдигея. Первую причину подкрепляет то, что по предубеждению народному к зависимости от патриархов преемники Григория Самблака старались уже получать посвящение от Константинопольских патрирахов; а вторую то, что, по сказанию польского историка Длугоша162, после нашествия Эдигея, ограбившего и разорившего все киевские церкви и Печерский монастырь, Киев опустел совершенно. Впрочем, Захарий Копыстенский в своей Палинодии и Киевская летопись говорят, что Григорий получил благословение и от Константинопольского патриарха Каллиста (а вероятнее от Евфи-мия II, бывшего до 1416, или от Иосифа II, бывшего с 1416 г.) на митрополию не Всероссийскую, но только Малой России.

Как бы то ни было, сей митрополит, ревнуя о православии, старался убедить Витовта обратиться к Восточной Церкви. Но хитрый князь отвечал ему, что он со всем народом своим готов обратиться, если митрополит отправится в Рим и переспорит там папу и мудрецов его; в противном же случае всех восточного исповедания христиан, в области его находящихся, сам он обратит к западному исповеданию. Митрополит не устрашился сего предложения и в 1417 г. с некоторыми своими духовными и Витовтовыми боярами отправился в Рим. Какой был успех сего путешествия Григори-ева, неизвестно. Наши летописи говорят только, что он был в Риме и в швабском городе Констанции, где тогда с 1414 до апреля 1418 г. продолжался называемый у западных 17-й Вселенский Собор. Одни только московские иерархические каталоги утверждают, якобы он вступил в единение с папою, и на основании сей-то клеветы после, из ненависти к сделавшемуся чрез него разделению иерархии, включено имя его наравне с Исидором-отступником, Григорием-учеником и преемником Исидоровым и Спиридоном в статью проклятия, провозглашавшегося в Москве в Неделю Православия. Но Киевский Летописец и Палинодия оправдывают его, а еще более к оправданию его служит свидетельство одного современного прусского летописателя Линденблата, который говорит, что Витовт действительно в 1417 г. посылал своих епископов и священников к папе на Констанский Собор, донося, что будто они желают покориться римской церкви, но сии духовные на спрос их объявили, что приехали они только по повелению Витовта, а покориться римской церкви не намерены; чем самым посрамлены-де были привезшие их поляки и осмеяны перед всем Собором163. Притом на Констан-ском Соборе совсем не было рассуждаемо о соединении церквей, а решено только сжечь двух еретиков, Иоанна Гуса и Иеронима Пражского, и низложить трех пан, в одно время присваивавших себе римский Престол, а развратной жизнью соблазнявших Церковь. Такие известия, привезенные Григорием Витовту, не могли и его подкрепить в уважении римской церкви, и не видно уже по истории, чтобы после того гнал и утеснял он православие россиян.

Григорий возвратился в Литву в сентябре 1419 г. и в следующую зиму того же года скончался в Вильне от моровой язвы, опустошавшей тогда и всю Россию. Он первый из Киевских митрополитов основал там свою кафедру при Богородицкой церкви, где и преемники его пребывали, но некоторые жили и в Новгороде Литовском, а потому две имели кафедры, Виленскую и Новгородскую.

По кончине Григория Самблака 55 лет не было особых Киевских православных митрополитов. Фотий Московский старался примириться с Витовтом и в 1423 году, провожая Софию, великую княгиню Московскую, дочь Витовгову, виделся с ним и имел переговоры в Смоленске. В другой раз, 1430 г., с великим князем Василием Васильевичем и со многими князьями русскими был у него в городе Троках, и в Вильне принят очень ласково, а по отпуске всех гостей пробыл у него еще одиннадцать дней и отпущен с честью, но по отъезде на пути, в Новгороде Литовском, услышал, что Ви-товт через три дня потом скончался.

Преемник Витовтов Свидригайло, великий князь Литовский, был также не гонитель восточного исповедания, хотя сам был и католик и, в Новгородке еще нашедши Фотия, обошелся с ним мирно и с почтением отпустил в Москву. Но в следующем году и сам Фотий скончался, а после него Московская митрополия б лет не имела ему преемника. Ибо в Московском великом княжестве наступили тогда смутные обстоятельства, не позволявшие заниматься избранием митрополита.

32. В сие время Свидригайло, желая иметь Всероссийским митрополитом своего любимца, Смоленского епископа Герасима, отправил его в Константинополь, где он в 1433 г. и посвящен патриархом Иосифом II. Но он не захотел жить ни в Киеве, ни в Вильне, а возвратился в Смоленск, дабы ближе быть к Москве и при первом случае ути-

шения московских смятений занять Московскую митрополию, а оттуда управлять и Киевскою. Там ок как Всероссийский митрополит употреблял власть свою и на великороссийские епархии и в 1434 г. посвятил Новгородского архиепископа Евфимия. Между тем, благодетель его Свид-ригайло польским королем Владиславом Ягсллом был лишен Литовского великого княжения, на которое возведен Сигиз-мунд. Из сего произошли усобные войны между сими двумя князьями. Свидригайло удерживал еще под своею властью Киев, Чернигов, Смоленск и Витебск, но противоборствие его было ненадежно. Тогда вероломный Герасим вступил в тайную переписку с противником его Сигизмундом и изменил Свидригайлу, который, узнав о том и нашедши даже у него письма, связал его в Смоленске и сперва 4 месяца окованного держал заключенным в Витебске, а потом сжег его I там же 26 июля 1435 года164 165.

В сие-то время устроен первый в Киеве мирской католический костел и учреждена Киевская постоянная католическая епископия, о чем выше уже сказано. На, как пишет Несецкий в книге своейCorona Polska, во всей Киевской епархии своей католические епископы имели не больше семи церквей приходских; однако в гербе своего капитула изображали св. Софию с лучезарною главою и мантиею своею покрывающую трех каких-то святых. Около половины XV столетия польский король Казимир IV дал еще армянам привилегию поселиться в Киеве и построить Успенскую Богородицкую церковь на Подоле, на Гнилой улице, где ныне Покровская колокольня, а литовский великий князь Александр (Н96 и 1499), король Сигизмунд I (1511, 15ІЗ и 1535 г.) и король Стефан Баторий снабдили сию церковь и маетностями36.

Между тем, в Литве усилившиеся католики начали жестоко гнать и притеснять православных. По свидетельству польского историка Кромера166, они вскоре по смерти Витов-та разрушили и сожгли все литовские русские церкви, а Сигизмунд, литовский вел. князь, сам будучи ревностным католиком, не защищал их и в 1432 г. луцким только гражданам дал охранную грамоту от подобных разорений и принуждения к католической вере.

Но на западе готовились гораздо опаснейшие козни для православной церкви. Римские первосвященники, давно уже

умышлявшие соединить, или, справедливее сказать, покорить ее себе, нашли благоприятный к тому случай в тогдашних бедствиях Константинопольской империи от нападения турков. Император Иоанн Палеолог искал помощи и защиты у Евгения IV, папы Римского, а сей за то предложил ему о соединении церкви восточной с западною. Назначен был для сего Собор в Италии, но надлежало вмешать в сие дело и всероссийскую церковь, знаменитую союзницу и дщерь константинопольской, а на сей конец потребен был от нее такой поверенный, который бы преклонен уже был к соединению. И в то самое время, когда московский великий князь Василий Васильевич избрал в сан Всероссийского митрополита Иону, епископа Рязанского, и отправил его в Константинополь, там уже в 1437 г. патриархом Иосифом из Иллирийских епископов посвящен был на сию митрополию преданный папе

33.    Исидор, родом грек, а по сказанию других болгарин, или далмат. Он прибыл того же года сперва в Киев, а потом и в Москву. Великий князь Василий Васильевич принял его с честью, но сей митрополит через 4 месяца объявил ему о себе, что, по данному обязательству, должен ехать в Италию для совещаний восточной церкви с западною, и хотя великий князь удерживал его, но он немедленно отправился с Суздальским епископом Авраамием и со многими другими духовными и мирскими, всего до 100 человек. Там, как известно, вместе с константинопольским императором и многими восточными духовными Соборно во Флоренции принял он унию, или соединение с западной церковью, и покорился папе, хотя великому князю и с клятвой обещался не отступать от православия восточной церкви; а оттуда со званием легата папского и с грамотой от папы Евгения IV к великому князю московскому 1440 г. возвратился паки через Киев в Москву. В Киеве принят он был с честью, но в Москве великим князем Василием за предательство Соборно низложен и через Литву бежал обратно в Рим, где папа дал ему епископство Сабинское и пожаловал членом Кардинальной коллегии.

34.    На место его избран Собором паки Иона, епископ Рязанский, в 1443 г. с тем, чтобы ему и посвященным быть в Москве своими епископами. Но великий князь рассудил прежде снестись о сем с константинопольским императором Иоанном Палеологом. С грамотою великокняжескою отправлен был боярин Полиевкт Моря, который, однако, не доехав, по повелению великого князя, усомнившегося уже в православии константинопольского императора и патриарха, возвратился. А Иона без посвящения управлял Всероссийской митрополией 5 лет и посвящен русскими епископами в Москве уже 1449 г. декабря 15. Сия отсрочка, вероятно, происходила оттого, что великий князь ожидал восстановления православия в Константинополе, а русские епископы, по древнему обыкновению, не смели без благословения патриарха посвятить Иону. Патриархом же Константинопольским тогда был Митрофан II, за приверженность к папе в 1443 г. проклятый тремя прочими православными патриархами. После того три года не было никакого патриарха. С 1446 г. возведен Григорий Мамма — такой же приверженец к папам, управлявший константинопольской церковью почти до нашествия турок и за год пред ними удалившийся в Рим от гонения на него православных. А с 1453 г., когда Константинополь завоеван был турками, то Московские митрополиты вовсе перестали уже ездить туда для посвящения. В Предисловии Кормчей Книги сказано на листе 10, что тогда все четыре Вселенские восточные патриархии уступили даже право русским митрополитам посвящаться своими епископами и на Вселенских Соборах заседать выше всех митрополитов при Иерусалимском патриархе. Митрополит Иона скончался 1461 г. марта 31.

В Историческом известии о возникшей в Польше унии, сочиненном Н.Н. Бантышем-Каменским и напеч. в Москве, 1805 г., стр. 11, из Аллациевой книги De Ecctesiae Occidentals et Orientals per pet ua consens lone, издан. 1648 г., стр. 1383, приведено свидетельство Никомидийского митрополита Макария, сказавшего на Константинопольском Соборе, бывшем в 1450 вопреки Флорентийскому, что Киевский митрополит Дорофей писал к нему, что он купно со всеми своими подчиненными хранит православную веру, а отвергает Флорентийский Собор. Сие, однако ж, должно почитать ошибкой в имени и разве разуметь Иону. Ибо Дорофея, Киевского митрополита, ни в каких каталогах наших, ни в летописях не находится. Впрочем, Аллаций оспаривает и самое бытие сего Константинопольского Собора и почитает все сие сказание несправедливым.

Но зараза, Исидором во Всероссийскую иерархию принесенная, в Москве решительной твердостью и православной ревностью великого князя Василия Васильевича вдруг пресечена была, а в западной части Российской иерархии содействием польских королей и литовских римского исповедания князей, обладавших сими странами, производила еще смятение и пагубу православных. Прежде к соблазнению их употребляемы бывали большей частью внушения и скрытные принуждения, а с сего времени начались открытые гонения несоглашавшимся. Посему многие не только из народа, но и

ИЗ

шляхты православной начали переселяться для безопасности своей в Великую Россию, другие предавались в унию или прямо в католическое исповедание, а Владислав III, король польский, для ободрения таковых издал в 1443 г. привилегию им на все выгоды и преимущества, равные с исповедающими католическую веру. Православные же литовские епископы не смели уже относиться к Московским митрополитам и управлялись сами собою. Исидор, между тем, пребывая в Риме и не оставляя еще титула Всероссийского митрополита, со своей стороны присылал к русским епископам увещевательные и угрозные грамоты. В 1452 г. папою послан был он в Константинополь для убеждения греков к унии, которую они отвергли, и по взятии города сего турками ушел от них паки в Рим, где потом папа в 1458 г. пожаловал его титулом Константинопольского патриарха, хотя он действительным и не был, и тогда-то вместо себя представил он на митрополию Всероссийскую любимца и ученика своего ГригорияБолгарянина, бывшего в Константинополе архимандритом Дмитриева монастыря и вывезенного оттуда самим Исидором. Папа Каллист утвердил сего избранного, но он 1458 г. посвящен в Риме не папою, как полагает Палинодия и Киевский Каталог, а Константинопольским патриархом Григорием IV Маммою, униатом с 1452 г., под покровительством папы там жившим. Преемник уже Каллистов папа Пий II отправил его к польскому королю Казимиру IV, властвовавшему тогда и в Литве, и к другим князьям с одобрительными грамотами от себя, от Исидора и от патриарха Гри гория. В грамоте Казимиру пана именно исчислил девять епархий, Киевскому, или Литовскому, митрополиту Григорию порученных: Брянскую, Смоленскую, Перемышльскую, Туровскую, Луцкую, Владимирскую на Волыни, Полоцкую, Хелмскую и Галицкую, называл Иону, митрополита Московского, отщепенцем, противником и злочестивим сыном и советовал схватить его, если бы он приехал в Литву58. Казимир со своей стороны просил великого князя Московского Василия Васильевича о принятии Григория на место престарелого Ионы, но Московская Церковь не признала его, и даже не имел он пребывания и в Киеве, ибо и Киевский Каталог не считает его между своими, а оставался в Литве при великом князе, защитнике своем. Иона, митрополит Московский, сам писал к литовским князьям, панам и воеводам и к некоторым епископам о непринимании Григория, называющегося митрополитом59. Действительно, многие литовские князья и епископы с паствами своими устояли в правосла-

69 История Российского гос., т. V, стран. 297 и примеч. ЗП.

59 Там же, примеч. 347.

m

вии, но за то много страдали. Для притеснения православия Казимир IV, король Польский, издал даже запрещение православные церкви не только новые строить, но и старые починять.

Исидор умер в Риме 1463 г. марта 14, а преемник его Григорий в Йовгородке Литовском 1472 года. Но Ходыкевич полагает правление его только до 1468 г. После него в 1483 г. явился было некто родом тверитянин митрополит Спиридон, посвященный в Константинополе по повелению султана, но его в Литве не приняли. Он потом приехал в Москву, но и там отринут и заключен в Ферапонтов белозерский монастырь, где и умер в заключении. Впрочем, с сего времени Всероссийская митрополия совершенно уже разделилась на две, Московскую и Киевскую, и московские преемники Ионы перестали называться Киевскими, а православные заднепровские избрали на митрополию Киевскую Мисаила, и после того 128 лет не было униатских митрополитов.

35. Мисаил, из поколения князей Пеструцких, избран из епископов Смоленских около 1474 г., где и кем посвящен, неизвестно. Ибо хотя Палинодия и, ей последуя, Киевский Каталог приписывают посвящение его патриарху Константинопольскому Симеону Трапезундскому, но тогда в Константинополь, занятый уже турками, русские митрополиты для посвящения не могли всегда ходить, а более через послов испрашивали у них благословение на то. Сам Захарий Ко-пыстенский в Палинодии своей говорит, что в королевских избирательных листах прописывалось, дабы князья, шляхта и духовенство русское и литовское избирали митрополита и избранного или посылали бы с дворянином королевским к патриарху в Константинополь для посвящения, или, когда с благословением на посвящение приезжал от патриарха екзарх, то король указами, по Литве и Руси разосланными, созывал православных на посвящение нового митрополита.

Униаты Ян Дубович и Ипатий Поцей говорят, что, якобы, митрополит Мисаил в 1476 г. писал к папе Сиксту IV, признавая его главою церкви и прося о присланий послов для решения и соглашения некоторых споров между людьми греческого и римского исповедания. Захарий Копыстенский послание сие прямо называет подложным, а если оно и было, то, может статься, для обоюдного умирения раздоров о присвоении гражданских прав, вольностей и владений, отнимаемых папистами. Ибо, как замечает Копыстенский и, последуя ему, Киевский Каталог, если, по сказанию польского историка Стрыковского (книг. XIX, гл. 10), около 1471 г. киевские жители по смерти киевского православного князя Симеона Олельковича, обновившего Печерскую церковь, не

И5

хотели от короля принять определенного в Киев, обращенный тогда уже в поветовый, или уездный, город, воеводу Мартина Гаштолта за то, что он был римского исповедания, то как могли бы стерпеть в митрополите своем униата?


Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995









© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском