ПЕЧЕРСК


тор браузер на русском
О ПЕРЕМЕНАХ, БЫВШИХ В КИЕВО-СОФИЙСКОМ СОБОРЕ И ЕГО МОНАСТЫРЕ

О ПЕРЕМЕНАХ, БЫВШИХ В КИЕВО-СОФИЙСКОМ СОБОРЕ И ЕГО МОНАСТЫРЕ

ГЛАВА IV

О ПЕРЕМЕНАХ, БЫВШИХ В КИЕВО-СОФИЙСКОМ СОБОРЕ И ЕГО МОНАСТЫРЕ

Киево-Софийский собор и весь монастырь его в течение многих веков подвергался гораздо большим переменам и разорениям, нежели константинопольский, а при сих переворотах удивительно даже, что стены его до купола уцелели, из древних же его сокровищ ничего не дошло до нас и не осталось даже описей. Многократно ограбляли его не только внешние неприятели, но и русские князья. Мстислав, сын великого князя Владимирского Андрея Юрьевича, по приказанию отца в 1169 г., взяв Киев,* ограбил граждан, монастыри, церкви и Софийский собор и вывез драгоценные иконы, ризы, книги и самые колокола. То же сделал князь Рюрик Ростиславич, с князь-ями черниговскими Ольговичами взявший Киев в 1204 г. Они сняли в монастырях и церквах, Десятинной и Софийской, с икон оклады, а иные совсем забрали с сосудами, крестами и книгами и даже одеяния прежних князей киевских, на память ими в церквах повешенные. В 1180 г., между мит-рополитства, выгорел весь Софийский Митрополичий дом, и пожар от него истребил на софийской стороне много церквей и домов. Наконец, совершенное разорение Софийского собора последовало в 1240 г. от нашествия моиголо-татар. Варвары искали сокровищ не только в кладовых, но и в стенах церквей и в самых гробах князей. Десятинная церковь, кроме одного южного притвора, совершенно ими разрушена. Софийский собор, хотя сохранил свои стены, но, надолго опустев, начал сам собою клониться к падению, лишился кровли и, от непогод, всей верхней части своего здания, а в своде алтаря получил длинную трещину. Митрополиты Киевские не находили уже при нем себе пристанища* и основали кафедру свою во Владимире на Клязьме, где тогда пребывали великие князья Великой России. А Киев достался во владение галицким князьям, которые больше ценили великокняжеский титул оного, нежели памятники сей столицы. После, хотя были здесь и свои особые князья, но почти без всякой уже власти и силы. Ибо и ими располагали татарские баскаки, или воеводы, а подданных их отягощали данями и не давали им помышлять о восстановлении и украшении храмов святых. С 1320 г., по завоевании Киева Гедимимом, великим князем литовским,* хотя край сей получил некоторую защиту от татар, но духовенство оставалось в крайней бедности. Московские митрополиты, именовавшиеся Киевскими, присылали сюда только наместников своих, которые занимались более личным распоряжением духовенства и сбором церковных и вотчинных митрополичьих доходов, нежели поправлением церквей. Первым восстановителем Киево-Софийского собора должно почитать Киприака, который сперва был особым от Московского митрополитом Киевским и, живши несколько десятков лет в Киеве, старался устроить сию иерархию, а потом, переселясь и в Москву, не оставлял обращать особенное внимание на сию свою паству. При нем и Киево-Софийский собор получил свое устройство и снаб-ден паки сокровищами. Но преемника его, Фотия, митрополита Киевского, винили в истощении Софийских доходов, в увозе в Москву соборных сокровищ и проч. За сие Витовт, великий князь литовский, избрал особого митрополита Киевского, не в Киеве, однако ж, жившего, после коего паки долго Киев не имел своего митрополита. С 1440 г. Флорентийская уния расстроила сию иерархию. Но с 1474 г. начали быть опять особые Киевские митрополиты, которые, однако ж, не жили также в Киеве, а имели кафедру свою в Вильне при великих князьях литовских или в Новогродке Литовском. Посему и Киево-Софийский собор не мог прийти в цветущее состояние, хотя и имел еще свои сокровища. Ибо Менгли-Гирей, хан крымский, в 1482 г. взявши Киев, нашел и в Софийском соборе себе добычи и из оных золотой потир и дискос отослал в дар московскому великому князю Ивану Васильевичу. С 1596 г. возобновилась паки уния и Киево-Софийский монастырь занят униатскими монахами, которые, может быть предвидя непрочное свое здесь существование, спешили только воспользоваться Софийскими вотчинами и сокровищами и в 37 лет владения своего допустили самое здание до совершенного упадка. Уже Петр Могила, митрополит Киевский, в 1633 г. успел отобрать у них и собор, и монастырь Софийский. Современник и преемник его Сильвестр Косов, бывший тогда епископ Мстиславский, в польском своем Патерике Печерском свидетельствует, что собор едва не до основания был разрушен, ободран и опустошен, и что Петр Могила употребил много иждивения, дабы очистить его от развалин и возобновить105. С того-то времени для предохранения древних стен от дальнейшего разрушения накладены с боков над нижними пристенками боковыми вровень с Ярославовою церковью по две галереи верхние, а западный присенок остался крыльцом. Также надстроены многие купола и фронтоны, распространены некоторые окна, а к боковым присенкам накладенных галерей доверху подведены и быки. Но сими пристройками закрыт весь фасад Ярославовой первоначальной церкви.

Вся летопись главнейших эпох сего собора кратко заключена в следующей надписи, под куполом церкви на всех четырех сторонах дугами изображенной, а именно на северной стороне: Изволением Божием нача здатися сей Премудрости Божия храм в лето 1037 благочестивым князем и самодержцем всея России Ярославом-Георгием Владимировичем, Со-вершися же в лето W38. На восточной стороне:И освящен Феопемптом митрополитом Киевским той жде святой храм, и даже до лета 1596 правоверными митрополитами от Востока содержим бысть. В лето же то отступником Михаилом Рогозою в запустение и разорение прейде, и даже до лета 1631 в том пребысть. На южной стороне: В тоже лето благодатиею Божиею, егда царствовати нача Владислав Четвертый, великий король Польский, благочестивой'Церкви восточной сыном возврати и отдаде и. В лето же 1634 тщанием; на западной стороне: И иждивением преосвященного архиепископа, митрополита Киевского, Галицкого и всея России, Экзарха трона Константинопольского, архимандрита Печерского, Петра Могилы, обновлятися начат во славу Бога в Тройце славимого. Аминь.

Митрополиту Петру Могиле предлежал еще важнейший труд возобновить древний порядок церковных чиноположении и обрядов Киево-Софийского собора и всей православной иерархии своей. Ибо униаты и оный повсюду исказили и даже из памяти истребили, какой был первоначальный здесь Устав церковный. А ныне содержимый Студийский, Лавры св. Саввы Освященного, принятый Киево-Печерским монастырем в последней половине XI столетия при игумене преподобном Феодосии и по нем другими российскими монастырями, введен уже поздно. Для сего-то митрополит Петр Могила издал прежде всего церковный Служебник (1629 г,), потом Киевским Собором 1640 г. исправил некоторые церковные обряды и сочинил катехетическую книгу (1645 г.), а наконец и полный церковный Требник (1646 г.). В первоначальные же времена, вероятно, употреблялся в Киево-Софийском соборе Устав константинопольской Софийской Великой церкви, описанный куропалатом Георгием Кодином106, но оного и следов ныне не осталось. Даже много было в малороссийских церквах обрядов отличных и от Студийского Саввина Устава, а Варлаам Ванатович, архиепископ, в первый (1722) год своего вступления на епархию Киевскую представлял и Св. Синоду о повелении ввести в малороссийские церкви Устав, во всем сообразный с великороссийскими, и хотя еще указом государя Петра I 1720 октября 5 повелено было в киевской и черниговской типографиях печатать церковные книги сообразно с великороссийскими, но долго и после того печатались они по-прежнему, и уже указами Св. Синода 1766 ноября 7 и 1772 мая 25 сие прекращено. Замечательно при сем, что в Киеве не осталось в обыкновении таких соборных процессий или крестных ходов, какие бывали в Константинополе и какие доныне существуют в великороссийских церквах на храмовые праздники и многие достопамятные случаи отечества, кроме двух церковных ходов 6 января на реку Днепр и на колодезь Подольский августа 1, в кои, по давнему обыкновению, и киевское мещанство выходит военным нарядом. Третий крестный ход, на Крещатицкий колодезь в день Преполовения, уставлен уже преосвященным митрополитом Серапионом с 1804 г. Нет сомнения, что в древние времена было и здесь много других, а в униатской церкви оные не слишком уже умножены.

Двор Софийского собора и монастыря найден Петром Могилою не в лучшем состоянии. Ибо и сам он не имел в нем пристанища, а жил в Кие во-Печерской Лавре. Но по оставшимся повсюду на дворе многим древним основам каменным и погребам заметно, что на оном было весьма много обширного здания. И неудивительно, ибо братство монашествующих Софийского монастыря простиралось и в последние времена до 75 и до 100 человек. Впрочем, над деревянным, по старинному обыкновению, строением Киева свирепствовавшие пожары часто переменяли вид и Софийского монастыря. Но Софийский собор по крайней мере внутри никогда не горел. Ибо при сем не могла бы уцелеть мозаика.

Новое устройство Софийского монастыря началось в конце XVII столетия при учреждении Киевской митрополии в подчинении Московскому патриаршему престолу. Ибо после митрополитов Петра Могилы и Сильвестра Косова митрополиты Киевские, не жившие уже в Киеве, допустили опять здания до ветхости. Первый митрополит, присоединившийся к Московской иерархии, Гедеон, князь Четвертенский, со вступления своего на Киевскую митрополию занялся обновлением Софийского собора и у российских государей в 1686 г. испросил пособие и многие церковные утвари. Он обновил и все монастырское здание деревянным строением, но все оно в 1697 г. и с архивом монастырским сгорело, а вновь выстроено, также деревянное, преемниками его Варлаамом Ясинским и Иосафатом Кроковским. Преемник их, Варлаам Ванатович, архиепископ Киевский, начал каменное. Создал в два этажа для братии каменную трапезу с запасною палатою наверху, а в трапезе церковь во имя святого Лазаря, друга Христова, и при них кухню с приспешнею, а напротив оных хлебшо в один этаж (что ныне под дикастериею). Основал против западных дверей собора каменный Архиерейский дом, конченный уже преемником его — архиепископом и после бывшим митрополитом Рафаилом Заборовским, который в нем устроил и церковь во имя Воскресения Христова. Варлаам устроил также подземные выходы, простирающиеся от монашеской трапезы в две противоположные стороны по двору, основал загородный Шулявский дом и обсадил рощею. Рафаил Заборовский около 1746 г. обнес весь Софийский двор каменною стеною на место деревянной и в ней устроил колокольню, по украшению своему называвшуюся триумфальною, и на оную слил большой колокол, в западной части ограды устроил огромные, в два яруса, въезжие ворота с жилыми по обеим сторонам покоями и украсил оные разными штукатурными изображениями. Но за обветшанием сей приворотный корпус в 1822 и 1823 г. уже сломан, кроме наличной к улице стены оного. Митрополит Тимофей Щербацкий завел при доме сады и оградил их решетками, возобновил повредившуюся колокольню, пристроил с правой стороны архиерейских покоев каменный корпус в один ярус (над коим после митрополит Арсений Могилян-ский надстроил деревянные для себя келии в смежность каменного Архиерейского дома для умножения покоев), а к восточной стороне ограды по обеим сторонам от колокольни два корпуса деревянных монашеских келий и один для Консистории, давно уже уничтоженных. В загородних домах архиерейских, Шулявском и Кудрявском, около 1763 г. развел регулярные сады, с того же 1763 до 1767 г. выстроил в северной стороне от собора огромный, на 42 саженях, трех-ярусный, на погребах, каменный под железною кровлею корпус монашеских келий, ныне переделываемый на Митрополичий дом. Он также покрыл купола Софийского собора белым железом, маковицы вызолотил, кафедральную ризницу обогатил разными утварями, местные иконы многие украсил серебряными позолоченными окладами, большею частию на собственное иждивение. Митрополит Гавриил Кременец-кий в северо-западном углу дома построил два корпуса келий, один деревянный, а другой каменный одноэтажный для начальствующих Архиерейского дома (в числе коих первым был Киево-Софийского монастыря наместник) и над братскою пекарнею надстроил второй каменный ярус, для Дика-стерии, называвшейся до 1786 г. Консисториею. В 1822 г, монастырская бывшая трапеза с церковью Воскресения Лазарева при митрополите Евгении переделана на зимний собор во имя Рождества Христова и освящена того же года ноября 12.

Киево-Софийский кафедральный монастырь содержался издревле особенными своими угодьями и вотчинами и в них имел крестьян до 1000 дворов. Сверх того получал из казны хлебную и денежную ругу, а со всех киевских рыбных ловель десятину. Но по состоявшимся в 1786 г. апреля 10 высочайше утвержденным для малороссийских епархий духовным штатам вотчины отобраны, монастырь упразднен и обращен в Архиерейский дом со штатом против московского Архиерейского дома, а к собору определен штат белого духовенства по числу служащих при московском Архангельском соборе. С того времени первым протоиереем при оном был переведенный из Успенского киево-подольского собора Иоанн Леванда, скончавшийся 1814 г. июня 25 и в левом крыле Софийского собора погребенный. Вторым из армейских обер-священников, бывший потом при Софийском соборе ключарем, Димитрий Сигиревич, скончавшийся 1824 г. января И и при Георгиевской церкви погребенный. Третьим Стефан Семяновский, из ключарей Софийских, доныне.*

По состоявшемуся штату сего собора определено на содержание оного и на служащих ежегодно до 2058 руб., а по указу 1787 г. марта 15 прибавлено еще на содержание ризницы по 300 рублей.

Но со времени состоявшегося штата Софийскому собору и Архиерейскому дому никаких уже в оных перемен, ни построек не происходило. Кудрявский загородннй дом от помещавшейся в нем военной больницы в 1804 г. сгорел, и весь сад опустошен. Починен только купол колокольни, от молнии в 1807 г. сгоревший, на отпущенную от Св. Синода в 1812 г. сумму 21 425 рублей.


Избранные труды по истории Киева, Митрополит Болховитинов Е., 1995









© Copyright 2013-2015

пишите нам: webfrontt@gmail.com

UA | RU
тор браузер на русском