ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 12

ГЛАВА V СОДЕРЖАЩАЯ ИСТОРИЮ КИЕВСКОЙ ИЕРАРХИИ 12

51 Сильвестр Косов, родился в воеводстве Витебском от шля четной православной фамилии, обучался в заграничных училищах, пострижен в Печерской Лавре; с 1632 г. был профессором в Киевской академии, а в 1635 г. посвящен во епископа Мстиславского, Могилевского, Оршанского, по кончине же Петра Могилы избран духовенством и запорожскими козаками без привилегии польского короля и по благословению Константинопольского патриарха Пар фения П, прозванием Кускина, русскими епископами посвящен в Киеве 1647 г. Его правление было эпохой освобождения Киева от ига поляков посредством запорожских же Козаков, не пе рестававших мстить им за притеснения в имениях и в вере и паче прежнего усилившихся в сие время под начальством славного своего гетмана Зиновия Богдана Михайловича Хмельницкого, который, пригласив себе на помощь крымских татар, с 1648 г. июня начал кровопролитнейшую войну с поляками, одержал над ними сперва при Желтых Водах, потом под Корсунем знаменитые победы, взял в плен двух коронных гетманов со многими панами, а при Константиновне разбил и все остальное их войско и в Киеве разорил все католические монастыри и церкви. Ему содействовала и вся Русь польская, утесненная за веру. Устрашенный успехами его новоизбранный того же года 17 ноября на место умершего Владислава IV король Ян Казимир прислал к нему в январе 1649 г. своих поверенных в Переяславль договариваться о мире. Хмельницкий между прочими статьями своего договора требовал: чтобы Киевскому митрополиту православному иметь в польском Сенате место заседания с 206 католическими епископами; унию в Королевстве Польском и .Великом княжестве Литовском вовсе уничтожить и не быть даже имени ее, а православным только церквам при своих древних вольностях и маетностях оставаться; воеводе киевскому и другим чиновникам в Киеве быть греческого закона; католическим костелам в Киеве пока оставаться; но иезуитские училища как в Киеве, так и по всем городам и селениям козацким упразднить и вывести в другие места. Ибо-де воевода киевский Бржовский назло киевским русским школам ввел их. Страх оружия его тогда столь сильно действовал в поляках, что их поверенные приняли все сии условия 24 февраля 1649 г* в Переяславле207. Но поелику оные не утверждены королем, то опять возгорелась война, и сам король под Зборовом едва не попался Хмельницкому в плен. После сего также возобновлен и заключен договор на переяславских условиях 17 августа 1649 г. Для получения Сеймового утверждения Хмельницкий отправил в Варшаву митрополита Сильвестра с епископом Львовским Арсением Желиборским, архимандритом Киево-Печерским Иосифом Тризною и с некоторыми другими духовными, а также и своих козацких послов. Собранные польские чины долго оспаривали Зборовский договор, однако ж 12 января 1650 г, приняли, и король утвердил оный, а праздными тогда бывшие, униатами захваченные епархии Луцкую, Хельмскую, Пере-мышльскую, Витебскую и Мстиславскую, архимандрию Жы-диченскую и монастырь Лищинский повелел возвратить Киевской митрополии, также и многие по польским городам церкви и монастыри; митрополиту дано тогда королевское утверждение в его сане и право пользоваться половиной доходов Полоцкой архиепископии; обещано ему право заседания в Сенате и дозволено в отличие по своей епархии пред-ношение креста; также уступлено ему и епископам его право цензуры книг, а киевской училищной коллегии и типографиям прежние привилегии. Сверх того положено все духовенство православное освободить от поборов, постоя, подвод и работ208. Гетман раздал копии сего трактата всем старшинам за скрепою своею и все сии привилегии записал в киевские городовые книги того же года марта 8 через Нечая, полковника брацлавского, и Демьяна Многогрешного, есаула генерального. Но все сие сделано только на бумаге, и ничего не исполнено. Посему с 1651 г. возгорелась паки война, которая, однако ж, была неудачна для Козаков, так что и Киев был занят князем Янушем Радзивиллом, гетманом литовским, и пощажен только по просьбе митрополита Сильвестра, а Хмельницкий принужден был сам просить у поляков нового мирного договора, который 28 сентября того же 1651 г. в Белой Церкви и заключен, но оным уничтожены все выгодные для церкви православной статьи Зборовского договора, и 6-й статьей обещана только вообще прежняя свобода епископам, монастырям, училищам и церквам с возвращением имений, если которые во время последней войны у них отняты209. В прочем стеснены права и вольности козац-кие. Кроме Киева, Чернигова и Брацлавля, по всей Малороссии расставлены на квартиры войска польские, которые повсюду производили притеснения, обиды и несносные налоги. Народ явно роптал на Хмельницкого, якобы он предал полякам всю Малороссию, и козаки великими толпами начали от Днепра переселяться на степи русской белгородской Украины, чему не противился и Хмельницкий, а царь Алексей Михайлович охотно позволял, предоставляя им и на сих новых местах все права и вольности козацкие и даже по-прежнему зависимость от гетманского правления. От сих-то переходов козацкого народа с 1652 г. населились там пять так названных слободских полков: Ахтырский, Харьковский, Сумский, Изюмский и Острогожский, а с 1659 года и слободы далее по Дону. Все они долго причислялись к Киевской епархии до учреждения Белоградской. Хмельницкий, однако ж, с болезнованием видя угнетения своего народа и слыша от него самого жалобы, вскоре за Белоцерковским договором возобновил неприятельские действия и выгнал всех польских помещиков из Украины, а между тем для подкрепления себя завел переговоры с российским царем Алексеем Михайловичем о подданстве ему всего козацкого и малороссийского народа и поспешил в 1653 г. сие исполнить, видя, что поляки, соединясь с крымским ханом и султаном, хотели уже занять всю Украину. Договор и присяга гетмана Хмельницкого с козаками о подданстве царю совершены были в Переяславле 8 января 1654 г,; потом присягнули и все мало-российские города и местечки, числом до 166. Условия подданства сего состояли из 23 статей; из них в 13 и 18 постановлено было, чтобы митрополиту и всему малороссийскому духовенству быть под ведением Московского патриарха, коему не вступаться, однако ж, в духовные права и владения их и оставить ни в чем не нарушимыми. По представлению гетмана государь подтвердил даже своей особой грамотой митрополиту все его маетности и права210. Присяга царю в Киеве от граждан при самом Хмельницком*, прибывшем туда с двумя полками, Переяславским и Киевским, и с 1000 русской конницы, чинена была в Киево-Печерском монастыре 14 января, потому что митрополит Сильвестр Косов, боясь мщения поляков, а вероятно — по нежеланию подчиниться Московскому патриарху, усомнился присягать и, собравшись в кафедральном Софийском соборе с духовенством, упорствовал Хмельницкому211. Вслед за сим царь Алексей Михайлович объявил войну польскому королю Казимиру, взял Смоленск, Дорогобуж, Невель, Могилев, Полоцк, Шклов, Гомель, Новгород-Северский, Чернигов и многие Другие города и углубился в самую Литву до Виль-ны, которую также занял, а Хмельницкий из Украины от Каменца Подольского разорял все до Львова и до Люблина и по окончании своих походов скончался 15 августа 1657 г. в Чигирине, а погребен в Суботове в каменной тамошней церкви, им самим созданной. Поляки называли его козацким Тамерланом.

В том же 1657 г. еще прежде Хмельницкого скончался апреля 13 митрополит Сильвестр Косов. Он также, как предместник его, именовался митрополитом Киевским, Галицким и всея России, экзархом Константинопольского Престола, а по силе привилегии, данной ему в 1650 г. от короля Яна Казимира на половину доходов Полоцкой архиепископии, сперва титуловался и архиепископом Полоцким. В вышеупомянутой же грамоте Хмельницкого он наименован митрополитом только всея Малыя России.

В белорусском Вознесенском девичьем монастыре по надписи в церкви видно, что в правление митрополита Сильвестра был там какой-то из Греции выходец митрополит Макарий Лигарид, называвшийся викарием и экзархом Трона Святейшего, освятивший там 1648 г. мая 11 монастырскую Вознесенскую церковь, но, может быть,— проезжий.

52. Дионисии Болобан, бывший прежде епископ Хельм-ский и Белзский, в 1650 г. нареченный и администратором митрополита Сильвестра Косова на Волыни, а потом епископ Луцкий и Острожский, по Киевскому Каталогу полагается избранным на митрополию и с благословения Константинопольского патриарха Парфения 11 посвященным 1657 г. Но Парфений II скончался еще 1650 г., а до 1657 был Пар-фений III Хийский восемь только месяцев, после его в 1657 г. Гавриил Гани 10 дней, а по нем Парфений Кумкум 3 года, и, вероятно, он-то и благословил Дионисия. По делам также Московского иностранных дел архива значится, что Дионисий избран в Переяславле 1657 года и, когда по избрании бывший при том царя Алексея Михайловича боярин окольничий Богдан Матвеевич Хитров предложил ему отнестись о посвящении себя к царю и Московскому патриарху Никону, на основании договоров Хмельницкого о подданстве Малороссии, то он отвечал, что от начала крещения Киевские митрополиты благословение принимали от Константинопольских патриархов, и за тем без позволения Константинопольского же патриарха посвятиться и он от Никона не смеет, дабы Константинопольский на него и на всех духовных Малой России нс разгневался и не повелел предать проклятью; а потому намерен, поговори с гетманом и с духовенством, в первую неделю Великого Поста послать к государю с просьбой об утверждении его и об испрошеиии от себя у Константинопольского патриарха позволения посвятиться от патриарха Московского Никона. Но было ли о сем сношение с патриархом Константинопольским, неизвестно. А в 1661 году царь повелел посвященному тогда в Москве из киевлян Мстиславскому и Оршанскому епископу Мефодию Филимоновичу быть блюстителем Киевской митрополии. По сей-то причине, может быть, униатские каталоги говорят, что, якобы, б лет после Сильвестра не было православного митрополита Киевского, так, как и униатского 9 лет, от военных и других внутренних замешательств, и что Дионисий посвящен, якобы, уже в 1663 или 1664 г.105 Однако ж сие сказание опровергается вышеупомянутым избранием его и еще данной от царя Алексея Михайловича гетману Брюховецкому и всему Запорожскому Войску грамотой 1665 г., в коей сказано, что Дионисий Болобан 1657 г. присутствовал в Переяславле при присяге гетмана Виговского, и в сей грамоте назван он митрополитом106. Впрочем, митрополит Гедеон Четвертенский в одной грамоте своей к князю Василию Васильевичу Голицыну 9 августа 1668 г, свидетельствует, что Дионисий едва по однолетнем строении своем остави Престол Митрополитанский, а скончался в Корсуне 1663 г.

Гетман Виговский, при избрании коего был Дионисий, в его время произвел было важную эпоху в Малороссии, которую думал он превратить в совершенную республику, союзную Польше, и само польское правительство на сие было согласно. Предложено было в Киеве учредить главное независимое ни от кого правление под именем Великого княжества Русского из трех воеводств Киевского, Черниговского и Брацлавского и на Сейм в Варшаву или Люблин из сих воеводств никому уже не относиться и не ездить. Сему главному киевскому правлению иметь свою главную канцелярию и метрику; гетману быть главным киевским воеводой; Малороссии в генералы и сенаторы избирать не только из католиков, но и из русских; даней Польше не платить и ни под чьею зависимостью чужестранною не быть; польским войскам в Украине не стоять, кроме крайней нужды, но и тогда быть им под распоряжением гетмана; а козакам вольно становиться и по волостям королевским, сенаторским и духовным; гетману клеймить свою монету; во всякой нужде Короне Польской призывать Козаков на совет; открыть свободное козакам плавание до Черного моря и проч. В надежде сего-то лестного для Малороссии переворота, коим обольщала ее Польша, Виговский в 1658 г. отступил от подданства России и на вышеупомянутых предположениях сделал с Польшей договор в 30 статьях, из коих первые 8 касались до церкви и веры, а именно: 1) чтобы греческая вера, с коей древний русский народ к Польше присоединился, пребывала при своих преимуществах и свободном молитв употреблении во всех городах, местечках и деревнях Польши и Литвы; также 212 на Сеймах, в войске, в трибуналах и не токмо в церквах, но н в открытых ходах и процессиях, в посещении больных со св. Дарами, в погребении мертвых и во всем была бы равная с католиками свобода; 2) чтобы православные церкви и монастыри свободно было и вновь созидать, и старые обновлять, а отнятые в течение полугода с волостьми их возвратить; \ниатам же, как именно сказано в сем договоре, умножающим только раздор между Римскою и Греческою ІІерковию, ни духовным, ни мирским, ни сенаторам, ни шляхтичам не дозволять строить церквей и монастырей ни на королевских, ни на собственных землях и все имения у них отобрать, а отдать неуниатам и >нию в Польше и Украине воке истребить, а кроме веры православной неуниатской и риио-катоаичесхон нигде не терпеть др>гой; католическому иаювеяаюпо вольно быть в воеводствах Киевском, Брацлавском и Черниговском, но помещикам и чиновникам католическим никакой судебной власти не иметь над белым и черным духовенством греко-российским; 3) Киевскому митрополиту с пятью православными епископами: Луцким, Львовским, Перемышльским, Хельмским и Мстиславским по степеням своим, когда случится, заседать в польском Сенате с таким же преимуществом и свободою голосов, как заседают римские епископы, только митрополиту Русскому сидеть за архиепископом католическим Львовским, а епископам русским за епископами католическими по их епархиям и степеням; 4) в Киевском воеводстве достоинства сенаторские давать одному только дворянству греческого исповедания, а в Брацлавском и Черниговском — попеременно русскому и католическому, после смерти предыдущего; 5) в Польше и Литве жителям греческой и римской веры наравне пользоваться вольностями и правом к получению должностей, и вера греческая да не будет в том препятствием; 6) Академии в Киеве быть с преимуществами, равными Краковской, с тем, однако ж, чтобы здесь не было ни профессоров, ни учеников исповедания арианского, калвинского и лютеранского; прочие же все школы католические, какие дотоле были в Киеве, вывести в другие места, где нет русских жителей;

7) дозволить и другую Академию завести на том же основании, где способнее усмотрится, и в том месте другим иноверным школам также не быть; 8) гимназии, училища, школы и типографии, сколько потребно будет, православным везде свободно заводить, науки преподавать и книги печатать, даже и спорные в вере и проч. Сия привилегия составлена поверенными обеих сторон в обозе при Гадяче 6 сентября (по русскому календарю) 1658 г. и следующего июня 10 утверждена на Варшавском Сейме присягою короля, Гнезненского архиепископа примаса, Виленского епископа, гетманов, печатников, маршалов польской шляхты и запорожских чиновников, а потом внесена в Конституцию*07. Король в присяге сей обещался за себя и преемников своих все то свято и ненарушимо сохранять, а если нарушена будет присяга, то давал позволение русскому народу отступить от союза с ним. Также и прочие вышеупомянутые чиновники присягнули сохранять и оберегать сей договор, а запорожцы присягнули не поддаваться чужой державе и особенно царю московскому. Тогда же православному греко-российскому духовенству подтверждена свобода от податей, работ, подвод и прочих земских повинностей. Но поелику гетман Виговский в том же 1658 г. низложен царем Алексеем Михайловичем и бежал в Польшу, то и договор сей не исполнился, а на Сейме 1661 г. августа 29 новой Конституцией вовсе уничтожен, и вместо того все вольности и права даны униатам. Впрочем, вероятно, что и при устоянии Виговского в гетманском звании, а Малороссии в союзе с Польшей она не допустила бы сего договора до исполнения и, может быть, для нарушения оного сама возмутила сперва Козаков. Ибо и Островский пишет, что подписавшие трактат сей вскоре раскаялись и ожидали только случая уничтожить оный.

53. Иосиф Нелюбович-Тукальский, пострижен и служил в монастырях Литовского княжества. А с 1654 г. был там архимандритом Лищинского и старшим виленского Свято-Духова монастыря; оттуда в 166І г. августа 3 избран во епископа Могилевского с предоставлением ему и Лищинского монастыря; но, будучи гоним униатами, приехал в Чигирин и там избран и возведен на Киевскую митрополию, по Малороссийской летописи 1664, по Киевскому же Каталогу 1663 года.

Правление сего митрополита было несчастное для церкви и для него самого по причине замешательств, происшедших в гетманстве Козаков, которые, разделясь на две части, по обеим сторонам Днепра, имели уже два гетманства, оба увлекаемые попеременно в подданство то полякам, то российскому царю Алексею Михайловичу. Ибо по низложении гетмана Виговского поляки с 1660 г. заняли Украину, которая сделалась позорищем* кровопролитнейшей войны между ними и царем. Все южные правой стороны Днепра провинции Украины и самый Киев пришли под их власть. Три только малороссийские полка Переяславский, Нежинский и Черни- 213 говений устояли против них. Преемники Виговского гетман Юрий Хмельницкий, Павел Тетеря, Опара и Петр Дорошенко были также изменниками России, а Сеймы польские молчали уже о защите православных, оставшихся в их завоеваниях.

Во время избрания Иосифа Тукальского на митрополию вместе искал сего достоинства и Перемышльский епископ Антоний Винницкий. Первого избрало духовенство и шляхетство, но второго хотел возвести гетман правой днепровской стороны Тетеря. Посему оба они почитались наречен-ными, но Тетеря, не успев превозмочь противников своих, оклеветал Иосифа польскому королю, по повелению коего схвачен он был коронным полевым гетманом Стефаном Чар-нецким, воеводою киевским, 28 июня того же 1664 г. и увезен с бывшим гетманом Юрием Хмельницким, шурином Те-териным, тогда уже постригшимся в монахи, в Мариенбург, крепость польской Пруссии, где два года томился в заключении. Виною ему по доносу Тетери поставлено то, что, якобы, он, Иосиф, с Юрием Хмельницким возмущал Козаков, которые, действительно быв раздражены обидами, наносимыми избранному ими митрополиту, осадили Тетерю в Чигирине так, что едва Чарнецкий мог спасти его. Но он и после того не мог удержаться на гетманстве и ушел сперва в Брац-лавль, а потом в Польшу, а гетманство его занял сперва Опара и потом Дорошенко. В 1667 г. освобожден из заточения нареченный митрополит Иосиф и, не смея уже явиться в Киев, беспрестанно переходивший то под Российскую, то под Польскую державу, а остановясь на время в Вильне, прежней столице Киевских митрополитов, и видя, что и в ней его пребывание от врагов небезопасно (ибо Тетеря старался и там паки его схватить), уехал в Чигирин к новому гетману заднепровской малороссийской Украины Петру Дорошенко, преемнику Тетери и Опарину. Причиной сему было еще и то, что ни киевское духовенство, ни левой стороны Днепра малороссийские козаки не хотели его признавать митрополитом, яко не участвовавшие в выборе его; а по увезений его блюститель Киевской митрополии Мстиславский епископ Мефодий с Киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем и всеми киевскими игуменами от 4 марта 1666 г. писали из Софийского монастыря к царю Алексею Михайловичу и просили его о пожаловании им грамоты на вольное избрание себе другого митрополита соборне при гетмане Брюховецком и смоленском наместнике боярине Петре Басил. Шереметеве с товарищи, начальствовавшем тогда в Киеве. Но государь в ответ на сие повелел только вызвать в Москву епископа Мефодия с архимандритом и игуменами на Собор и обещался писать к патриарху Константинопольскому, в Москве же снестись и с другими восточными патриархами, ехавшими тогда в Россию для суждения патриарха Никона, а гетман Брюховецкий, противник Дорошенку, при договоре того же года с царем о новом ему подданстве всей Малороссии, в 4 статье требовал в Киев митрополитов присылать уже из Москвы русских, дабы, как именно писал он, Духовный Чин на Митрополитов под рукою (Польскою) Королевскою будучих оглядываючись, в шатости Войску вреди-тельной не был, и на основании договоров переяславских

(1654) и батуринских


Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995









© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском